Смешанная форма вины в уголовном праве

Вина как обязательный признак субъективной стороны преступления и проблемы, связанные с признаками того или иного вида и формы вины, занимают одно из ведущих мест в уголовном праве

2015-01-08

26.94 KB

0 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


Содержание

Введение …………………………………………………………………………………………3

1. Общая характеристика вины в уголовном праве …………………………………………..4

1.1 Уголовно-правовое значение вины ………………………………………………………..4

1.2 Понятие формы вины  в уголовном праве …………………………………………………9

2. Характеристика смешанной формы вины …………………………………………………13

2.1 Понятие и значение смешанной формы вины …………………………………………...13

2.2 Преступления со смешанной формой вины ……….……………………………………..15

Заключение ……………………………………………………………………………………..17

Список литературы …………………………………………………………………………….18

Введение

Вина как центральный институт уголовного права требует детального и глубокого изучения. Постижению сущности вины и выявлению ее содержания, юридической природы способствует правотворческий и научный опыт прошлых лет.

Вина как обязательный признак субъективной стороны преступления и проблемы, связанные с признаками того или иного вида и формы вины, занимают одно из ведущих мест в уголовном праве

Каждое противоправное деяние, содержащее признаки состава конкретного преступления, имеет определенную форму вину, будь-то умысел или неосторожность. В то же время Уголовный кодекс содержит такие виды преступлений, которые имеет сложный состав, включающие несколько последствий.  И соответственно психическое отношение лица к данным последствиям бывает различным. Зачастую очень сложно разграничить и доказать умысел обвиняемого к наступившим последствиям. Естественно сомнений не вызывает вопрос о том, что лицо  могло и должно было такие последствия предвидеть.

Таким образом,  уголовным законодательством  предусмотрено наличие составов преступлений с двойной или смешанной формой вины. Именно на данной форме вины мы сделаем акцент в контрольной работе.

И так, цель моей работы рассмотреть смешанную форму вины в уголовном праве.

1. Общая характеристика вины в уголовном праве

1.1 Уголовно-правовое значение вины

Уголовное право нашей страны всегда основывалось на принципе субъективного вменения, который в действующем УК РФ приобрел статус законодательного [4, с. 234]. Его сущность заключается в том, что лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина, и что запрещается объективное вменение, т. е. уголовная ответственность за невиновное причинение вреда (ст. 5 УК РФ).

Вина является основным юридическим признаком, характеризующим психологическое содержание любого правонарушения. Поэтому она имеет общетеоретическое значение и исследуется представителями различных отраслей юридической науки. Как верно было отмечено еще в прошлом столетии, «учение о виновности и его большая или меньшая глубина есть как бы барометр уголовного права. Оно - лучший показатель его культурного уровня» [11, с. 420].

Вина в соответствии с психологическим ее пониманием, господствующим в отечественной науке, - это психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию, предусмотренному уголовным законом, и к его общественно опасным последствиям. Основными категориями, характеризующими вину, являются содержание, форма, сущность, степень и объем. Центральное место среди них занимает содержание вины [13, с. 113].

«Вина» - понятие юридическое, поэтому не следует чрезмерно психологизировать ее, стремясь, во что бы то ни стало наполнить термины, с помощью которых закон определяет умысел и неосторожность, тем смыслом, который вкладывает в них психология, а тем более дополнить характеристику форм вины психологическими терминами, не используемыми законодателем [14, с. 53]. В то же время не менее вредными могут стать попытки излишней «юридизации» вины, стремление выхолостить ее психологическое содержание. Вопреки устоявшимся в науке представлениям о содержании вины некоторые ученые предпринимают неосновательные попытки сузить психологическое содержание вины за счет исключения из него одного из двух элементов. 

Так, Б. Хорнабуджели высказал мнение о том, что умысел означает лишь предвидение неизбежности или вероятности наступления общественно опасных последствий, а наличие желания или сознательного допущения таких последствий вообще не относится к характеристике этой формы вины [7, с. 167]. 

Аналогичную позицию занимает и Н. Г. Иванов, который не видит в желании как элементе умысла самостоятельного значения и предлагает определять умысел только с помощью признака осознания общественно опасного и противоправного характера совершаемого деяния. 

С подобными попытками нельзя согласиться, поскольку они не только не соответствуют закону, но и не учитывают положений психологической науки, в соответствии с которыми «уголовно-правовое понятие вины не сводится к характеристике мыслительных процессов - оно включает и волевой компонент, это умышленный или неосторожный поступок, запрещенный законом» [11, с. 211].

