История отечественного государства и права, курс лекций

В курсе лекций рассматриваются важнейшие этапы формирования отечественного государства и права, анализируется юридические факты, содержание наиболее значимых памятников права. Часть II издания охватывает историко-правовой материал с XVII по конец XIX вв., содержит приложение в виде, списка литературы, глоссария.

2015-01-08

298.34 KB

24 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


PAGE  127

История отечественного государства и права

Часть II

Курс лекций

Под редакцией доктора юридических наук, профессора,

заслуженного работника высшей школы РФ

Н.В.Михайловой

История отечественного государства и права. Ч. II: курс лекций / Н.В. Михайлова, С.С. Жевлакович, Д.В. Колыхалов и др.; под ред. Н.В. Михайловой. - М.: Московский университет МВД России, 2008. - 278 с.

Авторский коллектив:

Н.В. Михайлова, доктор юридических наук, профессор заслуженный работник высшей школы РФ;

С.С. Жевлакович, кандидат социологических наук, доцент;

Д.В. Колыхалов, кандидат исторических наук, доцент;

Е.С. Свирская, кандидат исторических наук (тесты, глоссарий)

Курс лекций разработан в соответствии с Государственным образовательным стандартом высшего профессионального образования и включает в себя базовые темы истории отечественного государства и права как важнейшей науки и учебной дисциплины в сфере юриспруденции.

Государственность и правовая система современной России имеет богатую историю, осмысление которой позволит понять перспективы развития отечественного государства и права. В курсе лекций рассматриваются важнейшие этапы формирования отечественного государства и права, анализируется юридические факты, содержание наиболее значимых памятников права. Часть II издания охватывает историко-правовой материал с XVII по конец XIX вв., содержит приложение в виде, списка литературы, глоссария.

Курс лекций адресован студентам юридических высших учебных заведений, а также всем интересующимся юриспруденцией.

Рецензенты: Ю.В. Пуздрач доктор юридических наук, профессор Московского гуманитарного университета; Малахов В.П., , доктор юридических наук, профессор Московского университета МВД России, заслуженный работник высшей школы РФ.

Московский университет МВД России, 2008

                                                         Коллектив авторов, 2008

Содержание

Тема 8. Отечественное государство и право

на этапе вхождения России в Новое время (XVII в.)…………….…….….5

Лекция 8. 1. Системный кризис российской государственности

и права на рубеже XVI-XVII вв…………………………………..….……6

Лекция 8. 2. Модернизация институтов государственной власти

в России в XVII в……………………………………………………..…...23

Лекция 8. 3. Источники отечественного права XVII в.

Юридический статус различных категорий населения России

и правовое регулирование имущественных отношений …….…………38

Лекция 8. 4. Уголовное и процессуальное право

по Соборному уложению 1649 г…………………………….…………...55

Тема 9. Государство и право России в период становления

и укрепления империи (XVIII в.)……………………………….……….….78

Лекция 9. 1. Особенности отечественной государственности и

изменения в правовом статусе различных социальных групп

российского общества в XVIII в……………………………..…………...79

Лекция 9. 2. Формирование и развитие органов власти и управления

абсолютизма в Российской империи (XVIII в.)…………………..……..99

Лекция 9. 3. Систематизация права Российской империи.

Регулирование гражданско-правовых отношений в ХУШ в….………118

Лекция 9. 4. Развитие уголовного и процессуального права

в Российской империи в XVIII в…………………….…………………..134

Тема 10. Российское государство и право в период нарастания

цивилизационных противоречий в XIX в……………….……………….162

Лекция 10. 1. Реформы российской государственности

и изменение правового статуса населения российской империи

в первой половине XIX в………………………….……………………..163

Лекция 10. 2. Основные тенденции развития российского права

в первой половине XIX в………………………………………….……..188

Лекция 10.3. Правовое обеспечение проведения

Крестьянской (1861 г.) и Судебной (1864 г.) реформ в России…….…209

Лекция 10.4. Проведение Земской (1864 г.) и Городской (1870 г.)

реформ и других преобразований в ходе Великих реформ

в России………………………………………………………….………..226

Глоссарий…………………………………………………………….………..249

Список литературы……………………………………………….………….273

Тема 8

Отечественное государство и право

на этапе вхождения России в Новое время (XVII в.)

Смутное время на рубеже XVI-XVII вв. и его последствия для развития российской государственности и права. Значение национальной и религиозной объединительных тенденций для возрождения российской государственности. Земские соборы начала ХVII в. Вхождение России в цивилизацию нового времени при продолжении развития отечественного средневековья. Влияние этих процессов на особенности государства и права России. Формирование мелкотоварного производства. Первые российские мануфактуры. Изменения в социальной структуре российского общества и правовом статусе городского населения. Образование сословной группы «посадские люди». Зарождение двух параллельно развивающихся тенденций современной цивилизации: капиталистической и социалистической.

Этапы дальнейшего закрепощения крестьян. Завершение процесса полного закрепощения крестьян. Сближение положения холопов и кабальных людей с крепостными крестьянами.

Формирование абсолютизма в России во второй половине XVII в. Становление особой сословной категории «дворянства случая». Реорганизация местного управления. Замена земского и губного управления воеводно-приказным. Начало процесса огосударствления церкви. Ограничение монастырско-церковного землевладения и церковной юрисдикции.

Реорганизация войска и пограничной службы.

Развитие права. Источники права: Уставная книга Земского приказа (1622-1648 гг.); Соборное Уложение (1649 г.) Новоторговый устав 1667 г.  и др. Систематизация законодательства. Соборное Уложение 1649 г. – первый печатный кодекс России. Формы землевладения; гражданское право (обязательственное, наследственное, семейное); уголовное и процессуальное право по Соборному Уложению 1649 г.

Лекция 8.1

Системный кризис российской государственности и права

на рубеже XVI-XVII вв.

Цель лекции: составить представление об особенностях развития отечественной государственности и права на этапе вхождения России в современную цивилизацию при сохранении ряда существенных черт цивилизации средневековья. Проанализировать базовые характеристики нового времени и их влияние на развитие России. Уяснит причины кризиса российской государственности и права на рубеже XVI-XVII вв. Понять специфику функционирования государственных и правовых институтов в период «смутного времени».

План

Цивилизационные особенности развития отечественного государства и права на рубеже XVI-XVII вв.

«Смутное время» и кризис российской государственности в конце XVI-начале XVII вв.

Цивилизационные особенности развития отечественного государства и права на рубеже XVI-XVII вв.

На рубеже XVI-XVII вв. в мировом цивилизационном процессе проявились существенные особенности, которые свидетельствовали, что в ряде государств мира в рамках средневековья, еще не завершившего развития, возникают новые черты, черты цивилизации современной (синонимами термина «современная цивилизация» являются: «цивилизация нового времени», «индустриальная цивилизация»). Этот процесс, во многом определил специфику развития государственности и права в XVII в., и в России.

Государства втягивалсь в новый цивилизационный виток. В первую очередь это характерно для стран, расположенных в регионе с особыми природно-климатическими условиями (североморско-балтийская часть Европы, в первую очередь Нидерланды и Англия).

Уже в XVI в. государства, расположенные на этой территории начали экономически доминировать над странами Средиземноморского и Восточно-европейского региона. Умеренный климат позволял трудиться крестьянам почти в течение всего года и, соответственно, повышать доходность сельского хозяйства. Однако, главное богатство, основа средневековой цивилизации - земля, в этих странах территориально ограничена и ее приращение весьма осложнено. Это обстоятельство привело к необходимости усовершенствования технологии сельскохозяйственного производства, что в свою очередь заставило совершенствовать ремесло, перейти к узкой специализации, к бурному развитию мануфактур, а на их основе к промышленному производства. Это позволило, с одной стороны, поддержать дальнейшее успешное развитие сельского хозяйства за счет внедрения интенсивных методов его ведения, а, с другой стороны, открыло дорогу промышленному производству – основе индустриальной цивилизации. Так был найден обществом, используя терминологию А.Тойнби, «ответ» на «вызов», который поступил от окружающей среды в рамках средневековой цивилизации.

Эти процессы привели к «революции цен» в Западной Европе, т.к. разделение труда, внедрение механизмов, а в последствии и машин в промышленное производство увеличили производительность труда и снизили производственные затраты. Поэтому цены на промышленные изделия снизились, а на сельскохозяйственную продукцию выросли. Так, в странах Западной Европе складывалось к XVII веку интенсивное, товарное, рыночное хозяйство, составляющее важнейшую черту цивилизации нового времени.

Вышеозначенные процессы определили особенности развития государственности и права, которые были обусловлены наличием двух цивилизационных потоков: средневекового и современного. Причем европейские страны к XVII в. развивались около 900 лет в рамках средневековья (приблизительно с VIII по X вв. – в фазе подъема, с ХI по ХIII вв. – в акматической фазе, с ХIV по XVI вв. – в фазе надлома). Вступая в фазу инерции средневековой цивилизации, европейские страны с XVII в. параллельно начали свое вхождение в первую фазу, фазу подъема, современной цивилизации. Еще невостребованной оставалась и завершающая фаза развития средневековья: обскурация – регенерация.

В конце XVI в. в России казалось ничто не предвещало цивилизационных изменений. Главного богатства средневековья – земли было предостаточно, что обуславливало огромные потенции российского средневековья, на основе экстенсивного развития сельскохозяйственного производства.

В России к XVII веку сохранялось натуральное хозяйство. В XVI веке российское государство вырвалось из леса и стало расплываться по степям черноземной полосы и Поволжью. Россияне перешагнули через Каменный пояс (Уральские горы) и продвигались к Тихому океану. Такое расселение было вызвано низким плодородием почв. Даже на черноземе при малом количестве осадков добиться высокой стабильной урожайности было невозможно. Короткое лето и долгая зима, затяжное межсезонье позволяли крестьянам заниматься изготовлением ремесленных изделий для собственных нужд. Городские ремесленники работали на заказ. Товарооборот был редкостью, и развитие городской промышленной культуры происходило крайне медленно и не однородно, т.к. особой необходимости в этом не было. Все это не стимулировало внедрение новых интенсивных технологий, как в сельское, так и в ремесленное производства, гарантировало естественное продолжение развитие средневековой цивилизации в России. Казалось бы, в России не складывалось к XVII в. объективных предпосылок вступления на рельсы развития цивилизации нового времени.

Однако на рубеже XVI-XVII вв. в Россию поразил системный кризис, выход из которого заставляет россиян подключиться к методам развития современной цивилизации, хотя страна прожила в средневековье около 600 лет (приблизительно с XI по XIII вв. в фазе подъема, с XIV по XVI вв. в акматической фазе), еще невостребованными остались черты средневековых фаз надлома, инерции, обскурации - регенерации.

Россия к началу XVII в. не исчерпала такие формы государственного правления как сословно-представительная монархия (фаза надлома средневековой цивилизации), восходящей социальной группой которой является «дворянство мантии», абсолютная монархия (фаза инерции), которой соответствует восходящая социальная группа «дворянство случая», военно-бюрократическая монархия (фаза обскурации – регенерации), восходящей социальной группой которой является «дворянство крови». И с вхождением в современную цивилизацию Россия вынуждена была приспосабливать эти формы государственного правления и соответствующие им восходящие социальные группы средневековой цивилизации к республиканской формой и социальной элите, свойственной цивилизации нового времени.

Индустриальная цивилизация характеризуется рядом новых явлений, которые проявлялись во всех сферах жизни общества и государства и развивались при наличии неисчерпанных еще черт средневековой цивилизации.

Основными признаками цивилизации нового времени являются, во-первых, колониальное расширение территорий государств. Государства пытались использовать экстенсивный метод развития, прирастить, таким образом, землю, но это влекло за собой качественно новые изменения в цивилизационном развитии.

Другой комплекс новых явлений связан с изменением характера производства. На основе мануфактур (разделение труда) происходил переход от ручного труда к машинному, преобладающим типом предприятия становились заводы и фабрики.

Кроме того, на первый план начинало выходить использование (в отличие от доминирующих в средневековье внеэкономически зависимых форм труда (крепостных крестьян, цеховых ремесленников)) труда свободных людей со значительными элементами рабского труда.

Коренным образом менялся также эпицентр жизни общества, им становится не сельская, а городская жизнь со всеми ее преимуществами и недостатками (урбанизация). Именно в городах концентрировалась предпринимательская деятельность, в городах появлялись и успешно развивались крупные торговые компании (объединяющие несколько торговых домов), имевшие существенные монопольные права.

На смену монархической власти приходила власть представительная. Чаще всего это происходило через установления конституционной монархии, а затем республики, формы правления соответствующей индустриальной цивилизации.

Еще одной качественно новой чертой свойственной цивилизации нового времени является формирование обществ индустриального типа. Существенные изменения происходили в социальной структуре членов общества, постепенно разрушалась средневековая сословная система. Основными социальными группами становились предприниматели (капиталисты, буржуазия) и наемные работники (рабочий класс, пролетариат). Усиливалась социальная дифференциация, появлялись политические движения и партии, активно участвовавшие в деятельности представительных органах власти.

Существенно менялись правовые основы жизни общества в рамках цивилизации нового времени. Частное право становилось актуальным в условиях регулярного товарного оборота. Заключение сделок требовало грамотного оформления и регистрации, поэтому значимой становилась юридическая практика и профессия юриста. Развивалась гражданско-правовая культура и философия права. Важнейшей тенденцией развития права становилась рецепция римского права в Западной Европе (проявившаяся еще в XIII-XV веках в связи с оживлением международной торговли в Средиземноморском бассейне), а затем и в России.

В духовной жизнь общества и государства, находили отражение процессы секуляризации, омирщения, происходило освобождение от абсолютного влияния духовных ценностей средневековых мировых религий, на их смену приходили ценности технократизма и прагматизма. Индивидуализм вел наступление на важнейший постулат средневековья – коллективизм.

И, наконец, в рамках современной цивилизации одновременно появились и параллельно действовали две тенденции: это капиталистическая и социалистическая. Капитализм и социализм не есть особые, последовательно сменяющие друг друга ступени в развитии общества, как утверждают сторонники формационного подхода к познанию исторических закономерностей. Это тенденции индустриальной цивилизации, действующие одновременно и обеспечивающие тем самым стабильность общественного развития, их сбалансированность определяет возможность существования народов и государств в рамках цивилизации нового времени. Капитализм – это свободная конкуренция между различными формами собственности, в процессе которой создаются материальные блага, необходимые для жизнедеятельности людей. Без капиталистической тенденции немыслимо существование человечества. Однако общество не жизнеспособно и без другой тенденции индустриальной цивилизации – социалистической. Социализм – это реализация принципа социальной справедливости, социальной защищенности. Если в государстве достаточно материальных благ, но не работает принцип справедливого распределения материальных благ, такое государство обречено на гибель, оно будет раздавлено обездоленными гражданами. Наращивание капиталистической тенденции обеспечивает рост материального благосостояния общества в целом, в развитие социалистической тенденции способствует справедливому распределению этих благ между членами общества. Сохранение баланса между этими важнейшими тенденциями современной цивилизации есть приоритетная задача государства.

Таким образом, на рубеже ХУ1-ХУП вв. в лоне средневековых цивилизаций появляются черты цивилизации нового времени. Дальнейшее развитие России проходит в рамках двух цивилизационных потоков, что вносит специфику в развитие российской государственности и права.

2.«Смутное время» и кризис российской государственности

в конце XVI-начале XVII вв.

Рубеж ХУ1- ХУП вв. вошел в историю России под названием «смутное время», в которое российское государство переживало глубочайший системный кризис. Этот период начался с династического кризиса, когда в 1598 г. после смерти бездетного царя Федора Ивановича (1584-1598 гг.) прервалась династия Рюриковичей, и продолжался до 1613 г., когда был избран на царство Михаил Романов (1613-1645 гг.).

Причины кризиса, который переживало российское государство на рубеже ХУ1-ХУП вв. вызревали с середины ХУ1 в. В этому времени были ликвидированы внешние угрозы для России. Утверждавшееся самодержавие (в ХУП в. завершилось оформление национальной формы монархии в России – самодержавия) требовало усиления царской власти (созданный в 1549 г. Земской собор был призван снизить роль боярства в государственном управлении и только по форме соответствовал сословно-представительному органу власти, а, по сути, работал на усиление единоличной власти царя). В России сохранялась традиционная политическая культура, опирающаяся на экстенсивное и натуральное хозяйства. Главным богатством являлась земля, и чем больше земли, тем больше власти. Самодержавие не учитывало такого обстоятельства как качество структуры власти. Чем больше становилось земли, тем больше усиливался коллектив служилых людей, сохранявших средневековый правовой иммунитет и политическую культуру. Расширение площади государства не меняло качества властные отношений, то есть царская власть прочнее не становилась.

Важной причиной системного кризиса на рубеже XVI-XVII века явилось противоречие между агрессивными внешнеполитическими интересами самодержавия и слабостью внутренней структуры власти, которая надломилась и сломалась, не выдержав внешнеполитического давления.

Смутное время вобрало в себя правление Бориса Годунова (1598-1605), Василия Шуйского (1606-1610), попытки узурпировать власть самозванцами Лжедмитрием I и Лжедмитрием II, подстрекаемыми польской шляхтой (заметим, что польский Сейм в 1605 г. официально запретил полякам поддерживать самозванца Лжедмитрия I) и католической церковью; активные выступления против царской власти бояр, части дворян и казачества; крестьянские выступления под предводительством Хлопки Косолапа (1603-1604 гг.), и под предводительством Ивана Исаевича Болотникова (1606 г.).

Характерным для российской государственной традиции являлась необходимость даже избранным царям (Земский всероссийский и многосословный собор избрал царем Бориса Годунова, а Василия Шуйского избрали царем московские бояре) предоставлять основания своих наследственных прав на престол. Окончание смутного времени ознаменовалось избранием царя (Михаила Романова) имеющего родственные связи с династией Рюриковичей (Михаил - племянник царя Федора Ивановича).

Процесс вхождения во власть не может не сопровождаться провозглашением популистских (популизм – от лат. - народ) обещаний, направленных на решение некоторых социальных проблем. Такими были указы о материальной поддержке вдов и сирот, голодающих и погорельцев. Устанавливались налоговые и кредитные льготы для торговли и промыслов, принимались меры для устранения административных злоупотреблений, укреплению общественного порядка. Однако, страшный голод 1601-1603 гг., вызванный неурожаем породил нарастание социальных и политических противоречий, привёл к образованию большого числа «гулящих» и «лихих» людей, бродивших по дорогам России и занимавшихся грабежами. Правительство организовывало общественные работы (например, строительство колокольни Ивана Великого) для обеспечения работой и пропитанием голодающих, осуществляло бесплатную раздачу хлеба и т.п. Но существенных результатов эти меры не дали, погибло сотни тысяч людей. Ответственность за бедствия, обрушившиеся на Россию, в массовом сознании возлагались на царя и объяснялись Божьим наказанием за неправедность. Распространялись слухи о причастности Бориса Годунова к смерти младшего сына Ивана Грозного - царевича Дмитрия, а так же сомнения в легитимности его прихода к власти.

Обострялась борьба за власть между боярскими группировками. Стремясь укрепить свое положение, царь начал проводить репрессивную политику против оппозиционных бояр, чем вызвал в обществе серьезное недовольство.

Ситуацию рубежа ХУ1-ХУП вв. осложнило введение в 1581 г. «заповедных лет», в которые запрещался переход крестьян от одного владельца к другому даже в Юрьев день, в 1597 г. «урочных лет» – 5- летний срок сыска беглых крестьян, а в 1607 г. «урочные лета» достигли 15-и лет.

Крайней социальной и политической неустойчивостью русского общества, нарастающим противостоянием сословий и социальных групп воспользовались внешние силы, в лице папства, католической Речи Посполитой, протестанской Щвеции и мусульманского Крымского ханства. Первый самозванец готовился, по мнению ряда исследователей, в среде московского боярства с Романовыми во главе, но обосновался в Литве и Польше.

Фигурой самозванца Лжедмитрия I принято считать Григория Отрепьева, монаха, выходца из провинциального дворянского рода. Однако не все исследователи разделяют такую точку зрения.

Получив поддержку польского двора, римской курии и военно-авантюристических кругов польского и южно-русского общества (часть шляхты, казачество, дворян и т.п.) Лжедмитрий двинулся на Москву. Интересы южных дворян были ущемлены форсированной закрепостнительной политикой Бориса Годунова. Черноземные земли «Дикого поля» в XVI веке вновь осваивались. Для защиты новых южных границ российского государства создавались крепости с гарнизонами из дворян и детей боярских. Эти служилые люди наделялись землями под поместья, не имея достаточного количества крестьянских рабочих рук. Переход крестьян в Юрьев день давал возможность восполнить этот недостаток. Дворяне не гнушались похищением крестьян, задерживали или перехватывали беглых крестьян на Дон. Единообразная жесткая политика закрепощения лишила их устойчивого притока рабочей силы. Поэтому в дальнейшем самозванцы разных мастей двигались к Москве именно с южного направления, где проживала масса недовольных людей.

Московские воеводы находились в состоянии растерянности, пытались террором подавить измену целых регионов страны. Но это только усиливало популярность Лжедмитрия. Народ хотел видеть в нем доброго и справедливого царя.

Большинство боярских родов признали в самозванце законного наследника престола, и с войском перешли на его сторону. Шуйский, проводивший следствие по делу об убийстве царевича Дмитрия, заявил о том, что царевич был спасен, и тем самым косвенно признал Лжедмитрия в качестве наследника престола. Смерть царя Бориса (1605 г.), гибель сына Бориса Годунова, царя Федора Борисовича и его матери, ссылка всей его родни и патриарха Иова привели к признанию самозванца знатными боярскими родами. В июне 1605 г. восторженно встреченный Лжедмитрий вступил в Москву. Позиции самозванца укрепляет его «признание» матерью Дмитрия Марфой Нагой, происходит коронация царя Дмитрия Ивановича в Успенском соборе, восстановившая «законную» власть династии Рюриковичей.

Политика Лжедмитрия не оправдала надежд боярства, самозванец не выполнил ни одного из своих обещаний за годичное царствование. Против Лжедмитрия готовился боярский заговор, во главе которого стояли Шуйские и Голицыны. В мае 1606 г. переворот произошёл, в ходе которого царь-самозванец был убит.

Выборы нового царя Василия Шуйского провели московские бояре. За это он обещал им ряд уступок, ограничивающих его власть. Например, царь без Боярской думы не мог назначать смертную казнь, не мог наказывать родственников государственного преступника, должен был отменить доказательную силу политических, доносов. Эти и другие положения, скорее защищавшие личные интересы бояр, чем изменявшие систему государственного управления, легли в основу подкрестной записи.

Василий Шуйский хотел сделать своей опорой Земский собор, а не Боярскую думу, но бояре не допустили этого. Царь выражал интересы олигархической части боярства, основная же часть которого, как и дворянства, казачества, вольных и служилых людей, его не поддерживала.

В марте 1607 г. был издан указ, закреплявший порядок розыска и возврата беглых крестьян. Розыск становится не частным, а государственным делом. Срок давности удлинялся до 15 лет. В указе подчеркивалась не поземельная, а личная привязанность крестьянина: он возвращался тому владельцу, в поземельных описях (писцовые книги 1592 — 1593 гг.) которого он был записан.

Юго-запад России отказался признать олигархическое боярское правление Василия Шуйского. Зрело и нарастало недовольство властью по разным мотивам и с неоднородным составом участников во многих российских регионах. Против Шуйского поднялись Рязань, Тула, Вятка, Пермь и др. Антиправительственной идеей стала идея о новом Лжедмитрии.

Новый самозванец (личность которого не установлена даже предположительно) объявился в Стамбуле, летом 1608 г. подошел к Москве и обосновался в Тушине (отсюда его прозвище «тушинский вор»). Позиции Лжедмитрия II укрепляло его «признание» женой Лжедмитрия I Мариной Мнишек. Власть «тушинского вора», отряды которого составляли в основном поляки и казаки признали Суздаль, Владимир, Ярославль, Вологда и другие города России.

Образовалось две параллельные системы власти – в Москве и в Тушино, контролирующие разные районы страны. Между Москвой и Тушином на некоторое время установилось военно-политическое равновесие: московские служилые люди и бояре переходили туда и обратно, преследуя личные цели и корысти.

Оказавшись в сложном военном и финансовом положении, Василий Шуйский обратилось за поддержкой к Швеции (начало 1609 г.). Был заключен мир, который предусматривал предоставление России шведских наемников в обмен крепость Корелу с окружающими ее территориями, а также Россия отказывалась от всяческих претензий на Ливонию, и соглашалась на вечный союз против Польши. Объединенные силы русских и шведов разбили войска самозванца.

Заключение союза с врагом Польши – протестантской Швецией, «развязало руки» польскому королю Сигизмунду Ш и поляки переходят к открытой интервенции против России, осенью 1609 г. польские войска осадили Смоленск. Часть «тушинцев» перешла в армию короля Сигизмунда часть разбрелась по России; русские бояре и дворяне, оппозиционные Шуйскому обратились к польскому королю с прошением прислать на Московский престол королевича Владислава, при условии сохранения самостоятельности Московского царства и православия. Эти положения нашли отражение в заключенном зимой 1610 г. под Смоленском между «тушинцами», которых представляли и видные русские оппозиционеры (Салтыковы, Масальский Хворостинин и др.) и польским королём был заключён договор, о предварительном избрании московским царем королевича Владислава. В договоре подчеркивалась так же неприкосновенность имущественных прав церкви и светских лиц, сохранение существующего порядка судопроизводства, прежней роли Боярской думы в сборе податей и суде. Кроме того, крестьянам был запрещен переход в пределах Московии и за её рубежи, подтверждалось прежнее состояние холопов.

Появление третьего властного центра окончательно расшатало российскую государственность. После поражения русских войск (июнь 1610 г.) под Смоленск, и контрнаступление польских королевских войск и армии Лжедмитрия на Москву, Боярская Дума вынудила Василия Шуйского отказаться от престола. В результате нового государственного переворота: московские бояре и дворяне, возглавляемые Захарием Ляпуновым свергнувшие Шуйского, передали власть Боярской думе. Было образовано правительство, состоявшее из 7 бояр и получившее название «семибоярщина» (1610-1613 гг.), которое призывает на русский престол королевича Владислава. В августе 1610 г. московские бояре присягнули Владиславу и подтвердили, в основном, положения ранее заключенного договора. Однако из прежнего договора ряд положений было исключено, например, о «непременном возвышении незнатных людей по заслугам», и некоторые наоборот усилены, например, положение, запрещавшее приезжим иноземцам «теснить московские княжеские и боярские роды». Суть этих изменений сводилась к попытке сохранить привилегии и власть боярской олигархии, оттеснить от власти слои служилых людей, которые внесли весомый вклад в борьбу за сохранение российской государственности и хотели повысить свой правовой статус. В.О. Ключевского, оценивая этот документ, подчеркивал, что договор представлял «основной закон конституционной монархии, устанавливающий как устройство верховной власти, так и основные права подданных».

Король Сигизмунд Ш, в частности, не довольный некоторыми статьями договора не отпустил сына в Москву, Россия осталась без царя. Многие регионы России не признали власть ни поляков, ни кого бы то ни было, русская государственность переживала глубочайший кризис.

Выход из сложившейся ситуации был предложен патриотическими силами России, исповедовавшими идею возрождения российской государственности снизу. Так, весной 1611 г. было сформировано первое ополчение из разных концов русской земли. Рязанские ополченцы, возглавляемые думским дворянином Прокопием Ляпуновым, двигалось к Москве. К ним присоединялись дружины других городов, и даже отряды «тушинских бояр», повернувших оружие против поляков.

Летом 1611 г. был созван совет ополчения, который должен был разрешить назревшие социальные конфликты. Собор всей рати, в руках которого концентрировалась законодательная, судебная и частично исполнительная власть. Исполнительную власть возглавили П. Ляпунов, Д. Трубецкой и И. Заруцкий, которые начали воссоздавать приказы. Они намеревались создать Большой Разряд, Поместный. Разбойный и Земский приказы, Большой Приход, ведавший финансами, вместо московских приказов бездействующих в условиях осады Москвы.

Собором всей рати был принят «Приговор», в котором были сформулированы некоторые общегосударственные идеи. Дворяне, составлявшие значимую часть ополчения, объявили себя выразителями интересов всего народа «всей земли». Высшую власть должен был осуществлять Войсковой всеземский совет. Его компетенция расширялись, в сравнении с компетенцией Земского собора по договору 1610 г. Исполнительная власть на местах передавалась воеводам, избираемым Советом.

Особый интерес представляет регламентация в «Приговоре» правового статуса служилых людей. Роль, которую играли служилые люди (дворянство) в преодолении политических и социальных проблем «смутного времени» реально повысила их авторитет. Это обстоятельство требовало юридического закрепления, что и нашло отражение в статьях «Приговора», регламентировавших сословные права. Предлагалось, например, отобрать поместные земли у тех лиц, которые не служили в войске. Или отобрать излишки поместных земель, превышающие установленные оклады. Кроме того, дозволялось наделять поместными землями казаков, входивших в войско (тем самым казачество приравнивалось к служилым людям, дворянству). И, наконец, вдовам и детям погибших в походе служилых людей оставлялись их поместья.

Однако, ряд положений «Приговора» ограничивал свободу казаков, которые обязаны были после окончания службы в разных городах возвратиться под Москву, причем, контроль за казаками возлагался на служилых людей, дворян. Кроме того, беглые крестьяне и холопы, которые считали себя свободными казаками, но по «Приговору» должны было быть возвращены их прежним господам и в прежнее состояние.

В рядах первого ополчения зрели серьезные разногласия – между служилыми людьми, казаками и холопами, которые привели к убийству казаками П. Ляпунова и к распаду ополчения.

Положение России ухудшалось, летом 1611 г. Смоленск взяли поляки, шведы грабили северо-западные земли, установили контроль над Великим Новгородом. По договору со шведами Новгород провозглашал себя самостоятельным государством, выбрал царём сына шведского короля. В Пскове объявился новый, третий Лжедмитрий.

В такой сложной ситуации под влиянием призывов патриарха Гермогена и монахов Троице-Сергиева монастыря восточно-русские города начинают активную деятельность по организации нового ополчения. В Нижнем Новгороде земский староста, посадский человек Кузьма Минин и воевода, князь Дмитрий Пожарский осенью 1611 г. создали второе ополчение, чтобы освободить Москву и восстановить российскую государственность.

В условиях безвластия второе ополчение по аналогии с первым берет на себя функции государственного управления, и в марте 1612 г. ополчение создает в Ярославле Совет всей земли. Так как политические задачи ополчения были шире, чем только военная деятельность, князь Дмитрий Пожарский давал тарханные и жалованные грамоты монастырям и служимым людям, опираясь на решения Земского собора, который в отсутствии реальной царской власти играл роль главы российского государства.

В ноябре 1612 г воевода созвал грамотами представителей духовенства, бояр, служилых и посадских людей, различных тяглых сословий, включая казаков и черносошных крестьян, на Земский собор для избрания царя.

В октябре 1612 г. Москва была освобождена от поляков, а в январе- феврале 1613 г. состоялся один из самых представительных в истории России Земских соборов. После основательной дискуссии царем единогласно был избран Михаил Романов (1613-1645 гг.). «Смута» на Руси закончилась, воцарилась новая законная династия.

Таким образом, в период «смутного времени» произошел кризис российской государственности. Однако консолидация патриотических сил Отечества способствовала его преодолению и подготовки России к дальнейшему поступательному развитию. По завершению «смутного времени» исчерпал себя кризис российской государственности рубежа ХУ1-ХУП вв.

Вопросы для закрепления материалов лекции

1. В какой цивилизационный этап развития вступила значительная часть стран мира на рубеже XVI-XVII вв.?

2. В чем состоит особенность вхождения России в цивилизацию нового времени?

3. Каковы основные черты современной цивилизации?

4. Почему на рубеже XVI-XVII вв. Россия переживала «смутное время»?

5. Какие изменения в развитии российского государства происходили в «смутное время»?

6. Какова роль внешнего фактора в кризисе российской государственности периода «смуты»?

7. В чем суть договора 1610 г между «тушинцами» и поляками? Как оценивал его В.О. Ключевский?

8. Каково содержание «Приговора», принятого Собором всей рати?

9. Какие формы организации государственного управления использовали освободители земли русской?

10. Какие события ознаменовали завершение «смуты» и окончание раскола российской государственности?

Лекция 8 2

Модернизация институтов государственной власти

в России в XVII в.

Цель лекции: изучить тенденции эволюции органов государственной власти, развития центрального и местного управления в России в период вхождения в современную цивилизацию. Постичь особенности взаимодействия государства и церкви в новое время.

План

Восстановление и укрепление российской государственности в XVII в. после преодоления «смуты».

Взаимоотношение церкви и государства в период вхождения России в индустриальную цивилизацию.

1. Восстановление и укрепление российской государственности в XVII в. после преодоления «смуты».

В наследство от «смутного времени» России достались расстроенная государственность, разрушенная хозяйственная жизнь, серьезные финансовые трудности и множество других проблем. Значительная часть пахотных земель не обрабатывались. Многие русские города опустели. Однако к концу 20-х гг. XVII в. положение начало меняться к лучшему: осваивались запущенные земли, обживались Поволжье, Приуралье, Сибирь, оживали города.

Механизмом возрождения стало развитие мелкотоварного производства. Довольно уверенно менялся характер ремесленного производства. В ХУП в. ремесленники начинали работать на рынок, а не на заказ. Проявилась тенденция превращения ремесленного производства в промышленное. Возникают первые в России мануфактуры. И это были предприятия не классического мануфактурного типа. Кроме отличающего его от ремесленной мастерской разделения труда в российских мануфактурах имеет место использование водяных двигателей и иных механизмов, а в дальнейшем и машин, свойственных промышленному производству. Практически отечественные мануфактуры это уже заводы и фабрики. Первой такой мануфактурой был созданный в 1631 г. на Урале Ницинский медеплавильный завод. К концу XVII в. таких предприятий в России насчитывалось более 30.

О развитии товарного производства свидетельствовала деятельность крупных ярмарок: Нижегородской, Макарьевской, Ирбитской и др. Росла и внешняя торговля и не только за счет вывода сырья. В середине XVII в. из России через Астрахань в Западную Европу вывозилось около 500 тыс. аршин разных тканей.

В «смутное время» были периоды, когда управление государством осуществлялось без царя. Это породило представление о народе как субъекте государственного управления, а о царе как о народном избраннике. Эти факты и идеи вполне созвучны трансформации властных структур в рамках цивилизации нового времени.

Таким образом, выход государства российского из кризиса рубежа XVI-XVII вв. осуществлялся при использовании черт новой современной цивилизации. Однако этого было недостаточно, в первую очередь в связи с неразвитостью этих черт. Российское государство восстанавливалось, опираясь и на традиционные средневековые ценности, и в первую очередь на единство светской и духовной властей.

Взошедшая на престол династия Романовых не обладала достаточными реальными силами и средствами для утверждения власти, обретения легитимности и прочности. Восстановление государственности на православных духовно-нравственных основах обеспечивалось тем, что патриарх Филарет (1619-1633 гг.) – в миру Федор Романов – был отцом вновь избранного царя. Заметим, что царь и патриарх в равной степени пользовались титулом «великий государь».

На протяжении ХУП в. форма правления в российском государстве проходит развитие от сословно-представительной монархии к абсолютной, Именно в это время завершилось становление национальной формы монархии - самодержавия. Национальный образ власти носил сакральный характер. И хотя все самодержцы ХУП в. избирались Земскими соборами (1613 г. – Михаил, 1645 г. – Алексей, 1682 г. Петр I и Иван V, исключением было воцарение Федора Алексеевича в 1676 г. по решению Боярской Думы), источником власти было не сословное волеизъявление, а Бог.

Образ царя, самодержца всея Руси, ассоциировался у соотечественников с высшими православными ценностями. На символическом уровне это закреплялось в таинстве венчания на царство. С XVII в. осуществляется миропомазание на царство. О мощном авторитете царской власти свидетельствует тот факт, что многочисленные народные выступление XVI в. проходили под идеей установления власти доброго, справедливого, православного царя.

В период восстановления российской государственности при царе Михаиле Федоровиче укрепление царской власти происходило при опоре на церковь и систему сословных органов России. Затем, со второй половины XVII в. при царе Алексее Михайловиче, когда усиливаются централизация и бюрократизация государственного управления, развивается процесс десакрализации и рационализации власти. Это свидетельствует о эволюционизировании сословно-представительной монархии в абсолютную монархию.

В XVII в. усиление царской власти происходило с использованием таких высших органов государственной власти как Боярская дума и Земский собор.

Хотя правовой статус Боярской Думы на протяжении XVII в. оставался практически неизменным, ее компетенции в управлении государством постепенно уменьшались. Вопросы, которыми прежде ведала Дума, все чаще выносились на рассмотрение Земского собора, т. к. экономическая мощь бояр, земельных магнатов, была уже не столь сильна для воссоздания российской государственности, создания структуры власти нового типа. В составе Думы образовалась «ближняя» или «тайная дума». В нее царь включал не всех бояр, а лишь некоторых по своему личному усмотрению, иногда и не членов «большой» Думы, доверенных лиц царя, не имеющих думского чина. Постепенно Боярская дума к концу XVII в. превратилась в патриархальное, не соответствующее задачам новой России учреждение.

В первой половине XVII в. роль Земских соборов значительно возросла (только в царствование Михаила Романова Собор собирался более 10 раз). Для XVII в. характерно широкое представительство низших сословий при ведущей роли дворянства и верхушки городского посада.

Являясь по форме, представительным органом Земский собор не стал и не мог стать политическим противовесом по отношению к царю и Боярской Думе, при явно выраженных расхождениях интересов различных сословий российского общества. Особенность отечественной государственности заключалась в том, что, обладая реальной властью и силой, сословия не выторговывали себе в сложные для власти времена прав и привилегий. Высоко оценивая значение Земского Собора 1613 г., называя его своеобразным Учредительным собранием, В.О. Ключевский отмечал, что вскоре Земский собор превратился в исполнительный орган, ответственный перед государем.

Земский собор как представительный орган власти постепенно утрачивал связи с социальными слоями, которые он представлял. Присутствовать на Соборах перестали представители духовенства и сельского населения, остались выборные от служилых и посадских тяглых людей. С 1634 г. на Соборе не было представителей от городского (нестоличного) посадского населения. На Соборе 1650 г. уменьшилось количество делегатов от московского торгового люда. Порой важные решения принимались не всем составом Земского собора, а только представителями отдельных сословных групп

К середине XVII в. российское государство окрепло, самодержавие набирало реальную силу, были восстановлены механизмы государственного управления, правовое пространство стабилизировалось в связи с принятием  Соборного уложения (1649 г.). В 1653 г. был созван фактически последний Земский собор, который вынес решение о принятии Малороссии в российское подданство. С 1654 по 1682 г. Земские соборы не созывались, а проводились совещания с представителями отдельных сословий. Так, например в 1681 г. вопросы военной реформы обсуждались лишь со служилыми ратными людьми. В это время Россия вела тяжелейшие войны с Польшей, Крымским ханством, а так же в стране происходили крестьянско-казацкое восстание, старообрядческие и другие выступления. В 1681-1682 гг. царь Федор Алексеевич созывает Земский собор, который отменил местничество. В 1682 г. Собор (представленный духовенством и служилыми людьми) созывался с одной целью - утвердить на престол «старшего» царя Ивана и «младшего» царя Петра, в 1698 г. – для осуждения царевны Софьи. Причем, состав данных Соборов был случайным. Эти факты отнюдь не свидетельствовали о восстановлении деятельности высшего сословно-представительного органа в России, видимо в этом уже не было необходимости. Российское самодержавие превращалось в монархию абсолютную.

Укрепление государственности России неразрывно связано с воссозданием приказной системы управления. Необходимость борьбы с тяжелейшими экономическими последствиями «смуты» повлекло за собой усиление фискальной деятельности приказов. Создавались новые постоянные и временные центральные учреждения, ведавшие сбором налогов – Новая четверть (1619 г.), приказ Большой казны (1621 г.). В начале XVII в. в приказ была реорганизована стрелецкая изба, созданы приказы Сбора даточных людей (1633-1654 гг.), сбора ратных людей (1637-1654 гг.), Рейтарский (1649-1701 гг.), Городского дела (1638-1644 гг.) и др.

Учреждение Казачьего и Панского приказов закрепляло социальный статус и экономическое положение казаков и иностранцев, состоявших в войсках народного ополчения.

Увеличилось количество четвертных приказов, которые относились к органам центрально-областного управления. По мере присоединения уделов к Москве их центральные органы переносились в столицу с сохранением территории владения. В XVII в. их было уже шесть: Нижегородская, Галицкая, Устюжская, Владимирская, Костромская, Сибирская четверти. Последняя была переименована в собственно приказ. Новая четверть (1619 г.) была финансовым ведомством, ответственным за питейное дело и кабацкие сборы.

Новым органом государственного управления являлся Монастырский приказ (1649-1666 гг.), в ведение которого находились монастырские земли и суд населения церковных вотчин.

В 1654 году был учрежден приказ тайных дел, контролировавший деятельность всех государственных учреждений, послов, воевод. Ему же подчинялось все хозяйство царской фамилии. В 1667 г. был создан приказ Счетных дел, осуществлявший контрольные функции по сбору косвенных налогов.

