Дезертирство. Понятие самовольного оставления части или места службы военнослужащих, проходящих военную службу. Понятие и состав статьи 338 Уголовного Кодекса «Дезертирство»

Понятие воинской обязанности и социально-экономические мотивы уклонения от воинской службы Понятие и состав уклонение от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции болезни или иными способами. Понятие самовольного оставления части или места службы военнослужащих проходящих военную службу...

2015-01-08

59.8 KB

9 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


Содержание

Введение…………………………………………………………………………...3

  1.  Понятие воинской обязанности и социально-экономические мотивы уклонения от воинской службы………………………………………………4
  2.  Понятие и состав уклонение от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции болезни или иными способами………………..21
  3.  Понятие самовольного оставления части или места службы военнослужащих, проходящих военную службу………………………......37
  4.  Понятие и состав статьи 338 Уголовного Кодекса «Дезертирство»…..49

Заключение……………………………………………………………………….62

Список литературы………………………………………………………………66


Введение

Актуальность темы, уклонения от исполнения обязанностей военной службы состоит в том, что в соответствии со статьей 59 Конституции Российской Федерации «защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации. Гражданин Российской Федерации несет военную службу в соответствии с Федеральным Законом». Эта та норма Конституции Российской Федерации предусматривает за гражданином право на замену ее альтернативной гражданской службой, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, а также в иных, установленных федеральным законом случаях.

Согласно Федеральному Закону «О воинской обязанности и военной службе» призыву на военную службу подлежат граждане мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет, состоящие или обязанные состоять на военном учете и не пребывающие в запасе.

Гражданин, призванный или поступивший на военную службу и Вооруженные силы, другие войска и воинские формирования должен нести военную службу в течение установленного срока в той или иной воинской части, куда он был направлен соответствующим командованием, и в любое время быть готовым к выполнению своего воинского долга. Некоторые военнослужащие, нарушая свою конституционную обязанность, допускают уклонения от несения обязанностей военной службы путем самовольного оставления воинской части или места службы, дезертирства или членовредительства, симуляции болезни, подлога документов либо путем иного обмана.

Уклонения от прохождения военной службы представляют серьезную общественную опасность, поскольку ослабляют боеготовность подразделения, части, корабля. Общественная опасность уклонений от военной службы также заключается в их отрицательном влиянии на других военнослужащих и особенно на морально неустойчивых, недисциплинированных военнослужащих. Они нередко создают почву для совершения других преступлений (хищение, преступление против личности, нарушение уставных правил несения специальных служб и тому подобное) или сопровождаются таковыми.

Совершая уклонение от военной службы, военнослужащие либо нарушают отдельные требования порядка прохождения военной службы (например, находиться в расположении воинской части, в установленный срок возвращаться в часть из командировки, отпуска или нести службу в том месте и составе той воинской части, где определено соответствующим командованием), либо в целом посягают на порядок прохождения военной службы (например, в случае дезертирства). Различные виды уклонений от военной службы занимают значительное место в структуре преступлений, совершаемых в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации, являются наиболее распространенными воинскими преступлениями. Поэтому борьба с этими преступлениями была и остается одной из актуальных задач командования, армейской и флотской общественности, а также органов военной юстиции.

  1.  Понятие воинской обязанности и иоциально-экономические мотивы уклонения от воинской службы

Воинская обязанность граждан Российской Федерации предусматривает:

  •  воинский учет;
  •  обязательную подготовку к военной службе:
  •  призыв на военную службу;
  •  прохождение военной службы по призыву;
  •  пребывание в запасе;
  •  призыв на военные сборы и прохождение военных сборов в период пребывания в запасе.

В период мобилизации, в период военного положения и в военное время воинская обязанность граждан определяется федеральными конституционными законами, федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и также предусматривает:

  •  призыв на военную службу по мобилизации, в период военного положения и в военное время;
  •  прохождение военной службы в период мобилизации, в период военного положения и в военное время;
  •  военное обучение в период военного положения и в военное время.

Граждане освобождаются от исполнения воинской обязанности только по основаниям, предусмотренным настоящим Федеральным законом. Граждане вправе исполнять конституционный долг по защите Отечества путем добровольного поступления на военную службу в порядке, установленном настоящим Федеральным законом. Граждане имеют право на замену военной службы альтернативной гражданской службой в соответствии с Конституцией Российской Федерации и федеральным законом.

Исполнение гражданами воинской обязанности обеспечивают в пределах своей компетенции органы государственной власти, иные государственные органы и учреждения, органы местного самоуправления, организации независимо от организационно-правовых форм и форм собственности (далее - организации) и их должностные лица.

Компенсация расходов, понесенных организациями и гражданами в связи с исполнением настоящего Федерального закона, осуществляется за счет средств федерального бюджета в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

Военная служба - особый вид федеральной государственной службы, исполняемой гражданами в Вооруженных Силах Российской Федерации, а также в пограничных войсках Федеральной пограничной службы Российской Федерации, во внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации, в Железнодорожных войсках Российской Федерации, войсках Федерального агентства правительственной связи и информации при Президенте Российской Федерации, войсках гражданской обороны (далее - другие войска), инженерно - технических и дорожно-строительных воинских формированиях при федеральных органах исполнительной власти (далее - воинские формирования), Службе внешней разведки Российской Федерации, органах Федеральной службы безопасности Российской Федерации, органах Федеральной пограничной службы Российской Федерации, федеральных органах правительственной связи и информации, федеральных органах государственной охраны, федеральном органе обеспечения мобилизационной подготовки органов государственной власти Российской Федерации (далее - органы) и создаваемых на военное время специальных формированиях.

Призыву на военную службу подлежат:

а) граждане мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет, состоящие или обязанные состоять на воинском учете и не пребывающие в запасе (далее — граждане, не пребывающие в запасе);

б) граждане мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет, окончившие государственные, муниципальные или имеющие государственную аккредитацию по соответствующим направлениям подготовки (специальностям) негосударственные образовательные учреждения высшего профессионального образования и зачисленные в запас с присвоением воинского звания офицера (далее — граждане, зачисленные в запас с присвоением воинского звания офицера).

 На военную службу не призываются граждане, которые в соответствии с настоящим Федеральным законом освобождены от исполнения воинской обязанности, призыва на военную службу, граждане, которым предоставлена отсрочка от призыва на военную службу, а также граждане, не подлежащие призыву на военную службу. Призыв граждан на военную службу осуществляется на основании указов Президента Российской Федерации. Решение о призыве граждан на военную службу может быть принято только после достижения ими возраста 18 лет.

От призыва на военную службу освобождаются граждане:

а) признанные не годными или ограниченно годными к военной службе по состоянию здоровья;

б) проходящие или прошедшие военную службу в Российской Федерации;

в) проходящие или прошедшие альтернативную гражданскую службу;

г) прошедшие военную службу в другом государстве;

Право на освобождение от призыва на военную службу имеют граждане:

а) имеющие предусмотренную государственной системой аттестации ученую степень кандидата наук или доктора наук;

б) являющиеся сыновьями (родными братьями):

  •  военнослужащих, погибших (умерших) в связи с исполнением ими обязанностей военной службы, и граждан, проходивших военные сборы, погибших (умерших) в связи с исполнением ими обязанностей военной службы в период прохождения военных сборов;
  •  граждан, умерших вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) либо заболевания, полученных в связи с исполнением ими обязанностей военной службы, после увольнения с военной службы либо после окончания военных сборов.

Не подлежат призыву на военную службу граждане:

а) отбывающие наказание в виде обязательных работ, исправительных работ, ограничения свободы, ареста или лишения свободы;

б) имеющие неснятую или непогашенную судимость за совершение преступления;

в) в отношении которых ведется дознание либо предварительное следствие или уголовное дело в отношении которых передано в суд.

Граждане мужского пола, зачисленные в запас с присвоением воинского звания офицера, призванные на военную службу, имеют статус военнослужащих, проходящих военную службу по контракту. Особенности прохождения ими военной службы определяются настоящим Федеральным законом и Положением о порядке прохождения военной службы, утверждаемым Президентом Российской Федерации.

Граждане проходят военную службу по призыву, а также в добровольном порядке (по контракту). Граждане, проходящие военную службу, являются военнослужащими и имеют статус, устанавливаемый федеральным законом. Они подлежат обязательной государственной дактилоскопической регистрации в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Сведения о военнослужащих вносятся в их личные дела и документы воинского учета, ведение и хранение которых осуществляются в порядке, установленном законодательными и иными нормативными актами.

Правовой основой воинской обязанности и военной службы являются Конституция Российской Федерации, настоящий Федеральный закон, другие федеральные законы и иные нормативные правовые акты Российской Федерации в области обороны, воинской обязанности, военной службы и статуса военнослужащих, международные договоры Российской Федерации.

Руководители, другие ответственные за военно-учетную работу должностные лица (работники) организаций, ответственные за военно-учетную работу должностные лица органов местного самоуправления обязаны:

  •  оповещать граждан о вызовах (повестках) военных комиссариатов районов, городов без районного деления, иных муниципальных (административно-территориальных) образований (далее - военные комиссариаты) или иных органов, осуществляющих воинский учет;
  •  обеспечивать гражданам возможность своевременной явки по вызовам (повесткам) военных комиссариатов или иных органов, осуществляющих воинский учет;
  •  направлять в двухнедельный срок по запросам комиссариатов или иных органов, осуществляющих воинский учет, необходимые для занесения в документы воинского учета сведения о гражданах, поступающих на воинский учет, состоящих на воинском учете, а также не состоящих, но обязанных состоять на воинском учете.

Руководители организаций, осуществляющих эксплуатацию жилых помещений, должностные лица (работники) этих организаций, ответственные за военно-учетную работу, обязаны сообщить в двухнедельный срок в военные комиссариаты или иных органы, осуществляющие воинский учет, сведения об изменениях состава граждан, постоянно проживающих или пребывающих более трех месяцев (далее - временное пребывание), которые состоят или обязаны состоять на воинском учете.

Органы внутренних дел в пределах своей компетенции обязаны:

  •  направлять в двухнедельный срок по запросам военных комиссариатов или иных органов, осуществляющих воинский учет, необходимые для занесения в документы воинского учета сведения о гражданах, состоящих на воинском учете;
  •  производить розыск и при наличии законных оснований осуществлять задержание граждан, уклоняющихся от воинского учета, призыва на военную службу или военные сборы, прохождения военной службы или военных сборов;
  •  направлять в двухнедельный срок в военные комиссариаты или иные органы, осуществляющие воинский учет сведения о случаях выявления граждан, не состоящих, но обязанных состоять на воинском учете, а также сведения о лицах, получивших гражданство Российской Федерации и подлежащих постановке на воинский учет.

Органы записи актов гражданского состояния обязаны в двухнедельный срок сообщать в военные комиссариаты или иные органы, осуществляющие воинский учет, сведения о внесении изменений в акты гражданского состояния граждан, состоящих или обязанных состоять на воинском учете.

Органы дознания и органы предварительного следствия обязаны в двухнедельный срок информировать военные комиссариаты или иные органы, осуществляющие воинский учет, о возбуждении или прекращении уголовных дел в отношении граждан, состоящих или обязанных состоять на воинском учете, либо о направлении указанных уголовных дел в суд.

Федеральные суды в двухнедельный срок сообщают в военные комиссариаты или иные органы, осуществляющие воинский учет:

  •  о возбуждении или прекращении ими уголовных дел в отношении граждан, состоящих или обязанных состоять на воинском учете;
  •  о вступивших в законную силу приговорах в отношении граждан, состоящих или обязанных состоять на воинском чете, с направлением в военные комиссариаты или иные органы, осуществляющие воинский учет, воинских документов граждан, осужденных к обязательным работам, исправительным работам, ограничению свободы, аресту или лишению свободы.

Органы государственной службы медико-социальной экспертизы обязаны в двухнедельный срок сообщать в военные комиссариаты или иные органы, осуществляющие воинский учет, сведения о признании инвалидами граждан, состоящих или обязанных состоять на воинском учете.

Для проведения медицинского освидетельствования, медицинского обследования и медицинского осмотра граждан при постановке на воинский учет, призыве или поступлении на военную службу по контракту, призыве на военные сборы, медицинского переосвидетельствования граждан, ранее признанных ограниченно годными к военной службе по состоянию здоровья, а также для осуществления иных мероприятий, связанных с призывом или поступлением граждан на военную службу по контракту и призывом на военные сборы, органы исполнительной власти в Российской Федерации и органы местного самоуправления обязаны обеспечивать предоставление оборудованных территорий и помещений, медикаментов, медицинского оборудования, инструментария, имущества, транспорта, привлекать для проведения указанных мероприятий необходимых врачей-специалистов, средний медицинский персонал, других специалистов и технических работников.

Гражданам, участвующим в мероприятиях по обеспечению исполнения гражданами воинской обязанности или поступления граждан на военную службу по контракту, за время участия в указанных мероприятия по месту их постоянной работы выплачивается средний заработок - им возмещаются расходы, связанные с наймом (поднаймом) жилья и оплатой проезда в другую местность и обратно, а также командировочные расходы.

Граждане на время медицинского освидетельствования, медицинского обследования или лечения для решения вопросов о постановке их на воинский учет, об обязательной подготовке к военной службе, о призыве или добровольном поступлении на военную службу, призыве на военные сборы, а также на время исполнения ими других обязанностей, связанных с воинским учетом, обязательной подготовкой к военной службе, призывом или добровольным поступлением на военную службу и призывом на военные сборы, освобождаются от работы или учебы с сохранением за ними места постоянной работы или учебы и выплатой среднего заработка или стипендии по месту постоянной работы или учебы в размере не более 1 000 рублей, им возмещаются расходы, связанные с наймом (поднаймом) жилья и оплатой проезда от места жительства (работы, учебы) и обратно, а также командировочные расходы.