Предметное содержание обоих элементов вины, т.е. совокупность юридически значимых фактических обстоятельств, психическое отношение к которым образует содержание вины, определяется конструкцией состава конкретного преступления. При совершении преступлений сознанием лица охватываются самые разнообразные обстоятельства. Так, грабитель осознает, в какое время суток совершается преступление, предвидит затруднения, с реализацией награбленного, понимает вероятность своего разоблачения и привлечения к уголовной ответственности и т.д. Однако все эти обстоятельства не характеризуют юридическую сущность грабежа, поэтому их осознание не входит в содержание вины. Предметом сознания как элемента вины в уголовном праве являются только те объективные факторы, которые определяют юридическую характеристику данного вида преступлений, т.е. входят в число признаков состава этого преступления. Применительно к грабежу такими объективными факторами выступают: во-первых, то обстоятельство, что похищаемое имущество является для виновного чужим; во-вторых, открытый способ его похищения; в-третьих, имущественный ущерб, причиняемый собственнику. Если же говорить о разбое, то третье из названных обстоятельств находится за пределами состава этого преступления, поэтому и интеллектуальное отношение к нему не входит в содержание вины при разбое. Законодатель обычно не раскрывает предметное содержание вины, оставляя этот вопрос на решение теории уголовного права и судебной практики.

Итак, содержание интеллектуального элемента вины зависит от способа законодательного описания преступления. В него входит осознание характера объекта, фактического содержания социального значения совершаемого действия или бездействия. При совершении преступлений с материальным составом в интеллектуальный элемент вины входит также предвидение (либо возможность предвидения) общественно опасных последствий. Если законодатель вводит в число признаков состава преступления какой-либо дополнительный признак, характеризующий место, время, способ, обстановку и т.п., то осознание этих дополнительных признаков общественно опасного деяния также входит в содержание интеллектуального элемента вины. Волевая сторона психического отношения лица к совершаемому им общественно опасному деянию образует волевой элемент вины предметное содержание, которого также определяется конструкцией состава преступления. 

Предметом волевого отношения субъекта является практически тот же круг фактических обстоятельств, которые составляют предмет интеллектуального отношения. 

Иными словами, это обстоятельства, определяющие юридическую сущность деяния и в своей совокупности образующие состав данного преступления. Однако при этом необходимо выделить волевое отношение к главному объективному признаку состава преступления, в котором воплощается общественная опасность данного деяния. Отношение к этому признаку служит определяющим критерием при установлении формы вины.

Вина лица всегда материализуется в совершении определенных общественно опасных действий (или в бездействии). Поэтому объективные признаки преступления выступают в единстве с его субъективными признаками. Вместе с тем «вину как психологическую категорию не следует отождествлять с виновностью». Доказать виновность лица означает установить в его действиях (бездействии) наличие обязательного признака конкретного состава преступления. Поэтому определение субъективной стороны преступления является завершающим моментом установления состава преступления в действиях лица и, следовательно, в решении вопроса о его виновности. Специфическая особенность субъективной стороны преступления состоит в том, что она не только предшествует исполнению преступления, формируясь в виде мотива, умысла, плана преступного поведения, но и «сопровождает» его от начала и до самого конца преступного деяния, представляя собой своеобразный самоконтроль за совершаемыми действиями.

В.И. Даль обосновывал, что «понятие вины вообще адекватно понятию любого недозволенного, предосудительного поступка», что вина в уголовном праве сложилась как оценочное понятие, стоящее между преступлением и ответственностью. Оно является их связующим звеном: субъект несет уголовную ответственность не непосредственно за совершение преступления, а за вину, заключающуюся в совершении преступления.

Заслуживает внимания позиция В.И. Ткаченко, согласно которой «определить вину можно было бы как психическое отношение лица к объективным признакам совершаемого им преступления». 

Более четкое определение вины приводит А.И. Рарог: «Вина есть психическое отношение лица в форме умысла или неосторожности к совершаемому им общественно опасному деянию, в котором проявляется антисоциальная, асоциальная либо недостаточно выраженная социальная установка этого лица относительно важнейших социальных ценностей». Установление вины лица позволяет выяснить причины выбора субъектом преступного варианта поведения, способа совершения действий и использования внешних условий их совершения, т.е. определить степень субъективного контроля преступного поведения. При этом следует избегать «избыточности попыток обогатить определение законодателем умысла или неосторожности с использованием психической терминологии» [11, с. 309].  