Разбойный приказ, ведавший уголовно-полицейскими делами по всей стране (кроме Москвы) в 1862 г. был переименован в Сыскной.

Система приказов была чрезмерно громоздкая, не существовало четкого разделения компетенций между приказами, дифференцированность функций отдельных приказов была чисто условной. Так, например, Посольский приказ (преобразованный из посольской палаты в1601 г.) кроме внешней политики заведовал почтой, судом и сбором таможенных и кабацких доходов, управлением некоторых городов и др. По меткому замечанию А.Л. Ордин–Нащокина, «они мешают посольские дела с кабацкими..».

Приказная система с трудом справлялась с возлагаемыми на нее функциями, порождала волокиту, злоупотребление, взяточничество.

В XVII в. местные органы управления так же подверглись централизации унификации и бюрократизации. К концу века основной административно-территориальной единицей России стал уезд, состоявший из волостей и станов и уездного города. Власть воеводы распространялась на весь уезд, в котором он осуществляет военные, полицейские, судебные и финансовые функции. В «смутное время» население на общесословных собраниях избило себе воевод не только для исполнения военных, но и административных функций. После окончания «смуты» воевод стали назначать на 1-2 года царь и Боярская дума, правда, иногда учитывая пожелания местного населения. Воеводы не получали кормов, но, как отмечал В.О. Ключевский, «воеводы XVII в. были сыновьями или внуками наместников (кормленщиков) XVI в. На протяжении одного-двух поколений могли измениться учреждения, а не нравы и привычки. Воеводы не собирали кормов и пошлин в размерах, указанных уставной грамотой, которой уму не давали: но не были воспрещены добровольные приносы «в почесть», и воеводы брали их без таксы, сколько рука выможет…». Воеводы имели право контролировать работу губных и земских изб без вмешательства в их деятельность, но во второй половине XVII в. это ограничение для воевод было снято. Однако полного подчинения местного самоуправления воеводскому управлению не произошло. В финансовой и экономической сфере управления земские власти оставались независимыми. Существовали так же самоуправляющиеся волости и общины.

В городах были различные системы самоуправления. Например, в Пскове коллегия общегородских старост, Великом Новгороде – собрание «градских людей» и постоянное управление из 5 старост, представляющих концы города. В Москве не было общегородского самоуправления, но самоуправляющимися единицами были каждая сотня и слобода.

Горизонтальный (территориальный) принцип местного самоуправления, приводимый в реформах середины ХУ1 в., содержание которого составляла деятельность губных и земских изб, выборность на местах, относительная автономия местных миров, уступал место усиливающейся вертикали власти. Происходило вытеснение «земского начала» приказно-воеводским управлением. Земских судей и губных старост почти повсеместно заменяли воеводы.

В XVII в. Россия стремительно расширяла свои территории, что вполне соответствует одной из определяющих признаков современной цивилизации (колониальное расширение территорий). Правительство поощряло присоединение земель служилыми людьми и казачье-крестьянскую колонизацию, опорными пунктами которой становились городки и крепости Сибири и Кавказа. Причем, русские воеводы не должны были вмешиваться во внутренние дела присоединяемых народов, а только собирать с них подати и, в случае необходимости, оказывать военную помощь. Однако, произвол воевод, взаимные набеги местного населения и казаков выливались открытые столкновения.

Определенную автономию получила Украина, вошедшая в состав России после решений Земского собора (1653 г.), Переяславской рады и окончания войны с Речью Посполитой (1654-1667 гг.). Первоначально управление  Украиной осуществлял Посольский, а с 1662 г. Малороссийский приказ. Украина сохранила, в основном, возникшую в годы освободительной войны систему управления: главой был гетман, избираемый казачьей радой и утверждаемый царем. Верховная власть и суд осуществлял царь. Совещательным органом государственной власти были старшинская рада, в которую входила казачья элита и, которая состояла из генерального судьи, генерального писаря, генерального обозного, войскового подскарбия, двух генеральных есаулов и др.

В административно-территориальном отношении Украина состояла из 17 полков. Во главе каждого стоял выборный или назначаемый гетман полковой. Полк делился на сотни (во главе с сотниками). В городах с преобладанием казачьего населения администрация избиралась из казачьей старшины и реестрового казачества. В городах со смешенным населением осуществлялось самоуправление в виде магистратов и ратуш во главе с бурмистрами. В селах крестьяне выбирали войтов и лавников.

Во второй половине XVII в. в период правления царя Алексея Михайловича (1645–1676 гг.) проявилась необходимость проведения реформ. В Москве возник кружок реформаторов во главе с провинциальным дворянином А.Л. Ордин-Нащекиным. Реформаторы имели серьезные планы и готовились к проведению преобразований по ряду направлений внутренней и внешней политики российского государства, что способствовало бы более успешному развитию России в рамках современной цивилизации.

Реформирование внешней политики должно было затронуть взаимоотношения со славянскими народами (создание союза всех славянских народов), образование внешнеполитического союза с Польшей, развитие торговых отношений с Персией и Средней Азией, колонизация Дальнего Востока и Приамурья.

Преобразование во внутригосударственных делах касались развития промышленности и торговли. Экономика должна была стать важнейшим объектом государственного регулирования. Предполагалось освобождение торгово-промышленного класса от опеки приказной администрации. Для этого, например, в Пскове в 1665 г. вводилось городское самоуправление. Меры, направленные на поддержание конкурентоспособности российского производителя в экспортной торговле; создание особого Торгового приказа (Приказ купеческих дел), ведавшего делами всего торгово-промышленного населения России были юридически закреплены в Новоторговом уставе 1667 г.

В 50-е – 70-е гг. ХУП в. проводилась перестройка приказной системы, но особенно серьезному реформированию она подверглась в 80-е гг. Целью преобразований было упрощение структуры и централизация деятельности приказов. Была предпринята попытка сконцентрировать решение всех вопросов финансового характера в приказе Большой казны и осуществить объединение всех вотчинных и поместных дел в Поместном приказе, а дел о службе в Разрядном, с изъятием их из компетенции территориальных приказов. Результатом такого реформирования стал переход в сфере финансового управления от территориального к системному принципу. В связи с преобразованиями количество приказов стабилизируется на уровне 37-38 (особый блок составляли приказы дворцово-финансового управления, но их сокращение не коснулось).

Главной опорой власти выступает армия. Не случайно, поэтому в ХУП в. проводится реформирование вооруженных сил государства. С 1630 года началось создание полков нового строя – солдатских, рейтарских, драгунских. Они были одеты, вооружены и обучены на европейский манер. Роль дворянской поместной конницы постепенно сокращалась. В 1651 году в русской армии насчитывалось 37,5 тысячи дворян и детей боярских. В 1680 году – только 15,8 тысячи. В конце XVII в. стали проводить рекрутские наборы из крестьян и посадских людей. На русскую службу приглашались иностранные офицеры. Вынашивалась идея создания флота на Балтийском или Каспийском морях.

В 1677 г. было введено новое налогообложение – налоги стали брать не с земли, а с каждого двора. За год до этой реформы по всему государству провели всеобщую перепись населения.

В 1682 году было отменено местничество во всех делах управления.

Продолживший реформаторские начинания князь В.В. Галицын, планировал в конце XVII в. частичное освобождение крепостных крестьян. Для освобожденных крестьян предлагалось ввести выплату государственных податей по земле, которую они обрабатывали, а дворянам увеличить денежные служебные оклады, компенсируя тем самым потери от освобождения крестьян.

Далеко не все реформаторские проекты были реализованы, но жизненная необходимость предлагаемых мер очевидна. Начинания второй половины ХУП в. заложили основу преобразований первой четверти XVIII в., значительно продвинувшие развитие России по пути современной цивилизации.

Таким образом, в первой половине XVII в. структуры сословного представительства стремились играть активную роль в формировании государственной власти и процедурах её передачи. Однако к концу XVII в. система государственного управления сословно-представительной монархии вступила в сложный этап модернизации. На повестке дня стояла проблема коренной реорганизации всей системы центрального и местного управления. Укрепившаяся российская государственность, оказалось перед выбор между развитием самодержавия как выразителя сословных интересов или утверждением абсолютизма. И это цивилизационное противоречие на рубеже XVII-XVIII вв. решиться в пользу абсолютной монархии.

2. Взаимоотношение церкви и государства

в период вхождения России в индустриальную цивилизацию

В условиях клерикальной монархии в XIV-XVI вв. церковь была важным фактором в процессе объединения русских земель вокруг Москвы и укрепления централизованного государства. В 1589 г. в России учреждено патриаршество. Первым московским патриархом стал Иов (1589-1605 гг.). Утверждение патриаршества явилось закономерным результатом деятельности русской православной церкви, и в определенной степени усилило ее притязании на политическую власть. Однако в новых условиях XVII в., когда с одной стороны, Россия продолжала развитие в средневековье (третья фаза надлом), а с другой, вступила в первую фазу развития современной цивилизации (подъем), обнаружились серьезные конфликты во взаимоотношениях государства и церкви. Третья фаза средневековой цивилизации характеризуется уже не клерикальной, а сословно-представительной монархией. К тому же цивилизации нового времени не свойственно безоговорочное разделение ценностей мировых средневековых религий, в том числе христианской, в частности православной. Эти обстоятельства во второй половине XVII в. приводили к уменьшению влияния церкви на светскую жизнь, породили конфликт между церковью и государственной властью, выразившийся в стремление государства поставить церковь под свой контроль.

Однако в начале XVII в., в годы «смуты» авторитет церкви и особенно монастырей сильно вырос. Именно они были одним из основных оплотов борьбы за государственное и национальное возрождение России. Патриарху Филарету удалось сконцентрировать в своих руках не только духовную, но и светскую власть, опираясь на широко известную в России византийскую теорию «симфонии властей».

Высшее управление Русской Православной Церкви представлял патриарх в единении с Собором высших церковных иерархов. Освященные (церковные) соборы при патриархах вначале собирались реже, чем при митрополитах, но Собор 1667 г. принял решение о двукратном в год созыве Собора. В работе Собора принимали участие цари.

В 1620-1626 гг. патриарх Филарет (1608-1610 гг., 1619-1633 гг.) провел реформу управления церковным имуществом и служителями церкви. Для этого были созданы приказные учреждения, заведовавшие патриаршей областью, которые распространяли свои полномочия на земли церкви на всей территории России. Приказ Духовных дел, или Патриарший разряд выдавал грамоты духовным лицам, получившим рукоположение от патриарха, а так же грамоты на сооружение церквей, вершил суд по преступлениям против веры над клириками и мирянами.

На смену двухчастной системе (государственные и дворцовые) пришло тройное деление приказных учреждений. Так, Казенный приказ ведал сборами в патриаршую казну. Дворцовый приказ управлял светскими чиновниками патриарха и его домом.

Церковь обладала огромной материальной и военной мощью, монастырями- крепостями в стратегически важных пунктах.

В местном самоуправлении большую роль играл церковный приход, который в большинстве случаев территориально совпадал с волостью.

В царствование Алексея Михайловича проявились вызревавшие противоречия между укрепляющимся самодержавием и церковью. Стремление светской власти поставить под контроль государства хозяйственную деятельность церкви (создание Монастырского приказа), ограничить монастырское землевладение, судебный, фискальный иммунитет монастырей и белого духовенства встретили сопротивление со стороны церковных иерархов, патриарха Никона (1652-1666 гг.). Этот конфликт был усугублен расколом церкви, фактически совпавшим с ним по времени.

Раскол проявился в ходе реформы церкви. Изменения касалось важнейших элементов русской церковной обрядности. Двуперстие, ускоренный порядок литургии, многоголосие, вскрывшиеся в московских богослужебных книгах несоответствия канону и т.д. подвергались критике, как со стороны ортодоксальных греческих иерархов, так и местных ревнителей благочестия.

При дворе Алексея Михайловича образовался кружок ревнителей благочестия (один из первых прообраз придворного совета, атрибута абсолютизма). Сложилось два варианта проведения реформы. По мнению патриарха Никона, обряды необходимо было исправить по новогреческим книгам. Большинство «ревнителей древнего благочестия» считали, что богослужебные книги и обряды надо исправлять по старым русским рукописям и решениям Стоглавого собора.

Царь Алексей Михайлович поручил проведение реформы патриарху Никону. В ходе преобразований (1632—1666 гг.), патриарх Никон осуществил сверку церковных книг с греческими оригиналами и внёс в них исправления. Весной 1653 года накануне Пасхи он разослал во все епархии свои послания, в которых указывал, как проводить богослужение. Эта акция вызвала среди верующих либо недоумение, либо возмущение. Противники реформы церковной обрядности (раскольники) стали подвергаться преследованиям. Своих оппонентов – Аввакума, Неронова, Федора и других – патриарх Никон отправил в ссылку или отдал «под начал» в монастыри.

Реформирование церковной обрядности продолжалось. Так, например, слово «аллилуйя» по велению патриарха стали произносить не дважды, а трижды, двигаться вокруг аналоя не по солнцу, а против солнца. В 1656 году на очередном Церковном соборе всех сторонников старых русских обрядов (староверов) отлучили от церкви.

Так в русской церкви произошёл раскол, образовались центры религиозного сопротивления (Соловецкий монастырь и др.).

В среде церковных иерархов обсуждался вопрос о претензиях патриарха на власть более высокую чем царская. Одним из главных обвинений раскольников в адрес официальной Церкви стало её вмешательство в политические и государственные дела, стремление к участию в светской власти.

На Соборе 1666—1667 гг. амбиции Никона были осуждены, а он низложен и сослан. Кроме того, Собор принял решения, основанные на послании восточных патриархов, известном как «Правила касательно власти царской и власти церковной». «Правила» давали право царю: смещать патриарха, утверждали божественный характер царской власти, обозначили приоритет царской власти над властью церковной. Собор разделял компетенции церкви и государства, подчеркивалось, что царь имеет преимущество в политических делах, а патриарх – в церковных.

Эта тенденция проявилась уже в Соборном Уложении 1649 г., когда в состав светской кодификации (Уложения) впервые были включены преступления против религии, церкви и нравственности, ранее находившиеся в юрисдикции церкви и регламентировавшиеся в рамках церковного права.

Соборное Уложение 1649 г. запретило покупку, заклад, дарение, завещание вотчин в пользу церкви. Запрещалось церковным учреждениям принимать вотчины на «вечный помин» и при постриге землевладельцев в монахи. При нарушении этого правила вотчины конфисковывались в пользу государства. Соборное Уложение предусматривало изъятие церковных вотчин, находившихся в Москве и под Москвой.

Учреждение Монастырского приказа явилось еще одним свидетельством вмешательства государства в церковные дела. Это сугубо государственное учреждение разбирало взаимные иски духовных и светских лиц, гражданско-правовые споры, сторонами в которых выступали монастыри, монастырские люди и приходский притч. Правда, в 1673 г. Монастырский приказ был упразднён, но церковь продолжала попадать в прямую зависимость от государства. Шло наступление на имущественные привилегии церковных учреждений и духовенства, государственные повинности распространялись на церковные владения.

Таким образом, несмотря на осложнение отношений церкви и государства в конце XVI в., церковь вошла в XVII в. имея значительный авторитет и существенные материальные богатства. Особенно ярко разногласия духовной и светской власти по поводу их роли в государственных делах проявились во второй половине XVII в. Нарастали процессы секуляризации в жизни Российского общества, сказывалось вхождение России в цивилизацию нового времени. Государство все более решительно стремилась поставить церковь под свой контроль.

Вопросы для закрепления материала лекции

1. Каков механизм возрождения России после «смуты»?

2. Как отразилось «смутное время» на системе государственного управления России?

3.Какие изменения произошли в правовом статусе Боярской думы в ХУП в?

4. Как менялась роль Земского собора на протяжении XVII в?

5. В чем состояли изменения приказной системы государственного управления в ХУП в.?

6. В чем особенности приказно-воеводной системы управления?

7. Какова специфика местных органов управления в XVII в?

8. На каких принципах строилось управление иноэтническими регионами, входившими в состав России?

9. Какие реформы были проведены в России во второй половине XVII в.

10. Какую роль играла церковь в российском государстве в годы «смуты»?

11. Как в рамках раскола церкви в середине ХУП в. решался вопрос о соотношении светской и духовной властей?

12. Как было организовано церковное управление и какова его роль в государственном механизме?

13. Какие ограничения прав церкви были определены в правовых актах XVII в.?

Лекция 8.3

Источники отечественного права XVII в.

Юридический статус различных категорий населения России и

правовое регулирование имущественных отношений

Цель лекции: изучить содержание основных источников права на этапе вступления России в цивилизацию нового времени, проанализировать их многообразие, выявить причины создания Соборного Уложения 1649 г. Уяснить особенности изменения правового статуса различных категорий населения России, а также рассмотреть тенденции развития гражданского права в XVII в.

План

Источники права России XVII в. Общая характеристика Соборного Уложения 1649 г.

Правовое положение населения России в XVII в.

Частное (гражданское право) по Соборному уложению 1649 г.

Источники права России XVII в. Общая характеристика

Соборного Уложения 1649 г.

В XVII в. Россия продолжала, как было отмечено ранее, развиваться в рамках средневековой цивилизации и постепенно входила в цивилизацию современную. Наложение цивилизационных процессов обусловили существенные особенности государственного и правового развития страны. Для этого периода характерно весьма интенсивное развитие права. Царь принимал законодательные акты вместе с Земским собором (сословно-представительная монархия), но постепенно возрастало и число так называемых «именных» царских указов, принимаемых царем единолично (абсолютная монархия).

Особенно по окончании Смутного времени правительство новой династии приступило к активной законотворческой деятельности. По традиции новые законы издавались по запросу того или иного приказа, их появление было обусловлено вполне конкретными обстоятельствами, и после их принятия и утверждения закон поступал для исполнения в соответствующий приказ.

Новый закон включался (приписывался) в нормативный корпус Судебника, в приказе он фиксировался в указной книге.

Так, росла нормотворческая деятельность приказов по подведомственным им вопросам. Например, с 1616 г. начинается разработка новой Уставной книги Разбойного приказа. В нее вошли многие положения Уставной книги 1555-1556 гг. и новые указы, содержащие нормы уголовного и процессуального права. Изменения характера вотчинного и поместного землевладения были засвидетельствованы в Указной книга Поместного приказа. В ней нашло отражение законодательства с 1626 по 1648 гг. Кроме отдельных указов, она содержала специальное Уложение о вотчинах и поместьях 1636 г. Особый интерес представляет Указная книга Земского приказа (1622-1648 гг.) – судебно-полицейского учреждения Москвы, ведавшего также сбором податей с посадского населения столицы.

В конце XVI-начале XVII вв. была сделана попытка осуществить общую систематизацию законодательства путем составления так называемых сводов судебников. Но работа эта не получила должного завершения, своды судебников не были официально утверждены.

Важнейшим памятником права ХУП в. стало Соборное уложение 1649 г. (Уложение), в значительной степени определившее правовую систему Российского государства на многие последующие десятилетия.

Появление Соборного уложения имело ряд причин. Во-первых, это необходимость приведения законодательства в соответствие с задачами нового времени. Проблемы, возникшие на рубеже XVI-XVII вв. и связанные с вхождением России в современную цивилизацию обусловили необходимость качественного совершенствования законодательства. Так, казуальный характер правовых актов, свойственный всему предшествующему законодательству, в новых условиях становился неэффективным. Безусловно, что подготовка и принятие Соборного уложения были вызваны необходимостью упорядочения и укрепления централизованной государственной власти. Государство стремилось заинтересовать дворянство в службе. Поэтому оно расширяет права дворян на поместные земли и закрепощает крестьян. Для усиления налоговой базы модернизации государственной власти необходимо было ликвидировать налоговые привилегии «белых» слобод.

Во-вторых, необходимость систематизации была вызвана и стремлением упорядочить законодательство, собрать его в единый документ, устранить имевшиеся в законах противоречия.

Непосредственным поводом, ускорившим законодательную работу, было вспыхнувшее в 1648 г. восстание в Москве. В этой сложной обстановке был созван Земский собор, который и принял решение о составлении нового законодательства. Специальная комиссия составила проект Уложения, который члены Земского собора обсуждали посословно целиком и по частям. Впервые была предпринята попытка создать свод всех действующих правовых норм, включая судебники и новоуказные статьи.

В 1649 г. на очередном заседании Земского собора было принято знаменитое Соборное уложение, крупнейший законодательный акт, равных которому до того времени Россия не знала. Уложение было утверждено Собором и царем. Соборное уложение явилось первым законом, размноженным типографским способом. Напечатанный текст рассылался в приказы и на места. Более тысяче экземпляров Уложения было пущено в продажу, тираж быстро разошелся. Соборное уложение представляло собой свод всех действующих правовых норм, своеобразный свод законов российского государства того времени.

Уложения включало 25 глав и 967 статей. Статьи закона были сведены по определенной, хотя не всегда выдержанной системе. Соборное уложение имело в отличие от предшествующего законодательства обширную преамбулу, в которой провозглашалось соответствие права постановлением «Святых Апостолов» и утверждалось равенство перед судом для всех чинов (конечно, в соответствии с пониманием того времени, с учетом сословного статуса). Это был последний сборник права, в котором теоретическую основу еще составляло религиозное, православное понимание юридических норм. Язык Уложения был доступен и понятен для большинства слоев российского общества. В Уложении наметилось разделение норм по институтам и отраслям права, хотя казуальность в изложении норм права не была преодолена.

Источниками Соборного уложения были предшествующие ему судебники, указные книги приказов, царское законодательство, думские приговоры, решения Земских соборов. Большое влияние на содержание Уложения оказали челобитные дворян и посадских людей. Использовались статьи Стоглава, Литовского статута и было некоторое заимствование из византийских законов.

Законодатель уже после принятия Соборного уложения включал в него так называемые новоуказные статьи. Например, о «разбоях и душегубстве» (1669 г.), о поместьях и вотчинах (1677 г.), о торговле (1653 г. – Торговый устав и 1667 г. – Новоторговый устав). Заметим, что Новоторговый устав (принятий по инициативе «гостей» и московских торговых людей), защищал отечественную торговлю от иностранной конкуренции. Его составители предлагали организовать особый приказ, ведавший исключительно делами торговли.

При составлении Уложения предполагалось собрать и обобщить весь имеющийся уже запас правовых актов, согласовав их с действующим законодательством. Однако Соборное уложение включало в себя поправки и дополнения, которые вносились в Думу в форме земских челобитных. Дума или совместно государь и Дума придавала им законодательный характер и включала в состав Уложения. Так на основании челобитных от служилых и посадских людей была составлена глава Уложения «О посадских людях». Или, например, положение о запрете отчуждать вотчины в пользу церкви, положения об отмене урочных лет, об установлении налога на выкуп пленных и др.

Соборное уложение содержало существенные элементы государственного права. Закон определял статус главы государства – царя, самодержавного и наследного монарха. Причем, избрание самодержца на Земском соборе не разрушало установленных принципов, напротив, обосновывало, легитимировало их. Уложение содержало систему норм, регулировавших важнейшие отрасли государственного управления, которые с определенной долей условности можно отнести к административному праву. Например, в главе «Суд о крестьянах» содержались нормы, прикреплявшие крестьян к земле; в специальной главе регламентировалось содержание посадской реформы, констатировались изменения статуса «белых слобод»; две главы содержали статьи о перемене положения вотчины и поместья; в одной из глав регламентировалась работа органов местного самоуправления и т.д. В законе впервые появилось понятие государственного преступления.

Большое внимание Уложение, уделяло процессуальному праву. Это подтверждается тем, что самая большая глава Соборного уложения - «О суде». Судебное право в Уложении составило комплекс норм, регламентировавших организацию суда и процесса. Отражено разделение на две формы процесса: «суд» и «розыск». Причем розыскная форма явно направлена на защиту государственного интереса.

Таким образом, Соборное уложение 1649 г. обобщило основные тенденции в развитии отечественного законодательства. В нем были закреплены новые правовые институты, свойственные особенностям цивилизационного развития России в новую эпоху. В Уложении впервые была предпринята попытка систематизации отечественного законодательства, открыты пути для создания новой, рациональной современной правовой системы.

2. Правовое положение населения России в XVII в.

В России, как во всяком средневековом государстве права всех сословий в определенном смысле были одинаковые. Для всех сословий не было свободы вероисповедания и свободы слова, было запрещено употребление табака и нецензурная брань в публичном месте и т.д. Однако сословные различия заключались в наборе привилегий и обязанностей. В XVII веке происходит под эгидой государства консолидация общества в виде сословной иерархии служебных обязанностей.

Обычный сельский крестьянский труд превращается в обязательную службу по обеспечению государственных нужд. Крестьянин должен был трудиться без личного интереса. Православная идеология обеспечивала почти апатичное отношение крестьян к мирской жизни, душевное состояние, отрешенное от прелестей земного мира. Трудиться надо было, чтобы трудиться, чтобы нести бремя по обеспечению государства, которое в условиях низкой производительности труда изымало у крестьян не только излишки, но и часть необходимого продукта. Крестьяне – это самое большое по численности непривилегированное податное сословие в России.

До середины XVII в. не было единого правового акта, который прикрепил бы юридически свободных крестьян к земле или к личности её владельца. Ещё на Земском соборе 1619 г. было принято решение переписать и разобрать тяглых обывателей, беглецов вернуть на старое место жительства, а закладников вернуть в тягло. Тогда эта попытка не удалась.

В 1627 — 1628 гг. правительство провело очередную перепись населения. Эта акция должна была помочь распределить и прикрепить податное население к определённым местам, т.е. носила финансово-полицейский характер.

Срок урочных лет после «смуты» был вновь сокращён до пяти лет (в 1607 г. он достигал 15 лет). В 1641 г. дворяне обратились к царю с просьбой отменить урочные годы, вместо этого был просто продлён срок сыска беглых до 10 лет, для вывезенных (другими хозяевами) до 15 лет.

В 1646 г. в ходе новой переписи было обещано прикрепить крестьян без урочных лет, навсегда, и это было сделано в Соборном уложении 1649 г., в главе «Суд о крестьянах». В соответствующих статьях Уложения говорилось об отмене «урочных лет». Беглых крестьян могли возвращать независимо от срока, прошедшего после их ухода от прежнего владельца, вместе с семьей и всем имуществом. В законе давался полный перечень всех существовавших категорий крестьянского населения, подчеркивалось при этом, что процесс закрепощения охватывал и государственных, и дворцовых крестьян, а также крестьян, принадлежавших духовенству, монастырям, а не только вотчинных и помещичьих. Закон устанавливал наказание для тех, кто принимал и скрывал у себя беглых крестьян.

Прикрепление крестьян к земле и личности землевладельца было оформлено как наследственное и потомственное состояние, характерное для социального положения всего крестьянского сословия. Статьи Соборного уложения подробнейшим образом определяли права землевладельцев на крестьян, их труд, имущество, личность, закрепляли полное бесправие, полную зависимость крестьян от произвола господ.

Создание четко отрегулированной системы крепостной зависимости отражало интересы государственной власти, так как позволяло более эффективно усиливать налоговое бремя, возлагая на помещиков полицейские функции и ответственность за уплату крестьянами государственных податей.

Все больше сближались по своему положению с крепостными крестьянами холопы и кабальные люди. Полных холопов в России к концу XVI в. было уже немного. Широкое распространение получило кабальное холопство. Кабала – письменное долговое обязательство, приводившее к потере свободы. Она использовалась для установления фактически крепостной зависимости. В соответствии с кабальным договором должник либо выплачивал проценты, либо погашал эти проценты службой. Еще, начиная с Судебника 1550 г., законодательство пыталось оградить от служилой кабалы и превращения в холопа представителей государственного служилого класса. Об этом также идет речь в Соборном уложении 1649 г. Землевладельцы переводили часть своих холопов и кабальных людей «на землю», и положение переведенных мало, чем отличалось от крепостного крестьянства. Наделы холопов и кабальных людей облагались государственным тяглом наряду с крестьянскими дворами.

Так, в XVII в. завершился процесс унификации в делении крестьян на черносошных и частновладельческих, произошло оформление правового статуса крепостных крестьян.

К середине XVII века существенно изменилось структура, такой социальной группы как «посадские люди». Это было городское население, которое включало гостей, гостиную сотню, суконную сотню, черные сотни и слободы. Различались они по размеру капитала. В 1649 году в Москве гостей было только 18 человек, в гостиной сотне состояло 158 человек, а суконной – 116. Посадские люди других городов и черных сотен и слобод Москвы делились на лучших, середних и молодших. Гости и торговые люди гостиной и суконной сотен освобождались от тягла и повинностей с двора; от пошлины за «питье» и постоялой повинности; от пени с огня и топки; подворной повинности, перевозов, проезжего мыта и мостовщины.

Царь и правительство назначали, «жаловали» в число гостей гостиной и суконной сотен представителей так называемых черных сотен Москвы и провинциального купечества. Так, в 1647 году в гостиную сотню было переведено из московских черных сотен 104 человека и в суконную – 81. Таким образом, это были тяглецы, освобожденные от посадского тягла в связи с получением привилегий. Царская власть возлагала на них определенные обязанности, связанные с организацией торговли, раскладкой и сбором различных пошлин с тяглового населения. Ими же составлялись списки торговых людей по городам. Иными словами, они также исполняли государеву службу и становились служилыми людьми.

Среди городского населения довольно большой процент составляли служилые люди «по прибору» (стрельцы, казаки, пушкари и др.). Стрельцы селились в слободах, жили совместно с семьями, получали жалованье и, кроме военного дела, занимались промыслами, торговлей, огородничеством. Экономика еще не могла позволить государству содержать регулярную профессиональную армию. Эта категория городского населения, как и беломестцы освобождалась от тягла. Причем в ХУП в. отношения беломестцев и посадских людей серьезно обострилось. Часть населения городов переходило в «заклад» к беломестцам (не платившим податей), и тогда их налоговое бремя переходило к посадской общине. Заинтересованное в налогах государство в первой половине ХУП в. неоднократно в законодательном порядке запрещало «заклады» посадских и приобретение земель беломестцами. Окончательно вопрос разрешился в Соборном Уложении 1649 г. Все земли у беломестцев отбирались и возвращались в распоряжение посадов (в «государево тягло»), их продажа и заклад запрещались.

Лавки стрельцов и казаков были обложены налогами наравне с посадскими людьми. За нарушение законов о запрете продажи закладов назначались наказания кнутом. Городские земли стали считаться государственными. Установив равноправие в хозяйственной деятельности и городской торговле, Уложение практически ввело специфический вариант крепостного права в посадах, выразившейся в запрете продажи земли и самовольной перемены местожительства. Еще в 1637 году был учрежден специальный Сыскной приказ, который должен был осуществлять сыск прежних тяглецов и возвращать их на посад в случае их бегства от тягла. Однако сделки с землей продолжались, несмотря на запреты, и правительство постепенно перешло к такой политике, которая обязывала приобретателей земли нести повинности в полной мере.

Так в изменениях правового статуса посадского населения нашло отражение противоречие между признаками средневековой и современной цивилизаций, в рамках которых Россия развивалась в XVII в.

Хотя российское государство и вступало в цивилизацию нового времени, еще не реально говорить о правах и свободах, либеральных ценностях современной цивилизации ярко проявившихся в эпоху «Просвещения» и Великих революций на Западе. Российское право прямо зависело от власти. Причем, обязанности, вытекавшие из интересов государства, диктовали объем и виды прав.

Государство структурировало общество под свои нужды. Каждый член общества теперь нес службу, то есть выполнял комплекс обязанностей в отношении государства. Право было содержанием обязанности, оно не было связано со свободным волеизъявлением. Человек обладал правом только в рамках обязанностей. Причем привилегия заключалась не в праве что-либо делать, а в отсутствии какой-либо обязанности по сравнению с обязанностями другого сословия.

На протяжении XVII в. происходило множество войн, народных восстаний, в которых были значительные потери и среди служилого сословия, среди дворян и детей боярских. В силу этого наиболее привилегированной частью элиты общества оставалось «дворянство шпаги» (социальная группа соответствующая второй фазы средневековой цивилизации, клерикальной монархии). Государство старалось заинтересовать этот класс в службе, заботилось, чтобы после гибели воина его семья не осталась в нищете. Права поместных владельцев в рассматриваемый период постепенно увеличиваются, расширяются. Так, еще в 1618 г. было установлено, что поместья, принадлежавшие лицам, убитым на войне или пропавшим без вести, оставались во владении жен и детей, а при отсутствии таковых передавались «роду и племени» прежних помещиков. Царским указом поместные земли могли переводиться в вотчины. Можно было дать поместье в качестве приданного. Дворяне получили право покупки вотчин. Привилегия выступала как вознаграждение за службу, так как государство было не в состоянии расплатиться со служащим деньгами при отсутствии полномасштабных товарно-денежных отношений в стране.

Как благодарность за службу дворяне получили исключительное право занимать чиновные должности в приказах. Это свидетельствует о внимании государства к новой восходящей социальной группе «дворянству мантии» (социальная группа соответствующая третьей фазе развития средневековой цивилизации, сословно-представительной монархии). Происходит законодательное оформление государственной приказной службы, юридического статуса служилой бюрократии.

В 40-х гг. XVII в. появляется ряд законодательных актов общего характера (они касаются количества и источников комплектования подьячих), определяющих приказную службу. В 1640 г. было прямо запрещено принимать в подьячие духовных, посадских и пашенных людей. На протяжении всего XVII в. продолжался рост подьяческих штатов. Он диктовался, внутренними потребностями приказных учреждений, усложнением государственного управления, вызреванием абсолютизма. Складывался новый тип приказного человека, обязанного своей карьерой, благосостоянием личным качествам, опыту, квалификации и благосклонности вышестоящей администрации или царя «дворянство случая» (восходящая социальная группа, соответствующая четвертой фазе развития средневековой цивилизации, абсолютной монархии). При царе Федоре Алексеевиче (1676-1682 гг.) был разработан проект «Табели о рангах высших постов в органах управления и армии», который предусматривал разделение военной и гражданской службы, но тогда он не был реализован.

Таким образом, наложение черт средневековой и современной цивилизаций в XVII в. определило своеобразие социальной структуры российского общества и правового статуса различных групп населения. Произошло окончательное закрепощение крестьян, существенно изменилось положение посадских людей и дворянства. Утверждение крепостного права шло в разрез с развитием цивилизации нового времени, нуждающейся в свободных рабочих руках для развития промышленного производства. Для утверждения абсолютизма государство укрепляло правовой статус сословий, составлявших основу самодержавия.

3. Частное (гражданское право) по Соборному уложению 1649 г.

Одной из причин обусловивших создание нового законодательного акта – Соборного уложение 1649 г. было вхождение России в современную цивилизацию. Новое время (становление товарно-денежных отношений; возникновение новых форм собственности; возрастание количества и изменение качества гражданско-правовых сделок) требовало новых подходов к регулированию имущественных отношений, что нашло отражение в Уложении.

Сфера гражданского права, заняла должное место в Уложении, хотя четкого отделения гражданско-правовых норм от норм государственного, административного и уголовного права не прослеживалось. Так, например, гражданско-правовые статьи были сопряжены со статьями о службе, о уголовно-правовых санкциях.

Субъектами гражданско-правовых отношений являлись как частные (физические) лица, так и коллективные (юридические) лица. Причем, проявлялась тенденция к расширению юридических прав частного лица.

В Уложении специальными нормами оговорены требования, которым должны были отвечать субъекты гражданского права. Это: пол, возраст, социальное и имущественное положение. Гражданские правоотношения возникали с 15-20 лет. Так, в возрасте 15-и лет дети служилых людей могли наделяться поместьями, с этого же возраста у субъекта возникало право самостоятельного принятия на себя кабальных обязательств. В главе Х1У Соборного уложения отмечено, что с 20-и летнего возраста появлялось право принимать крестное целование (присягу) в суде. Говоря о половом цензе, необходимо отметить, что в ХУП в. наблюдалось существенное возрастание правоспособности женщин по сравнению с предыдущим периодом, в частности в сфере наследования женщинами недвижимого имущества. Так, например, вдова дочери получали часть поместья на «прожиток», т.е. пожизненное владение.

В Соборном уложении нашли отражение такие институты формирующегося гражданского права как вещное право.

Закон определил основные способы приобретения вещных прав: захват, давность, находка, пожалование. Наиболее сложный характер носили вещные имущественные права, связанные с приобретением и передачей недвижимой собственности. Пожалование земли сопровождалось комплексом юридических действий, включавших: выдачу жалованной грамоты, составление справки (записи в приказной книге содержащей сведения, на которых основывалось право наделяемого лица на землю), и ввода во владение, заключавшегося в публичном отмере земли.

В Соборном уложении были представлены важнейшие изменения в правовом статусе поместного землевладения. Определялось, что владельцами поместий могли быть и бояре и дворяне, устанавливался определенный порядок передачи поместья по наследству, разрешался обмен поместья и на поместье, и на вотчину. Однако помещики не могли по своему усмотрению продавать землю (только по царскому указу), не могли они ее и закладывать. Поместье, являясь вознаграждением за службу, по сути, оставалась землей государственной. Уложением допускался обмен большего поместья на меньшее, и под прикрытием этой сделки давало возможность продажи поместья. К концу ХУП в. установилась практика обмена поместий на денежные оклады, что в скрытой форме означало фактическую куплю-продажу поместий.

Имущественные права вотчинников, зафиксированные в статьях Соборного уложения, давали им возможность продавать (с обязательной регистрацией в Поместном приказе), закладывать, передать по наследству. Уложение устанавливало право родового выкупа, которое не распространялось на купленные (не родовые) вотчины. Был определен срок - 40 лет для выкупа проданной, выменянной, заложенной родовой вотчины. Закон определял круг родственников, имевших право на выкуп (при этом исключались прямые потомки – дети и внуки). На купленные вотчины (не родовые) право родового выкупа не распространялось.

В середине XVII в. происходит активное сближение правового статуса вотчины и поместья, которое подготовило полное слияние имущественных прав ведущих групп землевладельцев.

Соборное уложение подробно регламентировало и такой институт гражданского права как залоговое право. Заложенная земля могла оставаться в руках залогодателя или же перейти в руки залогодержателя; допускался залог дворов на посаде; заклад движимого имущества. Просрочка выкупа заложенной вещи влекла передачу прав на нее залогодержателю. Однако относительно дворов и лавок на посаде делалось исключение. Указанное имущество даже в случае просрочки платежей по закладной не могло перейти в собственность беломестцам, т.е. непосадским людям. Считались также недействительными закладные на посадские дворы и лавки, совершенные на имя иностранцев. В случае если заложенная вещь была украдена или погибла без вины залогодержателя, он возмещал ее стоимость в половинном размере.

Соборное уложение определяло право на чужую вещь. Например, закон давал право ставить запруды на реке в пределах своего владения, но при условии, что соседним помещикам запруды не принесут ущерба. Или же в городах запрещалась постройка печей, поварен вплотную к соседским строениям и т.п. Так впервые в отечественном законодательстве в Уложении регламентировался институт сервитутов (юридическое ограничение права собственности одного субъекта в интересах права пользования другого или других).

В XVII в. произошли существенные изменения в обязательственном праве. Обязательства, вытекающие из договора, обеспечивались не личностью, а имуществом ответчика. Причем ответственность носила коллективный характер: друг за друга отвечали супруги, родители, дети. Долговые обязательства переходили по наследству.

Соборное уложение уделяет внимание форме заключения договора, ведь в XVII в. он оставался основным способом приобретения прав собственности на имущество, и в частности на землю. Развитие этой формы происходило на фоне постепенной замены комплекса сопутствующих ей формализованных действий (участие свидетелей при заключении договора) письменными актами, закреплявшимися «рукоприкладством» свидетелей без их личного участия в процедуре сделки. Договорная грамота заверялась печатью в официальной инстанции и только тогда приобретала законную силу. Практиковалось составление договорных грамот площадными подьячими, которые обычно получавшими свою должность «на откуп» или «на поруку». Оставленные ими грамоты заверялись печатями в приказной палате.

Наследственное и семейное право не претерпело существенных изменений в Соборном уложении 1649 г. Эти отрасли права сохранили принципы, заложенные княжеским и царским судебниками и «Домостроем».

Наследование осуществлялось по закону и завещанию. В Уложении большое внимание уделялось порядку передачи по наследству земли как главному средству производства и обеспечения служилого сословия. Завещание оформлялось письменно, а в случае неграмотности завещателя подписывалось свидетелями и подтверждалось церковными властями. Воля завещателя была ограничена. Нельзя было завещать землю церквам и монастырям. Кроме того, родовые и жалованные вотчины, поместья не подлежали завещательному распоряжению. Завещать можно было только купленные вотчины и недвижимое имущество.

Наследование родовых и жалованных вотчин происходило только по закону, передавалось членам того же рода, к которому принадлежал покойный. Дочери наследовали только при отсутствии сыновей. Вдова получала часть выслуженной вотчины на «прожиток», но только в случае, если после смерти супруга не оставалось прожиточного поместья.

Поместья переходили по наследству сыновьям. Вдова и дочери получали часть поместья на «прожиток», то есть в пожизненное владение. Часть поместья могла быть передана по наследству родственникам по боковой линии. Это положение было ликвидировано законом в 1684 г.