Врачи-специалисты, участвующие в медицинском освидетельствовании, медицинском обследовании и медицинском осмотре граждан в связи с постановкой их на воинский учет, призывом на военную службу или добровольным поступлением на военную службу, призывом на военные сборы, члены призывной комиссий, должностные лица органов государственной власти, органов местного самоуправления и организаций, способствующих своими действиями уклонению граждан от исполнения воинской обязанности либо незаконному призыву граждан на военную службу, а также препятствующие исполнению гражданами воинской обязанности или не исполняющие обязанности, установленные законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, привлекаются к ответственности, предусмотренной законодательством Российской Федерации.

Граждане на время прохождения военных сборов освобождаются от работы или учебы с сохранением за ними места постоянной работы или учебы и выплатой среднего заработка или стипендии по месту постоянной работы или учебы в размере не более 1 000 рублей. Им выплачиваются также оклад по воинской должности, предусмотренной штатом воинской части, корабля, учреждения, организации Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов (далее - воинская часть), оклад по воинскому званию и возмещаются командировочные расходы за время нахождения в пути.

В случае неявки граждан в указанные в повестке военного комиссариата или иного органа, осуществляющего воинский учет, место и срок без уважительных причин, а также в иных случаях, установленных настоящим Федеральным законом, они привлекаются к ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Уважительными причинами неявки гражданина по повестке военного комиссариата или иного органа, осуществляющего воинский учет, при условии документального подтверждения причины неявки являются:

  •  заболевание или увечье гражданина, связанные с утратой трудоспособности;
  •  тяжелое состояние здоровья отца, матери, жены, мужа, сына, дочери, родного брата, родной сестры, дедушки, бабушки или усыновителя гражданина либо участие в похоронах указанных лиц;
  •  препятствие, возникшее в результате действия непреодолимой силы, или иное обстоятельство, не зависящее от воли гражданина;
  •  иные причины, признанные уважительными призывной комиссией, комиссией по первоначальной постановке на воинский учет (военным комиссаром - для граждан, призываемых на военную службу из запаса) или судом.

К уважительным причинам неявки надлежит отнести, кроме того, задержание призывника органами власти (милицией, прокуратурой и проч.), смерть его близких, несвоевременное, не по его вине, вручение ему повестки о явке, то обстоятельство, что он в силу других объективных причин (например, участия его в промысловой охоте, промысловом рыболовстве, ином отхожем промысле) не знал о призыве на военную службу лиц его года рождения, и т. п. 

Уклонением от призыва на военную службу является неявка лица на призывную комиссию в срок, указанный в приказе военного комиссара, без уважительной причины.

Порядок прохождения военной службы в вооруженных силах, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации содержит строгую регламентацию. Каждый военнослужащий обязан нести службу в течение установленного законом срока и безотлучно находиться в расположении части, гарнизона или иного места службы. Этот порядок основан на Законе о всеобщей воинской обязанности граждан Российской Федерации, Общевоинских Уставах Вооруженных Сил Российской Федерации, приказах Министерства обороны РФ. Он является непосредственным объектом преступлений, состоящих в уклонении от прохождения военной службы. К этим преступлениям относятся: 1) самовольное оставление части или места службы, 2) дезертирство, 3) уклонение от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции болезни или иными способами.

Точно о числе совершаемых преступлений говорить невозможно, поскольку очень велико число незарегистрированных (латентных) случаев совершения уклонений от военной службы. Наиболее достоверными показателями являются результаты рассмотренных уголовных дел в военных судах, что, в свою очередь, позволяет достаточно точно определить число зарегистрированных уклонений от военной службы. Являясь частью общего числа уклонений от военной службы, незарегистрированные представляют собой совокупность этого вида воинских преступлений, не получивших отражения в официальной статистике. В самом общем смысле они представляют собой совокупность необнаруженных или сокрытых «уклонений».

Наиболее часто совершаемым видом уклонения является самовольное оставление части (куда входит и неявка в срок без уважительных причин на службу) – 79%, дезертирство – 20%, членовредительство – 1%.5

Рассмотрим состав этих преступлений как юридическое основание уголовной ответственности.

Без умысла уклониться от призыва просто невозможно. Виновный сознает, что уклоняется от призыва и желает это сделать. Поэтому целесообразно рассмотреть мотивы уклонения от обязанности воинской службы. Ведь понятие причинной связи – одно из центральных звеньев в понятийном аппарате криминологии, а изучение причин и условий преступности является ведущей проблемой данной науки. Без уяснения механизма действия, причин и условий невозможно ни предложить криминологический прогноз, ни вести сколько-нибудь целенаправленную борьбу с преступностью.

Такое место в структуре уклонений самовольное оставление части занимает не случайно, т. к. основополагающим основанием для классификации видов уклонений от военной службы является мотив совершения уклонения. Изучение зарегистрированных уклонений от военной службы позволяет сделать вывод, что число совершенных самовольных оставлений части соответствует числу мотивов совершения этого вида преступления, не связанных с желанием навсегда уклониться от выполнения обязанностей военной службы.

Типология мотивов совершения самовольного оставления части позволяет выделить следующие: смена места службы – 35%; отдых от военной службы – 27%; решение личных вопросов – 14%.7

Рассматривая состояние уклонений от военной службы необходимо отметить, что этот вид воинского преступления характерен в основном для военнослужащих, только начинающих военную службу.

Наибольшее число уклонений от военной службы совершают военнослужащие первого периода службы – 42%, причем для этого периода службы характерно в основном самовольное оставление части – 86%. Военнослужащие второго периода в общей структуре уклонений от военной службы занимают второе место, ими совершаются 35% уклонений, причем чаще самовольное оставление части – 67% и дезертирство – 33%. Реже уклонения совершаются военнослужащими, прослужившими 1,5 года – 18% (для этой категории характерно самовольное оставление части – 79%, членовредительство – 3%). Незначительная часть совершенных уклонений от военной службы приходится на долю военнослужащих четвертого периода службы – 5%.8

Доминирующим мотивом в совершении уклонений от военной службы для военнослужащих первого периода службы является смена воинской части (42%), второго - отдых от тягот и лишений военной службы (37%), третьего - решение личных вопросов (46%), четвертого - решение личных вопросов (43%).9

Однако, когда речь идет о причинах и условиях уклонений от исполнения обязанности военной службы, нельзя исключать как «внешних» так и «внутренних» факторов данных преступлений, поэтому следует, на наш взгляд, говорить о причинах и условиях, как цельной ипостаси, являющейся криминально значимой и имеющей негативные последствия. В. Лунеев определяет, что объективных причин, способствующих уклонениям от службы, множество: разрушение мощного военно-политического блока (Варшавского Договора), где бывшая страна занимала доминирующие позиции, и вытекающее отсюда чувство национального унижения; тлеющий конфликт в Чечне, ежегодно пожирающий массу трудоспособной молодежи; демографический кризис и ухудшающееся здоровье нации; разрушение, под улюлюканье либеральной прессы, системы работы с призывным контингентом; повсеместное и постоянное невыполнение правительством страны своих обязательств перед солдатами и офицерами; резкий идеологический крен, в результате чего спрос за невыполнение конституционных обязанностей стал, чуть ли не антиобщественным делом - из-за превознесения прав и свобод; экзальтированный поиск черных страниц в нашей военной истории и сегодняшних буднях армии; упадок ВПК, технической оснащенности и снабжения войск, в результате чего служба в российской армии стала расцениваться общественным мнением как непривлекательная обуза либо повинность, чего призывникам следует избегать.10

В. Заборский считает, что одной из политических причин исследуемой проблемы является конфликт на Северном Кавказе.11 Н. Безбородов причину видит в том, что мы пожинаем плоды политики последних десяти лет. Армия оказалась в чем-то криминальной, и это неудивительно, потому что среди людей, ставших солдатами, 12% устойчиво употребляют алкогольные напитки и 8% хорошо знакомы с наркотиками. Невысок образовательный уровень нынешних солдат: около 7% военнослужащих с начальным образованием, более 30% не имеют среднего, а 40% до армии вообще не работали и не учились. Е. Стрежнев обращает внимание на то, что практика показывает, что усилий органов военной прокуратуры, командования недостаточно, поскольку большое количество совершаемых военнослужащими преступлений против порядка прохождения военной службы, в том числе, обусловлено неподготовленностью призываемых в армию ни физически, ни морально к исполнению воинского долга.

Относительно большое количество самовольных оставлений частей среди военнослужащих подкрепляется отрицательным отношением к армии и военной службе со стороны родителей и гражданской общественности. Нередко такого рода факты используются для оправданий отклонений от воинской обязанности и военной службы.

Многие рядовые видят одну из политических причин в том, что не знают, кого надо защищать и два года защиты «ничего и никого» просто выпадают из их жизни, вместо того, что бы за эти два года они начали устраивать собственную жизнь.

Ряд авторов видят причину в общих недостатках экономической сферы жизни общества. Армия, как и все государственные структуры, находится на государственном бюджете, а он в настоящее время достаточно скуден и подразделения в настоящее время вынуждены в определенной степени заниматься обеспечением самих себя. Это приводит к падению воинской дисциплины; увеличению случаев травматизма и гибели военнослужащих. В результате значительного социально-экономического расслоения общества в войска призываются преимущественно юноши, которые не смогли или не имели возможности поступить в институт или колледж. Это приводит к снижению интеллектуального потенциала военнослужащих и превращению армии в институт социального аутсайдерства.

С. Карамаев, говоря о причинах преступлений, совершенных с целью уклонения от выполнения конституционной обязанности указывает на дуализм социального и экономического факторов. «Солдаты бегут из рядов вооруженных сил чуть ли не каждый день, - подчеркивает он, - и не секрет, что практически все случаи побегов солдат из армии происходят по двум причинам: из-за унижений и побоев со стороны сослуживцев и из-за полуголодного существования, которое молодые люди вынуждены терпеть в своих частях».

В последние несколько лет перед российской общественностью остро стоит вопрос об альтернативной гражданской службе (АГС). Альтернативная гражданская служба – вид службы, которую гражданин РФ обязан нести взамен военной службы в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, а также в иных установленных законом случаях (см. ст. 59 Конституции РФ, а также Федеральный Закон №113-ФЗ от 25 июля 2002 г. «Об альтернативной гражданской службе»15).

В конце 80-х – начале 90-х годов Россия подписала ряд международных документов, которые касались и права на АГС. Это право и было зафиксировано в Конституции 1993 г. В 1994 г. в Государственную Думу РФ был внесен законопроект «Об альтернативной гражданской службе», который был отправлен на доработку, и до сих пор решение этого вопроса находится в подвешенном состоянии. Однако неразрешенность его уже сейчас таит в себе большие проблемы для нашего государства и многих его граждан.

Право на отказ от воинской службы по убеждениям является
важнейшим составляющим элементом права на свободу мысли, совести и
вероисповедения, сформулированного во Всеобщей декларации прав человека, в Международном Пакте о гражданских и политических правах и в Европейской конвенции о защите прав и основных свобод человека. Это утверждается также в резолюциях и рекомендациях, принятых Комиссией ООН по правам человека. Комитетом ООН по правам человека. Советом Европы и Европейским Парламентом. Эти органы настоятельно призывают правительства предоставить гарантии того, что гражданам, отказывающимся от обязательной воинской повинности по причине своих сознательных убеждений, будет дана возможность проходить альтернативную службу.

Уже с начала 90-х годов и вплоть до приятия Федерального Закона №113-ФЗ от 25 июля 2002 г. «Об альтернативной гражданской службе» высказываемое желание пройти альтернативную службу становится способом уклонения от военной службы, однако юридически альтернативная служба не считается уклонением от воинской.16 При этом «уклонист» надеялся избежать и альтернативной службы в связи с затруднениями со стороны государственных служб, призванных обеспечить ему это право. Существенным звеном в реализации этого права являлось «Определение Конституционного Суда РФ» от 22 мая 1996 г., которое гласит: «Действия граждан, реализующих свое конституционное право на альтернативную гражданскую службу, не могут расцениваться как уклонение без уважительной причины от военной службы и, следовательно, не подпадают под признаки предусмотренного названными законодательными нормами (ст. 80, ч. 1 УК РСФСР – уклонение от очередного призыва на действительную военную службу и ст. 6 Закона Российской Федерации от 11 февраля 1993 года «О воинской обязанности и военной службе») правонарушения».

Таким образом, для призывников появился вполне легитимный способ уклонения от военной службы. Достаточно было заявить о своих убеждениях (религиозных, пацифистских, этических, философских, даже при отсутствии таковых). Причем, им даже не требуется разъяснений и доказательств своих убеждений, поскольку это противоречит ст. 29, ч. 3 Конституции РФ, которая гласит: «Никто не может быть принужден к выражению своих мыслей и убеждений или отказу от них».

Однако развитие альтернативной службы и появление ФЗ «Об альтернативной гражданской службе» привело к тому, что АГС-агитаторам пришлось избавиться от «правозащитных иллюзий 90-х годов». В стране появилась реальная возможность альтернативной службы, а вместе с ней – такое преступление, как уклонение от альтернативной гражданской службы. Ст. 5, п. 1 ФЗ «Об Альтернативной гражданской службе» гласит: «Уклонение от прохождения альтернативной гражданской службы лиц, освобожденных от военной службы, - наказывается штрафом в размере от ста до двухсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного до двух месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо арестом на срок от трех до шести месяцев».