С точки зрения психологической теории, вина представляется психологическим процессом, который протекает в сознании лица, совершающего преступление, и совпадает с основными психологическими компонентами. Вместе с тем психическая деятельность образует субъективную сторону преступления. В связи с этим ряд криминалистов отождествляют вину и субъективную сторону преступления. Сторонники иной позиции признают вину одной из составляющих субъективной стороны [6, с. 68]. Вина, с точки зрения психологического подхода, есть психическое отношение в форме умысла и неосторожности. Однако одни включают мотив, цель и эмоции в психическое отношение, а другие рассматривают последнее как самостоятельный компонент. Здесь термин «вина» используется в смысле психического отношения. В приведенных определениях вызывает сомнение правомерность характеристики отношения к социальным ценностям во всех случаях как отрицательного. В литературе уже обращалось внимание на неприменимость такой характеристики к большинству неосторожных преступлений [10, с. 129]. Одним из основных показателей, характеризующих вину, является ее степень. Так же как и понятие сущности вины, понятие степени вины в уголовном законодательстве отсутствует и в настоящее время носит теоретический характер. Тем не менее, теоретическая разработка степени вины имеет определенное практическое значение, тем более что судебная практика применяет это понятие достаточно широко. Для дальнейшего внедрения этого показателя вины в судебную практику его необходимо максимально конкретизировать и разработать определенные показатели объективного характера. Некоторые исследователи вины разницу в ее степени усматривали в различиях между умыслом и неосторожностью [4, с. 98] и тем самым неосновательно смешивали качественную и количественную характеристики вины. Другие ученые под степенью вины подразумевали определенный уровень интенсивности интеллектуальных и волевых процессов, составляющих в своей совокупности содержание вины [7, с. 257], т.е. считали степень вины чисто психологической категорией, лишенной социально-этической нагрузки. Было высказано и мнение о том, что «вопрос о степенях вины лежит за рамками признания наличия умысла или неосторожности. Он разрешается не только в зависимости от наличия этих признаков, а в зависимости от всех обстоятельств дела, объективных и субъективных, т.е. зависимости от степени вины как основания уголовной ответственности». Искусственно разрывая юридическую и социальную сущность вины, сторонники этой точки зрения относят юридическую сущность к умыслу и неосторожности, а социальную - к общественно опасному деянию в целом. Влияние вины на ее степень неоспоримо и первоначально. В умышленном преступлении виновный, сознательно посягая на социальные ценности, определенно проявляет свое отрицательное к ним отношение, а при неосторожном преступлении такая определенность отсутствует. 

Следовательно, ценностные ориентации субъекта при умысле более деформированы, чем при неосторожности. Сложнее соизмерить соотносительную тяжесть видов умысла и видов неосторожности. Если сравнивать прямой и косвенный умыслы при одинаковых прочих условиях, то прямой умысел всегда опаснее косвенного. 

Так, человек, желающий причинить смерть многим людям, опаснее человека, открывшего беспорядочную стрельбу по толпе без желания убить кого-то конкретно, а лицо, сознательно допускающее смерть больного в поджигаемом доме, менее опасно, чем поджигатель, стремящийся причинить смерть тому же больному.

Не случайно на первое место среди субъективных признаков умышленного убийства был поставлен вид умысла как фактор, влияющий на опасность преступления.

 При легкомыслии виновному приходится преодолевать контрмотивы, удерживающие его от неразумного поступка, и он не только не воздерживается от совершения действий, чреватых общественно опасными последствиями, но даже не дает себе труда тщательно оценить: все детали сложившейся обстановки и ее возможные социальные последствия. 

Такое отношение к деянию, безусловно, опаснее небрежности, при которой виновный совершает опрометчивый поступок только потому, что не предвидит возможных вредных последствий. Помимо форм и видов вины на ее степень влияют особенности содержания интеллектуального и волевого процессов, происходящих в психике виновного. 

Объем и определенность сознания, характер предвидения, преднамеренность, настойчивость в достижении цели могут существенно повлиять на степень вины при умысле. Степень легкомыслия в оценке обстановки, степень самонадеянности при построении расчета избежать наступления общественно опасных последствий, характер обязанности предвидеть и причины не предвидения вредных последствий могут повысить или снизить степень неосторожной вины [6, с. 72].