В области семейного права в Соборном уложении 1649 г. были прописаны нормы, базировавшиеся на принципах «Домостроя». Законодательно закреплены были господство мужчины в семье и власть родителей над детьми. Дети обязаны были чтить родителей и повиноваться им. Родители имели право наказывать детей. Жалобы детей на родителей Уложение запрещало под страхом наказания. Убийство родителей детьми наказывалось «нещадной смертью», убийство детей родителями – годом тюремного и церковного покаяния.

Признавался законным только церковный брак, только он имел юридические последствиями. Для заключения брака требовалось согласие родителей, браки крепостных крестьян заключались только с разрешения их владельцев. В брак разрешалось вступать только трижды, четвертый брак запрещался. Внебрачные дети не имели наследственных прав. Развод разрешался только при уходе одного из супругов в монастырь, обвинения супруга в антигосударственной деятельности, неспособности жены к деторождению.

Таковы были тенденции в правом регулировании наследственных и семейных отношений в России в XVII в.

Таким образом, Соборное уложение 1649 г. обобщало и подытоживало основные тенденции в развитии институтов гражданского, наследственного и семейного права. В соответствующих правовых нормах фиксировались новые подходы в развитии российского законодательства в сфере правового регулирования гражданско-правовых отношений, в определенной степени отвечающие задачам цивилизации нового времени.

Вопросы для закрепления материала лекции

1. Какие источники права действовали в первой половине XVII в.?

2. Чем было вызвано создание Соборного уложения 1649 г.?

3. Что общего и в чем отличие Соборного Уложения от предшествующего законодательства?

4. Какие этапы закрепощения крестьян прошло в первой половине XVII в.?

5. Как менялся правовой статус посадского населения России в XVII в.?

6. Какие изменения происходят в правом статуса дворянского сословия России в XVII в.?

7. Как на протяжении XVII в. изменилось правовое положение российской бюрократии?

8. Каким образом регулировались гражданско-правовые отношения в Соборном уложении 1649 г.?

9. Какие институты гражданского права нашли отражение в Соборном уложении 1649 г.?

10. В чем состоят особенности регулирования имущественных отношений по Соборному уложению 1649 г?

11. Какие изменения в статусе вотчинного и поместного землевладения происходят в XVI в. и зафиксированы в Соборном Уложении 1649 г.

12. Какие нормы наследственного права имели место в Соборном уложении 1649 г?

13. Каким образом регулировались семейные отношения в России в XVII в.

Лекция 8.4

Уголовное и процессуальное право по

Соборному уложению 1649 г.

Цель лекции: изучить тенденции развития основных институтов уголовного и процессуального права в России по Соборному уложению 1649 г. Провести сравнительный анализ содержания основных уголовно-правовых норм Уложения с нормами предшествующих источников права. Выявить специфику организации судебного процесса в период вхождения средневековой России в цивилизацию нового времени.

План

1. Уголовное право по Соборному Уложению 1649 г.

2. Процессуальное право по Соборному уложению 1649 г.

Уголовное право по Соборному Уложению 1649 г.

В Соборном уложении 1649 г. уголовному праву посвящены целые главы и множество статей. Уложение вобрало в себя многие традиции, выработанные уголовным законодательством и судебной практикой в предшествующее время.

В Уложении нет Общей части, характерной для современного законодательства, где обычно даются определения основных дефиниций, отсутствует и определение понятия преступления. Однако содержание статей позволяет сделать вывод, что под преступлением понималось нарушение царской воли, закона. Соборное уложение уточняло понятие «лихое дело», разработанное еще в Судебниках.

Объектами преступления Соборное Уложение считало церковь, государство, семью, личность, имущество и нравственность. Впервые в истории русского законодательства в светскую кодификацию были включены преступления против религии, ранее находившиеся в юрисдикции церкви. В системе преступлений они поставлены на первое место. Подобный пересмотр системы отражал изменения во взаимоотношениях государства и церкви. В XVII в. форма государственного правления уже не клерикальная монархия, а сословно-представительная монархия, которая к концу столетия преобразовалось в абсолютную. В условиях XVII в. государственная власть использовали церковь как идеологическую силу, способствующую укреплению самодержавной власти. Кроме того, в условиях вхождения в современную цивилизацию церковь включалась в систему государственных учреждений.

Субъектами преступления в Уложении обозначались как отдельные лица, так и группа лиц, независимо от сословной принадлежности. Значительно подробнее, по сравнению с предшествующим законодательством, в законе определено виды соучастия, такие как подстрекательство, пособничество, укрывательство. В Соборном уложении устанавливались, как правило, одинаковое наказание для всех участников преступления, не требуя определения степени участия и вины каждого из них. Хотя выделялись главные и второстепенные участники преступления, под последними и понимались соучастники. Соучастие могло выражаться в содействии, практической помощи в совершении преступных действий (физическое соучастие), а также в подстрекательстве к совершению тех или иных преступных действий (интеллектуальное соучастие).

Субъективная сторона преступления обусловлена степенью вины. Впервые термины «преступление» и «вина» появились в юридических текстах в конце XVI в.

В XVII в. появились новые, важные институты уголовного права. Так, в Соборном уложении 1649 г. различались преступления умышленные, неосторожные и случайные. Причем, за случайные деяния наказание не устанавливалось, а за неосторожные действия, совершивший их наказывался так же, как за умышленные преступные действия. Но закон не всегда достаточно четко определял случайное, ненаказуемое деяние и неосторожную форму вины. Уложение не фиксировало четких определений этих понятий. Например, в одном случае «бесхитростное» деяние, понимается как неосторожное, в другом – как случайное. Кроме того, закон упоминал институт необходимой обороны, но без определения так называемых ее пределов, т.е. соразмерности обороны степени опасности.

Соборному уложению известно и понятие крайней необходимости, освобождающее от уголовной ответственности.

В признаках объективной стороны преступления закон выделяет смягчающие и отягчающие вину обстоятельства.

Отягчающими вину обстоятельствами являлись совокупность нескольких преступлений (например, убийство «в разбое»), особый статус объекта преступление (например, преступление, совершённое в церкви, на государевом дворе или в отношении должностного лица), «скоп и сговор», повторяемость преступления, размеры вреда, совершение преступления во время стихийного бедствия.

Смягчающими вину обстоятельствами были малый возраст преступника, воровство вследствие «нужды», состояние опьянения, а также аффекта, выражающегося в неконтролируемости действий, вызванной оскорблением или угрозой и «простого ума» (причем, «бесные», т. е. психически больные вовсе освобождались от наказания).

Соборное уложение 1649 г. проводило различие между покушением и оконченным преступлением. В законе выделялось три стадии преступного деяния умысел (который сам по себе уже мог быть наказуемым), покушение на преступление, совершение преступления.

Уложение знало понятие рецидива (совпадающее в законе с понятием «лихой человек»).

Преступления в Соборном Уложении 1649 г. были представлены в определенной системе. На первом месте стояли религиозные преступления, на втором – государственные, далее рассматривались деяния против личности, собственности, должностные, воинские и др. преступления.

Религиозные преступления («богохульство», нарушение церковной службы, бесчинства в церкви, неверие, отрицание православной веры, «обида» священнослужителя) впервые подробно регламентировались светским законодательством. Предусматривалось наказание за «совращение в басурманство», причём на практике за вовлечение не только в магометанскую или иудейскую веру, но и в лютеранскую и римско-католическую.

В классификации преступлений в Соборном уложении особое место занимали государственные преступления. Заметим, что понятие государственного преступления были малоизвестны прежнему законодательству. В Русской Правде оно отсутствовало. В княжеском и царском судебниках (1497 и 1550 гг.) были обозначены такие составы государственных преступлений как «перевет», означавший распространение призывов к мятежу и «зажигание» - злостный поджог в городе.

Соборное уложение 1649 г. включило в систему государственных преступлений любые действия (измена, заговоры, сношение с врагом) и даже умысел, направленные против личности государя или его семьи. Закон защищал уже не государство, а на государя. За обнаруженный умысел, даже без материальных последствий, предусматривалась смертная казнь. По этим преступлениям ответственность несли не только лица, их совершившие, но и их родственники и близкие.

Уложение выделило также такое преступное действие, как «скоп и заговор», который карался смертной казнью, а в дополнение следовала конфискация имущества преступников. Субъектом этого преступления были не отдельные лица, а объединенная путем сговора группа лиц, толпа. Заговор чаще всего был направлен против государя с целью нанесения вреда его здоровью при помощи опаивания зельем, наведения «порчи».

Оскорбления (хулу в адрес государя) Соборное уложение не предусматривало, эти действия рассматривались как государственное преступление в особом судопроизводстве – «Слово и дело». К государственным преступлением Уложение относило брань в адрес государя, обнажение сабли на царском дворе (за это предусматривалось лишение руки), стрельбу из оружия, драки и т.д.

В Соборном уложении была прописана обязанность сообщать о готовящемся государственном преступлении – «извет». В связи с этим в законе выделялся особый состав государственного преступления – недоносительство, наказываемое смертной казнью. «Извет» обязаны были выполнять все члены семьи преступника. Причем, за доказанный «извет» доносчик получал вознаграждение, а за недоказанный и особенно за ложный «извет» доносителя ждало суровое наказание.

В Соборном уложении подробно определены и многие составы преступлений против порядка управления. Это и злостная неявка ответчика в суд и сопротивление приставу, принесение в суде ложной присяги, дача ложных свидетельских показаний, ложное обвинение. Закон предусматривал уголовное наказание за оскорбление судей, пристава, подельщика, понятых и других судебных должностных лиц. К оскорблению судей приравнивалось нарушение порядка судебного заседания.

Серьезным преступлением было фальшивомонетничество, самогоноварение, содержание без разрешения питейных заведений, что подрывало в этих сферах государственную монополию. Уложение предусматривало уголовную ответственность как за незаконное производство и сбыт вина, также и за его потребление. К преступлениям против порядка управления относились подделка документов, печатей, нарушение правил взимания торговых пошлин.

Среди преступлений против порядка управления особое место занимали должностные преступления Соборное уложение выделяло лихоимство. В первую очередь это касалось преступной деятельности судей, которая выражалась во взяточничестве, неправомерных поборах, вымогательстве, неправосудие, обусловленное корыстью или личной неприязнью. Соборное Уложение дополняло эту группу статьями о волоките, нарушении порядка судопроизводства и использовании труда подсудимых в хозяйстве судьи. Закон относил к должностным преступлениям подлоги по службе (фальсификация документов, сведений).

Уложение положило начало систематизации воинских преступлений, впервые ввело понятие «дезертирство». К воинским преступлениям были отнесены измена военнослужащего, побег с поля боя, нанесение ущерба частным лицам, мародерство, побег из части. Особыми субъектами в этой группе преступлений были сборщики и «окладчики» - лица, ответственные за проведение мобилизации. Причем, тяжесть наказаний за воинские преступления усугублялась в обстановке боевых действий.

К преступлениям против порядка управления примыкали преступления против благочиния. В Уложении выделялись такие преступления как содержание притонов, укрывательство беглых, продажа краденного имущества, неразрешенная запись в заклад (к боярину, монастырю, помещику), обложение пошлинами освобожденных от них лиц.

Соборное уложение четко регламентировало составы преступлений против личности. Это убийство, нанесение телесных повреждений, побои и оскорбления чести (в виде обиды или клеветы, распространение порочащих слухов).

В Уложении более подробно, чем предшествующем законодательстве, представлена система квалифицирующих убийство признаков. В нее были включены убийство женой мужа, убийство родителей, сестёр и незаконнорожденных детей. В этих преступлениях соучастники отвечали наравне с прямыми виновниками. К квалифицированным видам убийства (по способу совершения) Уложение относило отравление. Наиболее тяжкими преступлениями считались убийство слугой своего господина, женой мужа.

Закон требовал тщательного выяснения, было ли убийство совершено умышленно или по неосторожности. В первом случае следовала обычно смертная казнь, во втором – менее суровое наказание. При случайном убийстве (ошибка на охоте и т.п.) ответственность не наступала. Угроза убийством влекла внесение многотысячного залога, дабы предотвратить ее реализацию. Соборное уложение сохранило принцип всесословной защиты жизни личности. Жизнь человека принадлежит Богу и никто не вправе решать его судьбу.

Нанесение телесных повреждений (членовредительство, увечье) нашло отражение в законе. Уложение сформулировало особый состав, называя их «мучительское поругательство». Отсечение носа, уха, ноги, руки, выкалывание глаза наказывалось аналогичным увечьем (принцип «талиона») и штрафом. Кроме того, в Соборном уложение перечислено 72 случая бесчестья, к которым отнесены побои, совершенные умышленно, после подготовительных действий, а не в простой драке. Отметим, что закон к преступлениям против чести и телесной неприкосновенности подошел с сословных позиций. Ценность личности в этих случаях определялась сословным положением, за посягательства на высшие сословия штрафы назначались более высокие.

Отдельную группу в законе составляли преступления против нравственности (непочитание детьми родителей, отказ содержать их в старости, «блуд» (жены, но не мужа), изнасилование). Соборное уложение дополнило состав таких преступлений, известных ранее в основном церковному законодательству. Так в Уложении появилось понятие сводничество, кроме того, закон ужесточил наказание для пособников в изнасиловании.

В области имущественных преступлений особое внимание Соборное уложение уделяло татьбе, разбою и грабежу. Татьба (кража) это тайное похищение имущества, грабеж это насильственное отнятие имущества, разбой это грабеж, но связанный с посягательством на жизнь и здоровье потерпевшего. К признакам разбоя закон относил открытость нападения и организованный (шайка) характер. При определении разбоя Соборное Уложение уже не пользовалось понятием «лихой человек» (как в судебниках), но ввело новое – рецидив. Разбой часто соединяется с отягчающими обстоятельствами – убийством или поджогом.

И все же самыми распространенными видами имущественных преступлений оставались татьба, порча и уничтожение чужого имущества. Наиболее тяжким преступлением в этой группе был поджог, а так же истребление чужого имущества.

Уложение знало татьбу простую и квалифицированную, к которой относил татьбу церковную, на службе, конокрадство, кражу, совершенную в государевом дворе, а так же овощей из огородов и рыбы из садка. Смертная казнь за кражу назначалась совершившему ее третий раз. При имущественных посягательствах закон требовал возмещение вреда пострадавшему.

Составы преступлений в Соборном уложении 1649 г. были сформулированы более четко в сравнении с предшествующим законодательством.

В Уложении весьма усложнялось и ужесточалась система наказаний. Законодатель стремился по средствам наказания устрашить и добиться возмездия. Кроме того, как второстепенную, дополнительную цель рассматривал изоляцию преступника от общества.

Классификация наказаний по Соборному уложению 1649 г. включала в себя смертную казнь, телесные наказания, тюремное заключение, ссылку, конфискацию имущества, отстранение от должности, штрафы и др.

Об ужесточении наказаний свидетельствует упоминание смертной казни в Уложении 36 составах преступлений. Причем, некоторые «жестокие и нещадные» наказания, например наказание кнутом, не преследуя целью смертную казнь, могла привести к ней по случайности. Поэтому некоторые исследователи указывают на то, что смертная казнь в Соборном уложении 1649 г. имела место в 63 случаях. По подсчетам профессора В.А. Рогова о смертной казни в законе говориться в 55 статьях, но с учетом повторений остается 25 случаев применения. Таким образом, приведенные статистические данные подтверждают, что наказания в ХУП в. ужесточились, т.к. по Псковской судной грамоте смертная казнь (без указания вида) назначалась за 5 составов преступлений, по судебникам – за 12.

Применение смертной казни по Соборному уложению  предусматривалось за наиболее опасные преступления, например, богохульство. Сдача города неприятелю, подделка денег, изнасилование, поджог, третья татьба и т.д. Примечательно, что смертная казнь предусматривалось даже за курение табака.

Закон указывал два вида смертной казни простую и квалифицированную. Простая выражалась в отсечение головы, повешение, квалифицированная предусматривала колесование, четвертование, сожжение, залитие горла металлом, закапывание живьём в землю.

Соборное уложение установило для женщин-мужеубийц особый вид казни – закапывание живой по горло в землю. Наиболее распространенными видами смертной казни были повешение и отсечение головы. В Уложении было закреплено сожжение и практиковалось до конца ХVШ в. по делам религиозным и к поджигателям.

По Соборному уложению широко применялись телесные (увечащие) наказания, которые делились на членовредительские и болезненные. К первым относились отсечение руки, клеймение, урезание ушей, ноздрей, носов и языка. Виновных в убийстве родителей разрывали клещами. К болезненным наказаниям закон относил битье кнутом и батогами публично у приказа, на торгу. Эти наказания по Уложению применялись в 140 случаях.

Смертная казнь и телесные наказания применялись публично (битье кнутом, поэтому и называлось торговой казнью). Тела казненных подолгу не убирали с целью устрашения. Торговая казнь, как правило, соединялась с другими наказаниями – тюремным заключением, высылкой, штрафом, иногда предваряло смертную казнь.

Увечащие (телесные) наказания, кроме устрашения, выполняли функцию обозначения преступника, выделения его из окружающей массы людей.

Тюремное заключение в Соборном уложении предусматривалось более чем по 40 составам преступлений. Этот вид наказания устанавливался сроком от трёх дней до четырёх лет или на неопределенный срок. Причем, часто практиковалась лишение свободы на несколько недель и месяцев. Идея кратковременного заключения как исправительной меры была в законе ведущей. Тюремное заключение предусматривалось за нанесение побоев, кражу, оскорбление, нарушение порядка деятельности государственных учреждений. Строительство тюрем закрепляется в Уложении как государственная обязанность. В это время стали практиковаться принудительные работы заключенных.

В Соборном уложении впервые появились бесчестящие наказания. Диапазон этих наказаний был весьма широк. К ним относился, например, выговор в присутствии понятых и «выдачей головой», что означало «отнятие чести», т.е. лишение званий или понижение в чине, а порой и превращение в холопа Уложение расширило сферу применения этого наказания, применив его не только к судейским чинам. Но и к наместникам и волостелям. К представителям привилегированных сословий бесчестящие наказания применялись в виде «опалы», означавший изоляцию, остракизм, государеву немилость. Обвинённого лишали чина, права заседать в Думе или приказе, права обращаться с иском в суд, что равносильно частичному объявлению вне закона.

В Уложении нашел отражение и такой вид наказания как ссылка. Нередко отбывших тюремный срок ссылали в пограничные отдаленные города, остроги, крепости или боярские имения. Разновидностью ссылки, о которой идет речь в Соборном уложении, была «опала». Она применялась, как было отмечено выше, к представителям элиты российского общества.

В Соборном уложении нашло отражение довольно широкое применение имущественных санкций. Так закон устанавливал градацию штрафов «за бесчестье» причем в зависимости от социального положения потерпевшего. Высшей санкцией этого вида наказания была полная конфискация имущества преступника. Соборное уложение регламентировало порядок конфискации имущества. Конфискации подвергалось как движимое, так и недвижимое имущество, имущество жены политического преступника и его взрослого сына. Всё конфискованное имущество поступало в государственную казну. Закон предусматривал конфискацию в отношении обвинённых в разбое, укрывательстве разбойников, нарушении правил продажи табака, дезертирстве со службы.

Система наказаний предусматривала и церковные наказания. Например, покаяние, заключающееся в исповеди; епитимью – пост, длительные молитвы; отлучение от Церкви; ссылку в монастырь; заточение в одиночную келью и др.

Таким образом, в XVII в. происходило дальнейшее интенсивное развитие уголовного права, о чем красноречиво свидетельствовало Соборное уложение 1649 г. Новым содержанием наполнилось понятие преступление. Объектом преступных деяний в законе впервые называлась церковь. Субъекты преступления обозначались независимо от сословной принадлежности. Более подробно и четко была разработана субъективная сторона преступления. Значительно дополнилась классификация преступлений, составы преступлений формулировались более четко в сравнении с предыдущим законодательством. Санкции за преступления ужесточились.

2. Процессуальное право по Соборному уложению 1649 г.

В процессуальном праве XVII в. как и прежде не проводилось разделения на гражданский и уголовный процесс. В Соборном уложении 1649 г. в преамбуле, а затем в главе «О суде» декларировался принцип справедливого суда: «людям всякого чина в Московском государстве суд и расправа равна».

Развитие процессуального права в ХУП в. нашло отражение в разработке терминов для обозначения двух форм процесса. Состязательный процесс получил название «суд», розыскной (инквизационный) – «розыск».

«Суд» - процессуальная форма, в которой имело место процессуальное равенство сторон (истца и ответчика), преобладало устное судоговорение, суд только оценивает доказательства и выносит решение. «Розыск» - процессуальная форма инквизиционного характера, для которой характерна активная роль государственного органа, обвинительная направленность, применение допросов и пыток, письменная и закрытая форма судоговорения. В Соборном уложении прослеживалось усиление роли розыскного процесса в ущерб состязательному. Обычно при рассмотрении серьезных уголовных дел применяли процесс розыскной, а в гражданских делах и при рассмотрении мелких уголовных дел использовался состязательный процесс. Однако в отдельных случаях, и в гражданских делах применялась такая процедура розыскного процесса как пытка.

В Соборном уложении подробно описывались различные процедуры «суда». Процесс распадался на собственно суд и вынесение приговора, решения («вершение»).

«Суд» начинался с подачи челобитной жалобы («вчинания») и мог быть прекращен примирением сторон. Жалоба подавалось тому судье, которому был подсуден ответчик. Вызов ответчика в суд осуществлял пристав на основе приставной грамоты, на которой была резолюция соответствующего дьяка. Ответчик мог представить поручителей, что предусматривалось и в прежних законодательных актах. В XVII в., если ответчик не являлся на суд, дело стали откладывать. И только после третьей неявки ответчик автоматически проигрывал процесс. Выигравшей стороне выдавалась бессудная грамота, по которой он мог реализовать свои права.

Своеобразным процессуальным действием при рассмотрении имущественных преступлений был так называемый «правеж». Ответчик, чаще всего неплатежеспособный должник, регулярно подвергался процедуре телесного наказания, которая заключалась в битье его розгами по обнаженным икрам. Число таких действий было эквивалентно сумме задолженности. Так, например, за долг в 100 рублей пороли в течение месяца. «Правеж» был наказанием, которое побуждало ответчика выполнить обязательство. Заметим, что в данном случае законодатель заменял имущественную ответственность личностной, что явно не соответствовало задачам нового времени.

Собственно суд (судоговорение) велся устно, но заносился в судебный протокол, «судебный список».

«Розыск», или «сыск», отличная от «суда» форма процесса применялся по наиболее серьезным уголовным делам.

Возбуждению уголовное дело, которое происходило по инициативе соответствующего государственного органа, предшествовало, заявления потерпевшего, пристав с понятыми отправлялся на место происшествия для проведения дознания, которое состояло в обнаружении факта преступления (поличного). Затем государственное учреждение производило арест подозреваемого и осуществляло следствие по существу дела. Производился опрос свидетелей, обыск, применялась пытка, и затем выносился приговор. В делах о татьбе и о разбоях примирение потерпевших и подозреваемых запрещалось под страхом смертной казни.

Особое место и внимание отводились преступлениям, заявление о котором начиналось с формулы: «слово и дело государево». Человек, произносивший эту фразу, считался осведомленным о тайных заговорах, т.е. о государственных преступлениях. В таких процессах господствовали розыскные формы с применением самых жестоких процессуальных действий.

Как в состязательном, так и розыскном процессе важнейшее место занимали судебные доказательства.

Система доказательств по Соборному уложению 1649 г изменилась, в сравнении с предшествующим законодательством. Вышли из употребления ордалии во всех их видах. «Поле» (поединок), широко применявшееся ранее, в Уложении уже не прописано, но продолжалось использование института присяги («крестное целование») при спорах на сумму не свыше одного рубля.

Большую роль играли письменные доказательства, и показания свидетелей. Закон определил «общую ссылку» и «ссылку из виноватых». «Общая ссылка» заключалась в обращении обеих сторон к одному и тому же свидетелю, показания которого являлось основой для решения дела. При «ссылке из виноватых» требовалось, чтобы вызванные свидетели дали абсолютно одинаковые показания, совпадающие с утверждением вызвавшей его стороны. Еже ли хотя бы один из свидетелей этого не делал, то позвавший свидетелей человек проигрывал дело.

Процессуальными мероприятиями, направленными на получение доказательств, являлись «общий» и «повальный обыск». В первом случае опрос населения (окольных людей) осуществлялся по факту совершенного преступления. Во втором – по поводу конкретного лица, подозреваемого в совершении преступления.

Одним из видов доказательств, в основном используемых в розыскном процессе была пытка. Соборное уложение 1649 г. впервые регламентировало такую процессуальную процедуру. Основанием для её применения могли послужить «обыск», в результате которого свидетельские показания были весьма противоречивы. Пытку можно было применять не более трёх раз с определёнными перерывами. Показания пытаемого протоколировались и данный под пыткой «оговор», должен был быть перепроверен посредством других процессуальных мер (присяги, «обыска» и т.д.).

В судах официально следовало платить разнообразные высокие пошлины. Они взимались как за рассмотрение дела, так и за оформление различных документов фигурирующих в суде. Например, нужно было уплатить пошлину при получении правовой грамоты (исполнительный лист); боярину, решающему дело; дьяку, который подписывал правовую грамоту; подьячему, составившему ее. Все вместе эти официальные выплаты составляли около 10 % цены иска, а распространенность взяточничества делали судебный процесс весьма дорогим для простого человека, и порой просто недоступным. Кроме названных затруднений надо иметь в виду, что крепостной крестьянин не мог обратиться ни в какой суд, кроме суда своего господина.

Соборное уложение 1649 г. предписывало решать дела коллегиально и предусматривало наказания за уклонение судей от выполнения своих обязанностей. Закон предусматривал отвод судей по причине их заинтересованности в деле или неприязни к какой-либо из сторон. Судьи несли ответственность за вынесение не правых приговоров, в том числе и в случае, когда такое решение было принято вследствие полученной судьей взятки («посула»). Наказания назначались в зависимости от сословной принадлежности судьи: от лишения чести до торговой казни, с отстранением впредь от судебной деятельности.

Таким образом, по Соборному уложению 1649 г. прослеживается усиление в процессуальном праве розыскного процесса. Значительно менялась система доказательств. Расширялось применение смертной казни и публичных наказаний. В Уложении впервые регламентировалось применение пытки. Процессуальное право России в XVII в. соответствовало преобразованию сословно-представительной монархии в абсолютную.

Вопросы для закрепления материала лекции

1. Какое определение преступления давало Соборное Уложение 1649 г.?

2. Каковы объекты преступления по Соборному уложению?

3. Чем объяснить, что преступления против церкви были включены в XVII в. в светское законодательство – Соборное уложение 1649 г.?

4. Что нового в сравнении с предшествующим законодательством вносит Уложение в определение субъектов преступления?

5. В чем суть деления преступлений на умышленные, неосторожные и случайные по Соборному уложению?

6. Какие признаки объективной стороны преступления рассматривает Соборное уложение?

7. Какова система преступлений по Уложению?

8. Какие новые признаки состава преступлений появились в Соборном уложении 1649 г. в сравнении с предшествующим законодательством?

9. Какова система наказаний по Соборному уложению 1649 г.?

10. Чем розыскной процесс отличается от процесса состязательного по Уложению?

11. Какова процедура судебного разбирательства в рамках «суда» по Соборному уложению?

12. Какова процедура судебного разбирательства в рамках «розыска» по Соборному уложению?

13. Каким образом изменилась система судебных доказательств по Соборному уложению 1649 г. в сравнении с предшествующим законодательством?

14. Как в Уложении регламентировалось применение пытки?

Тесты для самопроверки усвоения содержания

Соборного уложения 1649 г.

1. Изменение положения крестьян по Сорному Уложению:

а) введён запрет на переход;

б) отменены урочные лета;

в) ограничен срок для перехода.

2. «Заповедные лета» - это:

а) годы, в течение которых переход крестьян запрещён;

б) годы, в течение которых разрешён переход крестьян;

в) годы, в течение которых переход крестьян ограничен.

4. «Урочные лета» - это:

а) установленный минимальный срок жизни крестьянина у землевладельца;

б) срок, в течение которого крестьянин должен отработать долг, взятый у землевладелец;

в) срок сыска беглых крестьян.

5. Кто может распоряжаться имуществом крестьянина?

а) только крестьянин;

б) только землевладелец;

в) как крестьянин, так и землевладелец.

6. Источники холопства по Соборному Уложению:

а) рождение в семье холопа, кабала;

б) плен, бегство крестьянина;

в) самопродажа, кабала.

7. Категории холопов по Соборному Уложению:

а) старинные, обельные, рядовые, кабальные;

б) полные, кабальные, старинные, докладные;

в) докладные, приданные, старинные, кабальные.

8. Полный холоп это:

а) собственность господина;

б) лицо, находящееся во владении господина без права распоряжения им;

в) полностью принадлежит господину до его смерти, после смерти господина получает свободу;

9. Основания кабального холопства:

а) плен, самопродажа;

б) поступление в слуги, отработка долга;

в) рождение в семье кабального холопа.

10. Долговая кабала - это;

а) переход в холопы на время отработки долга;

б) самопродажа в холопство за долги;

в) договор займа на условиях» крайне неблагоприятных для должника.

11. Долговая кабала прекращается:

а) смертью должника;

б) смертью кредитора;

в) в момент отработки долга.

12. Докладные холопы - это:

а) разновидность полного холопства, когда холоп выполняет функции должностного лица;

б) разновидность служилой кабалы;

в) категория домашних слуг.

13. Суть реформы посадского населения по Соборному Уложению:

а) отмена чёрных слобод и прикрепление жителей к посаду;

б) отмена белых слобод и прикрепление жителей к посаду;

в) замена тягла на подушную подать.

14. «Государево тягло» - это:

а) денежные и натуральные повинности городских жителей;

б) вид наказания за тяжкие преступления;

с) жилые постройки в городе для бедноты.

15. Право крестьян торговать в городе с возов и стругов и запрет арендовать лавки в торговых рядах свидетельствует о:

а) заботе государева о безопасности крестьян, предохранении их от обмана;

б) установлении монополии посада на торговлю;

в) запрете крестьянам заниматься торговлей.

16. Какие категории населения посада освобождены от тягла?

а) стрельцы, торговые люди гостиной и суконной сотен, слуги патриаршего двора;

б) служилые люди по прибору, государственные крестьяне, докладные холопы, дети боярские.

17. Формы землевладения по Соборному Уложению:

а) государственное, церковное, частное;

б) московское, уральское, сибирское;

в) русское, инородческое, иноземское.

18. Принципы землевладения по Соборному Уложению:

а. краткосрочность

б. условность, ограниченность

в. абсолютность прав на землю

19. По источнику получения вотчины делятся в Соборном Уложении на:

а) пожалованные, захваченные, утерянные;

б) родовые, подаренные, выслуженные;

в) родовые, выслуженные, купленные.

20. Отличие родовых вотчин от выслуженных:

а) выслуженные вотчины можно продавать свободно, а родовые - только с разрешения царя;

б) выслуженные вотчины нужно регистрировать в поместном приказе, а родовые – не обязательно;

в) у родственников есть право выкупа родовой вотчины.

21. При переходе родовой вотчины по наследству к сыновьям она:

а) делится между всеми сыновьями в равных долях;

б) не подлежит разделу, сыновья владеют ею сообща;

в) переходит только старшему сыну.

22. Каким образом помещик может передать поместье своему сыну:

а) по завещанию;

б) продать;

в) обратиться с соответствующей челобитной в Поместный приказ и получить разрешение.

23. Каким образом возможно распорядиться поместьем?

а) только продать, но не передавать по наследству;

б) только передать по наследству, но не продавать;

в) нельзя ни продать, ни передать по наследству.

24. «Прожиток» - это:

а) часть поместья или вотчины, выделяемая на случай старости, увечья, а также после смерти помещика его жёнам и незамужним дочерям;

б) денежная сумма, зависимая от размера поместья, выдаваемая в качестве компенсации за полученные на службе увечья;

в) передаваемая жене по наследству часть поместья.

25. Тенденции развития статуса поместий:

а) сближение со статусом церковных земель;

б) сближение с вотчинами;

в) сохранение статуса неизменным.

26. Требования к составлению письменной формы по Сорному Уложению:

а) составляется сторонами договора и заверяется в приказе;

б) составляется площадным подьячим, требуется присутствие свидетелей;

в) составляется площадным подьячим, свидетели не требуются.

27. Регулирование процентов по договору займа:

а) проценты неограниченны;

б) проценты ограничены;

в) взимание процентов запрещается.

28. Последствия неисполнения договора займа:

а) переход должника в долговую кабалу кредитору;

б) продажа должника в холопы;

в) продажа имущества должника и взыскание этой суммы в пользу кредитора.

29. Какие новые виды договора известны Сорному Уложению?

а) комиссия;

б) подряд ;

в) личный найма;

г) товарищество.

30 Термин, означающий правонарушение по Соборному Уложению:

а) обида;

б) преступление;

в) воровство.

31. Новые виды преступлений по Соборному Уложению:

а) государственные, против правосудия;

б) против церкви, воинские, должностные;

в) против порядка управления, против чести.

32. Субъект преступлений но Соборному Уложению:

а) все свободные;

б) все, кроме неподатных сословий;

в) все лица.

33. Стадии совершения преступления по Соборному Уложению:

а. «голый умысел», приготовление, покушение, оконченное преступление

б. приготовление, покушение, оконченное преступление

в. покушение, оконченное преступление

г. различается только стадия оконченного преступления

34. В каком случае Соборное Уложение устанавливает наиболее строгую ответственность?

а) если убил «не умьшлением, в драке, пьяным делом»;

б) если убил «грешным делом без умышления»;

в) если убил «хитростью».

35. Обстоятельства, освобождающие от ответственности но Соборному Уложению:

а) необходимая оборона, крайняя необходимость, убийство по приказу господина;

б) убийство крепостного крестьянина, помощь следствию;

в) раскаяние в совершении преступления, желание преступника уйти в монастырь.

36. Какой вид преступлений рассматривается в первой главе Соборного Уложения?

а) против государства;

б) против церкви;

в) против персоны царя.

37. Какое преступление впервые появляется в Соборном Уложении?

а) взяточничество;

б) нарушение порядка в судебном заседании;

в) оскорбление судьи.

38. Какие преступления караются только за обнаружение умысла?

а) умысел на убийство царя, умысел на убийство господина;

б) умысел на похищение человека, умысел на убийство;

в) умысел на разбой, умысел на убийство судьи.

39. Цели наказания по Соборному Уложению:

а) устрашение, пополнение государственной казны, восстановление справедливости;

б) устрашение, изоляция от общества, применение труда заключённых, пополнение казны;

 в) возмездие, устрашение, исправление преступника.

40. С какой целью использовались наказания в виде отрезания ушей» носа, вспарывания ноздрей?

а) обезображивания лица;

б) ухудшения слуха и обоняния;

в) маркировки преступников.

41. Новый вид наказания по Соборному Уложению:

а) каторга;

б) тюремное заключение;

в) утопление.

42. Какие преступления изъяты из вотчинного суда?

а) ничего не изъято;

б) изъяты государственные преступления;

в) изъяты государственные преступления, татьба, разбой;

г) изъято все, кроме мелких имущественных споров.

43. Формы процесса по Соборному Уложению:

а) состязательный, розыскной;

б) состязательный, обвинительный;

в) состязательный, уголовный, гражданский.

44. Основание возбуждения дела в состязательном процессе:

а) челобитная истца;

б) извет;

в) государев указ.

45. Для состязательного процесса характерно:

а) продвижение дела осуществляется по инициативе сторон, у неподатных сословий есть преимущества в процессе перед податными;

б) равенство процессуальных прав сторон, продвижение дела осуществляется по инициативе сторон;

в) стороны в процессе неравны, продвижение дела происходит по инициативе суда;

г) стороны в процессе бесправны, продвижение дела происходит по инициативе суда.

46. Виды доказательств, применяемых в состязательном процессе:

а) письменные, свидетели, присяга, жребий;

б) язычная мелка, облихование в повальном обыске;

в) поле, испытание железом, присяга.

47. Возможно ли заключение мирового соглашения в состязательном процессе?

а) да, на любой стадии при уплате судебных пошлин;

б) да, на любой стадии, уплата судебных пошлин не требуется;

в) нет, т.к. после обращения в суд заключение мирового соглашения запрещено.

48. Последствия неявки истца в состязательном процессе:

а) истец принудительно приводится в суд должностными лицами суда;

б) ответчик обязан доставить истца;

в) ответчик выигрывает дело.

49. Для розыскного процесса характерно:

а) продвижение дела осуществляется по инициативе сторон, у неподатных сословий есть преимущества в процессе перед податными;

б) равенство процессуальных прав сторон, продвижение дела осуществляется по инициативе сторон;

в) стороны в процессе неравны, продвижение дела происходит но инициативе суда;

г) стороны в прогрессе бесправны, продвижение дела происходит по инициативе суда.

50. Виды доказательств, применяемых в розыскном процессе:

а) письменные, свидетели, присяга, жребий;

б) язычная молка, облихование в повальном обыске;

в) поле, испытание железом, присяга;

г) язычная молка, облихование в повальном обыске, собственное признание.

51. Основание возбуждения дела в розыскном процессе:

а) челобитная истца;

б) извет;

в) решение судебного органа.

52. Возможно ли заключение мирового соглашения в розыскном процессе?

а) возможно по желанию сторон;

б) возможно по решению суда;

в) возможно по решению вышестоящей судебной инстанции;

г) возможно по особому разрежению царя;

д) запрещено.

Тема 9

Государство и право России в период

становления и укрепления империи (XVIII в.)

Успехи и сложности развития России одновременно в рамках средневековой и современной цивилизаций, влияние этих процессов на особенности российской государственности и права. Специфические черты абсолютной монархической власти в России. Фаворитизм как институт абсолютизма. Расширение территории Отечества и провозглашение России империей. Идеи и практика полицейского государства и «просвещенного абсолютизма».

Консолидация дворянства в единое сословие. «Дворянство случая». Регулирование государственной службы. Расширение привилегий дворянства. Процесс секуляризации и изменения в правовом статусе духовенства. Ухудшение положения зависимых крестьян (помещичьих, государственных, экономических, посессионных, дворцовых). Изменения правового положения городского населения. Городская сословная реформа. Сущность реформы налогового обложения.

Реформы органов государственной власти. Отказ от сословно-представительных учреждений. Статус императора. Учреждение Сената и упразднение Боярской Думы. Создание коллегий. Ликвидация патриаршества. Синод как орган государственного управления церковными делами. Военная реформа. Создание органов политического сыска. Становление и развитие полиции. Учреждение военных судов. Реорганизация судопроизводства.

Развитие формы государственного единства. Статус национальных районов в составе России. Реформы местного управления. Роль дворянства и органов дворянского самоуправления в управлении губерниями и уездами.

Источники права: указы (Указ о единонаследии 1714 г., Табель о рангах 1722 г. и др.), регламенты (Генеральный регламент коллегий 1720 г., Духовный регламент 1721 г. и др.), уставы (Воинский Устав 1716 г., Вексельный Устав 1729 г., Устав благочиния 1781 г. и др.), манифесты (Манифест о даровании вольности и свободы всему российскому дворянству 1762 г.), грамоты (Жалованная грамота дворянству и Жалованная грамота городам 1785 г.).

Попытки кодификационной деятельности. Работа Уложенных комиссий.

Совершенствование гражданского права. Вещное право, право собственности. Обязательственное право. Договоры, их виды и порядок оформления. Наследственное право. Семейное право. Уголовное право. Становление военно-уголовного законодательства. Развитие процессуального права. Военно-уголовный кодекс «Артикул воинский» (1715 г.) и военно-процессуальный кодекс «Краткое изображение процессов и судебных тяжб» (1715 .).

Лекция 9.1

Особенности отечественной государственности и

изменения в правовом статусе различных социальных групп

российского общества в XVIII в.

Цель лекции: выявить закономерности формирования в российской империи в XVIII в. дуалистической государственности, в связи с развитием России одновременно в рамках двух цивилизационных потоках средневековье и современной цивилизации. Рассмотреть процесс изменений в правовом положении различных социальных групп российского общества, как средневековых сословий, так и формирующихся социальных слоев цивилизации нового времени.

План

Оформление дуалистического государства в России в XVIII в.

Правовое положение различных социальных групп российского общества в XVIII в.

1.Оформление дуалистического государства в России в XVIII в.

К началу XVIII в. Россия находилась одновременно (начиная с XVII в.) в рамках средневековой и современной цивилизаций. Российская государственность в пределах средневековья, не обремененного чертами цивилизации нового времени развивалась 600 лет, и прошла первые две фазы средневековья: подъем и акматическую фазу. Черты свойственные остальным трем фазам (надлом, инерция, обскурация-регенирация) средневекового развития, начиная с ХУП в., проявлялись беспорядочно на фоне современного цивилизационного витка. Так, например, монархия, одна из важнейших черт средневековой цивилизации хаотично, непоследовательно меняла свои черты, не выдерживала соответственно 300-летние ритмы их эволюции.

Так, уже к концу XVII в. в России на смену сословно-представительной монархии (свойственной третьей фазе - фазе надлома средневековья) шла абсолютная монархия, соответствующая четвертой фазе средневековой цивилизации - инерции. Причем особенности абсолютной монархии в России теснейшим образом связаны с одновременной эволюцией российской государственности и в рамках цивилизации нового времени. Для этого этапа современной цивилизации характерно республиканское государственное устройство, формировавшееся, как правило, через конституционную монархию.