Это преступление также характеризуется имеющимся умыслом. Социальные мотивы уклонения от альтернативной службы связаны с длительным сроком прохождения, тяжелыми условиями труда и мизерной зарплатой – все это, подкрепленное трудностями, связанными с получением права на АГС. Призывника отправляют в те места, где не хватает работников, чаще всего такими учреждениями являются больницы или дома престарелых. В них призывник обязан выполнять трудную работу в далеко не самых лучших санитарных условиях по 8 часов в день. Поскольку все эти организации являются бюджетными, зарплаты там за редким исключением выше 1500 рублей в месяц. Кроме того, срок альтернативной гражданской службы в 1,75 раза превышает установленный Федеральным законом «О воинской обязанности и военной службе» срок военной службы по призыву и составляет 42 месяца , а для граждан из числа окончивших государственные, муниципальные или имеющие государственную аккредитацию по соответствующим направлениям подготовки (специальностям) негосударственные образовательные учреждения высшего профессионального образования – 21 месяц.

  1.  Понятие и состав уклонение от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции болезни или иными способами

1. Уклонение военнослужащего от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции болезни, или причинения себе какого-либо повреждения (членовредительство), или подлога документов, или иного обмана — наказывается ограничением по военной службе на срок до одного года, либо арестом на срок до шести месяцев, либо содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до одного года.

2. То же деяние, совершенное в целях полного освобождения от исполнения обязанностей военной службы, — наказывается лишением свободы на срок до семи лет.

В ч.1 статьи речь идет о временном уклонении военнослужащего от обязанностей военной службы, т.е., когда военнослужащий путем симуляции болезни или иными способами уклоняется от исполнения конкретных обязанностей (от несения караульной службы, боевого дежурства, от участия в походе, в проведении опасной боевой операции и т.д.).

УК называет субъектом данного преступления военнослужащего, под которым имеется в виду проходящий военную службу как по призыву, так и по контракту. Обоснование уголовной ответственности «контрактников» за уклонение от военной службы см. в комментарии к ст.338.

Симуляция болезни предполагает притворство, ложное утверждение или изображение себя больным с целью введения в заблуждение начальников или медицинских работников и получения освобождения от исполнения обязанностей военной службы. Симуляция болезни может быть и результатом аггравации (преувеличения больным тяжести нарушения здоровья) в тех же целях.

Под причинением себе какого-либо повреждения (членовредительством) понимается умышленное повреждение какого-либо органа или тканей собственного тела с помощью огнестрельного, холодного оружия, других предметов, лекарственного, химического или биологического вещества и иных воздействий. Вред здоровью может быть причинен как самим субъектом, так и другим лицом по его просьбе.

Подлогом документов (см. комментарий к ст.292) считается представление военнослужащим командиру (начальниц) фальшивых документов, позволяющих получить постоянное или временное освобождение от всех либо от некоторых обязанностей военной службы. Документ может быть подделан как самим военнослужащим, так и другим лицом по его просьбе.

Иной обман предполагает сообщение заведомо ложных сведений, которые служат основанием для временного или постоянного освобождения лица от обязанностей военной службы. Как иной обман судебной практикой расценивается подкуп должностного лица в целях освобождения от обязанностей военной службы. В этом случае по совокупности деяний

Ответственность лиц, которые по просьбе виновного причиняют ему повреждение, подделывают документы или оказывают иную помощь в совершении рассматриваемого преступления, наступает по правилам ст.33 и 34 (см. также комментарий к ст.331).

Часть 2 настоящей статьи предусматривает то же деяние, что и ч.1, но совершенное с целью полного освобождения от обязанностей военной службы. Субъектом данного состава преступления, как и при дезертирстве, может быть любой военнослужащий, проходящий военную службу по призыву или по контракту.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Цель преступления та же, что и при дезертирстве, — уклонение от военной службы вовсе.

В соответствии со статьей 339 Уголовного Кодекса Российской Федерации предусмотрена ответственность за уклонение от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции болезни или причинение себе какого-либо повреждения (членовредительство), или иного обмана.

Причем уголовная ответственность за уклонение от военной службы указанными способами разделена в зависимости от умысла виновного, на временное уклонение от военной службы (часть 1 статьи 339 Уголовного Кодекса) и на ложное освобождение от военной службы (часть 2 статьи 339). Данные, предусмотренные частью 1 статьи 339 Уголовного Кодекса, отнесены к преступлениям небольшой тяжести, а частью 2 этой же статьи - к тяжким преступлениям.

Характерная особенность указанных способов уклонения от военной службы заключается в том, что виновные достигают своей цели незаконного освобождения от исполнения обязанностей военной службы, как правило, с разрешения соответствующих командиров (начальников). Внешне такое освобождение происходит на легальном основании, однако в действительности является фиктивным, основанным на обмане.

Прежнее уголовное законодательство также предусматривало уголовную ответственность за уклонение от военной службы способами, указанными в диспозиции указанной статьи. Вместе с тем, оно не предусматривало разделения уголовной ответственности в зависимости от умысла виновного на временное уклонение от военной службы и на полное уклонение от ее несения. Оно предусматривало уголовную ответственность за уклонение от военной службы путем отказа от исполнения обязанностей по ней, чего не содержится в статье 339 Уголовного Кодекса. При наличии в действиях военнослужащего, отказывающегося от исполнения обязанностей по военной службе, признаков других преступлений против военной службы (нарушение уставных правил несения различных видов специальных служб, неисполнение приказа) он может быть привлечен к уголовной ответственности за совершение указанных преступлений.

С объективной стороны уклонение от исполнения обязанностей по военной службе согласно статье 339 Уголовного Кодекса может быть осуществлено следующими способами: симуляция болезни; причинение военнослужащим себе какого-либо повреждения (членовредительство); подлог документов; иной обман. Таким образом, для квалификации содеянного по указанной статье необходимо наличие со стороны военнослужащего того или иного обмана с целью уклонения от исполнения обязанностей военной службы, в результате которого он добивается фактического постоянного или временного уклонения от исполнения таких обязанностей.

Указанной статьей охватывается как уклонение военнослужащего от исполнения общих обязанностей по военной службе в определенном виде или роде войск, либо в особых условиях от выполнения конкретных обязанностей по военной службе (уклонение от участия в походе, от полевых учений, несения боевого дежурства, выполнения боевой задачи и так далее). Поэтому, в отличие от самовольного оставления части или места службы и дезертирства, преступление, предусмотренное статьей 339, не всегда связано с нахождением виновного вне пределов расположения части.

Симуляция болезни или иной обман, не приведший к фактическому освобождению от исполнения обязанностей военной службы, должны признаваться покушением на совершение этого преступления. Оконченным уклонение от исполнения обязанностей по военной службе признается с момента фактического прекращения исполнения обязанностей по военной службе вне зависимости от избранного способа достижения преступной цели.

Уклонение от исполнения обязанностей по военной службе путем членовредительства, симуляции болезни следует считать оконченным с момента фактического прекращения несения службы из-за причиненного повреждения вне зависимости от того, получил ли виновный официальное освобождение или нет.

При подлоге документов или ином обмане преступление считается оконченным только с момента фактического освобождения военнослужащего от исполнения обязанностей по военной службе командованием под влиянием его заблуждения.

Для квалификации содеянного по части 2 статьи 339 Уголовного Кодекса Российской Федерации необходимо установление того факта, что военнослужащий, применяя указанные в части 1 статьи 339 Уголовного Кодекса способы уклонения от военной службы, совершил это с целью полного освобождения от исполнения обязанностей военной службы. Содеянное должно получить квалификацию по части 2 статьи 339 Уголовного Кодекса вне зависимости от реального достижения виновным цели.

Приготовление к совершению преступления, предусмотренного частью 2 статьи 339 Уголовного Кодекса, заключается в приискании или ином умышленном создании условий для членовредительства, подлога (приискание орудий для нанесения себе повреждений, приобретение или изготовление подложного документа для предъявления его командованию и так далее) в целях полного освобождения от военной службы.

Покушением на уклонение от исполнения обязанностей военной службы вышеуказанными способами должно признаваться совершение действий, указанных в статье 339 Уголовного Кодекса, которые в силу причин, не зависящих от воли виновного, не привели к фактическому уклонению от исполнения обязанностей по военной службе, - обман (симуляция болезни) был раскрыт до начала фактического уклонения от исполнения обязанностей по службе.

Членовредительство заключается в причинении военнослужащим вреда своему здоровью. Это умышленное искусственное повреждение какого-либо органа или тканей тела (например, руки или ноги), нарушение функции какого-либо органа (расстройство сердечной деятельности, пищеварения), вызывание какого-либо заболеваний либо обострение уже имеющегося заболевания. Вред здоровью может быть причинен огнестрельным или холодным оружием, колющими или режущими орудиями, различными ядами и химическими веществами, другими механическими, тепловыми, электрическими и им подобными средствами.

Для состава уклонения от несения военной службы путем членовредительства не имеет значения, каким орудием или способом, какое по характеру и степени тяжести повреждение причинил себе виновный, оказался ли он в результате полностью или частично негодным к военной службе, был ли он в связи с этим освобожден от несения службы совсем или временно, от всех ее обязанностей или только от некоторых из них. Состав преступления образует не сам по себе факт причинения повреждения, а уклонение от исполнения обязанностей военной службы путем членовредительства. определяющим для квалификации является направленность умысла на уклонение от исполнения обязанностей военной службы и то, каким будет это уклонение - временным или полным.

Закон предусматривает ответственность за уклонение военнослужащего от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции болезни, или причинения себе какого-либо повреждения (членовредительство) или подлога документов, или иного обмана (ч. 1 ст. 339 УК).

Объективная сторона преступления заключается в уклонении от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции болезни либо иным способом. В основе всех названных в законе способов уклонения военнослужащего от исполнения обязанностей несения военной службы лежит обман. При симуляции болезни военнослужащий создает ложное представление у командира (начальника) и других компетентных лиц о наличии у него заболевания, которое якобы препятствует ему временно или постоянно нести обязанности военной службы, либо умышленно преувеличивает в тех же целях признаки (симптомы) имеющегося у него недуга (слепота, глухота, немота, заболевание конечностей и т. п.).

Членовредительство выражается в том, что военнослужащий самолично либо с помощью другого лица (пособника) искусственно повреждает себе те или иные органы, конечности, ткани с тем, чтобы его признали непригодным к несению военной службы. Для этого используются различные способы и средства: механические (например, виновный с помощью огнестрельного, холодного оружия, режущего инструмента, движущегося транспорта и др. повреждает себе руку, ногу, глаз), химические (например, лекарственные средства и яды, принятые вовнутрь или введенные под кожу), термические и др. При уклонении посредством подлога документов военнослужащий представляет командованию подделанный самолично или по его просьбе другим лицом документ (например, о возрасте, о смерти или тяжком заболевании кого-то из близких родственников, уничтожении пожаром либо стихийным бедствием их жилища и т. п.) и на этом основании получает временное или постоянное освобождение от несения обязанностей военной службы.

Иной обман может выразиться в предоставлении военнослужащим сведений о наличии (получении) у него высшего образования в целях сокращения срока несения военной службы, иногда - сообщении ложных сведении о неисправности военной техники и возникновении непреодолимых препятствий, якобы делающих невозможным выполнение того или иного воинского задания. Выбор виновным того или иного способа обмана в целях уклонения от несения военной службы зависит от того, намерен ли он временно уклониться от исполнения обязанностей военной службы (ч. 1 ст. 339 УК) или ставит своей целью полное освобождение от этой обязанности (ч. 2 ст. 339 УК). Имея намерение освободиться от исполнения обязанностей военной службы на короткое время (ч. 1 ст. 339 УК), военнослужащий обычно прибегает к подлогу документов или иному обману, а в целях полного освобождения от исполнения обязанностей военной службы (ч. 2 ст. 339 УК) - к симуляции болезни или членовредительству.

Итак, одним из способов уклонения от воинской службы может быть членовредительство. Другие способы могут выражаться в симуляции или аггравации болезни, подлоге медицинских документов, якобы свидетельствующих о негодности к воинской службе. Во всех этих случаях проводится судебно-медицинская экспертиза состояния здоровья.

Наиболее сложной и ответственной является судебно-медицинская экспертиза при подозрении на симуляцию и аггравацию заболеваний. Наибольшее судебно-медицинское значение имеет симуляция заболеваний.

Возможна симуляция различных болезненных состояний, в основном характеризующихся субъективными симптомами и трудно поддающихся объективной диагностике, а также отдельных симптомов того или иного заболевания. При этом симулируют как остро возникающие симптомы (например, сердечный приступ с аритмией, которая может быть вызвана приемом больших доз кофе или чая, настоя табака), так и проявления хронических заболеваний, протекающих с периодическими обострениями (туберкулез легких, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, эпилепсия и др.).

От симуляции необходимо отличать аггравацию — преувеличение тяжести действительно имеющегося какого-то легкого заболевания или преуменьшение результатов лечения.

Не следует путать симуляцию с искусственно вызванными заболеваниями и болезненными состояниями, а также с членовредительством.