Таким образом, степень вины - это оценочная категория, содержащая психологическую и социальную характеристику вины с ее количественной стороны и выражающая меру отрицательного, пренебрежительного или недостаточно внимательного отношения лица, виновного в совершении преступления, к основным социальным ценностям. Степень вины конкретного лица в совершении определенного преступления является непосредственным выражением меры искажения ценностных ориентаций виновного. Поэтому она находится в прямой зависимости с величиной уголовно-правового принуждения, необходимого для устранения дефектов в социальных ориентациях правонарушителя, с характером и размером назначаемого ему наказания. Обобщая все изложенное, можно дать следующее определение вины: «Вина есть психическое отношение лица в форме умысла или неосторожности к совершаемому им общественно опасному деянию, в котором проявляется антисоциальная, асоциальная либо недостаточно выраженная социальная установка этого лица относительно важнейших социальных ценностей».

1.2 Понятие формы вины в уголовном праве

Содержание и форма в каждом явлении представляют собой неразрывное единство. Не существует таких явлений, которые имели бы содержание, но не имели бы формы или, наоборот, имели бы форму, но не имели бы содержания. Однако их единство следует отличать от соответствия между ними, которое имеет место далеко не во всех случаях [10, с. 362].

Применительно к вине форма традиционно определяется соотношением психических элементов (сознания и воли), образующих содержание вины, конкретным наполнением этих элементов. Форма вины указывает на способ интеллектуального и волевого взаимодействия субъекта с объективными обстоятельствами, составляющими юридическую характеристику деяния [4, с. 180]. В связи с этим нельзя недооценивать юридическое значение формы вины, которое является весьма многообразным. Во-первых, форма вины выступает субъективной границей, отделяющей преступное поведение от непреступного. Во-вторых, форма вины способна влиять на квалификацию преступления. Она позволяет принимать правильные решения в случаях конкуренции составов с одинаковыми признаками объективной стороны. В-третьих, форма вины является основанием дифференциации уголовной ответственности и наказания, а также способна влиять на определение режимов отбывания наказания, сроки условно-досрочного освобождения от его дальнейшего отбывания (ст. 79 УК), признание рецидива опасным или особо опасным (ст. 18 УК). Кроме того, форма вины в соответствии со ст. 15 УК выступает одним из критериев деления преступлений на различные категории.

Наука уголовного права занимается вопросами вины уже несколько столетий. К настоящему времени сформировался определенный стереотип восприятия ее форм, согласно которому вину лица в совершении преступления следует подразделять на умышленную и неосторожную. Сами термины «dolus» (умысел) и «culpa» (неосторожность) имеют иностранное происхождение и были введены в оборот еще римским правом [13, с. 63], но настолько гармонично вошли в нормативную и бытовую лексику россиян, что необходимость их закрепления в уголовном законодательстве в качестве самостоятельных форм вины практически не вызывает сомнений. Сомнения и соответствующие трудности в восприятии вызывают, с одной стороны, то интеллектуально-волевое содержание, которым наполнены данные формы, с другой — критерии их разграничения.

Действующее уголовное законодательство устанавливает две формы вины: умысел и неосторожность. Согласно ст. 25 УК преступление признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления либо сознательно допускало наступление этих последствий, либо относилось к ним безразлично. Преступлением, совершенным по неосторожности, в соответствии со ст. 26 УК, признается деяние, при котором лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть. Данные законодательные формулировки, к сожалению, не позволяют провести четкую границу между формами вины, что, соответственно, вызывает у правоприменителей определенные трудности. Особенно сложно на практике разграничить косвенный умысел и преступное легкомыслие, так как в них присутствуют сходные элементы интеллектуально-волевого содержания вины.

Вина всегда представляет собой единство формы и содержания. В отечественной теории «совершенно основательно подчеркивается это единство, поскольку содержание вины немыслимо вне определенной формы, а в свою очередь форма не имеет никакой цены, если она не есть форма содержания» [6, с. 62].

Мною выше обозначено собственное видение содержания вины, а потому считаю возможным предложить и свое видение форм вины и критериев их разграничения.

Первой и основной формой вины, на мой взгляд, выступает сознательно-волевая или умышленная вина, содержание которой составляют сознательные и волевые элементы. В зависимости от соотношения этих цементов можно данную форму вины разделить натри вида: прямой умысел, косвенный умысел и легкомыслие.