На основе проявлявшихся цивилизационных противоречий в России оформлялось дуалистическое государство, для которого свойственно сосуществование, переплетение и взаимодействие двух государственных систем: средневековой и современной. Они соотносятся как нерегулярный и регулярный тип государственной власти. Первый являлся порождением натурального экстенсивного хозяйства и оброчной системы вознаграждения служащих. Второй формировался товарным интенсивным хозяйством с налоговой денежной системой вознаграждения служащих. Особенность развития дуалистического государства в российских условиях заключалась в том, что товарность валового внутреннего продукта создавалась искусственно посредством сверхэксплуатации крестьян, то есть путем изъятия у них части необходимого продукта для их существования. Крестьянин, таким образом, не был заинтересован в результатах своего труда. Государство же благодаря выгодной внешнеэкономической ситуации могло продавать сельскохозяйственную продукцию по высоким рыночным ценам в Западной Европе.

Переплетение двух политических систем проявлялось буквально и на личностном уровне. Государь царь император являлся и главой корпорации служилого землевладельческого сословия, и главой бюрократического аппарата (регулярной организации профессиональных служащих). Средние, старшие и высшие служащие бюрократического государства одновременно были потомственными боярами и дворянами. Постепенно в душах их потомков созревал внутриличностный межстатусный конфликт.

Дуалистическое государство формируется, как правило, при достижении относительного равновесия между объемами производства натурального хозяйства и товарного хозяйства. В России такое равновесие в XVII-XVIII вв. еще не наступило. Мелкотоварное производство уже было. Появлялось и высокопроизводительные крестьянские хозяйства, но не был создан саморазвивающейся всероссийский рынок. Поэтому, используя административную власть, государство в рамках крепостного права искусственно создало товарный продукт и обеспечивало своих государственных служащих, науку и образование, и другие государственные нужды.

Дуалистическому государству соответствует абсолютная монархия как форма правления. Наличие двух цивилизационных потоков, ослабленного средневекового и еще слабого современного, привели российскую государственность к установлению особенного абсолютизма.

Специфику российского абсолютизма определяло то обстоятельство, что в отличие от западноевропейских государств, где абсолютизм развивался в XIV-XVI вв. до вступления в цивилизацию нового времени, абсолютная монархия в России формировалась на фоне современной цивилизации и решала чрезвычайно противоречивые, казалось бы, не свойственные ей задачи. С одной стороны, это дальнейшее развитие крепостничества, консолидация средневекового правящего класса, а с другой – развитие предпринимательства, попытки формирования социальных групп современной цивилизации.

Государь не нуждался в поддержке сословного представительства, так как налоговая система и бюрократический аппарат уже были сформированы и составляли базу укрепления государственной власти. Монарх мог лавировать между влиянием родовой землевладельческой аристократией и служилыми людьми, зависящими от денежного жалования государя. В России же форсированное построение бюрократического государства при низких затратах привело к доминированию земельной аристократии. Регулярное государство (нового времени) оказалось во власти земельных олигархов, а император оказался лишь первым среди равных. Он стал номинальной политической фигурой.

Формально для абсолютной монархии характерно максимальное сосредоточение власти, как светской, так и духовной, в руках одной личности. Это достигалось наличием разветвленного профессионального бюрократического аппарата; сильной постоянной армией; ликвидацией всех сословно-представительных органов и учреждений.

Возможно, предположить, что именно в связи с объективной необходимостью развития отечественного абсолютизма, как черты средневековой, но в условиях современной цивилизации, в России сложилось два типа абсолютизма.

Государство, существовавшее в начале XVIII в. называют полицейским, потому что оно стремилось регламентировать все, даже самые, казалось бы, незначительные сферы жизни. Во второй половине XVIII в. абсолютная монархия в России получила название «просвещенный абсолютизм». В это время предпринимались попытки создать правовые основы государственности, на основе культурного просветительства.

Заметим, что для системы властвования, установившейся в эпоху абсолютизма, характерны довольно частые дворцовые перевороты. На первый взгляд это может показаться проявлением слабости абсолютной монархии. Однако легкость, с которой происходила смена монархов, свидетельствует, что в системе абсолютной монархии личность монарха уже не имела особого значения. Все решал, как отмечает профессор И.А. Исаев, сам механизм власти, в котором каждый член общества был только «винтиком».

Оформление абсолютизма и его идеологическое обоснование пришлось на начало XVIII в., правление Петра I (1682/1689–1725 гг.). В «Артикуле воинском» (1715 г.) законодатель особо подчеркнул, что «его величество есть самовластный монарх, который никому на свете о своих делах ответу давать не должен; но силу и власть имеет свои государства и земли, яко христианский государь, по своей воле и благомнению управлять». Кроме того, в «Уставе о наследии престола» (1722 г.) установлено было даже право монарха назначить себе приемника. Иными словами отменялось последнее еще сохранявшееся ограничение власти монарха установившимся порядком престолонаследия.

В XVIII в. все признаки современной цивилизации продолжали бурно развиваться, тем более что для формировавшегося абсолютизма, опирающегося на мощный бюрократический аппарат, регулярную армию и т.п. нужны были большие деньги. Такие деньги государственная казна уже с конца XVII в. стала брать в виде прямых и косвенных налогов, торговых, таможенных и судебных пошлин и от государственных монополий.

Неслучайно становление абсолютной монархии в России совпало по времени с провозглашением России империей и присвоением российскому самодержцу титул императора. Так, в октябре 1721 г. в связи с победой в Северной войне Сенат и Святейший Синод присвоили Петру I титул «Отца Отечества, Императора Всероссийского», и Россия стала империей.

Заметим, что это событие не противоречит вхождению России в современную цивилизацию. Как известно одно из характерных черт нового времени является использование новых отличных от средневековья рычагов развития, в том числе и за счет колониальной имперской государственной политики, поиска выхода к мировому океану. Ведь цивилизации нового времени океанические по определению Л.И. Мечникова, которое он дал в работе  «Цивилизации и великие исторические реки».

Таким образом, в России причудливо переплелись черты средневековой и современной цивилизаций, породив дуалистическое государство. Эти обстоятельства отразились и на формировании российского абсолютизма, придав ему специфический характер, что наложило свой особый отпечаток на все сферы жизни общества, совершенствование государственности и права.

2. Правовое положение различных социальных групп

российского общества в XVIII в.

Самой элитной группой российского общества, несомненно, было дворянство. На грани XVII и XVIII веков в России имелось более 15 тысяч дворян (около 3 тысяч семей). В их подчинении тогда трудились обитатели более 360 тысяч крестьянских дворов. Высшее дворянство составляло свыше 500 фамилий, каждая из которых владела 100 дворами и более. Остальные принадлежали к среднему и мелкому дворянству.

В период формирования абсолютной монархии происходила консолидация (укрепление, сплочение) и унитаризация (единообразие) служилого сословия – дворянства. Унитаризация дворянского сословия была вызвана необходимостью создания культурного социального слоя, из которого можно было бы черпать кадры для государственной службы. В условиях бедности российской экономики этот слой не мог быть широким и должен был воспроизводиться. Дворянство еще не стало господствующим классом, а боярство уже утратило олигархические позиции из-за экономической слабости. Поэтому установилось единообразие служилого сословия, при котором ранги родового происхождения вроде бы не просматривались. Государство могло позволить науку и образование только для дворян в своих государственных интересах.

Уже в конце XVII в. резко ограничивалось, а затем и ликвидировалось особое положение боярства (феодальной аристократии) Важным шагом в этом направлении был акт об отмене местничества (1682 г.). Аристократическое происхождение утратило свою роль при назначении на руководящие посты, его заменила выслуга, квалификация и личная преданность государю и системе. Восходящей социальной группой правящего класса эпохи абсолютизма становится «дворянство случая» (А. Меньшиков, братья Разумовские, А.А. Безбородко, А.М. Ломоносов и др.), вытесняя «дворянство мантии», соответствующее сословно-представительной монархии. Эти принципы были оформлены в Табели о рангах (1722 г.). Функция государственной службы объединило дворянство (поначалу Петр 1 хотел назвать это сословие «шляхетство»).

Экономическую консолидацию завершил «Указ о единонаследии» (1714 г.), ликвидировавший правовые различия между вотчиной и поместьем и объединившее их в единое юридическое понятие «недвижимость». Для предотвращения дробления землевладения Указ предписывал передавать вотчины и поместья одному из сыновей. Остальные дворяне должны были нести обязательную службу в армии, на флоте или в органах государственной власти. Дворянство стало единственным служилым сословием, а служба – главной сферой приложения его сил и энергии.

Как, уже было отмечено, особую роль в этом играла Табель о рангах, она разрушила старую модель социальной мобильности. Титул и звание из основания для получения должности превратились в результат продвижения по социальной лестнице. Достигнув определенного чина, можно было из недворянина превратиться в дворянина, т.е. получить личное или потомственное дворянство.

К концу 20-х гг. XVIII в. число, дослужившихся до дворянства составило треть всего дворянского сословия. Так, служилые земледельцы были объединены и единое сословие «Указом о единонаследии» (1714) и «Табелю о рангах» (1722 г.).

В состав дворянства (в 20-е гг. ХУШ в. – шляхетства) вошли придворные люди; дьяки и подьячие, владевшие вотчинами и поместьями; дети боярские; члены семей малороссийской старшины (генеральный, полковой, сотенной); татарские князья и мурзы.

Дворян и детей боярских, проживавших в отдаленных районах, не включили в шляхетское состояние, а зачислили в состояние однодворцев, по положению близко стоявших к казенным крестьянам. Переход в дворянство для них связывался с повышением по службе.

Официально титул «дворянин» был утвержден манифестом «О даровании вольности и свободы всему российскому дворянству» (1762 г.), актами Комиссии (1767 г.) и «Жалованной грамотой дворянству» (1785 г.)

«Табель о рангах» впервые разделила службу на военную и гражданскую, а гражданскую на статскую и придворную. Военные чины (их 14, как и гражданских) были предпочтительнее, чем статские и придворные. Высшему военному разряду генерал-фельдмаршала не соответствовал никакой гражданский чин.

Дослужившийся до восьмого чина причислялся к потомственному дворянству («столбовому») с правом передавать чин детям. «Жалованная грамота дворянству» распространила это право на личных дворян, у которых отец и дед также обладали личным дворянством.

Уже в первой половине XVIII в. менялись социальные интересы дворянства, стремившегося использовать службу для приобретения земли и чинов, и тяготившегося обязанностью государственной службы, так как получило поместья в наследственное владение, а доход от поместий после открытия нового торгового пути по Балтийскому морю значительно повысился.

В петровских реформах был заложен элемент старого противоречия политики Ивана IV. Он действительно реализовал замысел по созданию новой модели государственной власти, но пренебрег экономической реальностью. Реформы удались лишь в той мере, в которой они были экономически выгодны корпорации служилых людей. Петровские реформы способствовали дальнейшему сплочению этой корпорации. Бояре или дворяне готовы были терпеть потехи царя до тех пор, пока его общий курс во много раз был выгоднее для них, чем неприятности от его капризов и шуток.

Корпоративная этика подменила официальные нормативные акты, вернее официальные акты реализовывались лишь в той мере, в какой это соответствовало интересам служилой корпорации. В условиях бессистемности нормативных актов в XVIII веке это можно было реализовать достаточно просто.

Быстрота построения новой модели государственной власти при низкой производительности народного хозяйства привела к определенным издержкам при создании государственного аппарата, что предопределило его низкую эффективность. Отсюда отчаянная политика Петра I по борьбе с коррупцией. Даже крайняя жестокость наказания не останавливала чиновников от злоупотребления своими должностными обязанностями в корыстных целях.

В этих условиях старая земельная аристократия после правления Петра Великого вновь оказалась у власти и установила свое олигархическое правление. Прорвавшись к европейским рынкам, аристократы увеличили доходность своего хозяйства. Они могли дать отличное образование своим детям и имели материальные средства для раздачи взяток чиновникам, для покупки рангов и должностей.

В течение XVIII века дворяне получили права, не связанные с обязанностями службы, а вытекающими из свободного волеизъявления. С начала ограничивались обязанности по службе, а затем расширился спектр прав и привилегий.

Принималось ряд нормативных актов, облегчающих служебные обязанности дворянства, Например, с 1727 г. офицеры и рядовые из дворян отпускались домой на побывку для приведения в порядок своих имений; в 1736 г. срок обязательной дворянской службы был ограничен 25 годами, а один из дворянских сыновей вовсе освобождался от службы, оставался в хозяйстве; в 1762 г. по Манифесту о вольности дворянства обязанность дворянской службы отменялась, дворянину предоставлялась свобода выбора.

Кроме того, в 1731 г Сенат отменил порядок единонаследия, введенный в 1714 г. по которому служба для дворянина была обязанностью и продолжалась до конца его жизни, а имение наследовалось старшим сыном. Устанавливался новый порядок раздела «имения-вотчины» в равных долях.

Монополия дворян на землю последовательно закреплялась актами 1714 г. (Указ о единонаследии), 1754 и 1766 гг. (инструкции межевщикам). Наиболее обстоятельно это право регламентировалось в Жалованной грамоте 1785 г.

По Указу 1714 г. младшие сыновья дворян получили право записываться в купцы, а в 1726 г. дворяне получили право торговать сельхозпродукцией, в 1727 г. – монопольное право на винокурение и пользование векселями. С 1762 г. дворянам разрешался экспорт и торговля хлебом за границей, в 1766 г. они освобождались (временно) от экспортных пошлин. Жалованная грамота 1785 г. еще более расширила торгово-промышленные право дворянства ( открывать фабрики в деревнях, участвовать в оптовой торговле и ярмарках, записываться в гильдии, входить в откупа и подряды, владеть лавками и амбарами и т.п.)

Дворянское сословие становилось закрытой элитарной корпорацией. Государственная служба для дворян стала к концу ХУШ в. не столько обязанностью, сколько привилегией.

Так, с 1771 г. был запрещен прием на гражданскую службу лиц податных сословий. С 1790 г. устанавливался ускоренный срок производства в высшие чины для дворян, а в 1798 г. был введен прямой запрет на производство в высшие чины лиц недворянского происхождения.

По Воинскому уставу 1716 г. дворяне освобождались от пыток, если речь шла не о государственных преступления. С 1754 г. были отменены для дворян наказания кнутом, плетьми и батогами, что еще раз было подтверждено в Жалованной грамоте 1785 г. Окончательно телесные наказания для дворян были отменены в 1801 г.

Дворяне составляли значительную часть в структуре верхних слоев российской бюрократии (сенаторы, руководители коллегий, губернаторы и т.п.).

В правление Екатерины II (1762-1796 гг.) дворянское сословие окончательно консолидировалось и превратилось в господствующее привилегированное сословие. Именно в эту эпоху можно говорить об особом правовом статусе дворянства.

21 апреля 1785 г., в день рождения Екатерины II, была издана «Грамота на права, вольности и преимущества благородного российского дворянства» (Жалованная грамота дворянству). Грамота состояла из манифеста, четырех разделов, 92 статей. По Жалованной грамоте дворянское сословие освобождалось от обязательной службы, личных податей, телесных наказаний. Имения объявлялись полной собственностью помещиков, которые, кроме того, имели право заводить собственные фабрики и заводы. Дворяне могли судиться только с равными себе, и без дворянского суда не могли быть лишены дворянской чести, жизни и имения. Дворяне губернии и уезда составляли соответственно губернскую и уездную корпорации дворянства и избирали своих предводителей, а также должностных лиц местного управления.

Борьба с сословными привилегиями дворянства началась при Павле I (1796-1801 гг.). В 1797 г. были отменены положения Жалованной грамоты, обеспечивавшие преимущества дворянского и иных привилегированных, сословий, восстановлены телесные наказания. Были ликвидированы губернские дворянские собрания (остались только уездные), отменено право дворян непосредственно, обращаться к императору с жалобами и предложениями. Однако император Александр 1 (1801-1825 гг.) не только восстановил, но и значительно дополнил привилегии дворянства.

Самым многочисленным социальным слоем России в XVIII в. оставалось крестьянство. Причем труд крепостной возобладал над трудом свободным. Ведь даже государственная промышленность использовала труд крепостных.

С 1719 г. обязанность уплачивать подушную подать и оброчный сбор была распространена помимо владельческих (крепостных) и на черносошных крестьян, однодворцев, украинцев, татар и ясачных людей, а с 1724 г. – на всех попавших в переписные книги. Все это крестьянское население относилось к государственным крестьянам. Государственные крестьяне имели право переходить в иные сословия, менять место жительства, участвовать в государственных совещаниях, нередко освобождались от налогов. По распоряжению Берг- и Мануфактур-коллегий заводчикам передавалась часть государственных крестьян. С 1796 г., приписанные к заводам государственные крестьяне восстанавливают свой статус «казенных».

Развивающиеся торговые отношения втягивали и крестьян в торговую деятельность. Характерна непоследовательность законодателя в отношении к торгующим крестьянам. С одной стороны закон устанавливал для них льготы, а с другой, постоянно ограничивал эту деятельность. Так, например, в 1711 г. были установлены льготы крестьянам, торгующим в городах, но в 1722 г. крестьянам запрещалось торговать в городах; в 1723 г. были установлены ограничения для записи крестьян в посад. В 1731 г. крестьянам запретили торговать в портах, выпускать промышленные товары и брать подряды.

Однако в В 1745 г. был издан Указ, разрешавший крестьянам торговать в селах, а в 1748 г. они получили право записываться в купечество. С 1785 г. крестьянская торговля была ограничена продуктами собственного производства.

Особую группу государственных крестьян составляли однодворцы. Это были выходцы из московских служилых людей, не попавшие в состав дворянства-шляхетства. Они так же платили подушную и оброчную подати. Примечательно, что с 1713 г. однодворцы служили в ландмилиции, выполнявшей полицейские функции вплоть до 1783 г.

С 1786 г. с государственными крестьянами уравнивалась категория монастырских крестьян, которые в 1764 г. были переданы в ведение Коллегии экономии и стали называться «экономическими» крестьянами. Они не могли подвергаться произвольному переселению. Однако в их юридическом статусе было нечто от правового положения частновладельческих крестьян, они также отдавались в рекруты и наказывались плетьми. Из их среды монастырских крестьян выделялись архиерейские и монастырские служители, отбывавшие вместо рекрутской и оброчной повинности пожизненную барщину.

Черносошные крестьяне-общинники сохранили право собственности на пашни, покосы, угодья, которые они обрабатывали и могли их продать, заложить, отдать в приданое. Они уплачивали государству денежный оброк и выполняли натуральные повинности.

Часновладельческие или крепостные крестьяне (дворцовые, помещичьи) в ХУШ в. составляли большинство крестьянского населения. Наиболее многочисленной была группа помещичьих крестьян.

Основными источниками закрепощения в XVIII в. были: брак; закрепощение незаконнорожденных подкидышей воспитателями; закрепощение военнопленных нехристианского происхождения; совершение преступления (например, закрепощение участников антиправительственных восстаний). Кроме того, крепостное состояние могло возникнуть по договорам найма, купли-продажи, мены, дарения. Однако с 1780 г. новое установление крепостной зависимости в отношении свободных людей отменялось, крепостное сословие становилось закрытым.

Крепостное право устанавливалось двумя способами: припиской и пожалованием. Лица, не состоявшие в определенном сословии, обязаны были записываться для уплаты подушной подати (подушная перепись 1718-1724 г.) в какое-либо общество или за какого-либо господина. Если они этого не делали, их записывали в обязательном порядке. Так, по переписи 1741 и 1762 гг. в крепостное состояние попало много лиц без определенного статуса: незаконнорожденные, бродяги, вольноотпущенники, приемыши, пленные и т.п. При пожалованиях помещик вместе с землей получал право использовать приписанных к тяглому сельскому обществу крестьян. Это право становилось наследственным, так же как и землевладение.

Права помещиков над крепостными расширялись в XVIII в. как в отношении усиления личной власти, так и в плане все большего хозяйственного использования труда крепостных. Указом 1769 г. определялось, что земли, на которых проживали частновладельческие крестьяне, принадлежали владельцам этой земли. Помещикам было предоставлены права продавать крестьян без земли, закладывать их, дарить, завещать, менять на имущество, расплачиваться ими за долги. Помещики могли переводить крепостных из дворовых в пашенные. Переселять крестьян из одного селения в другое, правда при подаче, начиная с 1775 г., заявления в верховный земский суд и уплаты подати за год. Браки крепостных заключались только по разрешению помещиков (Указ 1724 г. о запрете принуждения к браку фактически не применялся), вышедшие замуж без такого разрешения считались беглыми. Указ 1758 г. предоставлял помещикам право штрафовать крестьян, подвергать их телесным наказаниям (палки, розги), тюремному заключению в вотчинных тюрьмах. С 1760 г. помещики получили право при содействии местных властей отправлять крестьян в Сибирь, а с 1765 г. на каторжные работы на любой срок.

Покупку недвижимости крепостной мог осуществить только на имя помещика. С 60-х гг. ХУШ в. крестьяне могли приобретать населенные земли на имя помещика. Крестьянин, имевший лавку или завод, уплачивал помещику поземельный сбор. Запись крепостных в гильдии (с 1748 г.) осуществлялась по откупной грамоте, выдаваемой господином.

Крестьянское имущество наследовалось только по мужской линии и по согласованию с помещиком.

Начиная с 1774 г. отлучка крестьянина с места проживания разрешалась только при наличии паспорта, выданного губернатором.

Крепостные крестьяне в ХУШ в. должны были выполнять следующие феодальные отработки: барщину; «месячину» (за неделю работы на господина, крестьянин получал месячный провиант); оброк преимущественно в денежной форме.

Прекращение крепостного состояния возникало: с отбыванием рекрутской повинности (освобождались также жена и дети рекрута); ссылкой крепостного в Сибирь; отпуском по отпускной грамоте или завещанию; выкупом; отбиранием имения помещика в казну; возвращением крепостного из плена; бегством в отдаленные окраины и записью в государственные фабрики и заводы (с 1759 г.). Заметим, что крестьянин, донесший на своего помещика, утаившего при переписи крепостные души, получал право подыскать себе нового господина либо идти в солдаты.

Особую категорию составляли приписные (посессионные) крестьяне. Появление этой категории крестьянства было вызвано развитием в рамках средневековой России черт современной цивилизации: торгово-денежных отношений; мануфактур, заводов, фабрик, нуждавшихся в рабочей силе.

В законодательстве XVIII в. нашел отражение государственный интерес к развитию промышленности, законодатель принял ряд мер, направленных на решение проблемы обеспечения предприятий рабочей силой. Так, был установлен порядок приписки к мануфактурам государственных крестьян (в государственном секторе экономики) и покупки их с землей при обязательном использовании их труда на мануфактурах (в частном секторе). Эти категории крестьян получили названия приписных и посессионных. Заметим, что правовая политика в этой сфере была крайне непоследовательной, и это еще раз подчеркивает трудности вхождения России в современную цивилизацию. Например, в 1721 г. был издан Указ, разрешавший купцам и заводчикам приобретать населенные деревни, чтобы обеспечить рабочими руками создаваемые предприятия, с 1722 г. разрешалось также приписка к заводам и фабрикам работавших на них беглых и пришлых людей. Начиная с 1736 г. к предприятиям навечно приписывались работавшие на них мастера, их владельцам выплачивалась компенсация. По инструкции 1743 г. к приписным крестьянам приравнивались незаконнорожденные и «шатающиеся разночинцы». Указ 1752 г. определял число крестьян, которых можно было приобретать для работы на заводах.

Однако, в 1754 г. был издан Указ, позволявший владельцам приписных крестьян истребовать их обратно. За заводами оставались приписные беглые, но принимать новых беглых крестьян впредь запрещалось. Начиная с 1762 г. запрещалась покупка крепостных для работы на фабриках и заводах, теперь здесь могли работать только вольнонаемные люди по паспортам (с 1726 г. началась выдача паспортов крестьянам – отходникам).

Затем в 1798 г., последовало новое разрешение на приобретение крепостных для промышленного производства.

Посессионных крестьян нельзя было продавать отдельно от фабрик, передавать с фабрики на фабрику, отпускать на волю, закладывать, или отдавать в рекруты за крепостных.

Приписные крестьяне обязаны были выполнять рекрутскую повинность, уплачивать подать, платить подушный налог.

Фабриканты могли применять к посессионным крестьянам телесные наказания, ссылать в Сибирь, Указ 1754 г. предоставлял право заводчикам отдавать мастеровых в рекруты. В 1775 г. Сенат признал эту категорию крестьян частновладельческими.

Появление и развитие мануфактур, фабрик и заводов было делом рук предпринимателей, торгово-промышленного класса, буржуазии (фр. буржуа – горожанин), капиталистов (нем. капитал – главное имущество). Этот социальный слой был довольно пестрый по своему происхождению и составу. В целом предприниматели являлись податным сословием, но для некоторых его групп (мануфактуристов, купцов высших гильдий и др.) устанавливались привилегии и льготы.

Еще во второй половине XVII в. Таможенный устав 1653 г. и Новоторговый устав 1667 г. предоставляли торговым людям посада право свободной торговли. На купечество стали возлагаться новые управленческие и финансовые обязанности, например взимание «стрелецкой подати» (1681 г.) или участие в работе Корабельной палаты.

По регламенту Главного магистрата 1721 г. городское сословие делилось на регулярных граждан и «подлых» людей. К регулярным гражданам составляли первую и вторую гильдию. В первую входили банкиры, купцы, доктора, аптекари, шкиперы купеческих судов, живописцы, иконописцы и серебряных дел мастера. Вторую гильдию составляли ремесленники (столяры, портные, сапожники и т.п.) мелкие торговцы.

Гильдии управлялись гильдейскими сходами и старшинами. Создавались цеховые организации, в которых состояли мастера, подмастерья и ученики. Все это очень напоминало средневековые принципы хозяйственной деятельности, что еще раз подчеркивает, что современная цивилизация в России развивалась, используя средневековые методы.

Правительство предоставляло финансовые льготы организаторам фабрик и заводов. Например, они освобождались от казенных и местных городских повинностей, им давалось право беспошлинно торговать (в течение определенного времени), получать безвозвратные субсидии и беспроцентные ссуды.

Мануфактур-коллегия обязывалась поддерживать отечественное предпринимательство. На протяжении ХУШ в. предприниматели (торгово-промышленный класс) получали права и льготы немногим уступавшим дворянским. Развитие промышленности, торговли и финансов требовало издания новых правовых актов, регулирующих эти сферы деятельности и юридический статус предпринимателей.

В 1769 г. был разработан проект положения «О среднем роде людей», или правовом статусе мещанства. В это сословие должны были войти лица, занимавшиеся наукой, искусством, несущие государственную службу, а также предприниматели и прочие городские жители (ученые, чиновники, художники, духовенство, купцы, фабриканты, заводчики, владельцы судов и мореплаватели, ремесленники, работные люди). Говоря современным языком, речь шла о правовом статусе среднего класса.

Предполагалось наделение мещан личными правами, правом на жизнь, безопасность и имущество. Так, например, «среднего рода люди» имели бы неограниченное право собственности на принадлежавшее им имущество. Однако при наделении правом владения промышленными заведениями предполагалось ограничение их размеров и числа работающих на них. Предусматривались судебные права, право на свой внутрисословный суд, право на неприкосновенность личности до окончания судебного разбирательства, на защиту в суде. По проекту запрещалось мещан переводить в крепостное состояние, они освобождались от общественных работ. «Средний род людей» имел право свободного передвижения, в т.ч. выезда за границу. В положениях проекта отразились противоречия, двух цивилизационных потоков: средневекового и современного. Правовой статус предпринимателей и иных категорий городского населения предлагалось укрепить наделением их сословными привилегиями, свойственными средневековью.

Важным правовым, однако, весьма непоследовательным документом, определяющим юридический статус среднего сословия, явилась «Грамота на права и выгоды городам Российской Империи» (Жалованная грамота городам). Ее подготовка началась в 1780 г., а в 1785 г Грамота была опубликована одновременно с Жалованной грамотой дворянству.

Жалованная грамота городам состояла из манифеста 16 разделов и 178 статей. В ней нашла отражение идея о правовом положении «среднего рода людей», закреплялся единый сословный статус всего населения города независимо от профессиональных занятий и родов деятельности.

Все городское население делилось на 6 разрядов. К первому были отнесены «настоящие городские обыватели», имеющие в городе дом и иную недвижимость. Ко второму - записанные в гильдии купцы (1 гильдия – с капиталом от 10 тыс. до 50 тыс. руб., П – от 5 тыс. до 10 тыс. руб., Ш – от 1 тыс. до 5 тыс. руб.). Третий разряд составляли цеховые ремесленники. Четвертый - иногородние и иностранные купцы. В пятый были включены именитые граждане (капиталисты и банкиры, имевшие капитал не менее 50 тыс. руб., оптовые торговцы, судовладельцы, служащие городской администрации, ученые, художники, музыканты). К шестому разряду относилось прочее посадское население.

Купцы I и II гильдий пользовались дополнительными личными правами, могли владеть крупными промышленными и торговыми предприятиями, освобождались от телесных наказаний и т.д. Освобождение от телесных наказаний было привилегией и именитых граждан.

Основные положения Жалованной грамоты городам легли в основу внутрицеховых правил и Устава о цехах, регламентировавших права и обязанности ремесленников

В XVIII в. законодатель серьезное внимание уделял правовому положению социальных групп, в которые входили торгово-промышленное сословие, предприниматели (буржуазия, капиталисты), и наемные работники (рабочие, пролетариат). Однако система правовой регламентации их юридического статуса опиралась во многом на средневековые сословные принципы (льготы и привилегии).

Таким образом, правовое положение различных социальных групп российского общества в XVIII в. выглядело, весьма, своеобразно. Продолжали совершенствоваться механизмы сословных привилегий элитных средневековых классов. Формируется правовой статус различных категорий крестьянства. Многие средневековые рычаги социальной политики приспосабливаются к нуждам развивающейся современной цивилизации. Начинает формироваться предпринимательский слой (буржуазия, капиталисты) и социальная группа наемных работников, которую профессор И.А. Исаев называет «предпролетариат».

Вопросы для закрепления материала лекции

1. В чем причины оформления в России XVIII в. дуалистического государства?

2. Каковы особенности российского абсолютизма?

3. Какие два типа абсолютной монархии имели место в России в XVIII в.?

4. Как изменялся юридический статус российского дворянства на протяжении XVIII в.?

5. Кто такие «дворяне случая» и какое место они занимали в сословной иерархии российского общества в XVIII в.?

6. Какие нормативные правовые акты регламентировали положение дворянства в России в XVIII в.?

6. Какие категории крестьянства существовали в России в XVIII в. Каков их правовой статус?

6. В каких нормативных правовых актах XVIII в. фиксировались изменения в положении различных категорий крестьян в России?

7. Какие категории городского населения были в России в XVIII в?

9. Как менялся правовой статус городского населения России на протяжении XVIII в.?

10. Что представлял собой торгово-промышленный предпринимательский класс в России? Как изменялось его правовое положение в XVIII в.?

Лекция 9.2

Формирование и развитие органов власти и управления

абсолютизма в Российской империи (XVIII в.)

Цель лекции: раскрыть особенности развития и функционирования государственного механизма российского абсолютизма в XVIII в. Проанализировать становление центральных органов государственного управления. Выявить особенности проведения реформ местного государственного управления и самоуправления в Российской империи в XVIII в.

План

1.Преобразование центральных органов управления в Российской империи в XVIII в.

2. Реформы местного государственного управления и самоуправления в России в XVIII в.

1. Преобразование центральных органов управления

в Российской империи в XVIII в.

Утверждение абсолютной монархии неразрывно связано с реформированием центральных органов государственного управления. В первую очередь, были упразднены сословно-представительные учреждения и созданы органы власти, составившие основу государственного механизма абсолютной монархии. Наиболее активно эти реформы осуществлялись в первой четверти XVIII в. в период правления Петра I.

Еще в конце XVII в. прекратил свое существование Земский собор. Происходила эволюция Боярской думы, которая из политического совета превращалась в судебно-управленческий орган. В 1701 г. функции Боярской думы перешли к Ближней канцелярии, координирующей работу центральных органов управления, затем был создан Совет, получивший название Конзилии министров (8-14 чел.). Так прекратил свое существование и второй орган, ограничивающий власть царя, Боярская дума.

В связи с возобновлением войны с Турцией, перед прутским походом в 1711 г. был учрежден Правительствующий Сенат, призванный заменить государя в его отсутствие. После образование Сената Ближняя канцелярия и Конзилия министров прекратили свое существование. С 1715 года контроль за деятельностью Сената осуществлял сенатский генерал-ревизор, или надзиратель указов, потом сенатский обер-секретарь. С 1722 года – генерал-прокурор и обер-прокурор, его помощник.

К функциям Сената относились судебная и организационно-судебная деятельность, финансовый и налоговый контроль, внешнеторговые и кредитные полномочия. С 1722 г. в компетенции Сената была включена и законодательная деятельность, в ряде случаев издавал указы общегосударственного значения, сенаторы принимали участие в разработке законопроектов и их обсуждении.

Структура Сената включала присутствие (общее собрание сенаторов, на котором принимались решения) и канцелярию. В 1722 г. канцелярия Сената была переподчинена генерал-прокурору.

В состав Сената входили сенаторы, назначаемые царем, а начиная с 1718 г. и президенты вновь созданных учреждений – коллегий. В 1722 г. был изменен состав Сената: в него могли входить высшие сановники (по Табели о рангах – действительные тайные и тайные советники), не являвшиеся руководителями конкретных ведомств. Реформа 1722 г. превратила Сенат в высший орган центрального управления, осуществляющий контроль над всем государственным аппаратом (коллегиями и канцеляриями). В первой четверти ХУШ в. Сенат выполнял функции высшего законосовещательного, административного и судебного органа, порой заменяющего собой императора.

Однако в дальнейшем, при приемниках Петра I, а затем и в условиях «просвещенного абсолютизма» роль Сената на протяжении XVIII в. как центрального органа управления, то снижалась, то вновь возрастала. Это объясняется тем, что при абсолютизме особое значение играли не официальные а «теневые» органы власти, которые образовывались по желанию монарха, как правило, из его друзей, единомышленников, фаворитов («дворянство случая»).

Так, в 1726 г. был создан Верховный тайный совет, сосредоточивший в своих руках решение всех вопросов внутренней и внешней политики. Верховный тайный совет стал рассматривать жалобы на действия Сената и подбирать кандидатуры сенаторов. При таком соседстве Сенат превратился в одну из коллегий.

Верховный тайный совет приобрел законодательные полномочия, законы подписывались либо императрицей Екатериной I (1725-1727 гг.), либо Верховным тайным советом. Вначале в него входило шесть членов. Пятеро из них принадлежали к восходящей социальной группе «дворянству случая»: А.Д. Меньшиков, П.А. Толстой, П.М. Апраксин, Б.К. Миних. Только один М.М. Голицин был аристократического происхождения.

Верховный тайный Совет просуществовал недолго. Он был упразднен в 1730 г. императрицей Анной Ивановной (1630-1740), но над Сенатом был в 1731 г. поставлен Кабинет министров во главе с А.И. Остерманом. С 1735 г. Кабинет наделялся законодательными полномочиями. В 1741 г. Кабинет министров был ликвидирован императрицей Елизаветой Петровной (1741-1761/62 гг.) и Сенат вновь на некоторое время превратился в высшее государственное учреждение. Но в это же время в 1741 г. был создан другой центральный орган государственного управления – Кабинет Ее Величества, возглавляемый секретарем императрицы Елизаветы Петровны (1741-1761/1762). И все же, при Елизавете Петровне роль Сената возросла, хотя в 1756 г. рядом с Сенатом возникла Конференция при высочайшем дворе.

Однако, в 1762 г. императором Петром III (1761-1762) учредил Императорский совет, состоявший из восьми человек, который в 1769 г был заменен императрицей Екатериной П. Советом при высочайшем дворе, просуществовавшим до 1801 г.

С 1763 г. Сенат превратился в высшее административно-судебное учреждение. Император Павел I (1796-1801 гг.) продолжал рассматривать Сенат как сугубо судебное учреждение, предлагая разделить его всего на два департамента: уголовных и гражданских дел. С 1801 г. Сенат фактически и окончательно стал высшей судебной инстанцией.

Еще одним важным государственным органом управления, реформированным в начале XVIII в., были приказы, несовершенство работы которых в новых условиях, становления абсолютной монархии было очевидно. В 1718 – 1720 гг. большинство приказов было ликвидировано, а на их месте учреждены новые органы отраслевого управления - коллегии.

Специальным указом с 1720 г. предписывалось начать производство дел «новым порядком». В 1720 году был опубликован Генеральный регламент коллегий, согласно которому присутствие каждой из них состояло из президента, вице-президента, 4 советников и 4 асессоров. Присутствие должно было заседать ежедневно. Коллегии подчинялись Сенату, а им – местные учреждения.

Вместо нескольких десятков старых приказов появились 11 коллегий со строгим разделением функций. К коллегиям примыкало несколько учреждений с аналогичными функциями. В 1721 году был учрежден Священный Синод для управления церковными делами и имениями. Его присутствие состояло из нескольких высших духовных лиц. Они назначались царем.

Особой коллегией стал и Главный магистрат – центральное учреждение для управления городами. Политическим сыском по-прежнему занимался Преображенский приказ.

На смену громоздкой системе приказов пришла новая более четкая система управления, которая по существу стала первой отраслевой управленческой системой. Введением коллегий упразднялся территориальный принцип управления, компетенция коллегий распространялась на всю территорию государства.

Старые приказы либо поглощались коллегиями, либо подчинялись им, Например, в состав Юстиц-коллегии вошли семь приказов.

По реестру коллегий 1718 г. таковых учреждалось девять. Среди них коллегии Иностранных дел, Казенных сборов, Юстиции, Ревизионная (бюджетная), Военная, Адмиралтейская, Коммерц-коллегия (торговая), Штатс-контора (ведение государственных расходов), Берг-Мануфактур-коллегия (промышленная и горнодобывающая).

В последствии количество коллегий увеличилось, их функции уточнялись. В 1721 г. была учреждена Вотчинная коллегия, заменившая Поместный приказ, в 1722 из единой Берг-манафактур-коллегии выделилась Мануфактур-коллегия, на которую кроме функций управления промышленностью, были возложены задачи экономической политики и финансирования. За Берг-коллегией осталось управление горнодобывающей промышленностью и монетным делом.

Заметим, что отраслевой принцип управления не был выдержан до конца. Так, судебные и финансовые функции, помимо специальных коллегий, возлагались и на иные коллегии. Вне поля контроля коллегий остались такие отрасли, как полиция, просвещение, медицина, почта. Коллегии не охватывали и в сферу дворцового управления: здесь продолжали действовать Приказ большого дворца и Канцелярия дворцовых дел.

В целом, введение коллегий способствовало повышению профессионализма в деле государственного управления, его дальнейшей централизации, что явилось важным фактором в формировании и укреплении абсолютной монархии в России. Коллегии просуществовали до 1802 г. и, выполнив свою историческую миссию, уступили место еще более жесткой централизованной системе государственного управления в виде министерств.

Важную роль в укреплении централизованной абсолютной власти монарха играла налоговая политика государства, которое постоянно нуждалось в пополнении своих доходов. Больших денежных средств требовало содержание государственного бюрократического аппарата. Уже в начале XVIII в. сформировался целый штат «доносителей», «прибыльщиков», в задачу которых входило придумывание, изобретение новых косвенных налогов. Появились: гербовый сбор (налог на использование частными лицами бумаги с двуглавым орлом для составления документов), налоги на рыбную ловлю, на мельницы, хомутной, шапочный, сапожный, с извозчиков, пчелиный, банный, с найма домов, с печей, с дров, с арбузов, огурцов, с бород и т.д.

Важным источником государственных доходов стали казенные монополии на соль, табак, мел, деготь, дубовые гробы и т.д. Этими товарами могло торговать только государство. Возобновилась чеканка медных денег, серебряные, при прежнем номинале, уменьшались в весе.

Главное изменение налогово-финансовой политики произошло в сфере прямого обложения. В 1718-1724 гг. была проведена подушная перепись мужского населения. Единицей налогообложения взамен крестьянского двора становилась «душа мужского пола». Все мужское население было обязано платить ежегодно – подушную подать. Владельческие и монастырские крестьяне платили в казну 74 копейки в год. Государственные крестьяне платили этот налог в размере 1 рубля 14 копеек. Ревизские души крепостных в переписи на 1724 г. составляли 78%, государственных крестьян –19%, посадских людей –3%.

Идея подушного обложения появилась еще в конце XVII в., но новая перепись для организации была реализована лишь в 1718 г. Так от подворного обложения государство перешло к подушному.

Централизация государственного управления при абсолютизме требовала создания специальных контрольных органов. В начале XVIII в. сложились две контрольные системы – прокурорская (во главе с генерал-прокурором Сената) и фискальная, которая сформировалась при Сенате. Ее возглавлял обер-фискал Сената, должность, утвержденная в 1711 г.