Членовредительством называется причинение вреда своему здоровью с целью уклонения от несения обязанностей воинской службы. Членовредительство может осуществляться путем нанесения себе механических повреждений (огнестрельным оружием, острыми и тупыми предметами), посредством искусственно вызванных болезненных состояний или утяжеления уже имеющегося расстройства здоровья. Если вред своему здоровью причиняется не с целью уклонения от несения обязанностей воинской службы, то говорят о самоповреждениях (например, нанесении ссадин или кровоподтеков с целью симуляции разбойного нападения).

Симуляция психических расстройств – воспроизведение с различной степенью достоверности симптомов психической болезни, отсутствующих в действительности. Истинная симуляция всегда носит умышленный и целенаправленный характер. Проявления симуляции разнообразны, т. к. их определяет большое число факторов: осведомленность в области психиатрических знаний, наблюдение за поведением и высказываниями окружающих психически больных, отдельные реплики медперсонала, бытующие в обществе представления о симптомах психических болезней и др. На проявления истинной симуляции накладывает определенный отпечаток личность, ее характерологические свойства (способность к подражанию, воображение, выдержка, целеустремленность и др.), а также уровень интеллектуального развития и жизненный опыт лица, прибегающего к симуляции.

Обычно симулируют те продуктивные психопатологические симптомы, которые не требуют больших психических и физических усилий и вместе с тем могут легко повторяться: вялость и однообразное поведение, отказ от еды, недоступность, мутизм, отдельные галлюцинаторные нарушения (высказывания о слуховых обманах, «голосах», видениях), бредовые идеи («шепчутся», «смотрят», «хотят отравить» и т. д.). Реже симулируют симптомы, требующие большого физического и психического напряжения, речедвигательное возбуждение, ступорозные состояния, выраженные аффективные нарушения, расстройства мышления. Среди симулируемых негативных симптомов чаще всего наблюдаются жалобы на расстройство памяти, высказывания, характерные для эмоционального оскудения («все безразлично», «нет привязанностей»), снижение энергетического потенциала и т. д. Первоначально симуляция психических расстройств отличается выразительностью, изменчивостью проявлений, которые в дальнейшем бледнеют и становятся все более однообразными. При истинной симуляции возможны одновременно симуляция анамнеза и симуляция психического состояния.

Преступление признается оконченным в момент, когда командир (начальник) или орган, введенные в заблуждение, принимают решение об освобождении военнослужащего от исполнения обязанностей военной службы. Если решение не принято, виновный изобличен до принятия этого решения, действия его квалифицируются как покушение на преступление.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом и целью временно или постоянно уклониться от исполнения всех или некоторых обязанностей военной службы.

Субъект преступления - военнослужащий рядового и сержантского (старшинского) состава, прапорщик, мичман и лицо офицерского состава, а также военнообязанный, призванный на военные сборы.

Таким образом, объединяет все эти преступления то, что сущностью преступного бездействия здесь является уклонение от призыва на военную службу. Гражданин различными способами не принимает участие в призыве. Он бездействует по отношению к призыву на военную службу, в то время как Закон требует от него конкретных действий. Законодатель прямо указывает на конкретные действия, которые обязан выполнить гражданин при призыве на военную службу. Если гражданин уклоняется от выполнения этих действий, он совершает преступление.

Причинение военнослужащим, самовольно оставившим часть или место службы, либо дезертировавшим оттуда, себе телесного повреждения для достижения той же цели - уклонения от военной службы, подлежит квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных статьей 339 Уголовного Кодекса и статьей 337-338 Уголовного Кодекса.

Исполнителем рассматриваемого преступления может быть лишь военнослужащий, уклонившийся от несения обязанностей военной службы, независимо от того, был ли причинен вред его здоровью самим уклоняющимся или по его просьбе другим лицом (военнослужащим или гражданским лицом). Такое лицо может выступать в роли организатора совершения данного преступления, подстрекателя или пособника. Преступные действия таких лиц подлежит квалифицировать как соучастие в уклонении путем членовредительства и преступление против личности.

По делам о членовредительстве обязательно производство судебно-медицинской экспертизы для установления факта характера и происхождения повреждения, а также получения заключения военно-врачебной комиссии о степени годности военнослужащего к несению обязанностей по военной службе.

Симуляция болезни состоит в том, что военнослужащий с целью получения освобождения от военной службы (постоянного или временного) либо притворяется больным, приписывая себе также болезненные явления, физические или психические недостатки, которые будто бы препятствуют ему исполнить обязанности по военной службе, но в действительности ими не страдает, либо сознательно преувеличивает с той же целью имеющиеся у него какие-либо заболевания (аправация)

При этом следует отличать симуляцию болезни как способ уклонения от военной службы от так называемой патологической (болезненной, неосознаваемой) симуляции болезни, когда военнослужащий не преследует цели уклонения от исполнения обязанностей военной службы, а добросовестно заблуждается относительно имеющегося у него или мнимого заболевания. Патологическая симуляция болезни не образует состава преступления, даже если военнослужащий и был на какое-то время освобожден от несения обязанностей военной службы, поскольку отсутствует признак обмана с целью получения освобождения от службы.

По данной категории дел обязательно проведение судебно-медицинской и психолого-психиатрических экспертиз для установления самого события симуляции или аправации болезни и психолого-психиатрического состояния лица, симулирующего болезнь.

Уклонение от исполнения обязанностей военной службы путем подлога документов заключается в том, что военнослужащий с целью получения освобождения от несения обязанностей военной службы представляет командиру (начальнику) сфабрикованный или подделанный им самим или другим лицом по его просьбе документ. Это может выражаться как в предоставлении поддельного свидетельства о дате рождения с целью досрочного увольнения из армии, фиктивных телеграмм или какого-либо другого документа о смерти или тяжелом заболевании близкого родственника военнослужащего либо пожара или другого стихийного бедствия, постигшего самого или близкого родственника военнослужащего с целью получения отпуска, а также фиктивных документов о рождении ребенка, чтобы быть уволенным и получить отсрочку от службы в армии и так далее. Во всех случаях подлог состоит в несоответствии действительности указанных в документе событий и обстоятельств, формально дающих основания для полного освобождения от несения военной службы в соответствии с Законом Российской Федерации «О воинской обязанности и военной службе» либо предоставления отпуска по личным обстоятельствам, предусмотренного пунктом 10 статьи 11 Закона «О статусе военнослужащих». Так как подлог документов - обязательный признак объективной стороны уклонения от исполнения обязанностей военной службы, то дополнительной квалификации за подделку и изготовление документов по статье 337 Уголовного Кодекса не требуется. В то же время, если военнослужащий предоставляет командованию фиктивный документ с целью скрыть неявку в срок без уважительной причины на службу из отпуска, командировки, при переводе продолжительностью более двух суток для военнослужащих, проходящих службу по призыву, и продолжительностью свыше десяти суток для военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, то такие их действия образуют совокупность преступлений, предусмотренных статьей 327 337 Уголовного Кодекса.

В том же случае, если военнослужащий путем представления командованию подложных документов получает отпуск с выездом к месту проживания близких родственников, а после истечения его срока возвращается в часть с опозданием без уважительных причин, содеянное им надлежит квалифицировать не только по части 1 статьи 339 Уголовного Кодекса, но и по статье 337 Уголовного Кодекса, поскольку неявка на службу в срок без уважительных причин не охватывается статьей 339 Уголовного Кодекса.

Лицо, предоставившее военнослужащему подложный документ с целью освобождения его от исполнения обязанностей военной службы или изготовившее данный документ с той же целью, подлежит ответственности по правилам о соучастии.

Иной обман как способ уклонения от военной службы заключается в том, что военнослужащий сообщает командованию заведомо ложные сведения о событиях и обстоятельствах с целью получения освобождения от несения обязанностей по военной службе либо сознательно умалчивает с той же целью об обстоятельствах, о которых обязан был доложить

С субъективной стороны уклонение от несения обязанностей военной службы путем обмана может быть совершено только с прямым умыслом. Лицо при этом не только осознает незаконность своих действий, но и желает наступления преступного результата - уклонения от военной службы.

Обязательным признаком субъективной стороны указанного преступления является наличие у военнослужащего цели на временное и полное (постоянное) уклонение от исполнения обязанностей военной службы.

Уклонение от несения обязанностей военной службы, совершенное путем подкупа должностного лица, следует рассматривать как один из способов уклонения путем обмана. Если при этом подкуп выразился в даче взятки должностному лицу, то уклонившийся таким способом от несения воинских обязанностей военнослужащий подлежит ответственности и за дачу взятки.

Реализация способов уклонения от военной службы, указанных в статье 339, может быть осуществлена как во время непосредственного исполнения обязанностей военной службы, так и во внеслужебное время. Так, если военнослужащий, находясь в отпуске, симулирует болезнь с целью получения отсрочки явки в часть, содеянное им подлежит квалификации не по статье 337 Уголовного Кодекса, а по статье 339. Когда же военнослужащий, самовольно оставив часть или место службы, в последующем принимает меры к уклонению от службы одним из перечисленных в статье 339 Уголовного Кодекса способов, его действия подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных статьей 337 (или 338) и 339 Уголовного Кодекса.

Опоздание военнослужащего из отпуска, полученного путем обмана, должно квалифицироваться по совокупности преступлений, предусмотренных статьей 337 и 339 Уголовного Кодекса.

Субъектами рассматриваемого преступления могут быть военнослужащие, проходящие военную службу по призыву и по контракту. Таковыми могут быть также граждане, пребывающие в запасе, во время прохождения ими военных сборов и военные строители военно-строительных отрядов (частей) Министерства обороны, других министерств и ведомств Российской Федерации.

За преступление, предусмотренное частью 1 статьей 339, может быть назначено наказание в виде ограничения по военной службе на срок до одного года, либо ареста на срок до шести месяцев, либо содержания в дисциплинарной воинской части на срок до одного года.

Для квалификации содеянного по части 2 статьи 339 необходимо установить, что виновный преследовал цель полного освобождения от военной службы.

В новом Уголовном Кодексе, в отличие от ранее действовавшего, не предусмотрено уклонение от военной службы путем отказа от несения обязанностей военной службы. В практике же возникают вопросы о правовых последствиях отказа военнослужащего от несения военной службы, когда это противоречит убеждениям или вероисповеданию гражданина Российской Федерации.

Согласно статье 28 Конституции Российской Федерации каждому гражданину гарантируются свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой.

Гражданин Российской Федерации в соответствии с частью 3 статьи 59 Конституции имеет право на замену военной службы альтернативной гражданской службой в случаях, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, а также в иных установленных федеральным законом случаях.

Хотя в Уголовном Кодексе содержится специальная норма (статья 328) от уголовной ответственности за уклонение от прохождения военной и альтернативной гражданской службы, однако до настоящего времени альтернативная гражданская служба не создана.

Согласно части 1 статьи 15 Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации, чем должны руководствоваться призывные комиссии при решении вопроса о призыве граждан на военную службу.

Однако на практике имеют место случаи призыва таких лиц на военную службу. В этих случаях вопрос об освобождении от военной службы таких лиц должен решаться на основании положений части 3 статьи 59 Конституции Российской Федерации. При этом требования, содержащиеся в части 2 статьи 8 закона Российской Федерации «О статусе военнослужащих», о то, что военнослужащие не вправе отказываться от исполнения своих служебных обязанностей по мотивам отношения к религии, не могут применяться в силу положений части 3 статьи 59 и части 1 статьи 15 Конституции Российской Федерации.

Именно с учетом этих положений Конституции Российской Федерации Военная Коллегия Верховного Суда Российской Федерации по делу М. указала на то, что отказ от несения обязанностей военной службы по религиозным убеждениям не содержит состава преступления. С таким решением согласился Президиум Верховного Суда Российской Федерации.

  1.  Понятие самовольного оставления части или места службы военнослужащих, проходящих военную службу

Для военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, преступлением признается самовольное оставление части или места службы либо неявка в срок без уважительных причин на службу продолжительностью свыше десяти суток (часть 3 статьи 337 Уголовного Кодекса Российской Федерации.

Объективная сторона этого преступления изложена в диспозиции ч. 1 ст. 337 УК, где сказано: «Самовольное оставление части или места службы, а равно неявка в срок без уважительных причин на службу при увольнении из части, при назначении, переводе, из командировки, отпуска или лечебного учреждения продолжительностью свыше двух суток, но не более десяти суток, совершенные военнослужащим, проходящим военную службу по призыву...». Самовольное оставление части или места службы означает выбытие военнослужащего из воинской части или места службы без разрешения на то соответствующего командира (начальника). Воинская часть, которую оставляет незаконно военнослужащий, может располагаться на определенной территории в казармах или иных помещениях, находиться в лагерях или походах. Место службы определяется местом фактического выполнения военнослужащим обязанностей военной службы. Неявка в срок на службу имеет место в случаях, когда военнослужащий при увольнении из части, при назначении, переводе, возвращении из командировки, отпуска или лечебного учреждения не является в установленный срок в часть без уважительных причин. Уважительными причинами неявки обычно признаются болезнь военнослужащего или его близких родственников, стихийное бедствие или событие, характеризующееся крайней необходимостью, препятствующие своевременной явке в часть или к месту службы.

Состав данного преступления формальный. Преступление считается оконченным, если виновный незаконно находился вне части или места службы, а равно не явился в часть в срок свыше двух суток, но не более десяти суток.

Субъективная сторона оставления части или места службы характеризуется прямым умыслом. Неявка в срок на службу может быть совершена как умышленно, так и неосторожно.

Субъект преступления - военнослужащий, проходящий военную службу по призыву. Квалифицированный вид данного преступления (ч. 2 ст. 337 УК).

Преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 337 УК будет иметься, если субъект указанных в законе действий – военнослужащий, отбывающий наказание в дисциплинарной части. Часть 3 ст. 337 УК предусматривает ответственность за самовольное оставление части или места службы, а равно неявку в срок без уважительных причин на службу продолжительностью свыше десяти суток, но не более одного месяца, совершенные военнослужащим, проходящим военную службу по призыву или по контракту. Часть 4 ст. 337 УК устанавливает ответственность за «деяния, предусмотренные частью третьей настоящей статьи, продолжительностью свыше одного месяца», соответственно усилив за это наказание. Самовольное оставление части или места службы, а равно неявка в срок без уважительных причин на службу во всех случаях исключает цель уклонения от прохождения военной службы и тем самым отличается от дезертирства.

Статья 337 УК имеет примечание, согласно которому военнослужащий, впервые совершивший деяния, предусмотренные настоящей статьей, может быть освобожден от уголовной ответственности, если самовольное оставление части или места службы явилось следствием стечения тяжелых обстоятельств. Такими обстоятельствами могут быть признаны:

- внезапное тяжкое заболевание родителей или других близких военнослужащему лиц, требующее от него срочно прибыть к месту нахождения больного;

- оказание незамедлительной помощи близким родственникам, пострадавшим от стихийного бедствия, пожара и т. п.

В статье 337 Уголовного Кодекса Российской Федерации предусмотрено несколько составов преступлений, различающихся между собой по субъекту и продолжительности уклонения:

а) самовольное оставление части или места службы, а равно неявка в срок без уважительных причин на службу, совершаемые военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, в том числе отбывающим наказание в дисциплинарной воинской части, на срок: свыше двух суток, но не более десяти суток (части 1 и 2 статьи 337), свыше десяти суток, но не более одного месяца (часть 3 статьи 337), свыше одного месяца (часть 4 статьи 337);

б) самовольное оставление части или места службы, а равно неявка в срок на службу без уважительных причин, совершаемые военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, на срок свыше десяти суток, но не более одного месяца (часть 3 статьи 337), продолжительностью свыше одного месяца (часть 4 статьи 337).

Преступления, указанные в части 1 и 2 статьи 337 Уголовного Кодекса Российской Федерации, в соответствии со статьей 15 Уголовного Кодекса относятся к преступлениям небольшой тяжести, а указанные в части 3 и 4 данной статьи Уголовного Кодекса - к преступлениям средней тяжести.

Общественная опасность этого преступления состоит в том, что военнослужащий, самовольно оставляя часть или место службы, уклоняется от исполнения обязанностей военной службы в течение определенного времени, чем наносит ущерб боеспособности и боевой готовности воинской части или подразделения.

В соответствии со статьей 243 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации военнослужащие, проходящие военную службу по призыву, вправе свободно передвигаться в пределах гарнизонов, в которые они уволены. Военнослужащие, проходящие военную службу по контракту, выезжают за пределы гарнизонов, в которых они проходят военную службу, лишь с разрешения командира части.

Военнослужащим, проходящим службу по призыву, выезд за пределы гарнизона запрещен, за исключением случаев убытия в отпуск, в командировку, при переводе или на лечение.

Порядок увольнения военнослужащих по призыву из части определен в статьях 244-249 Устава внутренней службы.

Виды, продолжительность и порядок предоставления отпусков военнослужащим определены в статье 11 Федерального закона «О статусе военнослужащих» и в главе VII Положения о порядке прохождения военной службы.

С объективной стороны данные преступления выражаются в совершении военнослужащим действия (самовольное оставление части или места службы) или в бездействии (неявка в срок в часть или к месту службы).

Под самовольным оставлением части или места службы следует понимать оставление военнослужащим части или места службы по своему усмотрению, без разрешения соответствующего командира. Самовольное оставление части обязательный признак состава данного преступления. Поэтому получение военнослужащим разрешения на убытие из части или неявку в срок со стороны командира, даже не имеющего права давать такое разрешение, исключает возможность привлечения к уголовной ответственности по данной статье Уголовного Кодекса. В этом случае ответственность за незаконное убытие из части или за неявку в срок должен нести соответствующий командир, давший такое разрешение. Причем не имеет значения, было ли разрешение оформлено каким-либо образом (издан приказ, выписана увольнительная записка, выдан отпускной билет и так далее) или оно дано в устной форме об отсутствии в действиях военнослужащего состава данного преступления свидетельствует сам факт получения им разрешения со стороны того или иного командира.

Вместе с тем в случаях очевидности для военнослужащего отсутствия полномочий на дачу такого разрешения со стороны командира, к которому он обратился с соответствующей просьбой (например, к командиру отделения), он может быть привлечен к уголовной ответственности по данной статье. Вопрос об отсутствии состава данного преступления может быть решен положительно лишь в случаях добросовестного заблуждения военнослужащего относительно законности полученного разрешения.

Под расположением части понимается обособленная территория (район казарменного, лагерного или походного расположения воинской части в границах, установленных соответствующим командованием), на которой размещаются подразделения и службы данной части.

Самовольный уход военнослужащего из одного подразделения в другое в пределах одной части не образует состав преступления, предусмотренного статьей 337 Уголовного Кодекса. Однако, если подразделения одной части расположены обособленно, самовольное оставление подразделения следует признавать самовольным оставление части.

Под местом службы, не совпадающим с расположением части, понимается любое иное место, определенное военнослужащему для исполнения обязанностей по военной службе в течение установленного времени или где он должен находиться по приказу либо с разрешения командования. Под неявкой в срок на службу без уважительных причин понимается преступное бездействие, состоящее в том, что военнослужащий, оставивший часть или место службы на законных основаниях (например, увольнение из части, получение назначения, перевод к новому месту службы, командировка, отпуск), не пребывает в часть или к месту службы в срок, указанный в увольнительной записке, командировочном удостоверении, предписании, отпускном билете или ином документе, при отсутствии объективных причин, препятствующих прибытию.

Продолжительность отсутствия в период самовольного оставления части или неявки в срок на службу является важным квалифицирующим признаком данных деяний.

В соответствии с частью 1 статьи 337 Уголовного Кодекса военнослужащий, проходящий военную службу по призыву, может быть привлечен к уголовной ответственности при продолжительности самовольного оставления части более двух суток. Самовольный уход из части или неявка в срок на службу меньшей продолжительности не образуют состава данного преступления вне зависимости от количества таких уходов, которые могут расцениваться лишь как дисциплинарные проступки. В соответствии с частью 3 статьи 337 Уголовного Кодекса военнослужащий по контракту может быть привлечен к уголовной ответственности при продолжительности самовольного отсутствия вне службы свыше десяти суток. При меньшей продолжительности самовольного отсутствия в действиях военнослужащего по контракту состав преступления отсутствует. При систематических невыходах на службу продолжительностью менее десяти суток военнослужащий может быть представлен к долгосрочному увольнению за несоблюдение условий контракта.

Самовольное оставление части - длящееся преступление. В связи с этим важное значение имеет определение момента начала и окончания данного преступления. Для военнослужащих, приходящих военную службу по призыву, начальным моментом самовольного оставления части или места службы считается время ухода из части или с места службы без соответствующего разрешения. При этом для квалификации данных действий военнослужащего по призыву не имеет значения, был ли совершен самовольный уход во время исполнения конкретных служебных обязанностей, в личное время или во время отдыха, установленного распорядком дня (статья 11 Федерального Закона «О статусе военнослужащих» и статья 225 Устава Воинской обязанности). Самовольный выезд за пределы гарнизона, совершенный военнослужащим по призыву, не образует состава данного преступления при условии, что отсутствие или неявка в срок на службу не превысили двух суток.

Для военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, в соответствии со статьей 11 Федерального Закона «О статусе военнослужащих» устанавливается регламент служебного времени, где в дополнение к распорядку дня определяются сроки и продолжительность выполнения этими военнослужащими основных мероприятий, вытекающих из обязанностей военной службы.

Начальным моментом неявки в срок на службу для военнослужащих, проходящих службу как по контракту, так и по призыву, считается время, указанное в соответствующем документе: увольнительной записке, отпускном билете, командировочном удостоверении, предписании и так далее. Для военнослужащих проходящих службу по контракту считается также неявка на службу ко времени, установленному в регламенте служебного времени.

Окончанием самовольного оставления части, а также неявки в срок на службу следует считать время, с которого военнослужащий по тем или иным причинам прекратил самовольное пребывание вне военной службы. При этом не требуется, чтобы военнослужащий возвратился к реальному исполнению служебных обязанностей, достаточно утраты признака самовольности отсутствия. окончанием данного преступления, в частности, следует считать наряду с добровольным возвращением военнослужащего в часть или к месту службы, задержание его представителями командования или органами милиции, явку в военкомат или прокуратуру с заявлением о самовольном оставлении части и так далее. В том случае, когда военнослужащий в период самовольного нахождения вне службы задерживается за совершение иного деяния и скрывает при этом свою причастность к военной службе, совершение самовольного оставления части не прекращается.

На практике иногда возникает вопрос, можно ли считать прекращением самовольного оставления части или неявки в срок на службу уведомление военнослужащим командования о месте нахождения.

Представляется, что такое уведомление может считаться моментом окончания данного преступления лишь в том случае, когда непосредственно после него военнослужащий прибывает в часть или же выполняет иное распоряжение командования (например, является в военную комендатуру, в военкомат, дожидается приезда представителя командования и так далее). Кроме того, уведомление может быть признано моментом окончания преступления и в том случае, если будет установлена уважительная причина последующей задержки явки в часть.

В данном случае с момента уведомления утрачивается признак самовольности отсутствия вне службы, поскольку военнослужащий действует во исполнение отданных ему распоряжений командования. Если же он пренебрегает ими, то момент уведомления нельзя считать прерыванием данного преступления, поскольку признак самовольности отсутствия не утрачивается.

Окончанием преступления можно считать обращение военнослужащего в органы власти, которые обладают полномочиями принимать меры к прекращению уклонения и доставке военнослужащего в часть. Заявление о самовольном оставлении части или о неявке на службу в иные организации (например, в общественное объединение, руководству предприятия) не может считаться моментом окончания данного преступления.

Субъектом данного преступления могут быть лишь военнослужащие, проходящие военную службу по призыву либо по контракту, а также военнослужащие, отбывающие наказание в дисциплинарной воинской части.

Граждане, пребывающие в запасе, не подлежат уголовной ответственности по статье 337 Уголовного Кодекса в случае совершения ими данного деяния в период прохождения военных сборов, поскольку они не могут быть причислены к военно-служащим, проходящим военную службу по призыву или по контракту даже на время прохождения военных сборов.

Субъектами данного преступления помимо лиц, указанных в статье 337 Уголовного Кодекса могут быть военные строители, поскольку они в соответствии с частью 2 статьи 331 Уголовного Кодекса приравниваются по своему правовому положению к военнослужащим.

К военнослужащим, отбывающим наказание в дисциплинарной воинской части, относятся военнослужащие, осужденные к содержанию в дисциплинарной воинской части, приговор в отношении которых вступил в законную силу и приведен в исполнение. В соответствии с пунктом 46 Правил отбывания уголовных наказаний осужденными военнослужащими осужденные военнослужащие зачисляются в списки переменного состава дисциплинарной воинской части со дня прибытия их в эту часть. С субъективной стороны, самовольное оставление части или места службы, а также неявка к месту службы являются умышленными преступлениями, совершаемыми только с прямым умыслом по отношению к продолжительности уклонения.

Мотивы данного преступления могут быть различными, что не влияет на квалификацию, однако учитываются при назначении наказания или при решении вопроса об освобождении от уголовной ответственности в соответствии с примечанием к статье 337 Уголовного Кодекса. Умышленная вина применительно к самовольному оставлению части состоит в сознании и желании субъекта самовольно, без разрешения начальника оставить воинскую часть или место службы и таким способом уклониться от несения обязанностей военной службы. При этом отношение субъекта к продолжительности отсутствия может быть не только умышленным, но в отдельных случаях и неосторожным. Обязательным признаком субъективной стороны рассматриваемого преступления является намерение виновного находиться вне части или места службы, а также неявки в срок на службу продолжительностью свыше двух, десяти суток или свыше месяца без цели уклониться от военной службы вовсе, но его задерживают ранее наступления намеченного им срока либо преступление пресекается иным, не зависящим от воли виновного способом, содеянное им подлежит квалификации как покушение на совершение преступления, предусмотренного соответствующей частью статьи 337 Уголовного Кодекса.

Статья 337 Уголовного Кодекса имеет примечание, согласно которому военнослужащий, совершивший самовольное оставление части или места службы, может быть освобожден от уголовной ответственности.

Военнослужащим, впервые совершившим деяние, предусмотренные статьей 337 Уголовного Кодекса, считается лицо, которое ранее судом не было признано виновным в совершении данного преступления либо у него истек срок судимости, связанный с совершением данного деяния.

Законодатель специально не определяет перечень тяжелых обстоятельств, которые могут служить основанием для освобождения от уголовной ответственности. Под этими обстоятельствами следует понимать объективные и субъективные явления, определившие принятие военнослужащим решения о совершении данного деяния, оценка которых позволяет сделать вывод о нецелесообразности применения к нему мер уголовно-правового воздействия.

Вопрос об освобождении от уголовной ответственности на основании положений, закрепленных в примечании к статье 337 Уголовного Кодекса, решается в каждом случае индивидуально, в зависимости от всех обстоятельств дела и личности виновного.