1. Содержание прямого умысла должно включать: 1) осознание общественной значимости (конфликтности с чьим-либо интересом) совершаемого действия (бездействия); 2) предвидение возможности причинения какого-либо вреда; 3) желание причинить этот вред. Данную разновидность умышленной вины можно с уверенностью назвать наиболее опасной для правопорядка, что должно, по моему мнению, получить соответствующее отражение при определении меры ответственности виновного лица и характера применяемых к нему тягот и лишений.

2. Содержание косвенного умысла должно включать: 1) осознание общественной значимости совершаемого действия (бездействия); 2) предвидение возможности причинения какого-либо вреда; 3) нежелание, но сознательное допущение данного вреда либо безразличное к нему отношение. Этот вид умышленной вины также характеризуется твердым сознанием и твердой волей, однако по сравнению с прямым умыслом является менее опасным для общества.

3. Содержание легкомыслия должно включать: 1) осознание общественной значимости совершаемого действия (бездействия); 2) предвидение возможности причинения какого-либо вреда; 3) стремление предотвратить причинение вреда. В отличие от предыдущих легкомыслие характеризуется твердым сознанием, но безупречной (непреступной) волей, что обязательно должно быть учтено при определении меры ответственности виновного лица.

Второй формой вины видится вина презюмируемая или неосторожная, которая отличается от умышленной вины отсутствием у лица, совершающего преступление, с точки зрения общества и государства реального сознательно-волевого отношения к совершаемому, и наличием презюмируемой обязанности вести себя в определенных (специально обозначенных в статьях Особенной части УК) ситуациях соответствующим образом. Именно эта обязанность вести себя должным образом и составляет содержание неосторожной вины, и соответственно нарушение данной обязанности влечет возможность упрека и привлечения виновного лица к уголовной ответственности.

В заключение отмечу следующее. Проведенный анализ сущности, содержания и форм вины как социально-правового явления позволяет сформулировать ее уголовно-правовое понятие: вина — это сознательно-волевое или презюмируемое государством твердое отношение лица к совершаемому им деянию. Данное определение не только отражает сущностную основу вины в виде упрека, но и охватывает различные формы вины, наполненные соответствующим содержанием. Более того, это определение призвано стать действенным механизмом реализации закрепленного в законе принципа виновного вменения.

2. Характеристика смешанной формы вины

2.1 Понятие и значение смешанной формы вины

Согласно ст. 23 УК вина может быть выражена только в форме умысла или неосторожности [5, c. 59] При этом одни преступления могут быть только умышленными (кража - ст. 185), вторые - только неосторожными (служебная небрежность - ст. 367), третьи - как умышленными, так и неосторожными (убийств-статьи 115, 119) [5, c. 64].

Тем не менее, наука криминального права на основании анализа некоторых статей Особой части УК разработала понятие смешанной формы вины (иногда ее называют сложной, или двойной, формой вины).

Смешанная форма вины представляет собой разное психическое отношение лица в форме умысла и неосторожности к разным объективным признакам одного и того же преступления.

При смешанной форме вины относительно одних признаков состава преступления имеет место умысел (прямой или косвенный), относительно других - неосторожность (преступная самоуверенность или преступная небрежность).

Вопрос о смешанной форме вины возникает в тех составах преступления, в которых объективная сторона по своему характеру есть сложной. Поскольку содержание вины определяется психическим отношением лица не только к объекту, а и к объективной стороне конкретного преступления, то вина должна отображать сложный характер объективных признаков конкретного состава преступления [14, c. 301].

Можно выделить две группы преступлений со смешанной формой вины. Первая - это преступления, в которых действие, которые представляет собой нарушение каких-нибудь правил безопасности, само по себе, в отрыве от следствий административным или дисциплинарным правонарушением, и только наступление общественно опасных следствий, причинно связанных с действием, делает все содеянное преступлением. К таким преступлениям принадлежат, например:

- нарушение требований законодательства об охране труда, если оно послужило причиной гибели людей или другие тяжелые следствия (ч. 2 ст. 271);

- нарушение правил безопасности дорожного движения или эксплуатации транспорта лицом, которое руководит транспортным средством, если такие действия послужили причиной смерти пострадавшего или причинили тяжелое телесное повреждение (ч. 2 ст. 286);

- нарушение действующих на транспорте правил, если это послужило причиной гибели людей или другие тяжелые следствия (ст. 291);

- незаконная перевозка на воздушном судне взрывных или легковоспламеняющихся веществ, которое послужило причиной гибели людей или другие тяжелые следствия (ч. 2 ст. 269), и др [7, c. 135].