Правовая регламентация института фискалов была осуществлена в 1714 г. Фискалы обязаны были доносить о всяких государственных, должностных и иных тяжких преступлениях и нарушениях законности в учреждениях. Кроме того, они выступали на суде в качестве обвинителей (эта функция позднее была передана прокурорским органам).

Верховная власть установила контроль и за самим Сенатом. Для этого в 1715 г. была введена должность генерального ревизора. В 1722 г. надзор за работой в Сенате был возложен на генерал-прокурора.

Имелись прокуроры и во всех других учреждениях, подчинялись они генерал-прокурору и обер-прокурору, которых назначал обычно сам император. Генерал-прокурор контролировал всю работу Сената, его канцелярии, аппарата – не только принятие решений, но и их исполнение. Незаконные, с его точки зрения, постановления Сената он мог приостановить, опротестовать. Он сам и его помощник подчинялись только царю, подлежали его суду. Ему подчинялись все прокуроры (гласный надзор) и фискалы (тайный надзор) империи. Не случайно генерал-прокурора называли «оком государевым».

Развитие абсолютизма в России непосредственно связано с отправлением правосудия. Усилилась роль царя, который представлял высшую судебную инстанцию. Следующим органом, осуществляющим суд, был Сенат, подчинявший себе Юстиц-коллегию. Сенат являлся высшей апелляционной инстанцией, решение его были окончательными, и нельзя было подавать жалобы на них под страхом смертной казни.

Судебными правами по должностным преступлениям своих чиновников обладали приказы и коллегии. Коммерц-коллегии, например, были подсудны торговые и вексельные дела; Вотчинная коллегия рассматривала дела о земельных спорах; Камер-коллегия разбирала преступления против финансовых интересов казны; правонарушения; Мануфактур-коллегия судила членов цехов, мастеров, учеников, фабричных рабочих, подчиненных ей. Для этих судов апелляционной инстанцией являлась Юстиц-коллегия.

Судебные органы были весьма разнообразны. В 1713 г. в губерниях учреждены ландрихтеры (местные судьи). С 1719 г., когда территория страны была разделены на судебные округа, в каждом создавались надворные суды. Это были коллегиальные органы, состоявшие из президента, вице-президента и 2-6 членов суда. Надворному суду подчинялись нижние суды, которые были двух видов: коллективные и единоличные. В их компетенцию входило рассмотрения основной массы уголовных и гражданских дел, участниками которых были дворяне. Кроме того, нижние суды рели дела по важнейшим уголовным преступлениям, совершенными крестьянами.

По гражданским и мелким уголовным делам крепостных крестьян судили помещики. Для городского населения судебными органами являлись магистраты и Главный магистрат. Духовенство подвергалось суду в консистории при епархиальных архиереях, духовных дел управлениях и Синода. Политические преступления рассматривались в Преображенском приказе или в Тайной канцелярии.

В 1722 г. была проведена судебная реформа, в ходе которой нижние суды были упразднены. Созданы были провинциальные суды, в состав которых входили провинциальный воевода и 1-2 асессора. Для них высшей судебной инстанцией оставались надворные суды.

Особое место в судебной системе занимали военные суды. Нижней инстанцией был полковой, кригсрехт, высшей – генеральный кригсрехт, рассматривавший наиболее важные дела, связанные с государственными и военными преступлениями. Военные суды также были коллегиальными, при каждом имелся аудитор, наблюдавший за законность правосудия. В судоустройстве первой четверти ХУШ в. появились новые черты, несвойственные предыдущему периоду. Была предпринята попытка (правда неудачная) отделения суда от администрации, новым явилось коллегиальное устройство судов, утверждение контроля над деятельностью судов со стороны прокуроров, фискалов, аудиторов.

Эти тенденции развития судебной системы нашли продолжение и дополнение в ходе губернской реформы 1775 г. Был учрежден сословный суд отдельно для дворян, для городских жителей и для государственных крестьян. Каждое сословие получило свой суд. Помещика судил Верхний земский суд в губерниях и Нижний земский суд в уездах. Государственных крестьян судила Верхняя расправа в губернии и Нижняя расправа в уезде, горожан – городовой магистрат в уезде и губернский магистрат в губернии.

Члены Нижнего земского суда (судья и два заседателя) избирались местным дворянством на три года. Апелляционной инстанцией для уездных судов стал Верхний земский суд, состоявший из двух департаментов: по уголовным делам и гражданским делам. Верхний земский суд создавался один на губернию. Ему принадлежало право ревизии и контроля над деятельностью уездных судов. Верхний земский суд состоял из назначенных императором, председателя и вице-председателя и избранных на три года дворянством десяти заседателей.

Апелляционной инстанцией для городских магистратов были Губернские магистраты, состоявшие из двух председателей и заседателей, которых избирали из состава горожан губернского города. Суды нижней расправы состояли из государственных чиновников, назначаемых губернатором. Главной апелляционной и ревизионной инстанцией в губернии стали судебные палаты по гражданским и уголовным делам. Они пересматривали дела, рассмотренные в Верхнем земском суде, Губернском магистрате или Верхней расправе. Однако губернаторы имели право приостанавливать исполнение приговоров. Высшим судебным органом в стране оставался Сенат.

Важнейшим звеном в цепи государственных преобразований начала ХУШ в. была военная реформа. Необходимо было создавать регулярную армию, т.к. абсолютная монархия нуждалась в единой организации вооруженных сил.

С 1705 года в стране была введена рекрутская повинность: 20 дворов крестьян должны были выставлять на пожизненную службу одного рекрута. Впоследствии солдат стали брать с определенного числа душ мужского пола. Рекрутские наборы проводились не регулярно, а по необходимости, причем, в военное время чаще, в мирное реже. В годы Северной войны, например, такие наборы, проводились в среднем дважды в год. Так была создана регулярная армия с единым принципом комплектования и обучения, с единообразным вооружением и обмундированием.

В ходе военной реформы в 1713 г. прекратили свое существование полки московских стрельцов, отдельные городовые патрульно-постовые части просуществовали до 1740 г.

Указ 1714 г. установил порядок обязательной солдатской службы для дворян, ожидавших производства в офицеры. С 15 лет дворянин записывался рядовым в гвардейский полк, прослужив рядовым в гвардии, переходил офицером в армейский пехотный или драгунский полк. В отставку уходил только по старости или увечью.

В 1719 г. был введен изданный в 1716 новый Устав воинский, вводивший в армии строгую дисциплину и серьезные наказания за нарушение правил службы. Организация службы на флоте регламентировалось Морским уставом 1720 г. Военная реформа предусматривала организацию военных училищ, создание флота, увеличение и модернизацию вооружения армии и флота.

После создания Сената часть военного управления перешла к нему, часть к Военной канцелярии, созданной из слившихся военных приказов. Централизация военного управления завершилась созданием Военной коллегии (1719) и Адмиралтейства (1718).

В рамках абсолютной монархии кардинально менялись взаимоотношения государства и церкви. Церковь стала частью государственного аппарата. В 1721 г. был образован Святейший Синод, явившийся высшим органом церковного управления. Синод учреждался вместо Патриарха и соборов и возглавлялся светский чиновник – обер-прокурор. Управление церковными землями было функцией Монастырского приказа (образованного в 1701 г.), вошедшего в Синод в качестве составной структуры. С 1724 г. этот приказ стал называться Камер-конторой, с 1726 – Коллегией экономии.

Монарх превратился в юридического главу церкви. Он решал вопросы организации церковной жизни, назначал иерархов. Важнейшим документом, содержавшим нормы церковного права был Духовный регламент. В 1722 г. в дополнение к регламенту были приняты Правила, в которых содержались уставы о монашестве и приходском духовенстве.

В 1762 г. была создана специальная комиссия, распоряжавшаяся всем церковным имуществом. Была проведена отмена торговых привилегий духовенства. Решающим актом секуляризации церковных земель стал Указ 1764 г., лишивший церковь всех вотчин и переведший монастыри и епархии на штатные оклады. Крестьяне, принадлежавшие ранее церкви переводились в положение государственных.

Наступление на права церкви закономерно в период утверждения в России абсолютной монархии. Это не противоречит и развитию Отечества в рамках современной цивилизации, в условиях которой традиционные религиозные ценности, определявшие духовную жизнь общества в средневековье, уступают место прагматизму и технократизму, и роль церкви уменьшается.

Важнейшей составной частью государственного аппарата абсолютизма являлась политическая полиция. При Петре I возникли специальные политические репрессивные органы. В 1718 г. образован центральный орган – Тайная канцелярия. После ее ликвидации в 1726 г. контрольно-розыскные и надзорные функции перешли к Верховному тайному совету, а в 1731 г. – к специально созданной Канцелярии тайных розыскных дел, контролируемой Сенатом. Этот орган был прототипом тайной полиции.

В 1762 г. Канцелярия была упразднена и вместо нее учреждена Тайная экспедиция Сената. Она руководила специальными секретными комиссиями, создаваемыми для расследования конкретных дел. В ведении комиссий находились воинские команды, применявшие к арестованным и телесные наказания, и расстрел (с санкции следственной комиссии). Эти органы носили чрезвычайный характер и образовывались в соответствии с политической ситуацией.

Постоянно действующим специализированным органам по охране общественного порядка и борьбе с преступностью стала полиция. В 1715 г. была образована Главная полицмейстерская канцелярия как орган управления полицией. Формирование полицейских органов началось в Санкт-Петербурге с учреждения в 1718 г. должности Санкт-Петербургского Генерал-полицмейстера, которому была подчинена Главная полицмейстерская канцелярия. На эту должность был назначен Антон Девиер один из любимцев Петра, его личный адъютант, в прошлом денщик царя. В Москве городская полицейская команда была образована в 1722 г. Уже в 1733 г. в 23 городах существовали полицмейстерские конторы. Полиция имела вооруженные формирования.

Функции полиции были весьма широки. Полиция должна была заниматься охраной общественного порядка, следить за соблюдением санитарных норм, и правил противопожарной безопасности, и правил торговли, бороться с бродяжничеством и т.п. На полицию был возложен контроль за соблюдением паспортного режима, после того как в 1724 г. был издан Указ, положивший начало паспортной системе в России. Кроме того, в ведении полицейских органов находились городские тюрьмы (если это были не специальные тюрьмы и крепости для содержания политических и особо опасных преступников).

В 1719 г. была введена специальная полицейская форма: кафтан (верхняя одежда, двубортная с глубоким запахом), короткие штаны василькового цвета и зеленый камзол (обтягивающий корпус одежда длинной до колен, камзол без рукавов надевался под кафтан).

Создание регулярной полиции сочеталось с привлечением жителей к охране общественного порядка. Полиция назначала на каждой улице старосту, «ночных караульщиков», «десятских».

Формирование регулярной полиции продолжалось в процессе губернской реформы 1775 г., в ходе которой полицейские функции в уездах перешли к исправникам и нижним земским судам. В городах полицейское управление сосредоточилось у городничих. В Санкт-Петербурге и Москве управление полицией было в руках обер-полицмейстеров.

С 1775 г. стали создаваться смирительные дома, в которых содержались лица, подвергнутые заключению в административном (несудебном) порядке и обвиненные в «непотребном и невоздержанном житии». Для содержания неимущих (бродяг, мелких воров, беспризорников) создавались работные дома, включенные в систему мануфактурных и иных государственных производств.

С 1779 г. началась работа над проектом Устава благочиния, которая завершилась в 1781 г. Устав был опубликован в 1782 г. Он включал 14 глав, 274 статьи.

В Уставе благочиния перечислялся ряд правонарушений и санкций, относящихся к ведению полиции. Это действия были связаны с непослушанием законам или решениям полицейских властей, направленные против православной веры и богослужения. Кроме того, это были неправомерные деяния, нарушающие общественный порядок, а так же нормы благочиния (пьянство, азартные игры, брань, непотребное поведение, самовольная застройка, недозволительные представления). В ведение полиции входило так же пресечение действий, нарушающих порядок управления или суда (взяточничества) и преступления против личности, имущества и др. Санкции применявшиеся полицией, были следующими: штраф, запрещение определенной деятельности, порицание, арест на несколько суток, заключение в работный дом. Устав благочиния фактически положил начало формированию новой отрасли права – полицейское право.

По Уставу благочиния с 1782 г. в городах создавались специальные органы полицейского управления – Управы благочиния. В их состав входили городничие (в столицах обер-полицмейстеры), приставы по уголовным и гражданским делам, два выборных от горожан ратмана-советника. Устав вводил должность частного маклера, который контролировал наем рабочей силы, условия найма, регулировал наем.

В компетенцию Управы благочиния входило наблюдение за порядком, наблюдение за исполнением законов, проведение решений губернского правления, судебных палат и других судов, пресечение нарушений, дознание, розыск, задержание преступников, решение мелких уголовных дел.

Для успешного выполнения возложенных на Управу задач город делился на части и кварталы по числу зданий. В части главой полицейского управления был частный пристав, в квартале – квартальный надзиратель.

Создание полиции свидетельствует не только о потребности в действенных силовых структурах утверждающейся абсолютной монархической власти, но и об уверенном продвижении России по пути цивилизации нового времени, в рамках которой община уже не может в полной мере выполнять функции социального контроля и государство вынуждено создавать специальные органы по охране общественного порядка.

Таким образом, на протяжении XVIII в. в условиях переплетения двух цивилизационных потоков (средневекового и индустриального) происходит дальнейшая централизация государственной власти и управления, осуществляются реформы, способствующие укреплению абсолютной монархической власти.

2.Реформы местного государственного управления

и самоуправления в России в XVIII в.

На протяжении XVIII в. неоднократно в России происходило реформирование системы местное государственное управление и самоуправление.

Крупнейшей административно-территориальной реформой управления была губернская реформа, начавшаяся в 1708 г. Ее сущность была изложена в Указе «Об учреждении губерний и о росписи к ним городов». В ходе этой реформы вводилось новое территориальное деление государства: учреждались восемь губерний, по которым были расписаны все уезды и города. В 1713-1714 гг. численность губерний возросла до 11.

Возглавлял губернию губернатор или генерал-губернатор (Петербургская и Азовская губернии), объединивший в своих руках всю административную, судебную и военную власть. Ему подчинялись четыре помощника по отраслям управления. К 1715 г. в результате реформы в России сложилась трехзвенная система местного управления: уезд – провинция – губерния.

Осуществленные преобразования центральных органов управления потребовали дальнейших существенных изменений на местах. Вторая губернская реформа была проведена в 1719 г. 11 губерний были разделены на 45 провинций, во главе которых были поставлены воеводы. Провинции делились на округа-дистрикты, куда камер-коллегия назначала руководителями земских комиссаров. Внизу иерархии местного управления располагались сельские полицейские органы, избираемые на крестьянских сходах: сотские и десятские. Они были помощниками земских комиссаров.

Проводя первую и вторую реформы местного управления, Петр I пытался повысить в управлении на местах самодеятельность дворянства. В первом случае была предпринята попытка ввести в губернское управление коллегиальное и избирательное начало. При губернаторе образовывался совет «ландратов», в который входило 8-12 советников, избираемые местным дворянством. Однако фактически ландраты не избирались, а назначались из дворянства Сенатом или губернатором. Такой ландрадский совет не принесли никакой пользы для развития русского провинциального самоуправления. Ландраты не просуществовали и пяти лет и были ликвидированы. По мнению А.А. Кизеветтера губерния не стала самоуправляющимся общественным союзом.

Еще одной попыткой (после введения ландратов) повысить в местном управлении самодеятельность дворянства было учреждение в ходе второй реформы института выборных на 1 год местным дворянским обществом новых земских комиссаров. Однако и институт выборных комиссаров просуществовал недолго, столкнувшись с ярко выраженным абсентеизмом (от лат. отсутствие) местных дворян, выражающегося в уклонении избирателей от участи в голосовании на выборах.

После принятия Жалованной грамоте дворянству в 1785 г. местное дворянское самоуправление активизировалось. Дворяне создавали общество, или Собрание, наделенное правами юридического лица (имевшее собственные финансы, имущество, учреждения и служащих). У Собрания были политические права: оно смогла делать представления местным властям, центральным учреждениям и императору по вопросам «общественной пользы».

В состав Собрания входили все дворяне, имевшие имения в данной губернии, из числа уездных предводителей дворянства. Собрание раз в три года избирало кандидата в губернские предводители дворянства. Кандидатура последнего утверждалась губернатором или представителем монарха в губернии. Устранялись от выборов дворяне, не имевшие земель и не достигшие 25-летнего возраста. Ограничивались при выборах права дворян, не служивших и не имеющих офицерских чинов. Опороченных судом дворян исключали из дворянского Собрания. Собрание избирало также заседателей в сословные суды губернии и полицейских должностных лиц земской полиции. Так в ХУШ в. развивалось сословное самоуправление дворянства.

В 1718 –1720 гг. прошла реорганизация органов городского самоуправления, учрежденных в 1699 г. Были созданы новые органы – магистраты, подчиненные губернаторам. Общее руководство осуществлял Главный магистрат. В 1727 г. магистраты были преобразованы в ратуши.

Жители города каждые три года избирали исполнительный орган – Шестигласную думу, в состав которой входило по одному представителю от каждого из шести разрядов городского населения. В компетенции Думы было решение вопросов городского благоустройства, народного образования, контроль за соблюдением правил торговли и т. п. Все это происходило с ведома городничего, назначенного губернским правлением.

Еще одна реформа областного (губернского) управления в 1775 г. была проведена Екатериной II после Пугачевского восстания, которое показало необходимость усиления губернаторской власти на местах. Документом, определившим основные направления новой губернской реформы, было «Учреждения для управления губерний Всероссийской империи», принятое в 1775 г.

Накануне реформы территория России разделялась на 23 губернии, 66 провинций и 180 уездов. Проводимая реформа планировала разукрупнение губерний. В основу деления был положен административный принцип, без учета географических, национальных и экономических признаков. Ликвидировались старые территориальные органы (воеводы), упразднялись провинции как территориальные единицы.

Основная цель деления – приспособить новый административный аппарат к фискальным и полицейским делам. Страна делилась на губернии, в каждой из которых должно было проживать 300-400 тыс. душ мужского пола. К концу екатерининского царствования в России насчитывалось 50 губерний, во главе которых стояли губернаторы, подчинявшиеся непосредственно императрице. Москва, Санкт-Петербург и некоторые окраинные территории возглавлялись генерал-губернаторам.

Губернатору подчинялось несколько местных должностных лиц. Прокурор осуществлял надзор за соблюдением законов. Охрану общественного порядка возглавлял полицмейстер. Финансами в губернии занималась Казенная палата во главе с вице-губернатором. Губернский землемер занимался землеустройством, школами, больницами, богадельнями ведал Приказ общественного призрения.

Губернии делились на уезды по 20-30 тыс. душ мужского пола в каждом. Главным органом власти уезда стал Нижний земский суд во главе с капитан-исправником, избираемым местным дворянством. В уезды по образцу губерний были назначены уездный казначей и уездный землемер.

В отдельную административную единицу был выделен город. Во главе его стоял городничий, наделенный всеми правами и полномочиями. В городах вводился строгий полицейский контроль. Город разделялся на части (районы), находившиеся под надзором частного пристава, а части в свою очередь – на кварталы, которые контролировал квартальный надзиратель.

После губернской реформы перестали функционировать все коллегии, исключая Иностранную коллегию, Военную и Адмиралтейскую. Функции коллегий перешли к губернским органам. Более чем вдвое увеличилось число чиновников на местах. В 1775 году была ликвидирована Запорожская Сечь, а большинство казаков переселили на Кубань. В 1783 году крепостное право утвердилось на Левобережной Украине, а 1796 и на юге, в Новороссии.

Губернская реформа 1775 г. усилила власть губернаторов и, разукрупнив территории, упрочила положение административного аппарата на местах. Создавались специальные полицейские, карательные органы и преобразовывалась судебная система.

Таким образом, в XVIII в. в условиях становления абсолютной монархии в Российской империи происходило реформирование государственного аппарата и органов самоуправления на местах с целью приведения их в соответствие с характером государственной власти.

Вопросы для закрепления материала лекции

1.Какие новые органы центральной власти и управления были созданы в России в Российской империи в XVIII в.?

1. Чем отличались новообразованные органы центральной власти и управления российского абсолютизма от своих предшественников периода сословно-представительной монархии?

3. Какие основные изменения произошли в государственной системе центральной власти и управления в России при эволюции монархии от «полицейского абсолютизма» к «просвещенному абсолютизму?

4. Какие этапы эволюции прошел правительственный Сенат в XVIII в.?

5. Что нового внесли коллегии в функционирование «исполнительных органов власти» России»?

6. Какую роль в укреплении абсолютной монархии в России играла налоговая политика и в чем суть ее реформирования?

7. Каковы функции контрольных органов власти российского абсолютизма XVIII в.?

8. Какие принципиальные изменения произошли в судебной системе России XVIII в.?

9. Каковы основные направления военной реформы в России в XVIII в.?

10. Как изменились взаимоотношения церкви и государственной власти в России, в чем причина этих изменений?

11. Каковы цели создания политической полиции в России в XVIII в.?

12. Какие полицейские органы были созданы в Российской империи, в чем заключались их функции в XVIII в.

13. Каковы основные положения Устава Благочиния 1792 г?

14. Какие реформы местного управления были в России в XVIII в., и каковы из цели?

15. Как на протяжении XVIII в. происходило развитие дворянского самоуправления в Российской империи?

16. В чем состояли основные изменения в городском управлении в России в XVIII в.

Лекция 9.3

Систематизация права Российской империи.

Регулирование гражданско-правовых отношений в XVIII в.

Цель лекции: рассмотреть основные направления развития правовой системы Российской империи в XVIII в. Понять ее специфику в связи с утверждением абсолютной монархии в России. Определить особенности регулирования гражданско-правовых отношений в условиях стремительного вхождения России в цивилизацию Нового времени.

План

1. Систематизация права Российской империи в XVIII в.

2. Изменения в правовом регулировании имущественных отношений в России XVIII в.

Систематизация права Российской империи в XVIII в.

Основным источником права на рубеже XVII-XVIII вв. оставалось Соборное Уложение 1649 г., чья правовая сила неоднократно подтверждалась указами. Однако утверждение абсолютной монархии и дальнейшее развитие России в рамках современной цивилизации требовало серьезных изменений в российском законодательстве. Поэтому круг источников права существенно изменялся, пополнялся новыми формами (указами, именными указами, регламентами, уставами, манифестами и др.).

Указы касались важнейших и самых разнообразных сторон деятельности государства. Регламенты – это акты, определявшие создание государственных органов управления, их состав, порядок деятельности. Например, Генеральный регламент коллегий от 29 февраля 1720 г., регламент Главному магистрату от 16 января 1721 г., Духовный регламент от 29 января 1721 г. Уставы – это сборники законов, объединяющие нормы права, относящиеся к определенной сфере деятельности государства. Например, Устав о векселях 1729 г., Устав о купеческом водоходстве 1781 г., Устав благочиния 1782 г. и др. В особо торжественных и важных случаях императоры издавали Манифесты. Например, Манифест 1762 г. «О даровании вольности и свободы всему российскому дворянству».

В условиях абсолютизма законодательная инициатива, принадлежала, прежде всего, монарху, а также распространилась на центральные государственные учреждения и специальные комиссии, действовавших под строгим контролем императора. Например, Петр 1 многие законы писал сам. Только один список Воинского устава 1716 г. содержал около 200 его поправок. Как видно из царского распорядка дня в 1721 г. четыре дня в неделю император занимался созданием Адмиралтейского регламента. Екатерина П, как отмечал профессор О.И. Чистяков слыла легисломанкой, т.е. страстью к изданию законов.

С 1649 по 1696 гг. было принято более полутора тысячи актов, имевших силу закона. За период правления Петра I вышли в свет более трех тысяч правовых актов. Во второй четверти ХУШ в., особенно при Екатерине II в среднем ежегодно издавалось около двухсот нормативных актов. Возникли серьезные трудности в обобщении и толковании значительного массива разнородных и подчас взаимоисключающих норм. Требовалась систематизация огромного числа издаваемых актов.

Систематизация законодательства – это развитие и упорядочение действующей правовой системы. Известны несколько форм систематизации:

Инкорпорация – это такая систематизация, когда нормативные акты определенного уровня объединяются полностью либо частично в различные сборники в определенном порядке (хронологическом, алфавитном, системно-предметном). При этом содержание нормативного регулирования остается неизменным.

Консолидация – это форма совершенствования законодательства, заключающаяся в создании нового укрупненного акта, который не меняет правового регулирования, не вносит изменения и новеллы в действующее законодательство.

Кодификация – это форма совершенствования законодательства по существу, ее результатом является новый сводный законодательный акт (кодекс, положение, устав и т.д.), заменяющий ранее действовавшие нормативные акты по данному вопросу.

Систематизация правовых норм в XVIII в. началась с учреждения в 1700 г. Палаты об Уложении, работа которой продолжалась до 1703 г., и завершилась созданием проекта Новоуложенной книги. Проект сохранил структуру Соборного Уложения (25 глав), но его нормы существенно были обновлены. Затем в 1714 г. началась собственно кодификационная работа. Специальной комиссии поручалось свести все последующие принятые после 1649 г. источники права в сводные сборники.

Источниками кодификации были Соборное Уложение 1649 г., Кормчая книга, указы, Военный и Морской уставы, шведские и датские законы. В 1725 г. проект нового Уложения был закончен. В него входили четыре книги, содержащие 120 глав и двести статей. Первая книга - «О процессе, т. е. суде, месте и о лицах, к суду принадлежащих»; вторая - «О процессе в криминальных, розыскных и пыточных делах»; третья - О злодействах, какие штрафы и наказания следуют»; четвертая - «О цивильных или гражданских делах и о состоянии всякой экономии» (о земле, торговле, опеке, брачном праве, наследовании). Однако проект не получил силу закона.

В результате кодификационной работы при Петре I был принят Артикул воинский, (утвержден в 1714 г., издан в 1715 г.) свод военно-уголовного законодательства, относящегося преимущественного к области материального, а не процессуального права. Каждый артикул описывал отдельный вид правонарушения и назначал определенную санкцию.

В 1720 г. был утвержден Генеральный регламент, или Устав коллегий, вобравший в себя нормы нового административного законодательства. В Регламент были включены положения об обязанностях и должностях коллегий и других государственных учреждений, определенны сферы и формы их деятельности, установлены категории служащих, нормы административной ответственности.

Кодификация норм частного права была завершена изданием сводного документа получившего название Пункты о вотчинных делах (1725 г.), в его основу был положен «Указ о единонаследии и другие акты о наследовании» (1714 г.).

Кодификационная работа продолжалась при приемниках Петра I, но особенно оживилась при царствовании Елизаветы Петровны. Была поставлена задача пересмотра всех ранее изданных указов. В 1754 г. образована центральная комиссия для составления Уложения и созданы подчиненные ей ведомственные и губернские комиссии. Результатом их работы стал план Уложения, включавший 4 книги: о судоустройстве и судопроизводстве, сословных правах, вещных и обязательственных правах, розыске и уголовных наказаниях.

С 1761 г к работе над Уложением подключались выборные от дворян и купцов. Были подготовлены части Уложения о суде, розыскных делах и состояниях подданных вообще.

В декабре 1766 г. императрицей Екатериной II был издан манифест о создании комиссии, работу которой предполагалось начать в 1767 г., для составления нового Сорного Уложения. В нее должны были войти 573 человека, представлявших разные сословия российского общества. Уложенная комиссия за полтора года работы провела более 200 заседаний, на которых обсуждались наказы от черносошных крестьян, законы о правах дворянства, о купечества, о юстиции, о поместьях и вотчинах.

Для Уложенной комиссии Екатерина II написала Наказ, в котором формулировались принципы правовой системы. В Наказе значительное количество текста и статей была заимствована из трактатов Ш. Монтескье «О духе законов» и Ч. Беккариа « О преступлениях и наказаниях», Энциклопедии Д.Дидро и других западноевропейских просветителей. Однако, опираясь на их идеи, императрице удалось создать самостоятельный труд, отразивший концепцию автора по отношению к идеологическим и правовым проблемам российского «просвещенного абсолютизма».

В Наказе нашли обоснование признаки абсолютистского государства, подчеркивалась их объективность со ссылками на русскую политическую историю. Это власть монарха, бюрократическая система организации государства, сословное деление общества. Монархия полагалась лучшей формой правления. Монарх объявлялся источником самодержавной неограниченной власти. Самодержец объединяет, консолидирует общество и толкует законы. Екатерина II подчеркивала, что целью верховной власти является обеспечение безопасности каждого гражданина, поскольку «власть сотворена для народа». Для достижения поставленной цели необходимо установить в государстве «наилучшие законы».

Никаких ограничений кроме этических, Наказ для верховной власти не предусматривал. В этой связи интересны рассуждения императрицы о Монархе, как олицетворении «кротости и снисходительности», о стремлении самодержца обеспечить в обществе «блаженство каждого и всех». Этот постулат стал девизом Уложенной комиссии.

Примечательно, что Наказ декларировал общую для всех граждан свободу (вольность) и яко бы равную обязанность перед лицом государственной власти. Однако далее в Наказе получил обоснование тезис о неравном положении сословий перед властью и законом. В соответствии с естественными законами рождения, происхождения и способностей, давалось четкое деление общества на правящих и повинующихся. Наказ устанавливал сословное деление, выделяя дворянство, «средний род» и «нижний род людей», на основе которого в соответствии с сословной иерархией определялись права и привилегии.

Екатериной II в Наказе впервые обращалось внимание на необходимость разработки юридической техники, ранее неизвестной российскому праву и были изложены суждения о системе законодательства. Например, отмечалось, что законов должно быть немного, и они должны оставаться неизменными; временные учреждения определяют порядок деятельности органов и лиц, регламентируя его посредством наказов и уставов; указы являются актами подзаконными, могут быть краткосрочными и отменяемыми.

Главной задачей Наказа было указать на необходимость стабильности и фундаментальности правовой системы, выделить в ней конституирующие, определяющие принципы и систему основных норм.

Новые времена придали и новые черты законодательству XVIII в. Оно стало более четким по форме и менее казуальным, усилились черты юридического формализма и абстрактности; стало обязательным письменное оформление законов и их публикация; впервые отмечалось, что закон не имеет обратной силы; подчеркивалась неукоснительность исполнения закона и т.д. Законодательство эпохи абсолютизма отличалось мелочной регламентацией почти всех сторон жизни российского общества, включая быт и развлечения. Ведь при утверждении абсолютной монархии подданные передают свой суверенитет верховной власти

Таким образом, работа уложенных комиссий показала, что в результате происходивших в законодательстве изменений, все труднее было сводить нормы в единый внутренне согласованный кодекс. Каждая комиссия, а их в XVIII в. было 8, начиная с петровской (1700 г.) и заканчивая екатерининской (1767 г.) вносила новые элементы, принципы, язык в подготовляемый проект Уложения. За долгие годы работы был собран и систематизирован огромный законодательный материал, но новое Уложение создано не было. Однако собранные материалы легли в основу важнейших правовых документов XVIII в.

2. Изменения в правовом регулировании

имущественных отношений в России XVIII в.

В XVIII в. имущественные отношения достаточно бурно развивались, в первую очередь в связи с вхождением России в современную цивилизацию. Развитие торговли, промышленности, иных видов предпринимательства требовали совершенствования институтов гражданского права и процесса, семейного и наследственного права. Кроме того, утверждение абсолютизма, как черты средневековья влекло за собой укрепление экономических устоев главной социальной опоры самодержавия – дворянства, их льгот и привелегий.

Дальнейшее развитие в XVIII в. получило вещное право как разновидность имущественных прав. Важнейшим институтом вещного права является право собственности. Особую роль в условиях в России играло право собственности на землю и крепостных крестьян. Указ Петра I о единонаследии 1714 г. отменил различия в правовом режиме вотчин и поместий и установил для земельных владений единый правовой режим недвижимой собственности. Устанавливались серьезные ограничения в распоряжении земельной собственностью. Суть этих ограничений заключалась в следующем. Во-первых, завещать земельную собственность можно было только одному из сыновей, а при отсутствии сыновей - одной из дочерей, т.е. недвижимость не должна была дробиться. Во-вторых, ее нельзя было закладывать, а продавать только в порядке исключения и с разрешения властей и уплатой высокой пошлины.

Однако, учитывая интересы развития промышленности, правительству Петра I пришлось пойти на некоторые отступления от дворянского исключительного права - привилегии на землю. Указом 1719 г. о Берг-привилегии разрешено было не только дворянам, но и купцам и «всяких чинов» людям искать минералы на любой земле, в том числе и частновладельческой и строить рудники и заводы по добыче и переработке найденных полезных ископаемых. Правда, владелец земли имел преимущественное право поиска и разработки полезных ископаемых. Но если он не воспользовался своим правом, то получал лишь 1/2 от дохода от рудников и заводов, построенных на его земле. Дворянство с неудовольствием встретило эти ограничения их владельческих прав и боролось за их отмену. Уже в 1730 г., воспользовавшись правительственным кризисом при вступлении на престол Анны Ивановны, дворяне добились отмены ограничений в наследовании имений, их залога и продажи.

Что же касается права купцов на строительство заводов и покупку земли для их сооружения, то тут правительство колебалось, то запрещало купцам покупать землю, то вновь разрешало. Однако, в 1782 г. дворяне добились у Екатерины II указа о праве землевладельца не только на землю, но и ее недра, т.е. отмены Берг-привилегии Петра I.

Другим важнейшим монопольным правом - привилегией дворянства являлось право на владение крепостными крестьянами. Но и здесь правительству во имя интересов обеспечения промышленности рабочей силой пришлось пойти на некоторые отступления от этой дворянской монополии, разрешив заводчикам покупать населенные деревни к заводам. Государство гарантировало право собственности заводчиков на их предприятия и их продукцию. Однако предприятия по добыче золота и серебра (их основали в начале XVIII в. на Урале) считались принадлежащими государству и только персонально данными во владение и пользование владельцам приисков. Их продукция должна была продаваться государству по государственным ценам.

В XVIII в. сохранялось право родового выкупа, срок которого был сокращен в 1737 г. с сорока до трех лет. Положение Указа о единонаследии, касающееся нераздельности имущества с вытекающими отсюда последствиями для оставшихся без земли дворян, стесняло свободу распоряжения недвижимостью. Чтобы преодолеть ограничения практика выработала ряд юридических фикций: введение подставных лиц, заключение дополнительных или незаконных сделок и т.п.

1719 г. добыча полезных ископаемых, «обнаруженных на частных землях», стала прерогативой государства. Однако в 1772 г. монополия государства на недра и леса была отменена.

В законодательстве ХУШ в. начинают формироваться понятия юридического лица и корпоративной собственности. Наиболее распространенными видами товарищеских объединений были простые товарищества, товарищества по вере. В акционерные компании российские предприниматели входили вместе с иностранными пайщиками.

Развитие товарно-денежных отношений отражалось и на обязательственном праве. Обязательственные правоотношения носили сословный характер. Так, например, податные сословия были практически лишены права приобретать населенные земли. Различные правовые последствия наступали при неисполнении обязательств.

Широко практиковались договоры купли-продажи, мены, дарения, найма имущества, поставок, подряда и т.д. Многие из этих договоров (в частности купли-продажи недвижимости) должны были совершаться только в письменном виде и оформляться особыми документами - купчими крепостями.

В регулировании обязательственных правоотношений проявлялась тенденция к процедурной формализации. Государство, поощряя предпринимательство, активно регулировало рыночные отношения. Договор купли-продажи регулировал перемещение любых объектов собственности (движимой и недвижимой). Ограничения, налагаемые монополистической политикой государства, касались как предмета договора (запреты продавать родовую недвижимость, некоторые виды полезных ископаемых), так и его условий (установленные сроки для выкупа родовых имуществ, ограничение круга субъектов, приобретающих недвижимость и крестьян). Обман, заблуждение и принуждение, допущенные при заключении договора, являлись основаниями для его аннулирования. Предусматривалась купля-продажа с рассрочкой платежа («в кредит»), выплатой аванса или предоплаты («деньги вперед»). Общие положения договора купли-продажи распространялись на договор поставки.

Широкое развитие получили договоры подряда и поставки. Договор подряда, ранее уже известный русскому законодательству, в условиях государственного промышленного протекционизма, дополняется договором поставки заказчиком, в котором, как правило, являлись государство, его органы или крупные частные и смешанные компании.

Такие договоры на постройку, ремонт, поставку материалов и т.п., заключенные с казной, гарантировались поручителем. Поручительством обеспечивался и договор займа. Договор займа с развитием денежной системы и корпуса ценных бумаг (закладных, акций, купчих, векселей и пр.) приобретает новые черты. Закон формально запрещал взимать проценты по займам, только в 1754 г. официально устанавливаются шесть процентов годовых. На практике же проценты взимались и раньше. Договор займа часто связывался с залогом, когда гарантией уплаты долга становился заклад земли или движимого имущества. Создается кредитная (заемная) система учреждений во главе с заемным банком. С 1729 г. развивается система частного кредита, купцы получили право обязываться векселями. Вексель (по Вексельному уставу) становился ценной бумагой на предъявителя, включающейся в денежный оборот.

Договор поклажи заключался крепостным порядком, но военнослужащие могли оставить вещи на хранение без оформления договора, а утрата этих вещей хранителем рассматривалась как хищение. Договор поклажи на движимое имущество заключался любыми субъектами, кроме монахов, которым Духовный регламент запрещал брать на хранение деньги и вещи.

Интенсивный рост компаний в начале XVIII в. обусловил развитие договора товарищества. Заключение и исполнение этого договора происходило под надзором Мануфактур-коллегии и Берг-коллегии. Правительство оказывало содействие в исполнении договорных обязательств. Однако четких форм организации товарищества выработано не было.

Получил распространение договор личного найма и не только для домашних услуг, но и для работы в промышленности. Были установлены ограничения на договора личного найма. Несовершеннолетние могли наниматься на работу с согласия своих отцов, женщины - с разрешения мужей, для крепостных требовалось наличие разрешительного документа от помещиков или управляющих имениями. Эти договоры регистрировались в полицейских органах. Крестьяне, отпущенные на оброк, могли заключать договоры личного найма только с письменного разрешения помещика и на срок, указанный в разрешении.

Государство жестоко регулировало договорные правоотношения. Заключение сделок в отношении фабрик и заводов допускалось только с разрешения Мануфактур-коллегии и Берг-коллегии. Письменные договоры (в столицах) регистрировались в Оружейной палате, Ратуше и Юстиц-коллегии. Крепостным (нотариальным) порядком оформлялись договоры о недвижимом имуществе.

Государство через полицию, местные органы управления, ратушу и магистраты в городах активно регулировало торговлю, особенно в Петербурге, куда товары поначалу везли неохотно. Оптовые перекупщики товара на пути в Петербург преследовались. После пожаров ограничивалась цена на строительные материалы. Для стимулирования деятельности Петербургского порта была сокращена заграничная торговля через Архангельск.

В XVIII в. развивалось и наследственное право. Законодатель, ориентируясь на западный правовой опыт, пытался внедрить принцип майората, при котором наследовал старший сын. Русская традиция стояла на стороне младшего сына, по обычаю наследовавшего отцу. Практика избрала компромиссный путь - наследование одного сына по выбору завещателя. Остальные дети получали доли движимого имущества в рамках завещательного распоряжения. Дочери наследовали недвижимость по завещанию и только при отсутствии сыновей. При отсутствии детей вообще недвижимое имущество по завещанию могло быть передано родичам (родственникам, носящим ту же фамилию, что и наследодатель, т.е. в прежней терминологии – «в род»). Движимое имущество в любых долях могло быть разделено между любыми претендентами, завещатель дает его «кому захочет». Индивидуальная свобода завещания заметно увеличилась по сравнению с порядком наследования в предыдущий период.

Закон по-прежнему допускал юридическую фикцию из эпохи поместных наследований. Для того чтобы недвижимость перешла к дочери, ее муж должен принять фамилию наследодателя, в противном случае недвижимость переходила государству (имущество считалось выморочным). Однако право наследования возникало не только по завещанию. При отсутствии завещания в силу вступал законный порядок наследования, и майоратный принцип здесь был непререкаем: недвижимость наследовал старший сын, а движимое имущество делилось поровну между остальными сыновьями.

В 1731 г. главные положения Указа о единонаследии отменялись. С этого времени наследование по закону регламентировалось следующим образом: недвижимость переходила ко всем сыновьям в равных долях, дочери получали одну четырнадцатую, а вдова - одну восьмую, из движимого имущества дочерям выделялась одна восьмая, а вдове - одна четвертая доля. При этом родовое недвижимое имущество (майоратное) переходило только к наследникам по закону. В завещании наследодателю предоставлялась большая свобода распоряжения: кроме майоратных и заповедных имуществ, он мог перераспределять наследственную массу по своему усмотрению.

Указ о единонаследии внес изменения и в сферу семейного права. Расширялось государственное регулирование брачно-семейных отношений. В 1702 г. было узаконено как обязательный церковный обряд обручение, которым прикрывался имущественный характер совершаемой при этом письменной сделки. Если в установленный шестинедельный срок от сговора до венчания сторона отказывалась от заключения брака, имущественных последствий (предусматривавшейся ранее - неустойки) не следовало.