Решение об освобождении от уголовной ответственности в соответствии с примечанием к статье 337-338 Уголовного Кодекса может быть принято на стадии возбуждения уголовного дела (путем вынесения постановления об отказе в возбуждении дела в соответствии со статьей 148 Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации), в ходе предварительного следствия или судебного разбирательства (путем прекращения дела).

В некоторых случаях стечение тяжелых обстоятельств может быть признано крайней необходимостью, что исключает преступность деяния и влечет прекращение уголовного дела за отсутствием Состава преступления по пункту 2 статьи 24 Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации.

Если военнослужащий совершил несколько уклонений от военной службы путем самовольного оставления части или места службы, ответственность за которые предусмотрена одной и то же частью статьи 337 Уголовного Кодекса, содеянное следует квалифицировать как единое преступление, совершенное при отягчающих обстоятельствах, указанных в пункте «а» статьи 63 Уголовного Кодекса (неоднократность).

Покушение на самовольное оставление части или неявку в срок на службу должно получить самостоятельную юридическую оценку (по части 3 статьи 30 и статьи 337 Уголовного Кодекса).

Самовольное оставление части или места службы во время несения боевого дежурства, пограничной, караульной службы, службы по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, внутренней службы или патрулирования в гарнизоне требует дополнительной квалификации помимо статьи 337 Уголовного Кодекса также по статье 340-344 Уголовного Кодекса при наличии признаков соответствующего состава преступления.

Органами предварительно следствия рядовой Ф., наряду с совершением другого преступления обвинялся также в самовольном оставлении части в период с 22 января по 12 марта и с 5 по 23 апреля 1999 г. Эти его действия были квалифицированы соответственно по части 3 и части 4 статьи 337 Уголовного Кодекса.

Военным Судом Свободненского гарнизона при рассмотрении дела было правильно установлено, что уклонение Ф. от службы в обоих случаях было обусловлено применявшимся к нему физическим насилием и неоднократными угрозами расправой со стороны старослужащих. Вместе с тем прекращение уголовного дела в отношении Ф. на основании примечания к статье 337 Уголовного Кодекса только в связи с ранее не привлекался, является неверным. Из определения суда по данному делу усматривается, что Ф. совершил два самовольных оставления части, ни по одному из которых срок давности к моменту рассмотрения дела не истек. Поэтому под категорию лиц, совершивших рассматриваемое преступление впервые, он не подпадал.

У Суда не было оснований для освобождения Ф. от уголовной ответственности (ни за каждое из совершенных преступлений в отдельности, ни за их совокупность) на основании лишь примечания к статье 337 Уголовного Кодекса.

Применение насилия к Ф. могло свидетельствовать об оставлении им части под влиянием крайней необходимости и, соответственно, отсутствии состава преступления, что и должно было найти отражение в приговоре. тяжелыми обстоятельствами, подпадающими под условия примечаний к статье 337 и 338 Уголовного Кодекса, следует также считать возникновение некоторых оснований для увольнения, предусмотренных Федеральным Законом «О воинской обязанности и военной службе». Такими, к примеру, являются необходимость постоянного ухода за родственником, ребенком, оказание помощи одинокой матери, имеющей малолетних детей и некоторые другие.

В каждом конкретном случае вопрос о наличии этих обстоятельств должен решаться индивидуально, с учетом конкретных обстоятельств дела. При этом не исключены ситуации, когда одни и те же факторы при разных условиях могут быть признаны тяжелыми либо нет.

Примером правильной оценки всех обстоятельств и прекращения к статье 337 Уголовного Кодекса является дело в отношении матроса Б. Военным Судом Фокинского гарнизона Б. был признан виновным в уклонении от военной службы продолжительностью свыше одного месяца и осужден по части 4 статьи 337 Уголовного Кодекса.

Рассмотрев дело в порядке надзора, военный суд Тихоокеанского флота приговор в отношении Б. отменил. Согласно материалам дела, у Б. 31 июля 1995 г. умерла мать, в связи с чем ему был предоставлен отпуск. После смерти матери на иждивении Б. остались его родные брат и сестра 1987 и 1988 года рождения, а также престарелая бабушка. При этом Б. остался единственным, кто мог ухаживать за своими родственниками, чем он фактически до своего задержания и занимался.

С учетом изложенного Б. на основании пункта 4 статьи 49 Закона Российской Федерации «О воинской обязанности и военной службе» подлежат увольнению в запас как единственное лицо, занятое уходом за членами семьи, нуждающимися в посторонней помощи и не находящимися на полном государственном содержании.

При таких обстоятельствах военный суд флота пришел к правильному выводу о том, что преступление Б. совершено вследствие стечения тяжелых обстоятельств и обоснованно прекратил уголовное дело на основании примечания к статье 337 Уголовного Кодекса.

4. Понятие и состав статьи 338 Уголовного Кодекса «Дезертирство»

Это преступление определяется в законе как самовольное оставление части или места службы в целях уклонения от прохождения военной службы, а равно неявка с той же целью на службу, совершенные военнослужащим, проходящим военную службу по призыву (ст. 338 УК).

Объективная сторона дезертирства выражается в самовольном оставлении воинской части или места службы военнослужащим либо в неявке его в часть (на службу) из отпуска, командировки, лечебного заведения. Дезертирство является длящимся преступлением с формальным составом и считается оконченным с момента выбытия военнослужащего из части или оставления места службы либо с момента невозвращения в установленный срок из отпуска, командировки, лечебного заведения. Однако преступное состояние дезертира продолжается до тех пор, пока на нем лежит обязанность несения военной службы, возложенная на него Конституцией Российской Федерации (ст. 59) и Законом РФ о воинской обязанности, в соответствии с которым на действительную военную службу подлежат призыву граждане мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет. По достижении 27-летнего возраста они от призыва освобождаются. Исходя из этого, дезертирство как длящееся преступление фактически прекращается с момента отпадения у лица обязанности нести действительную военную службу. Другими основаниями прекращения преступного состояния дезертира являются явка с повинной или задержание его органами власти.

Субъективная сторона дезертирства характеризуется только прямым умыслом и специальной целью - уклониться от военной службы.

Субъектами преступления являются военнослужащие, проходящие военную службу по призыву.

Квалифицированный вид данного преступления предусмотрен ч. 2 ст. 338 УК. Закон устанавливает более строгую ответственность за дезертирство с оружием, вверенным по службе, а равно дезертирство, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой. УК РСФСР 1960 г. этих признаков не предусматривал. По новому УК, если военнослужащий дезертировал с оружием, вверенным по службе, его действия полностью охватываются ч. 2 ст. 338 УК. Лишь в случае хищения оружия, не вверенного ему, ответственность наступает за совокупность преступлений. Понятие дезертирства, совершенного группой лиц по предварительному сговору, раскрывается на основании положений ч. 2 ст. 35, а организованной группой - положений части 3 той же статьи настоящего Кодекса.

Статья 338 УК имеет примечание: военнослужащий, впервые совершивший дезертирство, предусмотренное ч. 1 настоящей статьи, может быть освобожден от уголовной ответственности, если он добровольно явился с повинной либо дезертирство было следствием стечения тяжелых обстоятельств. Тяжелыми обстоятельствами могут быть признаны: смерть или тяжелое заболевание кого-то из родителей или близких родственников, стихийное бедствие или уничтожение пожаром жилища, семьи и т. п., потребовавшие от военнослужащего находиться вместе с пострадавшими для оказания им помощи.

Статья 338 Уголовного Кодекса Российской Федерации определяет дезертирство как самовольное оставление части или места службы в целях уклонения от прохождения военной службы, а равно неявку в тех же целях на службу.

Дезертирство - наиболее опасное и тяжкое преступление против порядка прохождения военной службы, поскольку гражданин, вопреки Конституционной обязанности 9статья 59 Конституции Российской Федерации), полностью уклоняется от исполнения обязанностей военной службы.

Субъектом дезертирства, как и при самовольном оставлении части или места службы, могут быть военнослужащие, проходящие военную службу как по призыву, так и по контракту. Объектом дезертирства является установленный в Вооруженных силах, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации порядок пребывания на военной службе как составная часть порядка прохождения военной службы.

По статье 338 несут ответственность и военнослужащие, совершившие указанное преступление после осуждения к наказанию с содержанием в дисциплинарной воинской части или в виде ареста с содержанием на гауптвахте. Эти лица сохраняют после осуждения статус военнослужащего, а поэтому их побег с гауптвахты, из дисциплинарной воинской части, во время их конвоирования, совершенный с целью вовсе уклониться от военной службы, является дезертирством и должен влечь ответственность по статье 338 Уголовного Кодекса Российской Федерации.

В то же время, когда военнослужащий, привлеченный к уголовной ответственности, содержится под стражей в следственном изоляторе или на гауптвахте в порядке меры пресечения, он соответствующим судебным или прокурорским актом исключается из сферы военно-служебных отношений. Его правовой статус в этом случае в соответствии с Федеральным Законом Российской Федерации от 21 июня 1995 г. «О содержании под стражей подозреваемых в совершении преступления» определяется как подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления. Содержание таких лиц на гауптвахте предусмотрено статьей 11 указанного Закона. В данном случае гауптвахта рассматривается как место содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления, а поэтому побег таких лиц с гауптвахты не может расцениваться как преступление против порядка прохождения военной службы и должно квалифицироваться по статье 313 Уголовного Кодекса.

С субъективной стороны дезертирство может быть совершено только с прямым умыслом. Согласно статье 338 Уголовного Кодекса дезертирство. - это самовольное оставление части или места службы, совершенное в целях уклонения от прохождения военной службы, а равно неявка в тех же целях на службу.

Поэтому для признания лица виновным в дезертирстве необходимо точно установить умысел на уклонение от военной службы вовсе.

При этом о наличии у виновного умысла на уклонение от военной службы вовсе могут свидетельствовать следующие данные. Это, во-первых, факты, характеризующие поведение виновного после самовольного оставления части или места службы, неявки на службу: фактическое длительное пребывание вне части и неиспользование всех реальных возможностей для возвращения в нее; переодевание в гражданскую одежду и уничтожение военной формы; уничтожение подлинных и приобретение подложных документов, удостоверяющих личность; проживание под чужим именем; стремление изменить свою внешность; сокрытие своей принадлежности к Вооруженным Силам; попытки устройства на работу, а также получить иной постоянный источник существования.

Во-вторых, это обстоятельства, характеризующие отношение виновного к исполнению обязанностей по военной службе, объективные возможности их надлежащего исполнения, а также поведение виновного в период службы; высказывание окружающим недовольства по поводу трудностей военной службы и намерения уклониться от нее вовсе; недобросовестное выполнение служебных обязанностей; совершение в прошлом правонарушении либо преступлении.

Важнейшим признаком субъективной стороны состава рассматриваемого преступления является цель уклониться от военной службы, о чем содержится прямое указание в диспозиции статьи 338 Уголовного Кодекса. Цель уклониться от военной службы заключается в намерении виновного вовсе, так или иначе в течение всего предусмотренного законом срока уклониться от исполнения воинских обязанностей. Случаи длительного уклонения от военной службы путем самовольного оставления части либо неявки в срок без уважительных причин на службу, но без цели вовсе уклониться от несения обязанностей военной службы должны квалифицироваться по статье 337 Уголовного Кодекса.

В практике довольно часто имеют место случаи, когда цель уклониться от военной службы появляется у военнослужащего не перед оставлением части или места службы, а уже в процессе незаконного нахождения вне части после самовольного оставления части. В таких случаях следует исходить из того, что одно менее тяжкое преступление против порядка прохождения военной службы перерастает в другое, более тяжкое, которое должно быть квалифицировано по статье 338 Уголовного Кодекса.

Цель следует отличать от мотивов уклонения от военной службы. Целью при дезертирстве всегда является одно - это уклонение от обязанностей военной службы путем самовольного оставления части или неявки в часть и незаконное пребывание вне армии. Мотивы же при этом могут быть различными: боязнь ответственности за совершенный проступок или преступление; нежелание переносить трудности военной службы; боязнь смерти при выполнении обязанностей в составе частей, выполняющих боевые задачи, и другое. Мотивы дезертирства должны учитываться при определении степени общественной опасности преступления и меры наказания виновному.

С объективной стороны дезертирство может быть совершенно путем действия в форме самовольного оставления части или места службы либо бездействия - неявки в срок на службу. Совершая дезертирство, военнослужащий умышленно и противоправно исключает себя из сферы военно-служебных отношений без намерения в будущем возвратиться когда-либо к исполнению обязанностей военной службы.

Для признания оконченного состава дезертирства продолжительность незаконного отсутствия военнослужащего в воинской части или месте службы значения не имеет. Основополагающим при этом является доказанность цели уклониться от военной службы, в силу чего дезертирство должно признаваться оконченным независимо от того, сколько времени военнослужащий незаконно находился вне части или места службы.

Военная коллегия Верховного Суда СССР в своем определении по делу К. и Р. в обоснование необходимости квалификации или содеянного как дезертирства указала, что при наличии цели уклониться от военной службы самовольное оставление части независимо от продолжительности нахождения вне части (хотя бы оно укладывалось в пределах самовольной отлучки) образует состав дезертирства.

Продолжительность пребывания вне военной службы может учитываться при назначении наказания в совокупности с другими обстоятельствами дела и данными о личности виновного. Поскольку совершение дезертирства возможно только с прямым умыслом, то возможно приготовление и покушение на это преступление. О покушении на совершение дезертирства можно вести речь лишь до момента оставления части или места службы, а при совершении преступления в виде неявки в часть - до момента истечения срока явки.