В этих преступлениях нарушения правил может быть как умышленным, так и неосторожным, но отношение к следствиям выражается только в неосторожности: преступной самоуверенности или преступной небрежности. Поэтому, когда виновный поднимает правила преднамеренно, и имеет место смешанная форма вины: относительно действия - умысел, а относительно следствий - неосторожность.

Во второй группе преступлений сложность объективной стороны заключается в том, что предусмотренное законом умышленное действие скрывает два разных следствий: первый (ближайший) является обязательным признаком объективной стороны, второй (отдаленный) - квалифицирующим признаком. В этих преступлениях согласно закону относительно действия и относительно первого, обязательного следствия субъективная сторона выражается в умысле (прямому или косвенному), а относительно второго (квалифицированного) следствия - только в неосторожности (преступной самоуверенности или преступной небрежности). К таким преступлениям принадлежат, например, умышленное уничтожение или повреждение имущества, которое послужило причиной гибели людей или другие тяжелые следствия.

Так, если проанализировать субъективную сторону умышленного тяжелого телесного повреждения, которое послужило причиной смерти пострадавшего, то относительно действия (например, удара ножом) и причинение тяжелого телесного повреждения у виновного может быть только умысел (прямой или косвенный), а относительно второго следствия - смерти пострадавшего - лишь неосторожность (преступная самоуверенность или преступная небрежность).

При наличии смешанной формы вины следует решить вопрос о том, каким в целом является преступление, содеянное виновным, - умышленным или неосторожным. Это имеет важное практическое значение. Например, согласно статей 14 и 15 УК только в умышленных преступлениях возможные приготовления и покушение; согласно ст. 26 обязательным признаком соучастия является умышленное участие в умышленных преступлениях [8, c. 237]. Под рецидивом как наиболее опасным видом множественности понимается совершение нового умышленного преступления лицом, которое имеет судимость за умышленное преступление. Поэтому при смешанной форме вины необходимо определить, к каким преступлениям - умышленным или неосторожным - следует отнести содеянное преступление. Решение этого вопроса зависит от того, какой объективный признак конкретного состава преступления есть важнейшей для признания действия преступлением и оценки степени его общественной опасности.

В первой группе преступлений со смешанной формой вины, в которых действие само по себе не является преступлением, а становится им только при условии, что оно послужило причиной тяжелые следствий, решающее значение имеет неосторожное отношение к этим следствиям. Именно оно и определяет отнесение этих преступлений в целом к неосторожным.

Во второй группе преступлений, где относительно действия и ближайшего (обязательного) следствия предполагается умысел (прямой или косвенный), а относительно отдаленного - неосторожность, преступление в целом признается умышленным, так как именно умышленное отношение к действию и ближайшего следствия определяет направленность преступления, его общественную опасность.

Значение смешанной формы вины заключается в том, что она дает возможность: 1) конкретизировать степень общественной опасности преступления; 2) определить правильную квалификацию; 3) отмежевать близкие за объективными признаками составы преступлений. Так, причинение тяжелых телесных повреждений, вследствие которых настала смерть, будет квалифицироваться как умышленное убийство (ст. 115), если относительно телесного повреждения и смерти был умысел; если же и относительно телесного повреждения, и смерти была неосторожность, то лицо будет отвечать за неосторожное убийство (ст. 119). Лишь при наличии умысла относительно тяжелых телесных повреждений, а относительно смерти - неосторожности будет иметь место состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 121 - умышленные тяжелые телесные повреждения, которые послужили причиной смерти.

2.2 Преступления со смешанной формой вины

Законодательство устанавливает уголовную ответственность за преступления совершенные со смешанной формой вины – по  отношению к совершенному деянию и по отношению к  наступившим в результате этого деяния общественно опасным последствиям. Если в  результате умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по  закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица,  уголовная  ответственность за такие последствия  наступает  только  в  случае,  если  лицо  предвидело возможность их наступления, но без  достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращения, или в случае, если лицо не  предвидело,  но должно было и  могло предвидеть возможность наступления этих  последствий. В  целом такое преступление признается совершенным умышленно [6, c. 148].