Указом о единонаследии 1714 г. брачный возраст для женихов устанавливался в 20 лет, для невест - 17. При общей тенденции к введению свободного волеизъявления вступивших в брак в дальнейшем устанавливались некоторые цензовые ограничения. Например, Указ 1722 г. содержал запрет недорослям, признанным Сенатом умственно отсталыми («дуракам», по терминологии указа 1722 г. «О свидетельствовании дураков в Сенате»), вступать в брак. Родители утрачивали право принуждать детей к бракосочетанию. В то же время запрещалось флотским офицерам жениться без согласия начальства. В брак запрещалось вступать близким родственникам и умалишенным.

Кроме согласия на вступление в брак родителей брачующихся и начальства для военнослужащих требовалось знание арифметики и геометрии для дворян. Крепостные могли вступать в брак только с дозволения господ. По закону требовалось свободное согласие брачующихся. Признавался только церковный брак. С 1721 г. разрешено было заключать смешанные браки с христианами других конфессий (католиками, протестантами), брак с иноверцами запрещался.

Поводы для расторжения брака предусматривались следующие: политическая смерть и ссылка на вечную каторгу, безвестное отсутствие одного из супругов в течение трех лет, поступление в монашество, прелюбодеяние одного из супругов, неизлечимая болезнь или импотенция, покушение одного из супругов на жизнь другого, недоносительство о готовящемся преступлении против монарха. В 1753 г. специальным актом закрепляется раздельность обязательственных прав супругов, подчеркивается свобода одного из них от долгов и обязательств, принятых другим.

Синод допускал заключение не более трех браков (при законном расторжении предыдущих). Женам ссыльнокаторжных разрешалось вступать во второй брак, т.к. приговоренные к ссылке на каторжные работы лишались прав состояния.

Супружеские обязанности прекращались с пострижением обоих супругов (не моложе 50-60 лет) в монашество. Поводы для расторжения брака предусматривались следующие: политическая смерть и ссылка на вечную каторгу, безвестное отсутствие одного из супругов в течение 3-5 лет, неизлечимая болезнь или импотенция, покушение одного из супругов на жизнь другого. Усилилась тенденция к раздельности имущества супругов. Так, в исключительном владении мужа были купленные им вотчины, в собственности жены оставалось приданное.

В отношении детей родители пользовались почти такой же властью, как и раньше: их можно было наказывать, отправлять в монастырь и отдавать в работу на срок по найму. По закону отец должен был содержать своих незаконнорожденных детей и их мать, однако незаконнорожденные дети не имели имущественных прав и не могли претендовать на участие в наследовании по закону. Двоеженство (в том числе дозволяемое ранее военнопленным) запрещалось. Дети, рожденные от второго брака, признавались незаконнорожденными.

Развивается институт опеки. По Указу 1714 г. опекунство над малолетними членами семьи возлагалось на наследника недвижимого имущества. Опека устанавливалась над несовершеннолетними детьми и продолжалась до их совершеннолетия. Совершеннолетие наступало для наследников недвижимости в 20 лет, для наследников движимого имущества в 18 лет (для женщин - в 17). Опекун распоряжался всем имуществом опекаемых. Для недорослей в возрасте от 17 до 21 года могло устанавливаться попечительство. Попечительство распространялось только на распоряжение недвижимым имуществом, всем остальным мог распоряжаться подопечный. По акту 1724 г. опека устанавливалась магистратом. Опека могла устанавливаться также над умалишенными и патологически жестокими помещиками.

В XVIII в. дальнейшее развитие получил гражданский процесс. Гражданские иски рассматривались судами на основе Указа «О форме суда», принятым в 1723 г. И хотя этот Указ должен был распространяться и на уголовные дела (кроме дел об убийстве, разбое, татьбе с поличным, расколе т богохульстве), практика пошла по пути применения этого правового акта главным образом в гражданском процессе. Видимо это было связано с тем, что в Указе наметился поворот к состязательной форме судебного процесса, что созвучнее гражданскому судопроизводству. Письменное судопроизводство заменялось устным судоговорением. Сокращались сроки явки сторон в суд. Если по истечению недели ответчик не являлся в суд, он автоматически проигрывал дело. Уважительными причинами неявки считались болезнь, наводнение, пожар, разбойное нападение, смерть близких, умственное расстройство.

Жалоба излагалась челобитчиком по пунктам, ответчик должен был ответить на каждый пункт по порядку.

Разрешалось судебное представительство, которое могло быть при разборе любых дел на основании доверенности и поручительства. Ответственность за действия представителя принимал на себя поручитель.

Таким образом, в XVIII в. произошли существенные изменения в праве, что обусловлено укреплением абсолютизма в Российской империи и активным проявлением признаков современной цивилизации. Было издано множество крупных законов, проводилась работа по систематизации, кодификации законодательства. Особое развитие получило правовое регулирование имущественных отношений. Совершенствовались институты гражданского права, возникли новые нормы в семейном и наследственном праве. При решении гражданских дел суд носит состязательный характер.

Вопросы для закрепления материала лекции

1. Чем вызвана необходимость систематизации российского законодательства в XVIII в.?

2. Какие этапы прошла кодификационная работа в России в XVIII в.?

3. Какие основные принципы развития правовой российской системы были сформулированы в Наказе Екатерины II?

4. Как изменилось вещное право, особенно институт собственности по российскому законодательству XVIII в.

5. Каковы основные тенденции развития обязательственного права в законодательстве России XVIII в.?

6. Что нового появилось в договорном праве в российском законодательстве в XVIII в.?

7. Какие изменения претерпело наследственное право в Российской империи в XVIII в.?

8. Что нового появилось в семейном праве в российском законодательстве XVIII в.?

9. Что представляли собой институты опеки и попечительства в России в XVIII в.?

10. Какие изменения произошли в гражданском судопроизводстве в Российской империи в XVIII в.?

Лекция 9.4

Развитие уголовного и процессуального права

в Российской империи в ХУШ в.

Цель лекции: выявить общие закономерности и особенности развития уголовного и процессуального права в период становления российского абсолютизма и активного развития России на путях современной цивилизации в XVIII в. Проанализировать «Артикул воинский» и «Краткое изображение процессов или судебных тяжб», как первые попытки создания уголовного и процессуального кодексов.

План

1. Совершенствование уголовного законодательства в Российской империи в XVIII в.

2. Изменения в процессуальном праве России в XVIII в.

1. Совершенствование уголовного законодательства

в Российской империи в XVIII в.

Перемены, происходившие в российском обществе и государстве в XVIII в. повлекли за собой существенные изменения в сфере уголовного права. Значительный шаг вперед в совершенствовании уголовного законодательства был сделан в первой четверти ХУШ в. За время царствования Петра I, по подсчетам исследователей, было издано 392 законодательных акта уголовно-правового характера. Крупнейшим нормативным уголовно-правовым законодательным актом явился «Артикул воинской с кратким толкованием» (1715 г.), издание которого во многом определило оформление уголовного права в качестве самостоятельной отрасли. Заметим, что все новые законодательные акты, как правило, ужесточали, расширяли и конкретизировали уголовные репрессии, предусмотренные Соборным Уложением 1649 г.

Артикул воинский состоял из 24 глав и 209 артикулов (статей), и был включен в качестве второй части в Воинский устав. В Артикуле содержались толкования каждой статьи. При создании Артикула воинского использовались иностранные источники, а именно в основу его были положены шведские артикулы Густава Адольфа.

Артикул представлял собой своеобразный комплексный боевой, военно-административный, военно-уголовный и уголовно-исполнительный кодекс России. Ввиду очевидного совершенства и большей полноты артикулов по сравнению с Соборным уложением царя Алексея Михайловича (1649 г.), Петр I приказал руководствоваться артикулами во всех судах.

Юридическая техника этого кодекса была весьма высока. Именно в Артикуле воинском законодатель впервые стремился отойти от характерного для предшествующего законодательства казуального характера изложения норм права и использовать абстрактные юридические формулировки. Кроме того, в этом кодексе впервые был использован прием толкования. В «толке» либо конкретизировались правовые ситуации, уточнялись обстоятельства, приводились примеры, либо указывалось на открытый характер нормы, давалась свобода судебного толкования. Так, в одном из приложений к артикулам отмечалось, что суды могут устанавливать наказания, применяя принцип аналогии.

Усиление государственного регулирования общественных отношений определило и само понятие преступления. Преступления более четким образом делились на государственные и партикулярные (частные).

Именно в Артикулах впервые появился современный термин для обозначения уголовного правонарушения – преступление. В последствии в Манифесте 1763 г. подчеркивался характер преступления как деяния, запрещенного законом. Устав Благочиния (1782 г.) впервые проводил разграничение между проступком и преступлением.

В законодательстве доминировал материальный взгляд на преступление и преступника, но затем все более и более преобладающее значение получил чисто формальный взгляд на преступление, возникший и упрочившийся под влиянием церковных учений. В преступлении церковь видела, прежде всего, грех, нарушение божественного закона, и называла преступников «забывателями страха Божия». Отсюда естественно вытекало понятие о преступлении как о нарушении закона светского, который, прежде всего, должен служить поддержкой церковного учения. Вина преступника оказывалась, таким образом, двойственной: перед Богом и перед властью. Государство сурово преследовало круг деяний, признаваемых более важными. Это: «лихие дела» - душегубство, разбой, кража с поличным, совершаемые «лихими людьми».

При Петре I преступлениями начали считать деянием не только причиняющим вред отдельным лицам или нарушающим закон, но грозящим опасностью государству и обществу, а потому перестали быть делом личным или семейно-родовым и становились делом государевым и земским. Поэтому, преследование преступлений, зависевшее раньше от инициативы частных лиц, теперь становится обязанностью органов государства. Таким образом, объектами преступной деятельности признавались не только личность и имущество, но и государство и общество.

Субъектами преступлений закон продолжал считать как отдельных лиц, так и группы. Наиболее опасными считались групповые преступления; они влекли за собой наиболее суровые меры наказания. Соучастники преступления, как правило, наказывались одинаково, независимо от степени виновности каждого.

Законодатель детализировал соучастников преступления. Наряду с подстрекателями, организаторами и исполнителями наказывались попустители, укрыватели, недоносители. Недоносительство очень часто составляло самостоятельное преступление, обычно по антигосударственным делам. 

Не до конца проводился принцип индивидуальной ответственности. По ряду преступлений отвечали не только виновные, но и совершенно безвинные их близкие – жена и дети.

Возраст, по достижении, которого можно было привлекать к уголовной ответственности, остался без четкого определения. Видимо определялся визуально по степени физического развития подростка, его трудоспособности и боеспособности.

Артикул воинский мало нового привносил в субъективную сторону преступления. Различались, как и ранее, действия умышленные, неосторожные и случайные. Ответственность наступала только при совершении умышленных или неосторожных преступных действий. Случайные деяния не влекли за собой уголовной ответственности. Наказание зависело от степени вины, строже наказывались умышленные преступления, мягче – совершенные по неосторожности.

Ответственность за преступное деяние зависела от объективных обстоятельств. Так, отягчавшим вину обстоятельством признавалось опьянение (прежде бывшее смягчающем вину обстоятельством), сам факт которого считался преступным. Смягчавшими вину обстоятельствами были явка с повинной, малолетство, состояние аффекта и «непривычка по службе». Душевная болезнь освобождала от наказания.

Основательно был разработан в законодательстве институт необходимой обороны. Вред, причиняемый нападавшему, должен быть соразмерен нападению. В законе необходимая оборона значительно ограничивалась. При этом учитывались все обстоятельства. Не считалось необходимой обороной убийство, совершенное зачинщиком драки. Преступление, совершенное при необходимой обороне, не наказывалось.

Вводилось понятие крайней необходимости, применительно к незначительным кражам «из крайней голодной нужды»; наказание в таких случаях или совсем не применяется, или было малым Деяния, совершенные в состоянии крайней необходимости (сдача крепости, обороняемой «до последнего человека», кража пищи от крайнего голода), наказывались мягче или не наказывались совсем.

В законодательстве конца XVII - первой четверти XVIII вв. углублялась дифференциация преступных деяний по стадиям совершения преступления. В законах были представлены преступные намерения, в том числе уголовный умысел, приготовление преступления, оконченное и неоконченное покушения.

Наказание применялось не только за совершенное преступление, но и за умысел. В отдельных случаях предусматривалось наказание за приготовления к совершению преступления. Законодательство еще не знало понятия покушения, однако ответственность за начатое, но не оконченное преступление была предусмотрена. Умысел на государево здоровье наказывался наравне с оконченным деянием, умысел на жизнь господина - наравне с покушением.

Закон расширял наказание за умысел в преступлениях против императора. Морской устав распространял это правило и на общие преступления: «все убийцы и намеренные к тому будут казнены смертью».

В законе присутствовал фактор повторности. Наиболее яркий пример – кража. Первая кража наказывается шпицрутенами (прогоном через строй 6 раз),  вторая – удвоенной мерой, третья – урезанием носа, ушей и ссылкой на каторжные работы, четвертая смертной казнью.

В связи с изменением общих воззрений на наказание и преступление, иное значение получили, и отдельные виды преступлений. Постепенно выдвигались на первый план деяния, направленные против церкви и государства.

В законе предусмотрены такие преступления против церкви, как чародейство, идолопоклонничество, богохульство, непосещение церкви и т.д. Наказаниям подвергались волхвы, чародеи, идопоклонники, чернокнижники, заговорители ружей, сеятели суеверий. Суровому возмездию подлежало совращение в «бусурманскую» веру, т.е. в магометанство, иудаизм, язычество. Многие преступления против веры вели к смертной казни и телесным наказаниям.

Старообрядцев, упорно отвергавших официальную церковь, называли раскольниками и высылали в отдаленные места и монастыри. Церковный раскол был приравнен к ереси, и самые стойкие старообрядцы, которые от своих религиозных убеждений не отказывались даже на пытке, подлежали сожжению живыми в срубе.

Так же наказывалось святотатство (церковная кража). Нахождение пьяным, ссоры и посторонние разговоры в церкви рассматривались как церковный мятеж и соответствующе наказывались.

Особо опасными считались государственные преступления, так называемые по «первым двум пунктам» (имелись в виду пункты царского указа - о всяком злом умысле против персоны его величества или измене, о возмущении и бунте).

Жестокому наказанию подлежали лица, обнажившие шпагу вблизи места пребывания царя, а также находившиеся там неправомерно или не снявшие шапок по пути его следования, или непристойно державшие себя. Жестоко каралась измена государю. Самозванец, объявивший себя царевичем Алексеем Петровичем, был живым посажен на кол. Смертной казни подлежали изменники - военнослужащие и лица, подстрекавшие к бегству за границу или организовавшие переход.

На первое место среди них было поставлено всякое выступление против жизни, здоровья, чести государя. Подробно говорилось об измене (вооруженное выступление против государя, тайная переписка и тайные переговоры с неприятелем, открытие пароля и т.д.). Специальная глава посвящена такому преступлению, как возмущение и бунт. За политические преступления была установлена, как правило, смертная казнь.

Особенно подробно перечислялись должностные преступления по службе, против порядка управления, против общественного порядка и спокойствия и т. д.

К должностным преступлениям законодатель в первую очередь относил взяточничество. За получение «посула» должностные лица подлежали жестокому наказанию «на теле», лишению имения, шельмованию, удалению из общества или смертной казни

Особый состав должностных преступлений составляло казнократство. В него входили разные (таможенные, кабацкие) недоборы, утайка подушного населения при обложении налогами, уклонение от уплаты пошлин или поставка недоброкачественных товаров, завышение цен по поставкам для армии.

В первой четверти XVIII в. происходит увеличение составов и систематизация воинских преступлений, ужесточение наказаний за них. Преждевременная сдача крепости комендантом, изменческие контакты, самовольные переговоры с неприятелем о сдаче крепости, о капитуляции влекли для начальников смертную казнь, а для рядовых - наказание шпицрутенами и повешение каждого десятого по жребию. Уклонявшихся от воинской службы дворян лишала имения, а лиц податных сословий - ссылали на каторгу с предварительным вырыванием ноздрей.

Тяжкими преступлениями считались не только нападение на старшего по чину или сопротивление ему, но и обнажение шпаги в присутствии высшего начальства. Ограбление охраняемых объектов, угрозы оскорбления или неповиновения начальникам в лагере, брань высшего командования в неофициальной обстановке, неисполнение приказа «от лености, глупости или медления», непристойные отзывы об указах, неуважительное отношение к судьям и другим официальным лицам также были тяжкими преступлениями.

Офицер, применявший к подчиненному побои или оскорбления, мог быть лишен чина, кроме «крепкого» наказания. Офицеров, присваивавших казенные средства или солдатское довольствие, ждало также лишение чина и ссылка на галеры или смертная казнь. К преступлениям против воинского имущества относились «небрежение» ружьем или обмундированием, умышленное уничтожение, утрата или повреждение вверенного имущества. Уголовная ответственность предусматривалась за самовольное убийство пленных, присвоение штандартов и знамен и другие воинские преступления.

Среди преступлений против порядка управления уточнялся и расширялся состав фальшивомонетничества. В него включался и переплав монеты на другие изделия, незаконная продажа красной меди, шедшей на монетное дело. К фальшивомонетничеству приравнивалась подделка гербовой бумаги. Фальшивомонетчики объявлялись врагами государства и народными разорителями.

Расширялся состав предусмотренной Соборным Уложением 1649 г. подделки документов (подлог), в него включаются написание в документах искаженных сведений и неотражение фактических данных.

К преступлениям против порядка управления относились так же попустительство преступникам, нарушение работы органов управление и суда, порядка судопроизводства.

Из преступлений против личности тягчайшим являлось убийство. За простое умышленное убийство (например, из мести) предусматривалось обезглавливание. За непредумышленное убийство следовал год церковного покаяния, за вытравливание плода - кнут и каторга. Неумышленное убийство (например, в драке) наказывалось торговой казнью, тюремным заключением, штрафом и церковным покаянием. Самоубийство в условиях дефицита рабочих рук и больших потерь на войнах рассматривалось как преступление. Также наказания предусматривались и для участников дуэли.

Дальнейшую дифференциацию получили преступления против чести достоинства человека, при этом состав оскорбления сужался, клевета в устной и письменной формах рассматривалась более серьезно.

Среди преступлений против нравственности наиболее подробным регулированием отличалось прелюбодеяние. Как прелюбодеяние рассматривалось и многоженство. Впервые вводится понятие проституции. «Непотребных жен и девок» следовало направлять на принудительные работы. За скотоложство и мужеложство предусматривались телесные наказания.

В ряду имущественных преступлений самым тяжким был разбой. Далее следовали грабеж и кража. К квалифицированным видам татьбы относились: тайное похищение вещей из церкви или со святых мест, кража человека с корыстной целью, кража вещей у господина или товарища, кража во время наводнения или пожара. К краже приравнивался обмер и обвес покупателей, мошенничество, присвоение чужого имущества. Как тяжкое преступление рассматривалось незаконное завладение землей.

Среди других видов преступлений были известны: «кормчество» - незаконное производство и продажа спиртных напитков, а также табака; расточительство в частной жизни. Например, согласно указу 1717 г. «великим штрафом» подлежали те, кто носил украшения из нового золота и серебра.

Так, в XVIII в. дополнялась система преступлений, включавшая в себя преступления против церкви¸ государства, должностные преступления, преступления против порядка управления, против личности, против чести и достоинства человека, против нравственности, имущественные и другие виды преступлений.

Развивалась и усложнялась система наказаний. Воззрения на наказание существенно изменялись, в связи с задачами укрепления российского абсолютизма, со значительным усилением государственной власти, берущей в свои руки, как оценку преступных деяний, так и определение за них наказания. Государство опиралась на православное учение о божественном происхождении государственной власти: что власти установлены Богом «в отмщение злодеям и в похвалу благотворящим, чтобы люди, если презрят страх Божий, вспомнили бы страх властителей земных».

Особое внимание законодателя к институту наказания проявилось в уточнении определения цели и задач наказания. Причем, цели наказаний, определялись исключительно государственными и общественными интересами, в угоду которым преступник всецело приносился в жертву. Основной целью наказаний было устрашение (общая превенция).

Это предполагало, во-первых, ограждение общества от преступников посредством полного их истреблением («чтобы лихих людей извести»), или изувечением их, чтобы предупредить возможность совершения новых преступлений. Например, виновным в подделках подьячим отсекали пальцы, «чтобы впредь к письму были  непотребны». Или путем изъятия преступников из среды общества в тюрьму или в ссылку. Во-вторых, устрашение преступников и всех подданных от совершения преступных деяний тяжестью и жестокостью наказаний: «да и прочие страх примут таковая не творити», «чтобы на то смотря другим неповадно было так чинить». В-третьих, извлечение материальных выгод из имущества и личных сил преступника - конфискации, денежные пени и эксплуатация труда преступников со времени введения каторжных работ при Петре. Устанавливая наказания, законодатель, преследовал новую цель - привлечение осужденных на многочисленные государственные стройки и т.д.

Цели наказаний определили их жестокость, что нашло отражение особенно в законодательстве первой четверти XVIII в. Из всех видов наказаний наибольшее распространение получила смертная казнь. Если в Соборном Уложении 1649 г. этот вид наказания был предусмотрен в 60 случаях, то в Артикуле воинском 1715 г. уже - в 122, причем в половине из них способ казни не был определен.

За наиболее тяжкие преступления законодательство предусматривало квалифицированные виды казни: колесование, четвертование, сожжение в срубе, залитие горла металлом, повешение за ребро на крюке. Применяли тогда и другие виды казни, в частности, предусмотренное в Соборном Уложении «окопание в земле» мужеубийц, но замененное в 1689 г. отсечением головы. К простым видам смертной казни относились повешение, отсечение головы, аркебузирование (расстрел из аркебузы - для военнослужащих).

Смертная казнь приводились в исполнение, как правило, публично (в Москве - на Красной площади или на Болоте). О предстоявшей казни широко оповещалось. Казнь совершалась при стечении больших масс людей. Останки казненных подолгу находились на месте казни или их отдельные части выставлялись в людных местах города, затем они бросались на съедение собакам или погребались в присутствии палача в непристойном месте.

Некоторые указы петровской эпохи угрожали смертною казнью за сравнительно ничтожные проступки, например, за хитрость и нераденье, за поклепные иски и пр.

Однако следует учесть, что сама по себе строгость уголовного закона в силу конкретных исторических причин не повлекла массовых казней после принятия Устава. Развитие России в рамках современной цивилизации сопровождалось ростом мануфактурного производства, интенсивным строительством городов, кроме того, страна участвовала в нескольких войнах, поэтому смертные приговоры зачастую заменялись принудительным трудом на возведении всякого рода фортификационных сооружений и гражданских объектах («извлечение выгод из преступника»). Нередко назначенные наказания отменялись актами о помиловании по случаю военных побед, заключения мира со Швецией в 1721 г. и т.д.

Заметим, что в европейских государствах в ХУШ в. абсолютизм развязал кровавый террор. В 1764 г. итальянский просветитель, юрист Ч. Беккариа опубликовал книгу «О преступлении и наказании», в которой доказал бессмысленность казней и призвал к ограничению террора. Эти и другие его идеи сыграли важную роль в формировании уголовного права цивилизации нового времени. Успех этого труда был колоссальный, он был переведен на многие языки, под его воздействием началось ограничение смертных приговоров. Однако в России эта тенденция, как было отмечено выше, наметилась уже ранее до появления этой книги. Императрица Елизавета Петровна указами 40-50-х гг. XVIII в. приостановила применение смертной казни. В мае 1744 г. появился знаменитый Указ о том, что в стране безвинно чинится смертная казнь, и последовало указание о пересылке в Сенат всех дел со смертными приговорами, их применение было приостановлено. Несмотря на недовольство на местах, данный указ был подтвержден в 1746 г. В 1753-1754 гг. казнь заменялась «политической смертью», в 1754 г. ее отменили для участников дуэлей. До издания Свода законов Российской империи в 1832 г. смертная казнь была фактически приостановлена, и имелось лишь несколько случаев вынесения смертных приговоров: В.Я. Мировичу в 1764 г. (подпоручику Смоленского полка, пытавшемуся освободить из Шлиссельбургской крепости Ивана У1 Антоновича); двум участникам чумного бунта в Москве в 1771 г.; Е. И. Пугачеву - предводителю крестьянской войны в 1775 г. (любопытно, что приговор Пугачеву сначала не был утвержден); пятерым декабристам в 1826 г. А во Франции революционные суды отправили в конце ХУШ в. на гильотину около 19 тысяч человек.

В Наказе Екатерины II провозглашался самый демократичный принцип презумпции невиновности: «Человека нельзя считать виновным ранее приговора судейского». Целью наказания называлось не устрашение, а исправление. После пугачевского бунта Сенат повелел уничтожить все орудия казни и пытки (кроме кнута). Императрица Екатерина II отменила смертную казнь А.Н. Радищева.

И все же карательная практика в России оставалась жестокой. Так, например, В 1775 г. 49 человек, арестованные за участие в башкирском восстании, умирало под пытками вовремя допросов.

Кроме смертной казни, Артикул воинский предусматривал целый ряд телесных наказаний, которые подразделялись на членовредительские и болезненные. К членовредительским наказаниям относились: отсечение рук, ушей, пальцев, вырывание ноздрей. При применении членовредительских наказаний использовался принцип Талиона. Преступнику повреждали ту часть тела, которой совершалось преступление (за богохульство и оскорбление царя - прожжение и усечение языка, за драку с ножом - пробитие руки этим же ножом; ворам отсекали руку, клятвопреступникам - пальцы).

Самым тяжким из болезненных наказаний было битье кнутом. Широко применялось битье розгами, батогами, плетьми, шпицрутенами, кошками, линьками. Число ударов в законе, как правило, точно не определялось и зависело от усмотрения присутствующих при экзекуции судей или воинских начальников. Болезненные виды наказаний включали заковывание в железо, хождение босиком по деревянным кольям и т.п.

Особым видом телесных наказаний можно считать клеймение, которое заключалось в наложении каленым железом особых знаков на тело преступника. Оно применялось для обозначения лиц, осужденных за опасные преступления. Клейма выжигали на лбу и щеках, натирали неоднократно порохом, чтобы они оставались заметными до смерти.

Указом 1765 г. была проведена градация телесных наказаний: преступники, не достигшие 10-и летнего возраста, от них освобождались; 10 – 15-летние наказывались плетьми. В 1798 г. от телесных наказаний были освобождены 70-и летние преступники и более старые.

Каторжные работы назначались в виде работы по строительству гаваней, крепостей, работы в рудниках и на мануфактурах, навечно или на неопределенный срок. Осужденных широко использовали на тяжелых непрестижных работах, ими заселялись неосвоенные земли (особенно - на юге и востоке страны).

К каторге приравнивалась ссылка на галеры гребцом. Ссылали на галеры или каторжные работы (каторга, как и галера, - гребное судно) или на поселение в отдаленные местности на срок от года до 10-15 лет, «до указу» или «на вечно».

Расширялось применение такого вида наказания как тюремное заключение. Обычно оно было бессрочным. Заключенные («сидельцы») были в оковах. Ручные и ножные кандалы («железы») часто дополнялись или заменялись прикрепленными на цепь колодками (для ограничения возможности передвигаться, а, следовательно, - сбежать).

Дальнейшее развитие получили позорящие наказания. К таким наказаниям относились, например, получение пощечины от профоса (должностного лица в войсках, ведавшего поддержанием чистоты, а также исполнением наказаний) перед ротой, прибитие имени к виселице и т.д. Широко применялось лишение чина и сана, временное понижение в чине, разжалование в рядовые, «крепкий выговор» офицеру, ношение нижними чинами оружия на плацу. Наряду с этими наказаниями, которые влекли «легкое нарушение чести», применялось и «тяжелое нарушение чести» – шельмование. Так процедура шельмования включала следующие действия: имя преступника прибивалось к виселице, палач над головой коленопреклоненного преступника ломал шпагу и объявлял его «шельмой». Преступник предавался церковной анафиме и объявлялся вне закона, отлучался от церкви и ее обрядов, от таинств, брака и возможности принесения присяги. Преступник фактически исключался из общества.

Близким к шельмованию видом наказания была политическая смерть, заключавшаяся в конфискации имущества, лишении чести, всех прав, состояния и службы.

Имели место и имущественные наказания, которые включали конфискацию имущества, штрафы, вычеты из жалования. Конфискация имущества могла быть полной (обычно при смертной казни и вечной ссылке) и временной, при которой имения у дворян отписывались в казну. Штрафы, в качестве самостоятельной или дополнительной меры наказания, определялись как в конкретной сумме, так и в кратном соотношении с суммой жалования или суммой причиненного ущерба. При неуплате штрафа виновного посылали на принудительные работы.

Кроме перечисленных наказаний Артикул воинский предусматривал церковное покаяние.

Особенности карательной системы российского законодательства проявлялись в формах уголовной санкции. Господствующей была неопределенная санкция: не определялся вид наказания, или указывался вид, но не определялся размер наказания. Например: «учинить наказание, что государь укажет», или «учинить наказанье, смотря по вине»; или же: «взять пеню, что государь укажет», «посадить в тюрьму до государева указа». Рядом с этим существовали санкции по форме, безусловно определенные, но в практическом применении столь же неопределенные, как и вышеуказанные, и имевшие лишь характер угрозы (например, в целом ряде случаев относительно смертной казни). Вследствие этого, учесть преступника нередко совершенно зависела от политических интересов правительства.

К числу особенностей карательной системы в рассматриваемый период следует отнести отсутствие принципа индивидуальности наказаний. Как в эпоху мести нередко страдали невинные родственники, так и позже подвергались наказанию невинные члены семьи: жена при муже, дети  при отце.

Уголовное право носило ярко выраженный сословный характер, который проявлялся в отсутствие равенства всех перед законом, например, нижние чины могли быть подвергнуты любому наказанию, а в отношении высших чинов телесные наказания не применялись.

Заметим, что именно в это время в законе появляются такие виды наказаний, которые в общих чертах напоминают цивилизованные формы уголовной репрессии (ссылка, изгнание со службы, публичное извинение, политическая смерть, тюремное заключение). Это в основном связано со становлением основ современной правовой системы.

Таким образом, в России XVIII в. происходит дальнейшее развитие уголовного права. Предпринимается попытка создания первого уголовного кодекса «Артикула воинскиого». Причем в уголовном законодательстве отразились потребности становления и укрепления абсолютной монархии и бурного развития общественных отношений на путях цивилизации Нового времени, что придало ряд существенных особенных черт развитию российского уголовного права в этот период.

2. Изменения в процессуальном праве России в XVIII в.

Процессуальное право в XVIII в. сделало значительный шаг в своем развитии. Впервые в истории русского права была предпринята попытка по созданию процессуального кодекса, хотя и с несколько ограниченной сферой применения – «Краткое изображение процессов или судебных тяжб» (1715 г.). Переход к абсолютизму, обусловил развитие репрессивных начал и в судебной системе. Судопроизводство было призвано стать быстрым и решительным орудием в руках государства для пресечения всякого рода попыток нарушить установленный порядок. От судебных органов требовалось, чтобы они стремились не столько к уяснению истины, сколько к устрашению.

Этим задачам и отвечало процессуальное законодательство первой четверти ХУШ в. Ужесточение репрессий, свойственное переходу к абсолютизму, отражалось и в процессуальном праве. Усиливались наказание за так называемые «процессуальные преступления»: за лжеприсягу, лжесвидетельство теперь вводилась смертная казнь – «обычное украшение законодательства Петра», по словам В.О. Ключевского.

В начале своего царствования Петр I совершил решительный поворот в сторону розыскного процесса. Именным Указом от 21 февраля 1697г. «Об отмене в судных делах очных ставок, о бытии вместо оных расспросу и розыску, о свидетелях, об отводе оных, о присяге, о наказании лжесвидетелей и о пошлинных деньгах» полностью отменялся состязательный процесс с заменой его по всем делам процессом розыскным, следственным, инквизиционным.

Прежде всего, Указ провозглашал отмену судов и очных ставок: «А в место судов и очных ставок по челобитью всяких чинов людей в обидах и в разорениях чинить розыск...». Под судом законодатель понимал форму процесса, носящую состязательный характер. Понятие «очная ставка» имела смысл, отличный от современного, под ней подразумевался не вид доказательства, а особая форма процесса, промежуточная между судом и розыском. Первоначально очные ставки были разновидностью суда, его упрощенной формой. Стороны ставились лицом друг к другу и доказывали перед судьей свою правоту. Но со временем роль судьи становилась все более активной, и свободный спор сторон превращался в их допрос. При упразднении состязательного процесса была сведена на нет активность сторон в процессе, главную роль в нем начали играть судьи.

Поскольку российского законодательство еще не знало деления на уголовный и гражданский процесс, то отмена состязательности относилась не только к уголовным, но и гражданским делам.

Сам по себе Указ от 21 февраля 1697 г. не создавал принципиально новых форм процесса. Он использовал уже известные, сложившиеся на протяжении веков, выражаясь словами М.Ф. Владимирского-Буданова, «московские» формы розыска. Закон очень краток, в нем были записаны лишь основные принципиальные положения. Указ не заменял предыдущее законодательство о розыске, предполагал его использование. Затем, в указе от 16 марта 1697 г., изданного в дополнение и развитие февральского указа отмечалось: «а которые статьи в Уложенье надлежат к розыску и по тем статьям разыскивать по-прежнему».

Указ от 21 февраля 1697 г впервые вводил термин «свидетель», пришедший на смену прежнему термину «послух» и еще более раннему – «видок».

Конечно, отмена состязательных форм процесса не могла быть абсолютной. Законодатель предусматривал, не только публичный способ возбуждения дела, свойственный следственному процессу, но и частный, соответствующий состязательному процессу - по челобитной («по челобитью всяких чинов людей...»). Отменяя в целом суд, закон не отказывался все же от отдельных типичных институтов этой формы процесса. Кроме того, в указе от 21 февраля 1697 г. говорилось, о так называемой общей ссылке, известной еще Соборному Уложению 1649 г., применявшейся в состязательном процессе. Если обе стороны ссылались на одних и тех же свидетелей, показания признавались решающими для дела. Впрочем, появление общей ссылки в суде было выражением формализации процесса, тенденции к формальной оценке доказательств, свойственной и суду, и розыску, но достигшей своего расцвета именно в следственном процессе.

Указ вводил новые формальные признаки для оценки доказательств, допуская отвод свидетелей. Поводом для отвода признавались враждебные отношения между свидетелем и ответчиком. Суд обязан был проверить наличие этой вражды. Лучшим ее проявлением закон считал наличие судебной тяжбы между свидетелем и ответчиком.

По Указу от 21 февраля 1697 г. права истца и ответчика были неравны. Предусматривался отвод свидетелей только ответчиком, следовательно, выставления свидетелей ответчиком и не предполагалось.

Однако при отсутствии свидетелей предлагалось прибегать к такому доказательству, как церковная присяга - приведение к вере. Этот вид доказательства предполагал личное участие в принесении присяги («у веры быть»). Указ говорил, что крест должен целовать только сам ответчик, а «не детем и не свойственником и не людем их». Присяга приносилась не в суде, а в церкви, и приводил к ней не судья, а священник. Священник при этом обязан был наставить присягавшего, предупредить о большом грехе, который берет на свою душу клятвопреступник. Указ вводил смертную казнь за лжесвидетельство.

Основные принципы процессуального права получили дальнейшее развитие в «Кратком изображении процессов или судебных тяжб» (1715 г.), хотя это закон развивал их применительно к военной юстиции, военному судопроизводству, являясь, по мнению профессора О.И. Чистякова, специальным законом по отношению к общему закону.

Так, «Краткое изображение процессов или судебных тяжб» представляя собой военно-процессуальный кодекс, вносил новые понятия и институты в процессуальное право России в целом. Эти нововведения в определенной мере проистекали из западных источников, которыми пользовались составители русских воинских законов, но они отражали и уровень правового развития России, соответствующий задачам укрепления абсолютизма.

Формулировки «Краткого изложения процессов…» были более четкими в сравнении с предшествующим законодательством. По своей законодательной технике «Краткое изображение процессов...» стоит достаточно высоко, хотя она и несовершенна. Например, перегрузка закона иностранной терминологией, в чем не было нужды, да и использовалась она не всегда грамотно. В.О. Ключевский отмечал, что Петр I не очень силен в русской грамматике. Видимо это относилось и к знанию иностранных языков. Еще С.М. Соловьев отметил, что Петр в отличие от его старших братьев, не получил серьезного образования. Он был по преимуществу самоучкой, хотя и гениальным самоучкой.

«Краткое изображение процессов...» было посвящено почти целиком вопросам судоустройства и процесса. Изредка встречались статьи, содержащие нормы материального уголовного права. Отделение процессуального права от материального - большое достижение русской законодательной техники начала XVIII века, неизвестное еще Соборному Уложению.

Общий ход процесса, названия процессуальных документов и действий оставались одинаковыми и для уголовных, и для гражданских дел, хотя некоторые особенности уже намечались (например, в порядке обнародования приговоров).

В отличие от Соборного Уложения 1649 г. «Краткое изображение процессов...» было построено весьма четко. Первые две главы, носившие вводный характер, содержали основную схему судоустройства и некоторые общие положения процесса. Далее излагался ход процесса, разделенный на три основные части: «1 начинается от повещания и продолжается до ответчикова ответу» (начиналась оповещением о начале процесса и продолжалась до получения показаний ответчика); «2 часть продолжается до сентенцыи, или приговору» (собственно разбирательство вплоть до вынесения приговора); «3 – от приговору даже до совершеннаго окончания процессу» (от вынесения приговора до его исполнения).

Закон закреплял достаточно стройную систему судебных органов, довольно четко регламентировал вопросы подсудности. Для осуществления правосудия создавались специальные органы, но окончательного отделения их от администрации не произошло. Так, например, судьями в военных судах являлись строевые командиры, в качестве второй инстанции выступал соответствующий начальник, приговоры судов в ряде случаев утверждались вышестоящим начальством.

Не было и деления на органы предварительного следствия и судебные органы. В соответствии с этим в процессе отсутствовало деление на предварительное производство и производство дел непосредственно в суде.

В «Кратком изображении процессов...», по словам М.Ф. Владимирского-Буданова, «…нашло себе место полное применение понятия следственного (инквизиционного) процесса...». Тем не менее, отдельные элементы состязательности все же были сохранены. Например, просматривалась возможность для сторон проявлять некоторую инициативу в движении дела, обмен челобитной и ответом, определение круга спорных вопросов и доказательств и др.

Процесс становился тайным и письменным (вместо судоговорения установлен двукратный обмен бумаг между сторонами). Истец подавал письменное заявление. Ответчик представлял возражение также в письменном виде. Такая форма процесса применялась не только в военных судах, но и во всех судах, как по уголовным, так и по гражданским делам. Представительство допускалось только при не возможности сторон лично явиться в суд и только по некоторым делам.

Просматривалась тенденция к сужению инициативы сторон за счет расширения прав суда. Однако деятельность суда и оценка им обстоятельств дела все жестче регламентировалась законом, для проявления собственного усмотрения и какой-либо инициативы судей почти не оставалось места. Воля сторон и воля суда поглощались и заменялись волей законодателя. В этом и проявилось укрепление абсолютизма с его стремлением сосредоточить все области жизни в руках одного лица - самодержавного монарха.

Эта тенденция нашла отражение в теории формальных доказательств. Ценность каждого доказательства определялась заранее законом, а не судьей, и была неизменной. Показания мужчин считались более основательными, чем женщин; показания знатного человека оценивались выше, чем показания незнатного; ученого – ценнее, чем неученого; показания духовного лица - достовернее показаний светского человека.

Учение о формальном значении доказательств неоднозначно оценивается в научной литературе. Некоторые ученые считают ее важнейшим недостатком петровского законодательства. Однако, в сложившейся ситуации, это скорее достоинство, ибо произвол, данный судье, был столь велик, что без ограничения (роль которого играла формальная теория доказательств), само понятие суда утрачивалось бы, приговор являлся бы решением судьи по его усмотрению.

В «Кратком изображении процессов…» различались четыре вида доказательств. Первым видом доказательства по-прежнему считалось собственное признание, поэтому процесс преимущественно направлялся на его выколачивание, для этого могла применяться пытка. Вторым видом доказательства были свидетельские показания. Законодатель различал силу свидетельских показаний (опираясь на теорию формальных доказательств) в зависимости от моральных качеств свидетеля, его пола, общественного положения и отношения их к сторонам. Как отмечалось выше, сила свидетельских показаний считалась больше, если свидетель мужчина (а не женщина), знатный человек (а не простолюдин), духовный (а не светский), и ученый. К свидетельству не допускались преступники, явные прелюбодеи, люди, не бывшие у исповеди). Не могли свидетельствовать родственники. Показания одного свидетеля не являлись доказательством.

Третьим видом доказательства была присяга, один из видов суда Божьего, к которой допускался обвиняемый в том случае, когда против него не было достаточно весомых улик. С принятием присяги подозреваемый считался оправданным.

Наконец, в числе лучших доказательств относились письменные доказательства (например, торговые книги).

Определенным диссонансом Указу от 21 февраля 1697 года и «Краткому изображению процессов или судебных тяжб» звучал именной Указ от 5 ноября 1723 года "О форме суда". Указ отменял розыск и делал суд единственной формой процесса. Такое резкое изменение в процессуальном законодательстве имеет множество различных объяснений в российской историко-правовой науке. С.В. Юшков, например, считал отмену розыска результатом того, что он себя не оправдал: «Эти процессуальные формы, связанные с канцелярской тайной и письменным производством, не только не устранили волокиты в судах, но даже значительной степени способствовали ее развитию».