Как приготовления к совершению дезертирства могут быть расценены действия военнослужащего по приобретению документов и одежды, изысканию способов оставления части или места службы и убытию в предполагаемое место пребывания после оставления части, установлению связей с родственниками и знакомыми, у которых военнослужащий намерен остановиться после совершения дезертирства, и тому подобное. Действия же военнослужащего, предпринятые непосредственно для оставления воинской части или места службы, могут быть расценены как покушение на дезертирство.

Начальным моментом дезертирства следует считать время самовольного ухода из части либо с места службы или истечение срока явки на службу с целью уклониться от военной службы. С этого же момента дезертирство считается оконченным. Добровольный отказ от совершения дезертирства возможен только до момента самовольного ухода из части либо до истечения срока прибытия на службу.

Поэтому, если военнослужащий, совершив дезертирство через какое-то время изменит свое намерение и решит возвратиться на службу, то такие его действия должны расцениваться как явка с повинной, а не добровольный отказ от совершения дезертирства.

Явка с повинной военнослужащего, оставившего часть с целью уклониться от военной службы, может рассматриваться в качестве обстоятельства, смягчающего наказание. Возможны случаи, когда военнослужащий после кратковременного, в пределах двух суток незаконного пребывания вне части или места службы, добровольно явился, его действия в силу их малозначительности согласно части 2 статьи 14 Уголовного Кодекса могут не рассматриваться как преступление, предусмотренное статьей 338 Уголовного Кодекса Российской Федерации.

Освобождение от уголовной ответственности военнослужащего, совершившего дезертирство вследствие стечения тяжелых обстоятельств, возможно на основании примечания к статье 338 Уголовного Кодекса.

Дезертирство - длящееся преступление, оно совершается (длится) в течение всего времени противоправного нахождения вне службы.

Моментом прекращения дезертирства следует считать время, когда виновный сам по доброй воле прекратит преступное пребывание вне службы (явится с повинной в правоохранительные органы государственной власти и так далее) либо его преступное нахождение вне части или места службы будет пресечено военным командованием или органами власти.

Лицо, находящееся в дезертирстве, не перестает быть субъектом военно-служебных отношений. Так, военнослужащий, дезертировавший из части, который в процессе его задержания умышленно причиняет себе телесные повреждения, подлежит уголовной ответственности за совершение преступления против военной службы - членовредительство.

Дезертирство может совершаться военнослужащим, находящимся при исполнении специальных обязанностей военной службы (во время несения боевой и караульной служб, службы в составе наряда по охране государственной границы Российской Федерации). В подобных случаях действия военнослужащего как посягающие на порядок несения специальных служб помимо дезертирства подлежат дополнительной квалификации по соответствующим статьям Уголовного Кодекса (статьи 340-344).

В практике имеют место случаи совершения дезертирства, сопряженного с незаконным пересечением государственной границы Российской Федерации и уходом на территорию другого государства. Такие действия виновного также образуют совокупность преступлений, предусмотренных статьями 338-339 Уголовного Кодекса Российской Федерации.

С учетом того, что дезертирство отнесено к длящимся преступлениям, в практике определенные трудности возникают при решении вопроса о назначении наказания в соответствии со статьей 69 Уголовного Кодекса Российской Федерации.

При этом, если лицо осуждается одновременно за дезертирство и преступление, совершенное во время дезертирства, наказание должно назначаться по правилам части 1-4 статьи 69 Уголовного Кодекса Российской Федерации. При осуждении за дезертирство после вынесения приговора за преступления, совершенные в период уклонения от военной службы, наказание назначается по правилам части 5 статьи 69 Уголовного Кодекса Российской Федерации.

С учетом того, что дезертирство отнесено к длящимся преступлениям, в практике определенные трудности возникают при решении вопроса о назначении наказания в соответствии со статьей 69 Уголовного Кодекса Российской Федерации.

При этом, если лицо осуждается одновременно за дезертирство и преступление, совершенное во время дезертирства, наказание должно назначаться по правилам части 1-4 статьи 69 Уголовного Кодекса Российской Федерации. При осуждении за дезертирство после вынесения приговора за преступления, совершенные в период уклонения от военной службы, наказание назначается по правилам части 5 статьи 69 Уголовного Кодекса Российской Федерации.

В отличие от ранее действовавшего военно-уголовного законодательства в статье 338 Уголовного Кодекса Российской Федерации. Предусмотрена уголовная ответственность за совершение дезертирства с оружием, вверенным по службе, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.

В совершении указанного преступления предусмотрено наказание в виде лишения свободы сроком от трех до десяти лет.

Следует иметь в виду, что дезертирство при указанных обстоятельствах отличается повышенной общественной опасностью, в силу чего за его совершение предусмотрено более строгое наказание и исключена возможность освобождения от уголовной ответственности по основаниям (в силу стечения тяжелых обстоятельств), изложенным в примечании к указанной статье.

Под оружием, вверенным военнослужащему по службе, следует понимать табельное стрелковое и иное оружие, которым военнослужащий обладает правомерно, в силу возложенных на него обязанностей по военной службе (вооружение военнослужащих для несения специальных служб: караульной, внутренней, патрульной, боевого дежурства и так далее). Таким оружием могут быть: автоматы, пулеметы, пистолеты, карабины, гранатометы и другое оружие, принятое на вооружение в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации, не подпадают под понятие «оружие» стартовые, строительные, сигнальные пистолеты, взрывчатые вещества, имитационные устройства, боеприпасы и иные устройства, а поэтому они не могут входить в круг предметов, дезертирство с которыми служит основанием для квалификации содеянного виновным по части 2 статьи 338 Уголовного Кодекса Российской Федерации. Не подлежат квалификации по данной норме действия военнослужащего, дезертировавшего из части или места службы с вверенным ему по службе холодным оружием - штык-ножом, являющимся принадлежностью огнестрельного табельного оружия.

По части 2 статьи 338 Уголовного Кодекса Российской Федерации действия военнослужащего квалифицируются лишь в том случае, когда оружие у него находится на законных основаниях.

Дезертирство с оружием, вверенным военнослужащему по службе, независимо от последующего поведения виновного и иных обстоятельств содеянного, как правило, всегда образует и хищение оружия. В данном случае имеет место самостоятельный объект посягательства, который не охватывается составом дезертирства с оружием. Поэтому такие действия подлежат квалификации по совокупности части 2 статьи 338 и статьи 226 Уголовного Кодекса Российской Федерации.

Рядовой З. в целях уклонения от прохождения военной службы с вверенным ему оружием - автоматом АКМ - самовольно оставил пост внутреннего караула, на котором исполнял обязанности часового, после чего до момента задержания с использованием оружия совершил ряд других преступлений.

Эти его действия наряду с иными статьями обоснованно квалифицированы военным судом Ижевского гарнизона по части 2 статьи 338 и части 1 статьи 226 Уголовного Кодекса Российской Федерации.

Только по части 2 статьи 338 Уголовного Кодекса Российской Федерации подлежат квалификации случаи изъятия дезертиром из части вверенного ему оружия, не образующие состава хищения оружия. По существу, речь идет о весьма ограниченном круге ситуаций, определяемых в теории как «временное заимствование» оружия, когда объективные и субъективные обстоятельства побуждают дезертира забрать с собой вверенное оружие без намерения присвоить его себе, передать другому лицу, а равно распорядиться им по своему усмотрению иным образом.

Например, по делу рядового Ю. было установлено, что последний, будучи часовым, дезертировал с оружием. Последнее обстоятельство виновный объяснил тем, что оставленный им на посту без присмотра автомат мог быть похищен другими лицами или иным образом утрачен. Отсутствие цели присвоения автомата подтверждалось и тем, что через несколько дней после совершения дезертирства он подбросил оружие в линейное отделение милиции.

Вместе с тем оставление воинской части с выданным автоматом, распоряжение им и последующее оставление на одной из дач, где он впоследствии был найден посторонними лицами, едва ли свидетельствует об отсутствии в действиях рядового К., осужденного военным судом Иркутского Гарнизона только по части 2 статьи 338 Уголовного Кодекса Российской Федерации, признаков хищения оружия.

В том же случае, когда военнослужащий завладевает оружием, преступным путем (похищает либо вымогает), а затем совершает с этим оружием дезертирство, его действия подлежат квалификации по статье 226 Уголовного Кодекса и части 1 статьи 338 Уголовного Кодекса. Если в последующем этот военнослужащий передает, сбывает, хранит, переводит или носит это оружие, что в его действиях содержится состав преступления, предусмотренный статьей 222 Уголовного Кодекса.

Понятие совершения преступления группой лиц по предварительному сговору содержится в части 2 статьи 35 Уголовного Кодекса. В силу ее положений для признания совершения дезертирства с указанным квалифицирующим признаком необходимо, чтобы участвующие в дезертирстве военнослужащие заранее договорились о совместном его совершении.

Если будет установлено, что хотя военнослужащие и совершили дезертирство одновременно, однако они об этом заранее не договаривались, оснований для квалификации содеянного ими по вышеизложенному признаку не имеется.

Для признания совершения дезертирства организованной группой необходимо, чтобы в соответствии с частью 3 статьи 35 Уголовного Кодекса оно было совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения этого преступления. Основания для такой квалификации будут иметь место только в том случае, если по делу будет установлено, что два или более военнослужащих заранее договорились о совместном совершении дезертирства, провели с этой целью предварительную подготовку или иным образом объективно засвидетельствовали устойчивость возникших между ними связей с целью совершения дезертирства. На практике в качества таких оснований могут быть расценены данные о том, что военнослужащие заранее, действуя во исполнение совместного плана на дезертирство, подготовили документы, гражданскую одежду, договорились о легализации своего положения после дезертирства, или иным образом создали условия для сокрытия своей принадлежности к армии во время незаконного нахождения вне военной службы.

В том же случае, когда дезертирство совершается одним военнослужащим при соучастии подстрекателей или пособников из числа военнослужащих или гражданских лиц, действия последних подлежат квалификации по статье 338 Уголовного Кодекса со ссылкой на статью 33 Уголовного Кодекса.

Военнослужащий, исключенный из сферы воинских правоотношений в связи с применением к нему меры пресечения в виде заключения под стражу, не может нести ответственность по статьям 337, 338, 339 Уголовного Кодекса.

Военным Судом Уфимского гарнизона А., совершил побег с гарнизонной гауптвахты, на которой он находился в связи с избранием в отношении него меры пресечения по уголовному делу в виде заключения под стражу, был осужден по части 1 статьи 313 и части 1 статьи 338 Уголовного Кодекса.

Действия А. суд первой инстанции расценил как побег из-под стражи и дезертирство. Военный суд Приволжского военного округа, рассмотрев дело в кассационном порядке, пришел к правильному выводу о том, что с момента избрания меры пресечения в виде заключения под стражу и помещения на гарнизонную гауптвахту, А. был выведен из сферы воинских правоотношений, в связи с чем он не подлежал ответственности по части 1 статьи 338 Уголовного Кодекса.

Заключение

Уклонение гражданина от призыва состоит в неявке гражданина по повестке военного комиссара о призыве на военную службу в указанный срок без уважительных причин или получении путем причинения себе телесного повреждения, подлога документов или иного обмана незаконного освобождения от призыва на военную службу.

При уклонении гражданина от призыва сотрудники военного комиссариата обращаются в милицию. Органы внутренних дел в пределах своей компетенции производят розыск и при наличии законных оснований задержание граждан, уклоняющихся от воинского учета, призыва на военную службу или военные сборы, прохождения военной службы, военных сборов, альтернативной службы (ст. 3 Закона РФ «О воинской обязанности и военной службе»).

Исследования, проведенные военными социологами, ясно дают понять, что существующие и прогнозируемые случаи и тенденции уклонения от воинской службы требуют создания определенной профилактической системы. С одной стороны, она должна помочь командирам и воспитателям поэтапно, в зависимости от сроков службы, укреплять мотивацию военнослужащих к выполнению воинского долга. При этом должны учитываться и проблемы социально-бытового обеспечения военнослужащих, своевременность и справедливость распределения отпусков и многие другие факторы, способные сдержать порывы и намерения к уклонению.

Социологический анализ последствий совершения уклонений этого уровня позволяет отметить, что значительные ресурсы затрачиваются на организацию розыска военнослужащих, самовольно оставивших часть. Поэтому, с другой стороны, по опыту зарубежных армий (например, США) необходимо частично снять напряжение с командиров и начальников за уклонения от службы их подчиненных с помощью специальных структур военной инспекции, которой будет вполне по силам пресечь попытки самовольного оставления части или осуществить розыск военнослужащих.

Для военнослужащих-срочников, оставивших часть в силу издевательств и глумлений, неуставных взаимоотношений, а также слабого здоровья и неспособности нести службу, нужно создание реабилитационных центров при округах и соединениях, позволяющих им пройти адаптацию и вернуться к исполнению обязанностей в других частях и подразделениях.17

Сейчас Государственная Дума пытается ужесточить закон о прохождении воинской службы, в частности, в части неявки на призывной пункт в связи с неполучением повестки, что вызвало шквал недовольства в обществе. Однако, как кажется, следует обратить внимание на мотивы уклонения от воинской и альтернативной службой, рассмотренные во второй главе; устранение причин нежелания молодых людей служить в армии, переход на контрактную службу снимет социальную напряженность, в то время как карательные меры только ее усугубят.