Рассматривая преступления со смешанной формой вины, можно сделать следующие выводы:

- они характеризуются сочетанием двух различных форм вины, т.е. умысла и неосторожности (сочетание прямого умысла с косвенным или легкомыслия с небрежностью не образует двух форм вины);

- эти формы вины устанавливаются по отношению к различным юридически значимым признакам общественно опасного деяния;

- в преступлениях с двумя формами вины неосторожным может быть отношение только к квалифицирующим последствиям, а значит, две формы вины могут существовать только в квалифицированных составах преступлений;

- преступления с двумя формами вины в целом, как это указано в законе, относятся к умышленным, что определяется умышленной формой вины в основном составе преступления.

В ч. 1 ст. 28 УК закреплена такая разновидность невиновного причинения вреда, которая в теории уголовного права именуется субъективным случаем, или казусом.

Согласно ст. 28 ч. 1 УК РФ деяние признается совершенным невиновно, если  лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественно  опасности  своих  действий (бездействий) либо не  предвидело возможности  наступления  общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было и не могло их предвидеть [8, c. 336].

А  ч. 2  ст. 28  УК  РФ предусматривает другой вид невиновного причинение вреда. В  соответствии  с  данной правовой  нормой, деяние признается совершенным  невиновно и тогда, когда лицо, его  совершившее, хотя и предвидело возможность наступления  общественно  опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло их  предотвратить  в силу несоответствия своих психологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам.

Под субъективной ошибкой в уголовном праве понимается заблуждение лица относительно фактических обстоятельств, определяющих характер и степень общественной опасности совершаемого деяния, либо относительно юридической характеристики деяния.

Заключение

В заключение хотелось бы подвести итог.

Основными критериями, характеризующими вину, являются ее содержание и форма. Вина как уголовно-правовое понятие - это психическое отношение, проявленное в конкретном преступлении. Основными элементами вины являются  сознание и воля, поэтому они в свою очередь составляют содержание вины.

По общему правилу вина может быть выражена в форме умысла и неосторожности.  Уголовный кодекс предусматривает ответственность, как за умышленные, так и за неосторожные формы вины.

При прямом умысле виновный осознает общественную опасность своих действий (бездействия), предвидит возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желает их наступления.

При косвенном умысле виновный осознает общественную опасность своих действий (бездействия), предвидит возможность наступления общественно опасных последствий, не желает, но сознательно допускает эти последствия либо относится к ним безразлично.

Помимо прямого и косвенного умысла, являющихся разновидностью одной и той же формы вины, по моменту возникновения преступного намерения различаются заранее обдуманный и внезапно возникший умысел. В зависимости от степени определенности умысел может быть определенным (конкретизированным) и неопределенным (не конкретизированным). В отдельных случаях виновный сознает, что причиняет здоровью вред определенной тяжести, т.е. представляет, какой именно вред он причиняет, конкретизирует его. В других случаях нет конкретного представления о последствиях действий, направленных на причинение вреда здоровью

Но в тоже время уголовным законодательством предусмотрена и смешанная форма вины, когда у лица возникает различное психическое отношение к объективным элементам состава преступления, как в форме умысла, так и неосторожности. При такой форме вины может одновременно возникнуть прямой или косвенный умысел, и неосторожность.

Следует отметить, что двойная форма вины возникает только в сложных составах преступления. Это связано, прежде всего, с психическим отношением лица, как к объекту преступления, так и его объективным признакам.

Наличие в Уголовном кодексе статей о преступлениях с двумя формами вины имеет значение для правильной квалификации общественно опасных деяний, поскольку позволяет разграничивать умышленные и неосторожные преступления и не допускать объективного вменения.