Прежде всего, необходимо отметить недостаточную определенность самих понятий «суд» и «розыск», в силу чего законодатель, возможно, не всегда столь резко противопоставлял их. В розыске, как отмечалось выше, сохранялись некоторые элементы состязательности и, наоборот, в суде имелись элементы формализма свойственные следственному процессу.

Следует обратить внимание на то, что Указ «О форме суда» наряду с критикой предыдущего законодательства подчеркивал и свою преемственность с ним.

Кроме того, сама жизнь препятствовала повсеместному распространению розыска на все уголовные и тем более на все гражданские дела. На практике удержалось разделение на суд и розыск.

Таким образом, изменения внесенные Указом «О форме суда», не были кардинальны, и работали на развитие предшествующего законодательства.

По Указу Петра 1 (1724 г.) действие «Краткого изображения процессов…» и «О форме суда» было распределено по отношению ко всем судам империи так: последняя должна действовать при решении гражданских дел («партикулярных»), первые в делах уголовных («доносительных и фискальных»).

Однако, такая двойственность форм процесса (гражданского и уголовного) не утвердилась: как законодательство, так и практика решительно склонялись в сторону инквизиционного процесса. Очевидно, общие тенденции развития абсолютизма все же требовали господства розыскного процесса.

Важный шаг в развитии процессуального права был сделан при Екатерине II в ходе губернской реформы. В «Учреждении для управления губерний» (1775 г.) подробно была регламентирована система обжалования приговоров и решений, включавшая многочисленные инстанции. Так, решение уездного суда могли быть обжалованы в верхний земский суд, а решения последнего (по определенным делам) в губернские судебные палаты. Подобная система обжалования имела место и для городских и крестьянских сословных судов. Верхним кассационным судом являлся Сенат.

Развивалась тенденция отделения гражданского судопроизводства от уголовного, что находит отражение в создании специальных уголовных и гражданских судебных органов. Например, в земском суде, губернском магистрате и верхней расправе предусматривались два департамента – уголовных и гражданских дел. На вершине судебной системы губернии находились палата уголовного суда и палата земского суда.

В ходе губернской реформы была предпринята попытка отделения предварительного следствия от судебного разбирательства дел. В ряде случаев предварительное расследование осуществлялось нижним земским судом и управлениями благочиния (с 1782 г.).

Таким образом, в XVIII в. бурно развивалось процессуальное законодательство, была осуществлена попытка кодификации норм процессуального права. Впервые в русском праве определялись важнейшие процессуальные институты и понятия. Укрепление российского абсолютизма повлекло за собой преобладание розыскного процесса над состязательным, хотя просматривалась тенденция использование эти форм в зависимости от рассмотрения уголовных или гражданских дел.

Вопросы для закрепления материала лекции

1. Как называется первый уголовный кодекс России? Какова его структура?

2. Чем отличается юридическая техника Артикула воинского от предшествующего уголовного законодательства?

3. Как кодекс определяет понятие «преступление»?

4. Что нового вносит Артикул воинский в содержание субъективной и объективной стороны преступления?

5. Какова система преступлений по Артикулу воинскому?

6. Каким образом уголовный кодекс определяет цели наказания?

7. Какие изменения произошли в системе преступлений по Артикулу воинскому?

8. Каковы особенности карательной системы российского законодательства XVIII в.?

9. Какие законодательные акты определяли развитие процессуального права России в XVIII в.? Назовите первый процессуальный кодекс.

9. Почему на рубеже XVII-XVIII вв. произошел поворот к розыскному процессу в ущерб состязательному?

10. Какие стадии судебного разбирательства содержало «Краткое изображение процессов или судебных тяжб?

11.Что такое теория формальных доказательств?

12. Какие виды доказательств были закреплены в первом процессуальном кодексе?

13. В чем состоят различие и преемственность процессуального кодекса и указа «О форме суда» 1723 г.?

14. Что нового в процессуальное право внесла губернская реформа 1775 г.

Тесты для самопроверки усвоения содержания

нормативных правовых актов XVIII в.

«О порядке наследования в движимых и недвижимых имуществах»

(Указ о единонаследии) 23 марта 1714 г.

  1.  Какие задачи стояли перед разработчиками Указа о единонаследии?

а) повышение благосостояния дворянских фамилий;

б) принуждение дворян к государственной службе;

в) забота о продолжительности жизни дворян.

  1.  «Духовная» - это…

а) книга религиозного содержания;

б) завещание;

в) соглашение о передаче наследства монастырю.

  1.  При отсутствии прижизненного волеизъявления наследодателя недвижимое имущество передавалось:

а) старшему сыну;

б) старшему в роду;

в) всем сыновьям в равных долях.

  1.  Наследование движимого имущества предполагало:

а) передачу его оставшемуся супругу;

б) передачу его только сыновьям;

в) раздел его между всеми детьми в равных долях.

  1.  Женщины имели право на наследование имущества:

а) верно;

б) неверно.

  1.  Мужчина получал свою долю имущества по достижении им возраста:

а) 17 лет;

б) 18 лет;

в) 20 лет.

  1.  Брачным возрастом считался:

а) женский -16, мужской – 17;

б) женский -17, мужской – 20;

в) женский -18, мужской – 18.

  1.  По достижении совершеннолетия женщина в России…

а) должна была выйти замуж, получив приданое или уйти в монастырь;

б) обязана была проживать с родственниками до замужества или ухода в монастырь;

в) имела право, получив свою долю наследства, распоряжаться им по своему усмотрению.

  1.  Кадетами в Указе именуются:

а) несовершеннолетние дворянские дети обоего пола;

б) несовершеннолетние мальчики-дворяне;

в) члены партии конституционных демократов.

  1.  В случае наличия в семье детей от разных браков, имущество родителей наследовалось:

а) только общим ребёнком мужа и жены;

б) имущество мужа наследовал любой из его детей, а имущество жены – только дочери;

в) имущество каждого из супругов наследовали только их дети.

  1.  В случае бездетности супругов, их имущество:

а) делилось между родственниками мужа;

б) имущество каждого из них возвращалось ближайшим представителям обоих родов;

в) поступало в пользу государства.

  1.  Для того чтобы родители не делили недвижимое имущество между детьми посредством фиктивной продажи, Указ предписывал:

а) передавать проданное таким образом имущество тому, кто сообщит об этом в государственные органы;

б) изымать проданное таким образом имущество в пользу государства;

в) признавать такие сделки ничтожными и возвращать имущество родственникам.

Артикул воинский 1715 г.

  1.  Какое лицо имело право «никому на свете о своих делах не отчитываться»?

а) монарх, члены сената;

б) монарх;

в) монарх, фельдмаршал.

  1.  Кто такой «профос»?

а) воинский служитель, убиравший нечистоты в казармах;

б) знаменосец;

в) судья.

  1.  Какое наказание грозило офицеру за неисполнение повеления начальника без злого умысла?

а) разжалование в рядовые;

б) прохождение сквозь строй;

в) отлучение от службы или разжалование в рядовые.

  1.  В каких случаях офицер мог использовать труд солдата в личных целях?

а) во время отсутствия боевых действий;

б) в случае введения чрезвычайного положения;

в) при добровольном желании солдата в качестве портного или сапожника с оплатой труда.

  1.  Какое наказание полагалось за порчу оружия

а) прохождение сквозь строй и оплата стоимости испорченного оружия;

б) прохождение сквозь строй;

в) оплата стоимости испорченного оружия.

  1.  Кто отвечал за кражу солдатом имущества у жителей во время передислокации войска

а) сам солдат;

б) командир подразделения;

в) оберофицеры и командующие.

  1.  Какое наказание полагалось за бегство с поля боя?

а) офицеры подвергались шельмованию; среди рядовых каждый десятый должен был быть повешен, остальные прогнаны сквозь строй;

б) повешение или расстрел;

в) прохождение сквозь строй.

  1.  Кого под страхом смерти запрещалось грабить после взятия неприятельского города или крепости?

а) церкви;

б) церкви, школы и госпитали;

в) церкви, школы, госучреждения и госпитали.

  1.  Что из полученной при взятии города или крепости добычи нужно было передать государству?

а) оружие, амуниция, провиант;

б) оружие, амуниция;

в) только оружие.

  1.   Каковы уважительные причины сдачи крепости?

а) отсутствие вооружения;

б) отсутствие людских ресурсов;

в) крайний голод, отсутствие вооружения и людских ресурсов.

Краткое изображение процессов или судебных тяжб (1715 г.)

  1.  К юрисдикции какого суда относится описываемое в «кратком изображении процессов»?

а) гражданскому;

б) воинскому;

в) уголовному.

  1.  Над кем распространялась власть воинского суда?

а) офицеры, солдаты, «обслуживающий персонал»;

б) только солдаты;

в) только офицеры.

  1.  Как назывался воинский суд?

а) рейхстаг;

б) магистрат;

в) кригсрехт.

  1.  Сколько людей заседало в воинском суде?

а) 5;

б) 7;

в) 11.

  1.  На какое количество частей делился процесс?

а) 3;

б) 5;

в) 7.

  1.  Первая часть процесса:

а) начиналась от «повещания» и продолжалась до ответа ответчика;

б) включала в себя только объявление о начале процесса;

в) начиналась от «повещания» и продолжалась до получения первых доказательств.

  1.  «Повещание» - это:

а) зачитывание обвинения;

б) совещание присяжных;

в) объявление о начале суда.

  1.  Что должно было быть отражено в «повещании» ответчику?

а) кто истец и в чем причина процесса;

б) информация о времени и месте суда;

в) истец, причина процесса, время и место суда.

  1.  Кто такой челобитчик?

а) свидетель;

б) истец;

в) обвиняемый.

  1.   Какую роль в процессе играли адвокаты?

а) защищали ответчика;

б) защищали интересы истца;

в) являлись представителями ответчика или истца в случае их болезни.

  1.   Какие варианты ответа обвиняемого различает «Краткое изображение…»?

а) добровольное признание вины; отрицание вины; признание вины, но с расхождениями в показаниях с истцом;

б) добровольное признание вины; отрицание вины;

в) дает только 1 вариант – признание вины.

  1.   Какие действия включает в себя вторая часть процесса?

а) доказательство, присяга;

б) доказательство, присяга, пытки;

в) пытки.

  1.   Какие варианты доказательств принимались воинским судом?

а) письменные документы;

б) письменные документы, показания свидетелей, признания, полученные под пытками;

в) признания, полученные под пытками.

  1.   Какое доказательство признавалось самим важным?

а) собственное признание ответчика;

б) письменные документы;

в) показания свидетелей.

  1.   Кому запрещалось быть свидетелями?

а) родственникам, подчиненным, несовершеннолетним (до 15 лет);

б) клятвопреступникам, прелюбодеям, родственникам, починенным, несовершеннолетним (до 15 лет);

в) иностранцам, иноверцам.

  1.   «Лучше 10 виновных освободить, нежели одного невиновного к смерти приговорить». Поддерживал ли составитель «Краткого изображения…» этот принцип?

а) да;

б) нет;

в) не знаю.

  1.  При каких условиях законодатель разрешал применять пытку?

а) при любых;

б) в больших и важных гражданских делах и в уголовных делах;

в) только в уголовных делах.

  1.   К кому запрещалось применение пытки?

а) дворянам, служителям высших чинов, несовершеннолетним, лицам старше 70 лет, беременным женщинам;

б) служителям церкви, дворянам;

в) несовершеннолетним, лицам старше 70 лет, беременным женщинам.

  1.  Назовите третью часть процесса:

а) договор;

б) уговор;

в) приговор.

  1.  Что предполагает «шельмование»?

а) вынесение приговора;

б) объявление человека вором и слом шпаги над его головой;

в) прилюдное повешение.

  1.  Какие наказания относятся к жестоким телесным наказаниям?

а) битье шпицрутенами, кнутом, клеймение, обрезание ушей, отсечение руки или пальцев, ссылка на каторгу;

б) ссылка на каторгу, клеймение;

в) обрезание ушей, отсечение руки или пальцев, клеймение.

Устав благочиния или полицейский 8 апреля 1782 г.

  1.  Где создавались Управы Благочиния?

а) в столицах;

б) в столицах и губернских городах;

в) в городах.

  1.  Каков состав Управы Благочиния

а) городничий, приставы уголовных и гражданских дел, два ратмана;

б) городничий, приставы уголовных и гражданских дел;

в) городничий, приставы уголовных и гражданских дел, ратман.

  1.  Кто такой частный пристав?

а) сыщик;

б) руководитель полиции в части города;

в) частный детектив.

  1.  Сколько домов находилось на участке квартального надзирателя?

а) от 10 до 20;

б) от 20 до 40;

в) от 50 до 100.

  1.  Кому подчинялась Управа Благочиния?

а) городничему;

б) губернскому правлению;

в) губернатору.

Тема 10.

Российское государство и право в период нарастания

цивилизационных противоречий в XIX в.

Необходимость осуществления реформ в России, вызванная нарастанием цивилизационной трансформации российского государства, обострением противоречий между средневековыми и индустриальными чертами в развитии Отечества. Существенные изменения социальной структуры российского общества в связи с бурным развитием капиталистической тенденции в развитии современной цивилизации. Сохранение привилегий дворянства и развитие дворянского права собственности. Превращение духовенства в служилое сословие. Основные тенденции изменений в правовом положении крестьянства. Рост и социальное расслоение городского населения. Становление классов предпринимателей и наемных работников.

Реорганизация центральных органов власти и управления. Реформирование Сената. Создание Государственного совета. Учреждение министерств и регламентация их деятельности. Правительственный конституционализм. Развитие специализированных карательных органов: армии, полиции, суда. Собственная его Императорского Величества канцелярия.

Великие реформы 60-70-х гг. XIX в. Крестьянская реформа 1861 г. Манифест об освобождении крестьян, Общее положение и другие нормативные правовые акты. Судебная реформа 1864 г. Учреждение судебных установлений, Судебные уставы. Земская и городская реформы. Положение о губернских и уездных земских учреждениях 1864 г. Городовое положение 1870 г. Военная реформа. Устав о воинской повинности 1874 г. Финансовая реформа. Реформа полиции и политического сыска. Реформа в сфере образования.

Развитие формы государственного единства. Имперская политика царского правительства, расширение территории России, особенности управления зависимыми народами.

Развитие права. Систематизация законодательства. Полное собрание законов Российской империи. Свод законов Российской Империи.

Гражданское право. Вещное право. Обязательственное право. Наследственное право. Вексельный устав 1832 г. Семейное право. Уголовное право. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845г.

Лекция 10.1

Реформы российской государственности и изменение правового

статуса населения российской империи в первой половине XIX в.

Цель лекции: выявить факторы, обусловившие необходимость проведения реформ государственного механизма, рассмотреть суть этих изменений. Раскрыть особенности изменений в правовом положении различных категорий населения российской империи в первой половине XIX в.

План

1. Подготовка проектов реформ и развитие государственного управления России в первой половине XIX в.

2. Эволюция правового статуса населения российской империи в первой половине XIX в.

1. Подготовка проектов реформ и развитие государственности России

в первой половине XIX в.

В XIX в. Российское государство развивалось в условиях крайнего обострения противоречия между средневековой и современной цивилизацией.

Самодержавие, крепостничество, сословная социальная система как основные черты средневековой цивилизации сдерживали развитие предпринимательства, промышленного производства торговли, препятствовали формированию гражданского общества индустриального типа, созданию новой республиканской формы правления, или хотя бы переходной формы правления (конституционной монархии), соответствующей  цивилизации нового времени. Российское государство, находясь на вершине абсолютизма, не могло решить этих задач. Правовая система не отвечала требованиям современной цивилизации.

Россия, не исчерпав всех возможностей средневековой цивилизации и продолжая развиваться в средневековье (в чистом виде средневековье реализовывалось приблизительно 600 лет и прошло две фазы развития: подъема Х1-ХШ вв. и акматическую фазу XIV-XVI вв.) на рубеже XVI-XVII вв., медленно, но верно, втягивалось на путь современного цивилизационного развития. Причем, как отмечалось выше множество преимуществ средневековья Россия еще не использовала. Например, главного богатства средневековой цивилизации – земли в российском государстве было предостаточно. И все же, в угоду историческим закономерностям, в XVIII в. Россия сделала серьезный рывок в развитии станы в рамках индустриальной цивилизациии. Причем, в это время на европейском и американском континентах происходили революции, сметавшие средневековые путы и заложившие новые основы функционирования обществ и государств, соответствующие принципам развития в рамках современной цивилизации. Это принципы свободы, равенства, всесилия конституции, разделения основных ветвей власти, возвышения представительной власти в лице парламента и подобных ему учреждений, правового устройства и развития в направление к гражданскому обществу. Россия реформаторскими методами, используя невостребованные черты средневековья, с большими трудностями и потерями продвигалась в том же направлении.

Русские самодержцы, с одной стороны пытались огородить Россию от революционных потрясений, с другой, поощряли многочисленные проекты преобразований. В этом смысле наиболее показательна деятельность императоров XVIII в. Петра I и Екатерины II. Достойным продолжателем этой тенденции в развитии российского государства был в первой половине XIX в. император Александр I.

Вступив на престол, Александр I (1801-1825 гг.) восстановил отмененные Павлом I (1796-1801 гг.) Жалованные грамоты дворянству и городам, объявил широкую амнистию людям, которые подверглись преследованиям в годы правления отца. Вновь разрешался свободный въезд и выезд за границу, ввоз иностранных книг, отменялись ограничения на торговлю с Англией и раздражавшие людей регламентации в быту, одежде, общественном поведении и т.д. Эти меры создали Александру I славу либерала, хотя, например, возврат сословных привилегий дворянству был шагом далеко не прогрессивным, закреплял устои средневековья.

В начале XIX в. разрабатывались многочисленные проекты преобразований России. Разные по характеру и целям эти проекты воплотили новый уровень государственного мышления, осознанную потребность в новой организации власти и управления, адекватной ценностям цивилизации нового времени. Причем эти идеи разрабатывались в строго секретной обстановке, в тайных кружках и обществах либерально и радикально настроенных дворянских кругов, и по поручению императора.

Так, в 1801-1803 годах группа молодых друзей царя разработала проекты государственных преобразований. В кружок сподвижников вошли В.П. Кочубей, Н.Н. Новосельцев, П.А. Строгонов, А.Е. Чарторыйский и др., которых царь объединил в Негласный комитет. Это объединение не имело официального статуса государственного учреждения, но оказало серьезное влияние на изменения российской государственности и развития права империи. Членами комитета обсуждались проекты реформ по трем направлениям: совершенствование государственного управления, решение крестьянского вопроса, меры в области образования. На заседаниях Негласного комитета предлагалось придать государственной машине конституционную правовую основу; обсуждалась идея разделения компетенции высших законодательных, исполнительных, надзорных и судебных органов.

Параллельно неофициальному органу действовал «для рассуждения о делах государственных» Непременный совет (1801-1810 гг.), в который Александр I назначил 12 титулованных высших сановников. Этот орган не оказал особого влияние на ход подготовку и ход преобразований, хотя им был подготовлен ряд проектов, которые получили силу закона, в их числе Указ «О вольных хлебопашцах» 1803 г.

Император Александр 1 хотел подготовить и издать некую Хартию или Декларацию, в которой излагалась бы программа его правления. Предполагалось также издать Жалованную грамоту народу, нечто подобное Habeas corpus act (Акт о лучшем обеспечении свободы подданного и о предупреждении заточения за морями 1679 г. -  один из основных конституционных актов Англии).

В октябре 1809 г либеральную программу реформ вручил Александру 1 статс-секретарь М.М. Сперанский (Третьяков). Им было подготовлено «Введение к уложению государственных законов», содержащее план государственных преобразований России, в котором предлагалось изменить правовые формы самодержавного правления, придав им черты законности и конституционности (выборность и ответственность чиновников, новая организация суда, разделение властей, государственный контроль и т.п.). Верховную власть предлагалось сочетать с системой управления из трех вертикалей учреждений, имеющих земский, выборный характер. Каждая из вертикалей власти (законодательная, исполнительная и судебная) должна была замыкаться, по предложению М.М. Сперанского, на Государственном совете, «в коем все они соединяются и через который державная власть на них действует и приемлет их действия». Речь не шла об ограничении самодержавной власти, М.М. Сперанский мыслил переход к державному, но не самодержавному управлению, к правильной и истиной монархии – представительной, но не самодержавной форме правления. Державную, верховную власть М.М. Сперанский толковал как выражение нравственных и физических сил народа, который представляет начало и источник государственности, стремится к достижению политической свободы. В.О. Ключевский считал, что это был изумительно смелый план, который содержал новое устройство управления, отличался удивительной стройностью, последовательностью в проведении принятых начал, но оказался неосуществимым.

Планы Сперанского вызвали резкую критику со стороны консервативного дворянства. В 1812 г. М.М. Сперанский подвергся опале и был выслан из Петербурга. Консерваторы отвергали реформистские инициативы, идеи конституционализма, парламентаризма, многосословного управления. Сторонники его стремились сохранить средневековые устои самодержавного управления. Известный историк Н.М. Карамзин подал царю «Записку о древней и новой России» (1811 г.), в которой воскресил идею священного характера самодержавной власти, стремился на исторических фактах подтвердить, что самодержавие есть коренное начало современного русского государственного порядка, «палладиум России», государь же есть «живой закон», «единственный законодатель, единственный источник власти». По мнению Н.М. Карамзина необходимо и благодетельно сохранить неравенство сословий, крепостничество, незыблемость коренных основ строя.

Наиболее радикальные проекты государственных преобразований вырабатывались, в среде тайных обществ, возникавших в период правления Александра I. Так в начале 20-х гг. XIX в. появились проекты П.И. Пестеля и Н.М. Муравьева. Сторонники этих программ, которые стали называться декабристами после неудачного вооруженного восстания 14 декабря 1825 г., отразили наиболее радикальные взгляды дворянской аристократии на дальнейшие пути преобразования России.

Свой конституционный проект П.И. Пестель назвал в память древнерусского свода «Русская правда, или заповедная грамота великого народа российского, служащая заветом для усовершенствования государственного устройства России и содержащая верный наказ как для народа, так и для временного Верховного правления» (Русская правда). Она содержала программу постепенной замены личного управления «самодержавного тирана» демократической, республиканской системой управления, построенного на принципах народного представительства снизу доверху, базирующейся на конституции, единой и прочной законной основе. П.И. Пестель считал настоятельной необходимостью создание свода законов гражданского общества, или государственное уложение.

Н.М. Муравьев создал Устав Российской империи (Конституция), который содержал развернутую программу замены самодержавного управления демократическим, основанным на конституции, гражданском представительстве во всех звеньях системы, единстве и функциональном разделении законодательной, исполнительной, судебной ветвей власти и управления, принципах гуманизма, равенства граждан перед законом.

Для ее реализации требовалось: отменить крепостное состояние (рабство); предоставить крестьянам землю в общественное владение, признать ее их собственностью, сохранить помещичье землевладение, объявить право собственности неприкосновенным; уничтожить разделение людей на благородных и простолюдинов; заменить различные названия и сословия единым названием «гражданин»; закрепить конституционно положения, согласно которым «источник верховной власти есть народ», «гражданство есть право участвовать в общественном управлении» как непосредственно, будучи избранным в органы власти и управления, так и посредственно, т.е. через избранных чиновников; ликвидировать самодержавное управление; ввести свободу слова, печати, промысла, объединить граждан во всякого рода общества и товарищества без испрашивания у кого-либо на то позволения и утверждения; изменить государственное устройство, административно-территориальное деление, превратить страну в федеративное союзное государство.

Судьба радикальных проектов печально известна. Они не были реализованы в практике реформаторской деятельности своего времени, но внесли вклад в развитие теоретических воззрений на обновление российской государственности.

Ряд проектов преобразований, разрабатывавшихся и обсуждавшиеся в Негласном комитете, в действительности приняли реальные очертания. В соответствии с царским Манифестом «Об учреждении министерств»(1802 г,) было создано восемь министерств: военных сухопутных сил, морских сил, иностранных дел, юстиции, внутренних дел, финансов, коммерции, народного просвещения.

Министры должны были ежегодно представлять в Сенат отчет о своей деятельности. Но фактически они несли ответственность перед императором.

На Министерство внутренних дел, например, возлагалась обязанность поддержания общественного порядка, управление государственной промышленностью и строительством. Министерство просвещения централизовало управление научными, образовательными, культурными учреждениями: Академия наук, учебные заведения, типографии частные и государственные, библиотеки и музеи, оно осуществляло цензуру над издававшейся литературой.

Издание в 1811 г. «Общего учреждения министерств», составленного при непосредственном участии М.М. Сперанского, завершило оформление министерской системы управления в России. Министрам вверялась исполнительная власть в пределах деятельности порученных им министерств. Министры подчинялись верховной власти. Министры и их помощники, называвшиеся товарищами министра, назначались царем, другие высшие чиновники утверждались императором по представлениям министров, а низшие назначались министрами. Аппарат министерств подразделялся на департаменты и канцелярии, возглавлявшиеся директорами. Наиболее важные дела рассматривались Советом при министре совещательным органом, куда входили товарищи министра и директора департаментов.

Число министерств и приравненных к ним учреждений не было стабильным. Так, дополнительно создавались: Министерство полиции, Государственное казначейство, Ревизия государственных счетов, Главное управление путей сообщения, Главное управление духовных дел разных исповеданий.

С созданием министерства начал оформятся новый орган государственного управления – Комитет министров. В Манифесте (1802 г.) не было четкой регламентации его деятельности, а лишь упоминалось, что министры могли собраться вместе для решения сложных вопросов. В 1812 году Комитет министров получил законодательное оформление. В его состав вошли не только министры, но и председатели департаментов Государственного совета, государственный секретарь и другие лица в соответствии с назначением императора. Комитет министров рассматривал различные вопросы управления страной, ежегодные отчеты министров, дела о «спокойствии и безопасности страны, проекты законов, дела о награждениях и взысканиях чиновников и т.д. Комитет министров возглавлялся непосредственно императором. В России не было учреждено должности председателя (премьера), как в некоторых западных государствах. Александр I использовал опыт административной системы наполеоновской Франции, где министры не объединялись в один совет (правительства, правительственный кабинет), а подчинялись непосредственно императору Бонапарту. Так сохранилась неотъемлемое право русских царей самолично управлять государством. Однако в 30-е гг. XIX в. Николай I (1825-1855 гг.) усилил роль Комитета, значительно увеличив ежегодное рассмотрение различных дел и введя в его состав наследника престола, военного губернатора столицы. Кроме того, через Комитет проводились важнейшие решения по карательным действиям против восставших в Польше, Литве, Белоруссии, подавлению холерных бунтов, ужесточению жандармско-полицейского режима и др. Впоследствии, в эпоху «великих реформ Комитет министров был либерализован, его главой назначался председатель Госсовета.

К началу XIX в. Сенат утратил свое былое значение. Указ «О правах и обязанностях Сената» от 8 сентября 1802 г. объявлял Сенат верховным местом империи, хранителем законов, указы которого должны исполняться всеми органами, должностными лицами как собственные императорские. Реформа Сената была предпринята для усиления самодержавного начала. Реальная роль Сената в государственном управлении уменьшалась, за ним сохранялась роль высшего судебного учреждения страны. Его департаменты превратились в высшие апелляционные инстанции для судов губерний.

Важнейшей составляющей реформ начала XIX в. являлось принятие Манифеста, Положения «О Государственном совете» от 1 января 1810 г. Новый орган в системе управления Россией был образован по проекту М.М. Сперанского и просуществовал более 100 лет.

На первом заседании Государственного совета Александр I заявил, что образованием его закладывает твердое основание одного из важнейших государственных установлений и желает, чтобы благосостояние империи утверждалось на законе. Позднее император аргументировал целесообразность данного учреждения необходимостью придать рассеянной и разбросанной законодательной власти «новое начертание постоянства и единообразия», объединить законотворчество высших и центральных структур управления. Таким образом, Государственный совет был создан как высший законосовещательный орган, разрабатывающий законопроекты, позже утверждаемые императором.

Председателем Госсовета являлся император, в его отсутствие председательствовал назначенный им член Совета. Численность органа колебалась от 35 до 80 членов. Члены Совета назначались императором или входили в него по должности (министры).

Общее собрание Совета проводилось еженедельно. Решения принимались большинством голосов, фиксировались в журнале вместе с мнением меньшинства, докладывались императору, который либо утверждал с припиской «вняв мнению Государственного совета» или отвергал.

Государственный Совет имел департаменты: 1) законов (в котором проходила основная работа по подготовке законопроектов), 2) военных, 3) гражданских и духовных дел, 4) государственной экономии, 5) дел Царства Польского (созданного после восстания в Польше 1830-1831 гг.).

Госсовет не был единственным, монопольным органом законотворчества. Без его обсуждения многие законы издавались Александром I по итогам рассмотрения Комитетов министров, Собственной его Императорского Величества канцелярией, Святейшим синодом. Госсовет выполнял, по мнению профессора Ф. И. Поташева, роль совещательно-мозгового механизма в императорском законодательстве, помогал ему рационализировать эту сферу власти, сконцентрировать разрозненные законодательные усилия.

При правлении императора Николая I статус Государственного совета понизился, в связи со сосредоточением законотворчества в первую очередь в Собственной его Императорского Величества канцелярии, а также министерствах, специальных комитетах. Обсуждение законопроектов приобрело формальный характер. Они вносились с категорическим предписанием монарха: «Желательно мне, чтобы принято было».

В первой половине XIX в. произошла трансформация Собственной его Императорского Величества канцелярии. Этот своеобразный орган, созданный в самом начале XIX в. для решения личных дел членов царского двора, достаточно быстро расширил свою компетенцию до решения общегосударственных вопросов. При А.А. Аракчееве, который возглавлял Собственную Его Императорского Величества канцелярию в 1812-1825 гг. она приобрела характер высшего государственного учреждения. При императоре Николае I роль Канцелярии продолжала усиливаться. Собственная Его Императорского Величества канцелярия была органом, связывавшим царя с правительственными учреждениями по всем важнейшим вопросам государственного управления. Во второй четверти XIX века Канцелярия превратилась в непосредственный аппарат при царе и рассматривала все важнейшие вопросы жизни страны. Она стала над всеми аппаратами управления, отразила наиболее ярко абсолютистский порядок устройства российского государства.

Аппарат Канцелярии разрастался, его структура усложнялась, создавались сначала временные, а в 1826-1842 гг. 6 постоянных отраслевых отделений.

Первое отделение осуществляло контроль над министерствами, готовило законопроекты, ведало назначением и увольнением высших чиновников (с одобрения и утверждения царя). Перед вторым отделением была поставлена задача кодификации законов. Третье отделение осуществляло полицейскую функцию, обеспечивало государственную безопасность. Четвертое отделение занималось благотворительными учреждениями и женскими учебными заведениями. Пятое отделение было создано для разработки проекта реформы управления государственными крестьянами. Шестое отделение занималось подготовкой предложений по управлению Кавказом.

Создателем и первым начальником Третьего отделения был генерал-адъютант А.Х. Бенкендорф. Император одобрил составленный им «Проект об установлении высшей полиции» (1826 г.). Пять функциональных экспедиций Третьего отделения вели политический сыск, следствие, жандармерию, осуществляли негласный контроль над всем государственным аппаратом, проникали во все сферы жизни общества, имели тысячи соглядатаев, жандармские воинские соединения, преобразованные в 1 июля 1836 г. в Отдельный корпус жандармов с правами армии, штабом, дивизионами в столице, Москве, Варшаве, жандармскими полками и жандармскими командами во всех губерниях и в армии. В задачи жандармских команд входили «усмирение буйства и восстановление нарушенного повиновения», «рассеяние законом запрещённых скопищ».

В компетенцию Третьего отделения входил полицейский контроль за национальными меньшинствами и сектантами. Например, особый надзор предполагалось осуществлять за еврейским населением, для проживания которого в Российском государстве были установлены жесткие правила. Так, после присоединения Крыма, Новороссии и раздела Польши объявлялась черта осёдлости для евреев, в которую были включены губернии и провинции, сформированные в результате присоединения этих территорий. Доступ еврейского населения в остальные части Империи был запрещён. В 1794 на евреев в местах их приписки были возложены двойные подати по сравнению с мещанами-христианами.

В 1804 г. было издано особое «Положение о евреях», по которому расширялись пределы черты оседлости (добавлены Астраханская и Кавказская губернии) и все еврейское население разделено на 4 группы: земледельцев, фабрикантов и промышленников, купцов и мещан. Торговцам еврейского происхождения запрещалось держать в деревнях кабаки, постоялые дворы, вести торговлю и держать аренду.

Реформы коснулись и судебной системы Российской империи. В первой половине XIX века были упразднены верхний земский суд, губернский магистрат, верхняя расправа. Палаты уголовного и гражданского суда в губерниях стали судами второй инстанции по делам всех сословий. Палата гражданского суда, кроме того, взяла на себя выполнение нотариальных функций.

С 1808 года стали создаваться коммерческие суды, которые рассматривали вексельные дела, дела о торговой несостоятельности и т.д. Дела всех сословий рассматривались и надворными судами, созданными в столицах.

Действовали ведомственные суды: военные, морские, горные, лесные, путей сообщения, а также духовные и волостные крестьянские суды. Судебное управление находилось в руках созданного в 1802 году Министерства юстиции. Серьезных преобразований в судебной системе России в первой половине XIX в. не было осуществлено, хотя судебные реформы назрели.

Российское государство вело активную внешнюю политику, одним из направлений которой являлся колониальный захват новых территорий, что вполне согласовывалась с задачами развития России в рамках современной цивилизации. В первой половине XIX в. территория российской империи увеличилась на 20 %, население достигло 70 млн. человек. Государственное управление вошедшими в состав Российской империи новыми регионами строились с учетом специфики административно-территориального деления: наместничества, генерал-губернаторства, губернии, края, области, округа, магалы и др.

Присоединенная в 1809 г. к Российской империи Финляндия по секретному договору Александра I и Наполеона получила статус великого княжества, впервые обрела государственность, хотя и ограниченную. Российскую корону представлял генерал-губернатор. Финляндия имела органы власти в лице представительного сейма, Сената, свою судебную и правовую систему, особый таможенный статус и местное самоуправление.

Переданный России по решению Венского конгресса (1815 г.) большей части Варшавского герцогства был придан статус царства (королевства) Польского, царем (королем) которого являлся российский император, управляющий через своего наместника (верховного комиссара). Польское царство имело конституцию, которой присягнул Александр I, двухпалатный сейм (назначаемый царем Сенат, избираемая шляхтой и городскими общинами посольская изба), исполнительные органы в лице Государственного совета и 6 министерств, свои армию, герб, гражданское законодательство, польский государственный язык, поддерживаемое властью католичество. Территория делилась на 8 воеводств, управляемых воеводами и выборными советами. Воеводства составляли поветы, которыми управляли поветские старосты, низшей территориальной единицей был гмин, управляемый гминным сходом во главе с войтом–помещиком.

После польского восстания 1830-1831 гг. Николай I упразднил конституцию, сейм, Госсовет, армию и ввел «ограниченный статус», заменил министерства комиссиями, воеводства и поветы – губерниями и уездами, установил общероссийские законы, органы управления под началом наместника.

Три прибалтийские губернии представляли Прибалтийское генерал-губернаторство, в котором были сохранены сословные органы баронов-помещиков, их привилегии, свобода крестьян, отменен Ливонский статут, ограничены права Курляндии и Ливонии.

Народы Закавказья на рубеже XVIII-XIX вв. были объектом интересов Персии (Ирана) и Турции. Их территории разорялись, население истреблялось или, попав в плен, продавалось в рабство на невольничьих рынках в Малой Азии. Грузинские князья неоднократно обращались за помощью к России. Еще в 1783 г. грузинский царь Ираклий II подписал с Россией Георгиевский трактат, по которому над восточной Грузией устанавливался протекторат (одна из форм колониальной зависимости, при которой проектируемое государство сохраняет лишь некоторую самостоятельность во внутренних делах). В 1801 г. эти районы Грузии добровольно присоединилась к России. С 1802 по 1810 г. грузинские христианские княжества (Менгрелия, Имеретия, Абхазия) вслед за восточной Грузией присоединились к России. В ходе этих присоединений Россия продолжала вести войны с Персией.

В 1801 г. была образована Грузинская губерния. В 1802 г. было принято Учреждение об управлении присоединенными грузинскими территориями, по которому верховную власть получал главнокомандующий, являвшийся председателем Верховного грузинского правительства.

Судебные функции были возложены на экспедиции правительства в центре, на местах создавались управы земской полиции и уездные суды, которые возглавляли окружные начальники. В городах управление осуществляли коменданты, полицмейстеры и выборные магистраты.

В начале XIX в. к России присоединилась значительная часть Азербайджана. Были созданы провинции и магалы, которыми соответственно управляли коменданты из русских офицеров и магальные наибы из лояльных местных землевладельцев. Образованная в 1828 г. из Эриванского и Нахичеванского ханств Армянская область управлялась областным начальником и правлением с широкими административными, финансовыми, судебными функциями.

На этих территориях комендантское управление и военно-административный режим успешно сочетался с властью местных владельческих князей.

Выйдя на побережье Черного и Каспийского морей в регионе Закавказья, Россия обратилась к завоеванию Кавказского хребта. Еще по Гюлистанскому мирному договору с Персией (заключенному по завершению русско-иранской войны 1804-1813 гг.) к России отошла и территория Дагестана (части горного Кавказа). Наступление России на горный Кавказ вызвало в среде горцев-мусульман движение мюридов – борцов за веру. Они объявили против неверных (христиан) священную войну – газават.

В 1834 г. имам Шамиль создал в Дагестане и Чечне сильное теократическое государство. Войска Шамиля были разбиты в 1859 г., а сам он попал в плен. Закончилась Кавказская война лишь к 1864 г.

В ходе острого периода Кавказской войны было учреждено наместничество Кавказа (1844 г.) Наместнику (М.С. Воронцову) предписывалось реорганизовать управление воюющим краем, подавить сопротивление горцев, подчинить их российской короне, привести в повиновение, в состояние подданных. К концу 1846 г. был оформлен аппарат сражающегося наместничества, который установил контроль над всеми региональными аппаратами и судом Кавказа.

В Сибире до 1822 г  существовало генерал-губернаторство, объединявшее Тобольскую, Томскую, Якутскую губернии. Затем по предложению М.М. Сперанского были созданы Западно-Сибирское Генерал-губернаторство (Тобольская, Томская губернии и Омская область) и Восточно-Сибирская генерал-губернаторство (Иркутская, Енисейская губернии, Якутская область, Охотское, Камчатское, Троицко-Савское управления). Генерал-губернаторы имели очень широкие административные, полицейские, хозяйственные, финансовые, судебные и другие полномочия. В управлении Сибирью громадную долю составляли функции содержания каторжан, поселенцев, особенно в восточной части, и управления нерусскими народами. Местная администрация опиралась на родоплеменную знать. Кочевые и бродячие инородцы подчинялись системе родового управления — стойбище или улус (не менее пятнадцати семей), возглавляемые старостами. Для некоторых народностей создавались степные думы, возглавляемые родовой знатью.

Во второй половине Х1Х в царское правительство активно развернуло колониальную политику на Дальнем Востоке и в Средней Азии.

В 1858 г. по Айгунскому  и в 1860 г. по Пекинскому договорам с Китаем, Россия приобрела Уссурийский край. Согласно договору с Японией (1875 г.) к России отошел остров Сахалин, а Япония получила Курильские острова

В 1864 г. началось военное проникновение России в Среднюю Азию, и в следующем году был взят Ташкент. Было образовано Туркестанское генерал-губернаторство во главе с видным военачальником и администратором К.П. Кауфманом.

В 1868 г. вассальную зависимость от России признали Кокандское ханство и Бухарский эмират. В 1873 г. зависимость от России попало Хивинское ханство. В 1876 г. Кокандское ханство вошло в состав России, а Бухара и Хива сохранили внутреннюю автономию.

На протяжении всего XIX в. Россия продолжала вести активную колониальную политику. Это было обусловлено потребностями её развития в рамках современной цивилизации. Формировалась правовая политика по отношению к покорённым народам и государствам, различные окраины российской империи управлялись особым образом, учитывались местные условия и традиции.

Таким образом, в первой половине XIX в. разрабатывались проекты реформирования российской государственности. В результате преобразований была значительно обновлена системы государственной власти и управления. Однако нововведения не смогли преодолеть противоречия двух цивилизационных потоков в рамках, которых развивалась Россия. С одной стороны продолжалась укрепление абсолютизма, с другой шел поиск форм его ограничения.

2. Эволюция правового статуса населения российской империи

в первой половине XIX в.

Изменение правового положения различных категорий населения российской империи происходила в первой половине XIX в на фоне нарастания цивилизационных противоречий.

Элитой, средневекового сословия первой половины XIX в. в России оставалось дворянство. Оно являлось самым привилегированной частью российского общества. Ему принадлежало монопольное право на владение крепостными людьми. Дворяне составляли основу государственного аппарата, занимая в нем все властные должности. Александр I восстановил действие привилегий дворянства (на которые покусился Павел I), и это привилегированное сословие получило новые права, например, иметь в городах фабрики и заводы, вести торговлю наравне с купечеством.