Из написанной работы модно сделать вывод, что преступлениями против военной службы признаются преступления против установленного порядка прохождения военной службы, совершенные военнослужащими, проходящими военную службу по призыву либо по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации, а также гражданами, пребывающими в запасе, во время прохождения ими военных сборов.

Объектом самовольного оставления части или места службы и дезертирства является установленный порядок пребывания на военной службе, в соответствии с которым военнослужащий должен проходить службу в установленном месте и выполнять служебные обязанности в полном объеме.

Военнослужащий. исключенный (временно выведенный) из сферы воинских правоотношений в связи с применением к нему меры пресечения в виде заключения под страж, не может нести ответственности по статьям 337, 338, 339.

Анализ объективной стороны указывает группы преступлений и показывает, что для них характерны такие одинаковые признаки. как самовольность оставления части или места службы и неявка в срок на службу.

В соответствии со статьей 243 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации военнослужащие, проходящие военную службу по призыву, вправе свободно передвигаться в расположении воинских частей и в пределах гарнизонов, в которые они уволены из расположения воинской части. Военнослужащие, проходящие военную службу по контракту, вправе свободно передвигаться в пределах гарнизонов, в которых они проходят военную службу, а выезд за их пределы возможен лишь с разрешения командира части.

Субъектами преступления против порядка прохождения военной службы могут быть военнослужащие, проходящие военную службу по контракту и по призыву.

С субъективной стороны преступления против порядка прохождения военной службы являются умышленными преступлениями, совершаемыми только с прямым умыслом.

Мотивы указанных преступлений могут быть различными, что не влияет на квалификацию, однако учитываются при назначении наказания или при решении вопроса об освобождении от уголовной ответственности в соответствии с примечаниями к статье 337, 338 Уголовного Кодекса.

В соответствии с указанными примечаниями военнослужащий, впервые совершивший деяния, предусмотренные в статье 337 и части 1 статьи 338 Уголовного Кодекса, может быть освобожден от уголовной ответственности, если самовольное оставление части или дезертирство явились следствием стечения тяжелых обстоятельств.

Таким образом, возможность освобождения от уголовной ответственности по данному основанию ограничена, с одной стороны, кругом лиц (уклонившихся от службы впервые) и, с другой стороны, перечнем составов, подпадающих под действие этих примечаний.

Например, если в случае самовольного оставления части положения примечания применим к любому из преступлений, перечисленных в статье 337 Уголовного Кодекса, то при совершении дезертирства - только к неквалифицированному составу (часть 1 статьи 338 Уголовного Кодекса).

Лицо считается совершившим рассматриваемое преступление впервые, если оно ранее не совершало данное преступление. Расширительное толкование при этом недопустимо.

В некоторых случаях стечение тяжелых обстоятельств может быть признано крайней необходимостью, что исключает преступность деяния и влечет прекращение уголовного дела за отсутствием состава преступления по пункту 2 части 1 статьи 24 Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации. Смягчающие обстоятельства не препятствуют привлечению к уголовной ответственности, а лишь свидетельствуют о меньшей общественной опасности деяния или личности виновного. Они должны учитываться судом при назначении наказания.


Список литературы

1. Нормативные акты.

.1. Конституция Российской Федерации. - СПб.: «Манускрипт», 1996.

.2. Уголовный Кодекс Российской Федерации. - М.: ООО «ТК Велби», 1996.

.3. Уголовно-процессуальный Кодекс Российской Федерации. - М.: Издательство НОРМА, 2001.

.4. Уголовно-исполнительный Кодекс Российской Федерации. - М.: ООО «ВИТРЭМ», 2002.

.5. Уголовный Кодекс Российской Федерации. - М.% Омега-Л, 2004.

.6. Федеральный Закон Российской Федерации «О внесении изменений в Уголовный Кодекс Российской Федерации от 8 декабря 2003 г.» №1062.

.7. Федеральный Закон Российской Федерации «Об обороне» СЗ РФ 1996 «23.

.8. Федеральный Закон Российской Федерации «О воинской обязанности и военной службе» ФЗ от 28 марта 1998 г., с изменениями и дополнениями, внесенными ФЗ от 21 июля 1998 г., 7 августа 2000 г., 7 ноября 2000 г., 12 февраля 2001 г. // СЗ РФ 1998. №13.

.9. Федеральный Закон Российской Федерации «О статусе военнослужащих» от 21 мая 1998 г., с изменениями и дополнениями, внесенными ФЗ от 31 декабря 1999 г., 19 июня, 7 августа , 27 декабря 2000 г., 26 июля 2001 г. // СЗ РФ 1998. №22.

. Подзаконные акты

.1. Указ Президента Российской Федерации от 30 июня 2002 г. №671 «О внесении изменений в общевоинские уставы Вооруженных Сил Российской Федерации».

.2. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2000 г. №9 «О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службы и статусе военнослужащих». №5. 2000 г.

. Учебные издания

.1. Борисенко В.М., Егоров К.И. «Преступления против военной службы» - СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2008.

.2. Борзенков Г.М., Комиссаров В.С. Уголовное право Российской Федерации, особенная часть. - М.: НКД «Зерцало-М», 2007.

.3. Ветров Н.И., Ляпунов Ю.И. Уголовное право Российской Федерации, особенная часть - М.: Новый Юрист, 1998.

.4. Ветров Н.И. Уголовное право России, особенная часть, учебник для вузов 2-е издание переработанное и дополненное. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2009.

.5. Грачев Ю.В., Ермакова Л.Д. Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации - М.: «ТК Велби», издательство Проспект, 2004.

.6. Дубровин В.Н., Мигачев Ю.И. Юридическая ответственность военнослужащих. Справочное пособие. - М.: ООО издательство «Юрлитинформ», 2008.

.7. Журавлева М.П., Никулина С.И. Российское Уголовное право. - М.: издательство «Спарк», 1998.

.8. Игнатов А.Н., Красиков Ю.А. Уголовное право России. Учебник для вузов, том 2, особенна часть. - М.: издательская группа НОРМА-ИНФРА, 1998.

.9. Иногамова-Хегай Л.В. Уголовное право Российской Федерации, том 2, особенная часть - М.: ИНФРА-М, 2002.

.10. Кислицин М.К. Военно-уголовное законодательство - М.: издательство НОРМА, 2002.

.11. Казаченко И.Я., Незнамов З.П., Новоселов Г.П. Уголовное право, особенная часть. Учебник для вузов - М.: Издательство НОРМА, 2002.

.12. Кузнецов М.И. Военное право - М.: издательство «Военный Университет», 1996.

.13. Лебедев В.М. Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации - 3-е издание - М.: Юрайт-Издат, 2004, раздел XI.

.14. Петухов Н.А. Преступления против воинской службы. Учебник для вузов. - М.: издательство НОРМА, 2002.

.15. Петухов Н.А. Военно-уголовное законодательство Российской Федерации. Научно-практический комментарий, серия Право в Верховном суде, издательство НОРМА, 2008.

.16. Рарог А.И. Уголовное право России, особенная часть - М.: Институт международного права и экономики имени А.С.Грибоедова, 1998.

.17. Рыжаков А.П. Комментарий к Уголовно-процессуальному Кодексу Российской Федерации - 2-е издание с изменениями и дополнениями - М.: Издательство НОРМА, 2006.

.18. Сызранцев В.Г. Воинские преступления. Комментарий к главе 33 Уголовного Кодекса Российской Федерации - СПб.: Юридический Центр Пресс, 2009.

. Судебная практика

.1. Обзор Военной Коллегии Верховного Суда Российской Федерации по кассационно-надзорной практике военных трибуналов округов (флотов) от 11.05.1970.

.2. Определение Военной Коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 18 октября 1977 г. // Бюллетень Военной Коллегии Верховного Суда Российской Федерации, 1978.

.3. Информационный Бюллетень ГВП, 1978.

.4. Обзор кассационно-надзорной практики Военной Коллегии Верховного Суда Российской Федерации за II полугодие 1987.

.5. Определение Военной Коллегии Верховного Суда // Бюллетень Военной Коллегии Верховного Суда Российской Федерации 1990 №140.

.6. Определение Военной Коллегии Верховного Суда от 27 июня 1991 // Бюллетень Военной Коллегии Верховного Суда 1991 №144

.7. Определение Военной Коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 25 ноября 1995 г. // Бюллетень Военной Коллегии Верховного Суда Российской Федерации 1996 №162.

.8. Определение Военной Коллегии Верховного Суда по делу Б. от 7 июня 1998 г. №6-н-166/98.

.9. Обзор Военной Коллегии Верховного Суда Российской Федерации о работе военных судов гарнизонов и объединений за I полугодие 1999.

.10. Обзор Военной Коллегии Верховного Суда Российской Федерации о судебной практике по делам о преступлениях против военной службы и некоторых должностных преступлениях совершенных военнослужащими. 2001.

.11. Бюллетень Военной Коллегии Верховного Суда Российской Федерации.

PAGE   \* MERGEFORMAT 2



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
15018. Юридический анализ состава за дезертирство 519.2 KB
  Действующее законодательство предусматривает уголовную ответственность за преступления против военной службы, под которыми понимаются общественно опасные деяния, посягающие на установленный порядок прохождения военной службы, совершенные военнослужащими, а также гражданами, пребывающими в запасе, во время прохождения ими военных сборов. Общественная опасность такого рода криминальных деяний связана и с тем, что они занимают существенное место в структуре преступности военнослужащих
240. Понятие, сущность и значение уголовного судопроизводства (уголовного процесса) 37.43 KB
  ФОНДОВАЯ ЛЕКЦИЯ по курсу: Уголовно-процессуальное право Уголовный процесс тема № 1 Понятие сущность и значение уголовного судопроизводства уголовного процесса Лекцию подготовил: старший преподаватель кафедры уголовного процесса Мельник Эдуард Петрович Рецензенты: Преподаватель кафедры уголовного процесса к.5 назначение уголовного судопроизводства.9 Система и стадии уголовного судопроизводства.
6329. ПОНЯТИЕ, СУЩНОСТЬ и ЗНАЧЕНИЕ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА (УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА) 62.91 KB
  Формировать у обучаемых представление о понятии, сущности уголовного судопроизводства (уголовного процесса), о его назначении и месте в правовой системе России. Изучить исторические типы и формы уголовного процесса, его соотношение с другими дисциплинами, понятие и систему стадий уголовного процесса. Дать толкование основным уголовно-процессуальным понятиям
17574. ДЕЗЕРТИРСТВО В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРАТОРСКОЙ АРМИИ В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ 74.11 KB
  В свете возросшего в последние десятилетия интереса к истории Первой мировой войны ей посвящается все больше новых научных трудов. Дезертирство – явление в достаточной мере нехарактерное для русской армии и в предшествующие Первой мировой эпохи распространенное в ней мало.
341. Понятие компьютерной технологии разработки программных средств и ее рабочие места 19.9 KB
  Имеются некоторые трудности в выработке строгого определения CSEтехнологии компьютерной технологии разработки ПС. В этом случае CSEтехнология стала принципиально отличаться от ручной традиционной технологии разработки ПС: изменилось не только содержание технологических процессов но и сама их совокупность. Значит самое существенное в компьютерной технологии не выделено.
4319. Понятие правонарушения. Его юридический состав 6.14 KB
  Понятие правонарушения. В этом определении названы все обязательные признаки юридического состава правонарушения под которым понимается совокупность четырёх элементов: объективная сторона правонарушения; субъективная сторона правонарушения; субъект правонарушения; объект правонарушения. Объективная сторона правонарушения – это внешние формы проявления поступка. Субъективная сторона правонарушения характеризует осознание лицом совершающим противоправное действие того что оно нарушает требования правовых норм.
4312. Понятие государственной службы и государственного служащего 5.51 KB
  Понятие государственной службы и государственного служащего. С точки же зрения традиционной теории под государственной понимается служба в государственных учреждениях предприятиях организациях и объединениях. С точки зрения современного законодателя государственная служба в РФ это профессиональная деятельность состоящая в выполнении государственными служащими федеральных органов государственной власти РФ и субъектов РФ компетенции этих органов...
13013. ПОНЯТИЕ И ЦЕЛИ ПРИМЕНЕНИЯ УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ 29.89 KB
  Понятие уголовного наказания Уголовное наказание является одним из краеугольных понятий уголовного права поскольку указывает на наиболее распространенное юридическое последствие совершения преступления и подчеркивает обязанность лица воздерживаться от определенного поведения признаваемого в соответствии с УК РФ преступным.
310. Понятие, принципы и правовое регулирование муниципальной службы 22.29 KB
  Для современного Российского общества понятие муниципальной службы явление новое и только с принятием основного закона Российской Федерации 1993 г. О муниципальной службе в Российской Федерации другими федеральными законами конституциями уставами субъектов Российской Федерации законами субъектов Российской Федерации. Федеральный закон о муниципальной службе направлен на совершенствование института муниципальной службы в Российской Федерации.
12551. СЕМЕЙНЫЕ ПРАВОНАРУШЕНИЯ - ПОНЯТИЕ, СОСТАВ, СПЕЦИФИКА ОТВЕТСТВЕННОСТИ 105.94 KB
  Так до настоящего времени проблематичным является понятие и содержание права на защиту семейных прав. Теоретической основой дипломной работы послужили труды специалистов в области семейного права: Н. Информационной базой исследования послужили нормативные правовые акты в области семейного гражданского административного и уголовного права специальная юридическая литература материалы судебной практики.
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.