Список литературы

  1.  Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) // Российская газета. – 1993. – 25 декабря.
  2.  "Уголовный кодекс Российской Федерации" от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 24.11.2014) // "Собрание законодательства РФ", 17.06.1996, N 25, ст. 2954.
  3.  Бикеев И. Актуальные проблемы учения о субъективной стороне преступления. // Уголовное право. 2010, №3
  4.  Игнатов А.Н. Уголовное право России. В 2 т. Т. 1. Общая часть: учебник для вузов. – М., 2009;
  5.  Комментарий к Уголовному кодексу РФ / отв. ред. В.М. Лебедев. – М.: Юрайт, 2010;
  6.  Кузнецова Н.Ф. О квалификации вины // Советский юрист. -2009. -№ 7
  7.  Курс уголовного права в пяти томах. Том 1. Общая часть: Учение о преступлении / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М.: Зерцало, 2009;
  8.  Наумов А.В.. Современное уголовное право. Общая и Особенная части: учебник. – М., 2010;
  9.  Популярный юридический энциклопедический словарь – М.: Юрист, 2010.
  10.  Рарог А. И. Квалификация преступлений по субъективным признакам. – СПб, 2008
  11.  Рарог А. И. Уголовное право России. Общая и Особенная части: учебник. – М.: ИНФРА-М, 2009
  12.  Рарог А.И. Проблемы субъективной стороны преступления. – М., 2009;
  13.  Филимонов В. Теоретические проблемы учения о вине в уголовном праве. Уголовное право – 2009 - №3;
  14.  Хорнабуджели Б. В. Психологическая сторона вины. Тбилиси, 2009. С. 82.
  15.  Ширяев В.А. «Раздвоенная» форма вины как уголовно-правовая категория: Автореф. дис. к.ю.н. – М., 2009

 



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
1093. Формы вины. Понятие вины в уголовном праве 40.61 KB
  Впервые термины «преступление» и «вина» появились в юридических текстах в конце XVI века. Однако критерием, которым определяется уголовно-правовой характер деяния, была не столько злая воля преступника, сколько степень нарушения общественного интереса.
15066. Особенности вины в уголовном законодательстве 507.93 KB
  Принцип вины является одним из основополагающих принципов уголовного права России. Он закреплен в статье 5 УК РФ: «Лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. Объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается».
19206. ФОРМЫ ВИНЫ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ 73.48 KB
  Проанализировать исторические аспекты развития института вины в гражданском праве; представить характеристику форм вины, предусмотренных современным гражданским законодательством РФ; выявить особенности правового регулирования вины юридических лиц.
21412. Система наказаний в уголовном праве РФ 32.28 KB
  Существенно сужены рамки применения высшей меры наказания - смертной казни через расстрел. Еще должным образом не изучено смещение акцентов с более тяжких видов наказания связанных с ограничением свободы к более мягким с одной стороны и наблюдающаяся уже полтора десятилетия тенденция к увеличению средних сроков лишения свободы с другой. Настоящая работа представляет собой одну из попыток проведения такого исследования и сравнительно-правового анализа с целью более точного и глубокого уяснения смысла и различных аспектов системы и видов...
21148. Вина и сущность в уголовном праве 71.83 KB
  Умысел – это наиболее распространенная в законе и на практике форма вины. Из каждых десяти преступлений около девяти совершается умышленно. Уголовный Кодекс РФ характеризует умысел как психическое отношение, при котором лицо осознавало общественную опасность действий или бездействия, предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их или сознательно допускало наступление этих последствий.
21414. Ошибки в уголовном праве и их причины 31.78 KB
  Понятие и содержание ошибки в уголовном праве России ее виды. Понятие и содержание ошибки в уголовном праве России. Ошибки в уголовном праве и их причины. Никто не застрахован от ошибки в своем поведении и лишь часть человеческих ошибок попадает в сферу их изучения уголовным правом.
17102. ЮРИДИЧЕСКИЕ ФАКТЫ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ 39.79 KB
  Несмотря на принципиальное значение системы юридических фактов в механизме уголовно-правового регулирования, приходится констатировать, что в науке российского уголовного права после принятия нового УК РФ ей не было посвящено ни одного монографического и диссертационного исследования.
18084. Уголовная ответственность и состав преступления в уголовном праве 84.9 KB
  Общие положения о юридической ответственности. Понятие цели и функции принципы юридической ответственности. Виды юридической ответственности основания и порядок возложения юридической ответственности. Понятие и признаки административной ответственности её законодательные основы.
11394. Классификация преступления в Уголовном праве Республики Казахстан 45.72 KB
  Основная цель исследования состоит в том чтобы с позиции уголовного права рассмотреть целесообразность и обоснованность понятия классификации преступления тем самым установить значение в Уголовном праве Республики Казахстан. Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач...
3175. Специальный субъект преступления, его значение в уголовном праве 2.94 KB
  Специальный субъект преступления его значение в угол. Специальный субъект преступления это лицо ке кроме обязат. признаков субъекта преступления вменяемое физическое лиц достигшее возраста УО обладает еще дополнительными признаками указанными в диспозиции уг. части УК отражающие специфические свойства исполнителя преступления гражданство должностное положение отношение к воинской обязанности пол и т.
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.