Российский абсолютизм ревностно охранял права и привилегии дворянства. Манифест от 6 декабря 1831 г. «О порядке дворянских собраний, выборов и службы по оным» установил порядок, по которому избираться на дворянские общественные должности могли только дворяне, имевшие не менее 100 душ крепостных крестьян или 3 тыс. десятин незаселенной земли. По закону 16 июля 1845 г. заповедные дворянские имения (майораты) должны были переходить по наследству к старшему сыну, их нельзя было отчуждать посторонним лицам и дробить.

Так, дворяне – элита средневекового общества в первой половине Х1Х в. успешно отстояли сословные привилегии, и получила новые, укрепили свой социальный статус.

Духовенство, будучи идеологической опорой российского абсолютизма, также продолжало получать привилегии от государства. Так, с 1801 г. священники, а с 1835 г. и их дети были освобождены от телесных наказаний. С 1807 г. дома духовенства освобождались от поземельного сбора, а с 1821 г. от постоя.

С 1822 года священникам из дворян предоставлялось право совершать купчие на мастеровых и крестьян. Дворянские права приобретало награжденное орденами духовенство (такую практику ввел еще Павел I). При этом белое духовенство получало наследственные дворянские права, а черное духовенство, лишенное возможности передавать имущество по наследству, вместе с орденом получало так называемое командорство, то есть участок населенной земли на основе права пользования с целью извлечения доходов. Всего за период 1825-1845 гг. дворянские права получили более 10 тыс. представителей духовенства.

Однако самодержавие стремилось насести определенный порядок, ограничит духовное сословие лицами, непосредственно несущими службу в церквях, обеспечить его замкнутость. Так, в 1803-1805 гг. было дозволено лицам духовного звания, не имевшим штатных мест при церквях, по желанию выбирать себе «род жизни». По Указу 1828 года детям священнослужителей предлагалось избирать гражданскую или военную службу, а не сделавших это в течение года надлежало записывать в одно из податных состояний. Позднее они получили звание потомственных почетных граждан. В 1831 году был произведен последний набор в армию безместных лиц духовного звания. С 1842 года постепенно осуществлялся перевод на государственное содержание приходского духовенства.

Суть государственной идеологии российского абсолютизма заключалась в теории официальной народности «православие, самодержавие, народность». Неслучайно поэтому православные священнослужители были под покровительством самодержавия, и их правовой статус укреплялся.

Городское население России было неоднородно. Большинство составляли мещане. В первой половине XIX в. население городов России значительно выросло, чему способствовала промышленный подъем, начавшейся в 30-е гг. XIX в. Усилился процесс социальной дифференциации городского населения. Правовое положение различных категорий мещан продолжало изменяться. Государство, заинтересованное в развитии торговли и промышленности, наделяло богатых городских жителей особыми привилегиями.

В 1832 году для наиболее богатых предпринимателей было учреждено личное и потомственное почетное гражданство. В разряд потомственных почетных граждан входили крупные заводчики, фабриканты, купцы, ученые, художники и дети личных дворян, а в разряд личных почетных граждан – низшие чиновники и лица, окончившие высшие учебные заведения. Почетные граждане не платили подушной подати, не несли рекрутской повинности, освобождались от телесных наказаний.

Купечество делилось не на три, а на две гильдии: к первой относились оптовые торговцы, ко второй – розничные торговцы. Купцы сохранили свои привилегии, могли награждаться орденами и чинами.

Группу цеховых составляли ремесленники, приписанные к цехам. Они состояли из мастеров и подмастерьев. Для перехода из разряда подмастерьев в мастера необходимо было проработать подмастерьем не менее трех лет, достичь совершеннолетия и выдержать соответствующие испытания на мастерство. Цехи имели свои органы управления. В этой замкнутой сословной группе особенно ярко отражались пережитки средневековой цивилизации.

Значительная часть мещан работала на фабриках и заводах по найму. Их правовое положение в первой половине Х1Х века было весьма неопределенным. В 30-40-е гг. Х1Х в. на мануфактурах произошло более 100 выступлений. В 1848 г. произошла стачка в селе Ивановка на фабрике Горелина, в 1849 г. – в г. Шуя на фабрике Попова и др. Эти факты явились проявлением разбалансированности капиталистической и социалистической тенденций  в развитии современной цивилизации. Предприниматели держали наемных работников «на голодном пойке». Они не сознавали, что прибыль от мануфактурного производства напрямую зависит от оплаты труда и условий жизни работников предприятий, от их социальной защищенности. Реальной заботы о наемных работниках государство также не проявляло. Хотя, по мнению профессора О.И. Чистякова, «царизму приходится учитывать этот новый фактор в своей политике: в 1835 и 1845 гг. издаются первые законы о труде, охраняющие элементарные права рабочих, хотя и в ничтожной степени».

Низшую социальную группу городского населения, не принятую в состав мещанских обществ «за пороки их, и неисправный платеж податей и других сборов» составляли так называемые рабочие люди. Эта была бесправная часть городского населения, находившаяся под постоянным, бдительным надзором полиции.

Крестьяне в первой половине XIX в. составляли основную массу населения России. Они подразделялись на помещичьих, государственных, посессионных и удельных, принадлежавших царской фамилии.

Особенно тяжелым оставалось положение крепостных, помещичьих крестьян. Однако наметилась положительная тенденция в развитии правового статуса этой категории крестьян. Изменение правового положения крепостных крестьян, требовали развивающиеся предпринимательские отношения. Ведь из крестьян, в том числе и крепостных, рекрутировалась значительная доля новых социальных групп предприниматели и наемные работников. Законодатель должен был изменить правовой статус этой категории населения, хотя бы, для того чтобы открыть шлюзы для успешного развития России в рамках цивилизации Нового времени. Положение крепостных крестьян неразрывно связано с привилегиями их владельцев. Поэтому изменение правового статуса помещичьих крестьян и помещиков в определенном смысле были взаимообусловлены.

Крестьянский вопрос активно обсуждался в российском обществе, разрабатывались проекты его решения. Некоторые дворяне – крупные землевладельцы начали практиковать отпуск на волю с землёй своих крепостных. Граф С.П. Румянцев предложил оформить это право специальным актом. Отпуск крестьян должен был производиться при обязательном наделении их землёй и по взаимному согласию помещика с крестьянами, которое утверждалось государем.

Крестьянин только тогда станет вольным, когда будет иметь источник средств существования, то есть землю. Поэтому помещик сам должен был стать частным собственником земли в полном объеме, т.е. иметь право свободного отчуждения земли. Манифест 12 декабря 1801 года позволил продавать и покупать землю без крестьян всем свободным людям. Так в России сложилась частная собственность на землю.

В 1803 г. был принят Указ «О вольных хлебопашцах», по которому помещики получили право отпускать своих крестьян на волю за установленный самими помещиками выкуп. Освобождение осуществлялось с санкции Министерства внутренних дел, крестьяне получали права собственности на недвижимость и участие в обязательствах. Однако, почти за шестьдесят лет действия указа (до реформы 1861 г.) было утверждено лишь около пятисот договоров об освобождении, и вольными хлебопашцами стали около ста двенадцати тысяч человек.

В целях развития промышленности Указ от 28 декабря 1818 г. разрешал всем крестьянам, в том числе и помещичьим, «учреждать фабрики и заводы».

В царствование Николая I крестьянский вопрос обсуждался постоянно, для этого поочерёдно были образованы десять специальных секретных комитетов.

В 1827 году был принят закон, установивший порядок, согласно которому помещичьи крестьяне, оставшиеся с земельным наделом, размеры которого были меньше 4,5 десятин, переходили под государственное управление или зачислялись в свободные городские сословия. Согласия помещиков при этом не требовалось. В том же 1827 г. было запрещено помещикам уступать своих крестьян для работы в шахтах, ссылать крестьян в Сибирь.

Ряд указов запрещал сдавать в аренду поместья, на которых проживали крепостные (1833 г.), продавать крестьян в розницу (1841 г.), безземельным дворянам покупать крестьян (1843 г.).

В 1842 г. издаётся Указ «Об обязанных крестьянах», предусматривающий возможность передачи помещиками земли крестьянам в арендное пользование, за что последние обязывались выполнять предусмотренные договором повинности, подчиняться суду помещика.

Этот Указ не затрагивал основ крепостничества. Практическая роль его была незначительной. На положение «обязанных» крестьян было переведено лишь около двадцати семи тысяч крестьян, проживающих в имениях всего шести помещиков.

И все же в первой половине Х1Х в. шло медленное, не решительное, но все же наступление на крепостнические отношения в российской деревне.

Так, с 1847 г. Министерство государственных имуществ начало приобретать за счёт казны население дворянских имений. Был разработан проект, по которому в течение десяти лет предполагалось выкупить всех крестьян, принадлежавших однодворцам, которые, уплачивая подушную подать как крестьяне, владели крепостными как помещики.

В том же году был принят закон, разрешавший крестьянам, проживавшим в имениях, продававшимся за долги, выкупаться на волю с землёй.

В 1854 г. последовал запрет помещикам передавать свои права в отношении крестьян приказчикам. 

О непоследовательности и противоречивости в решении крестьянского вопроса свидетельствует принятий в 1848 г. закон, разрешавший крестьянам приобретать недвижимую собственность. Однако это осуществлялось с согласия помещика, при его отказе крестьяне не имели права предъявлять иск.

Указы «О вольных хлебопашцах» (1803 г.) и «Об обязанных крестьянах» (1842 г.), которые явились робкими шагами к раскрепощению крестьян, существенных изменений в их правовое положение не внесли, хотя и наметили механизмы аграрной реформы (выкуп, состояние «временной обязанности», отработки), которые были использованы в Крестьянской реформе 1861 г.

На протяжении первой половины XIX в. помещики распоряжались крестьянами как своей собственностью. В 10-м томе Свода законов Российской империи крепостные крестьяне причислялись к движимому имуществу.

Более радикальными были правовые меры, принятые в Эстляндской, Лифляндской и Курляндской губерниях: в 1816 – 1819 гг. крестьяне этих регионов были освобождены от крепостной зависимости без земли. Они приобретали статус арендатора, пользуясь помещичьей землёй, выполняя повинности и подчиняясь помещичьему суду.

Серьезные изменения в правовом положении крестьян последовали в результате организации военных поселений (1810-1857 гг.), в которых с 1816 г. размещались государственные крестьяне. В разряд военных поселян переводились казенные крестьяне Петербургской, Новгородской, Могилевской и Харьковской губерний. Здесь же расселяли солдат, к которым выписывались их семьи. Жены становились поселянками, сыновья с 7 лет зачислялись в кантонисты, а с 18 лет в действительную военную службу.

Вся жизнь семьи военного поселянина была строго регламентирована. За малейшее нарушение распорядка следовало телесное наказание. Поселенцы были обязаны заниматься сельским хозяйством (отдавая половину урожая государству) и нести военную службу. Торговля, промыслы, контакты с внешним миром категорически запрещались. Их жизнь регламентировалась Воинским уставом.

К 1825 г. их число достигло четырехсот тысяч человек. Около трети солдат было переведено на военные поселения.

В основу организации военных поселений была положена идея самоокупаемости армии, и создания верного царю сословия. Цель эта не была достигнута. На организацию поселений правительство тратило огромные деньги. Военные поселяне не стали особым сословием, которое расширила бы социальную опору самодержавия, наоборот, они волновались и бунтовали.

Больше того, эта мера способствовала развитию новых форм крепостничества, в которые были вовлечены массы государственных крестьян. Заметим, что формы и методы использования принудительного труда в сельском хозяйстве, отработанные на военных поселениях первой половины Х1Х в., оказались востребованы правительством Советской России в виде трудовых армий времен гражданской войны.

Правовое положение государственных крестьян в первой половине Х1Х в. подверглось некотором изменениям. В 1847 г. было создано Министерство государственных имуществ, которому поручалось управление государственными крестьянами. Было упорядочено оброчное обложение, увеличены земельные наделы крестьян; закреплена система крестьянского самоуправления: волостной сход — волостное управление — сельский сход — сельский староста.

Эта модель самоуправления долгое время использовалась как в системе общинной, так и будущей колхозной организации. Однако она стала фактором, сдерживающим процессы имущественной дифференциации крестьянства, и тем самым препятствующим приобретению частью крестьянства нового социального статуса наемного работника или предпринимателя.

На протяжении первой половины Х1Х в. не только менялся правовое положение традиционных социальных слоев российского общества, но и формировались и приобретали юридический статус новые социальные группы

Предприниматели (буржуазия, капиталисты) складывались главным образом из купечества и зажиточного крестьянства. Значительная часть владельцев ивановских фабрик вышли из среды разбогатевших крепостных.

Наемные работники (рабочий класс, пролетариат) формировались из ремесленников, городских низов, но главным источником его формирования было крестьянство. Помещики преимущественно нечерноземных губерний отпускали своих крестьян на заработки под условием уплаты оброка. Эти крестьяне поступали на фабрики и заводы и эксплуатировались как наемные работники. Нередко предприниматель раздавал работу по крестьянским избам. Крепостной крестьянин, выполняя работу, становился наемным работникам, даже сам того не замечая.

Об особом правовом статусе формирующихся социальных групп современной цивилизации в первой половине XIX в. говорить не приходится. Быстрее всего, они являлись носителями прав и обязанностей представителей той социальной среды выходцами, из которой они являлись.

Таким образом, в развитии социальной структуры российского общества в XIX в. противоборствовали два направления: дальнейшее стремление к наращиванию сословных привилегий, с одной стороны, настойчивая необходимость разрушения сословных ограничений, с другой. На основе развития индустриальной цивилизации, ее основных тенденций (капиталистической и социалистической) продолжали складываться новые социальные группы, делались попытки оформления правового статуса российского предпринимательства и наемных работников.

Вопросы для закрепления материала лекции

1. Почему к началу XIX в. назрела необходимость проведения реформ в России?

2. Какие проекты преобразований были разработаны? Кто их предлагал?

3. В чем суть программы реформ М.М. Сперанского?

4. Каким изменениям подверглись центральные органы управления России в ходе реформ первой половины XIX в.

5. В чем отличие функций коллегий и министерств?

6. Что составляло компетенции Государственного совета в первой половине XIX в.?

7. Какова структура и функции Собственной его Императорского Величества канцелярии?

8.Какие изменения в социальном статусе традиционных средневековых классов России дворянства и духовенства произошли в первой половине XIX в.?

9. В чем состояла эволюция юридического статуса различных слоев городского населения России в первой половине XIX в.?

10. Как изменилось правовое положение различных категорий российского крестьянства в первой половине XIX в.?

11. Каким образом в российском обществе в первой половине XIX в. продолжают формироваться социальные группы, соответствующие индустриальной цивилизации?

Лекция 10.2

Основные тенденции развития российского права

в первой половине XIX в.

Цель лекции: изучить основные тенденции развития российского права в первой половине XIX в. Рассмотреть процессы систематизации и кодификации законодательства. Проанализировать содержание Полного собрания законов Российской империи, Свода законов Российской империи и Уложения о наказаниях уголовных и исправительных, определить их роль и значение для развития российского права.

План

1. Создание системы российского права в первой половине XIX в.

2. Кодификация российского уголовного законодательства в первой половине XIX в.

Создание системы российского права в первой половине XIX в.

К началу XIX в. необходимость в продолжение работы по систематизации российского права была очевидной. Неразбериха в законодательстве была одной из причин злоупотреблений в судах.

В первой половине XIX в. работа по упорядочению законодательства велась весьма энергично и результативно, особенно годы правления императора Николая 1.

Систематизацией российского законодательства занялась не комиссия при Государственном совете, в компетенцию которого входило подготовка законопроектов, а Второе отделение Собственной его Императорского Величества канцелярии, специально созданное для этого в 1826 г.

Работа проводилась под руководством М.М. Сперанского. За несколько лет было собрано десятки тысяч нормативных правовых актов, которые составили Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ). В него вошли в хронологическом порядке все нормативные акты с 1649 г до 1825 г. ПСЗ напечатано в апреле 1830 г. и составляло 46 томов. В последствии оно дополнялось текущем законодательством.

Одновременно велась работа по составлению Свода действующих законов. В 1832 г. Свод законов Российской империи (Свод законов) был опубликован и введен в действие с 1835 г. Он составлял 15 томов. В Свод законов были включены лишь действующие акты. Если ПСЗ строилось по хронологическому принципу, то в Своде законов составители стремились расположить акты по отраслям права. В связи с развитием законодательства в 1854 г. вышло второе издание Свода законов Российской империи, а в 1857 г. – третье.

Составители ПСЗ и Свод законов систематизировали законодательство, в основном, его инкорпорируя. Хотя  некоторые законы подверглись сокращению, из противоречащих друг другу актов составители выбрали позднейшие. Сперанский позволял себе редактировать публикуемые законы, не меняя их существа, но форма в определенной мере изменялась. По мнению некоторых исследователей М.М.Сперанский неоднократно и сам формулировал новые нормы, особенно в сфере гражданского права, т.е. частично использовал метод кодификации.

После издания Свода законов М.М. Сперанский предполагал приступить к третьему этапу систематизации – к созданию Уложения, которое должно было не только содержать старые норм, но и развивать право, т.е. планировал приступить к кодификации российского законодательства. Однако эти идеи не нашли поддержки. Как элемент третьего этапы работы можно считать подготовленное и изданное в 1845 г. «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных» – первого полноценного российского уголовного кодекса.

И все же подготовка и издание, как Полного собрания законов Российской империи, так и Свода законов Российской империи были важнейшими этапами в развитии отечественного законодательства.

Свод законов Российской империи, положил начало отраслевому принципу в российском праве. В основу структуры Свода законов было положено деление права на публичное и частное (восходящее к римскому праву), только М.М. Сперанский назвал эти группы законов государственными и гражданскими.

15 томов Свода законов составляли 8 книг (разделов). Книга первая содержала, в основном, законы об органах власти и управления, о государственной службе. Книга вторая включала уставы о повинностях. Книга третья состояла из уставов казенного управления (о податях, пошлинах и др.). Книга четвертая представляла законы о сословиях. Книга пятая содержала гражданское законодательство. Книга шестая включала уставы государственного благоустройства (уставы кредитных установлений, торговые, о промышленности и др.). Книга седьмая состояла из уставов благочиния (уставы о народном продовольствии, общественном призрении, врачебный устав и др.). Книга восьмая представляла законы уголовные. В 1885 г. к Своду законов был добавлен ХУ1 том, содержащий процессуальное законодательство.

Первые три тома Свода законов рассматривали институты государственного права. Например, они включали законы «основные и учредительные», определяющие распределение власти между органами государства и порядок делопроизводства Сената, Государственного совета, министерств, органов губернского управления и т.п. Здесь впервые появляется понятие «основные законы Империи», которые составили первую часть первого тома Свода законов.

В этой части была сформулирована идея самодержавной власти: «Император Российский есть монарх самодержавный и неограниченный. Повиноваться верховной его власти не только за страх, но и за совесть сам Бог повелевает». Смертная казнь грозила всякому, кто имел даже умысел на покушение на особу и власть императора. Это свидетельствует о кульминации развития российского абсолютизма.

Царская власть закреплялась как наследственная, наследником признавался старший сын императора (в случае бездетности этого наследника престол мог перейти ко второму сыну императора).

Законодатель различал верховное и подчиненное управление. Органами верховного управления были: Государственный Совет, Комитет министров, канцелярии и двор императора.

К органам подчиненного управления относились Сенат и министерства. Сенат провозглашался высшим судебным органом, в его компетенцию входило представление мнений императору о противоречии принимаемых законов прежде изданным, надзор за деятельностью министров, получение от них объяснений.

Действующее гражданское законодательство было представлено в Х томе Свода законов Российской империи. Гражданское право в первой половине XIX в. развивалось весьма интенсивно, в силу усиления темпов развития российского предпринимательства, промышленности и торговли.

В Своде законов было уделено значительное место вещному праву. Вещное права рассматривало право собственности право владения, право на чужую вещь (сервитуты), залоговое права.

Законодатель использовал все ранее разработанные понятия, употреблял термин «имущество», разделяя его на движимое и недвижимое. Имущество по наследованию определял как родовое, приобретенное иными путями – как благоприобретенное.

В Своде законов (не без влияния французского гражданского кодекса 1804 г.) сформулировано радикальное определение собственности. Причем, законодатель дал понятие собственности через определение правомочий субъектов обладания ею. Собственнику принадлежало право «исключительно и независимо от лица постороннего владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом вечно и потомственно».

Различая спор о владении от спора о собственности, закон обеспечивал неприкосновенность первого независимо от решения второго вопроса. Разделялось законное и незаконное владение. По Своду законов всякое владение, даже незаконное, охранялось от насилия и самоуправства до тех пор, пока имущество не будет присуждено другому и сделаны соответствующие распоряжения о его передаче.

По Своду законов сервитутные права включали ограничение на «право участия общего» и ограничение на «право участия частного».

Залоговое право подробно регламентировалось. Оговаривалось различие между залогом частных лиц и залогом в кредитных учреждениях.

Система обязательственного права в Своде законов была достаточно разработана, в нем содержался специальный раздел о составлении, совершении, исполнении и прекращении договоров. Различались обязательства из договоров и обязательства из причинения вреда.

В Своде законов регламентировались договоры: мены, купли-продажи, запродажи, имущественного найма, подряда и поставки, займа, ссуды имущества, товарищества, личного найма.

Свод законов определял условия законности договоров, содержал перечень имуществ, из оборота изъятых, устанавливал возраст лиц, способных вступить в сделки и граница правомочий субъектов обязательств.

Договоры заключались по взаимному соглашению договаривающихся сторон. Предметом договора могли быть имущество или «действия лиц». Цель договора не могла противоречить закону и общественному порядку.

Недозволенная цель, договор, например, направлен на расторжение законного супружества, на уклонение от платежа долгов, на нанесение ущерба казне и т.п., делала его ничтожным. Средствами обеспечения договоров являлись: задаток, неустойка, поручительство, залог и заклад.

Договоры можно было заключать как письменно, так и устно. Для договоров займа, дарения, залога недвижимого имущества и т.д. требовалась письменная форма. Закон предусматривал наличие средств обеспечения договора, таких как поручительство, неустойка, залог недвижимого имущества, заклад движимого имущества.

Договоры оформлялись домашним, нотариальным, явочным или крепостным порядком. Для оформления договоров мены и продажи недвижимости требовался нотариальный порядок.

Мена движимого имущества не ограничивалась законом, а недвижимого имущества запрещалась, кроме отдельных случаев. Например, посадам и городам разрешалось для получения удобного выгона менять казенные земли на помещичьи.

Договор купли-продажи могли совершить как сами собственники, так и другие лица «по договоренности». Продавать можно было лишь то имущество, которое принадлежало продавцу на праве собственности. В Своде законов впервые регламентировался возникший договор запродажи, т.е. договор об обязательстве заключения впоследствии договора купли-продажи.

Договор имущественного найма запрещал недвижимое имущество сдавать внаем на срок свыше 12 лет. Этот договор не предусматривал для нового собственника имущества обязательного исполнения арендного соглашения. Новый домовладелец или землевладелец мог односторонне прекратить договор имущественного найма, заключённый его предшественником, и выселить арендатора из дома или с земельного участка.

Договоры подряда и поставки рассматривались Сводом законов вместе. Предметом договора подряда и поставки могли быть: постройка, починка, переделка зданий; поставка материалов, припасов и вещей; перевозка вещей и людей.

Договор займа мог заключаться под проценты, но в размере не более 6 % годовых. Заёмные письма могли передаваться заимодавцем третьему лицу, принимающему на себя обязательство и право взыскания с должника. Договор займа не мог быть заключен подложно, во вред другим кредиторам, при игре в карты, безденежно. Во всех этих случаях он признавался ничтожным.

Договор ссуды имущества состоял в том, что одно лицо уступало другому лицу право распоряжаться движимым имуществом под условием его возвращения в том же состоянии. Договор этот носил безвозмездный характер.

В Своде законов подробно регламентировался договор товарищества, что отвечало интересам формирующихся российских предпринимателей. Товарищества представляли собой группу лиц, объединенных в единую организацию и действовавших под ее именем. Товарищества могли создаваться «по торговле, по застрахованию, по перевозкам и вообще по какой бы то ни было промышленности». Различались товарищества нескольких видов.

Товарищество полное составлялось из двух или нескольких человек, объединивших свой капитал. В полном товариществе его члены товарищества отвечают за его сделки всем своим имуществом.

В товарищество по вере входили так же вкладчики, вверявшие ему определенную сумму капитала. В таком товариществе часть членов — «товарищи» — отвечают всем своим имуществом, часть — «вкладчики» — только наличным вложенным капиталом.

Товарищество «по участкам» (акционерная компания) составлялось из многих лиц, соединивших определенные суммы («складочный капитал»). Акционерная компания (общество) несла ответственность лишь в пределах «складочного капитала».

Товарищество трудовое или артель создавалось для выполнения каких-либо работ. Члены такого товарищества были связаны круговой порукой, имели общий счет.

Для возникновения товарищества требовалась регистрация. Для создания акционерного общества необходимо было разрешение правительства.

Большее распространение, чем раньше получил договор личного найма особенно в промышленности и торговли. В Своде законов сохранились прежние ограничения этого договора. Например, государственные крестьяне не могли наниматься без паспортов, а помещичьи, кроме того, без разрешения помещиков; замужние женщины – без разрешения мужей. Срок договора личного найма устанавливался до 5 лет.

Основные принципы семейного права, выработанные предшествующим законодательством, были сохранены в Своде законов. Так единственной законной формой брака был церковный брак. Свод законов в разделе «О правах и обязанностях семейных» устанавливался  брачный возраст для мужчин – в 18 лет, для женщин – в 16 лет. Лицам старше 80 лет вступать в брак запрещалось. Условия вступления в брак и его расторжения соразмерялись с нормам и правилам православия, католичества, лютеранства, мусульманства, иудаизма и других вероучений.

Жена была обязана всюду следовать за мужем, суд мог принудить её к этому. Жена получала паспорт с разрешения мужа. Нарушившая супружескую верность жена могла быть подвергнута тюремному заключению.

В имущественном отношении супруги были независимы. Приданое или имущество, приобретённое женой отдельно, признавалось её собственностью. Супруги могли распоряжаться своим имуществом независимо друг от друга. Как самостоятельные субъекты супруги могли вступать друг с другом в обязательства и сделки.

Закон делил детей на законных и незаконнорожденных (внебрачных). Последние не имели права на фамилию отца и его имущество. В случае неповиновения дети по требованию родителей могли быть заключены в тюрьму на небольшой срок.

В наследственном праве была сохранена норма, по которой имущество переходило к наследникам либо по завещанию, либо по закону. Завещание должно было составляться  «в здравом уме и твердой памяти», лицами не моложе 21 года, «имеющими по законам право отчуждать свое имущество». Кроме того, не имели право составлять завещание самоубийцы и монахи. Завещание должно было иметь письменную форму. В Своде законов расширялась завещательная свобода. Завещать можно было кому угодно и что угодно из имущества (или всё имущество).

При отсутствии завещания право наследование имели родственники мужского пола по нисходящей линии, т.е. сыновья усопшего. Если не было сыновей, то наследовали внуки, при отсутствии внуков правнуки и т.д.

Когда дочерей не было, сыновья поровну делили имущество родителей, если не было дочерей. Дочь при живых братьях получала 1/14 часть недвижимого и 1/8 часть движимого имущества. Когда не было сыновей и внуков, дочери делили наследство поровну. При наличии сыновей и дочерей последние получали по одной четырнадцатой части недвижимого и по одной восьмой движимого имущества. Всё остальное делилось поровну между сыновьями. При отсутствии нисходящих наследников мужского пола к наследованию призывались нисходящие наследники женского пола: дочери, внучки и т.д. Если не было нисходящих наследников, наследство переходило к родственникам по боковой линии. При отсутствии таких родственников наследниками становились родители. Переживший супруг получал из недвижимого имущества 1/7 часть, а из движимого – 1/4.

Свод законов рассматривал уголовное право как целостную систему норм. ХУ том Свода делился на Общую и Особенную части. Хотя Свод законов и являлся значительным шагом в развитии уголовного законодательства и его систематизации, все же в нем было много несогласованных и противоречивых норм и статей.

Осуществление новой кодификации уголовного права было поручено М.М. Сперанскому. Работа по подготовке нового уголовного кодекса была завершена в 1845 г., уже после смерти Сперанского.

Таким образом, в первой половине XIX в. интенсивно развивалось российское законодательство. Была завершена работа по систематизации российского законодательства, созданы Полное собрание законов Российской империи и Свод законов Российской империи. Именно в этих законах сформированы основные отрасли отечественного права. Было положено начало оформлению комплекса государственного права. Впервые систематически изложены положения гражданского права, существенно модернизированного в т.ч. и на основе заимствований из французского законодательства. Вместе с тем сферу уголовного права вскоре после принятия Свода законов пришлось серьезно доработать. Что и было сделано в 1845 г. с принятием «Уложения о наказаниях уголовных и исправительных».

2. Кодификация российского уголовного законодательства

в первой половине XIX в.

Работа по созданию уголовного кодекса началась сразу после создания Свода законов Российской империи. В части уголовного права Свод законов имел существенные недостатки. Во-первых, многие статьи, касающиеся уголовной ответственности, были рассеяны по всем его 15-и томам. Во-вторых, Свод законов устанавливал только вид наказания, никак не конкретизируя, например, ни срока каторжных работ, ни количества ударов плетьми и т.д. Таким образом, судам был предоставлен широкий простор при определении меры наказания, что приводило к различным злоупотреблениям.

По мнению законодателя, в уголовный кодекс должно войти все уголовное законодательство России того времени. Члены комиссии знакомились с ранее действующими законами, а также с судебной и административной практикой. Проводилась большая работа по сбору, приведению в порядок и сличению с различными законами о наказаниях. С уголовных судов были собраны замечаний на уголовные законы. Кроме того, учитывался зарубежный опыт. Были изучены действовавшие в то время шведский, прусский, австрийский, французский, баварский, неаполитанский, греческий, римский, саксонский и другие уголовные кодексы. Осуществлены заимствования из уголовных законов Англии, и даже из разрабатываемых проектов новых уголовных кодексов: прусского (1830 г.), баварского (1832 г.), шведского (1832 г.) и др.

В 1844 году был составлен «Проект нового Уложения о наказаниях уголовных и исправительных с подробным обозначением оснований каждого из внесенных в сей проект постановлений», а также подготовлена «Общая объяснительная записка к проекту нового Уложения о наказаниях уголовных и исправительных». Оба эти документа были изданы и представлены для ознакомления и обсуждения. После обсуждения проекта в специальном комитете под председательством Д.М. Блудова, а затем в Департаменте законов и общем собрании Государственного совета «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных» (Уложение) было 15 августа 1845 г. высочайше утверждено.

Уложение претерпело три редакции – 1857, 1866, 1885 гг., две последние существенно усовершенствовали некоторые основополагающие институты уголовного права. Кодекс подготовил почву для разработки Уголовного Уложения России 1903 г., впоследствии ставшего вершиной русской уголовно-правовой мысли, но так и не вступившего в силу в полном объеме.

Уложение 1845 г. было громадным законом, и состояло из 2224 статей. Его структура включала 12 разделов, распадающихся на главы, некоторые главы – на отделения, отделения – на отделы. Достаточно четко прослеживалось деление закона на общую и особенную части (впервые общие понятия уголовного законодательства были выделены в самостоятельный раздел в Своде законов Российской Империи). Первый раздел Уложения «О преступлениях, проступках и наказаниях вообще» представлял собой общую часть уголовного кодекса. Он состоял из 5 глав, первая из которых («О существе преступлений и проступков и о степенях вины») включала институты, относящиеся к учению о преступлении. Последующие три главы («О наказаниях», «О определении наказаний по преступлениям», «О смягчении и отмене наказаний») содержали институты учения о наказании. Глава пятая («О пространстве действия постановлений сего уложения») включала нормы о действии уголовного закона в пространстве. Из всех разделов Уложения первый – юридически наиболее совершенный и соответствующий уголовному праву цивилизации нового времени. Исключение составляла система наказаний, типичная для средневекового права, - откровенно сословная, закрепляющая правовое неравенство.

В кодекс были разработаны принципы и категории уголовного права, которые, в целом, отвечали задачам того времени. Даже, с позиций уголовного законодательства начала ХХ1 в. нормы и институты общей части уголовного кодекса, и особенно учение о преступлении, разработаны на высоком уровне, являлись весьма прогрессивными, основывались на либеральных ценностях.

В кодексе давалось следующее понятие преступления: «Преступлением или проступком признается как самое противозаконное деяние, так и неисполнение того, что под страхом наказания уголовного или исправительного законом предписано» Это определение позволяло выделить как минимум три основные характеристики преступного деяния. Во-первых, главным признаком преступления считалось противоправность деяния (так называемое формальное определение преступления). Во-вторых, преступные деяния подразделялись на преступления и проступки. В-третьих (и это было впервые указано в законе), преступлением называлось как действие, так и бездействие.

Основаниями уголовной ответственности кодекс признавал несомненную доказанность преступного деяния и виновность. Предшествующее законодательство России уже знало такие формы вины как умысел и неосторожность. Уложение, выделяло умысел двух степеней. Первая степень – это «когда противозаконное деяние учинено вследствие не внезапного, заранее обдуманного намерения или умысла», вторая, «когда оное учинено хотя и с намерением, но по внезапному побуждению без предумышления». Первая степень наказывалась строже: «За преступление, учиненное вследствие намерения, заранее преступником обдуманного, определяется всегда высшая мера наказаний…».

Так называемый «голый» умысел, известный российскому законодательству с давних времен, наказывался только в случаях, прямо предусмотренных в законе (это были наиболее тяжкие государственные преступления), и определялся следующим образом: «Изъявление на словах или письменно, или же иным каким-либо действием намерение учинить преступление, почитается признаком умысла. К числу таких признаков принадлежат угрозы, похвальбы и предложения сделать какое-либо зло».

Кодекс достаточно определенно формулировал стадии совершения преступления. Различались 4 стадии совершения преступления: обнаружение умысла, приготовление к преступлению, покушение на преступление и «совершившееся» преступление.

Довольно подробно регламентировался Уложением институт соучастия, именовавшийся «участием в преступлении». Различались две формы соучастия – без предварительного согласия и по предварительному согласию, причем виды соучастников разграничивались в зависимости от формы соучастия.

Так, в преступлении, совершенном лицами без предварительного «их на то согласия», выделялись главные виновные («распоряжавшиеся и управлявшие действиями других, а также, приступившие к действиям прежде других… или же непосредственно совершившие преступление») и участники («те, которые непосредственно помогали главным виновным в со деянии преступления», а также «те, которые доставляли средства для со деяния преступления, или же старались устранить препятствия, к тому представлявшиеся»

В преступлении, совершенном лицами по предварительному согласию, выделялись зачинщики (на современном языке – организаторы), сообщники (на современном языке – исполнители), подговорщики или подстрекатели и пособники. Роль каждого из этих соучастников была также подробно описана в законе.

Уложение детально регламентировало пределы ответственности соучастников. Наиболее строгому наказанию подлежали за преступления, совершенные несколькими лицами. Наказание участникам и сообщникам определялось «по мере оказанного содействия в учинении преступления». «Из пособников в преступлении те, коих содействие было необходимо для совершения преступления, приговариваются к наказанию… наравне с учинившими оное; а все прочие к наказанию, однако степенью ниже участников».

Кодексу был известен и институт так называемого добровольного отказа соучастников: наказание назначалось ниже, если зачинщики, подстрекатели или пособники «отступили от исполнения своего намерения, но, однако же, не взяли мер для предупреждения исполнения оного и не донесли об умышляемом надлежащему начальству». Если же, все согласившиеся учинить какое-либо преступление впоследствии…сами по собственной воле отступили от своего намерения… то они освобождаются от всякого наказания».

Помимо участия в преступлении Уложение уже знало институт прикосновенности к преступлению. Лицами, прикосновенными к преступлению, признавались попустители, укрыватели и недоносители. Все они наказывались менее строго по сравнению с соучастниками преступления. Особо обращает на себя внимание то обстоятельство, что уголовной ответственности за недоносительство и укрывательство, кроме четырех наиболее опасных государственных преступлений, не подлежали лица, состоявшие с преступником «в брачном союзе или близких связях родства или свойства, или бывшие благодетели его».

Уложение впервые в российском законодательстве оговаривало возраст уголовной ответственности. Формально он устанавливался в 7 лет. Однако можно предположить, что фактически возрастом уголовной ответственности признавалось 10 лет «дети, коим более семи, но менее десяти лет отроду, и которые не имеют еще надлежащего за ними присмотра, исправления и наставления». Ответственность лиц в возрасте от 10 до 14 лет зависела от того, совершено ли ими преступление «с разумением» или «без разумения». В том случае, если «с достоверностью признано, что преступление учинено ими без разумения», на них распространялись упомянутые правила, предусмотренные для детей от 7 до 10 лет. Если же преступление было совершено «с разумением», то наказание существенно смягчалось по сравнению с ответственностью взрослых лиц. Для несовершеннолетних же в возрасте от 14 до 21 года (совершеннолетием считался 21 год) по общему правилу наказание назначалось одною или двумя степенями ниже относительно соответствующих наказаний для взрослых. Кроме того, за преступления, совершенные по неосторожности, несовершеннолетние от 14 до 21года подвергались лишь домашнему исправительному наказанию. В местах лишения свободы – смирительном доме, крепости или тюрьме – несовершеннолетние содержались отдельно от других заключенных.

Законодатель устанавливал определенные обстоятельства, «по коим содеянное не должно быть вменяемо в вину», т.е. обстоятельства, освобождающие от ответственности. К ним относились: «совершенная невинность того деяния, коего случайным и непредвидимым последствием было сделанное зло; малолетство в таком возрасте, когда подсудимый не мог еще иметь понятия о свойстве деяния (т.е. до 7 лет); безумие, сумасшествие и припадки болезни, приводящие в умоисступление или совершенное беспамятство; ошибка случайная или вследствие обмана (т.е. добросовестное заблуждение относительно противозаконности деяния); принуждение от превосходящей непреодолимой силы; необходимость обороны».

Рассматривая обстоятельства, связанные с безумием, Уложение ведет речь практически о невменяемости, впервые более или менее четко сформулированной в уголовном законодательстве России. Уже довольно определенно были зафиксированы критерии невменяемости, которые были основаниями освобождения от наказания. Под так называемым юридическим критерием имелось в виду, «когда нет сомнения», что виновный, «по состоянию своему в то время, не мог иметь понятия о противозаконности и о самом свойстве своего деяния». Под так называемый медицинский критерий невменяемости подпадали «безумные от рождения или сумасшедшие», больные «в точно доказанном припадке умоисступления или совершенного беспамятства», «потерявшие умственные способности и рассудок от старости или дряхлости», а также «лунатики (сонноходцы), которые, в припадках своего нервного расстройства, действуют без надлежащего разумения». Не подлежали наказанию, кроме того, глухонемые, «когда нет сомнения, что они не получили… никакого понятия о обязанностях в законе», за исключением случаев совершения ими «смертоубийства» или «зажигательства». В таких случаях глухонемые содержались под стражей отдельно от других заключенных.

Перечисленные категории лиц, не подлежащие наказанию, отдавались на попечение «благонадежным» родственникам, опекунам или посторонним (с их согласия). В случае отсутствия таковых или недостаточной их благонадежности больные, страдающие временными нервно-психическими расстройствами, «отдавались» в больницу «до совершенного их выздоровления», старики и лунатики – в заведения Приказа общественного призрения, «безумные или сумасшедшие» – в дом умалишенных. При совершении последними «смертоубийства» или «зажигательства» либо покушения на эти преступления они заключались в дом умалишенных независимо от наличия родственников, их благонадежности и желания оставить больных у себя.

Кроме перечисленных обстоятельств, в Уложении отмечались еще два, исключавших наказуемость деяния. Это крайняя необходимость и необходимая оборона. Первое, именовавшееся «принуждением от превосходящей и непреодолимой силы», определялось следующим образом: «Учинившему противозаконное деяние вследствие непреодолимого к тому от превосходящей силы принуждения и токмо для избежания непосредственно грозившей его жизни в то самое время». Таким образом, условиями правомерности вреда, причиненного в состоянии крайней необходимости, являлись: наличие непосредственной опасности, состоявшей в непреодолимом на данный момент принуждении, превосходящим по силе возможности лица; наличие опасности, угрожавшей исключительно жизни причинившего вред; неотвратимость опасности на данный момент никакими другими средствами. Как видно, какой-либо соразмерности вреда причиненного вреду, предотвращенному не требовалось, однако характер опасности был ограничен угрозой только для жизни причинившего вред (потому, вероятно, и не требовалась упомянутая соразмерность). Лишь в этих двух позициях названный институт отличался от соответствующей нормы в действующем уголовном законодательстве.

«Необходимость обороны» как институт, известный российскому уголовному законодательству с давних времен, в Уложении был закреплен достаточно полно и детально. Оборона считалась необходимой, а, следовательно, и правомерной и не влекла за собой уголовной ответственности при наличии следующих условий: 1) оборона могла применяться для отражения действительного и наличного нападения; 2) объектами обороны могли выступать жизнь, здоровье, свобода, собственность, неприкосновенность жилища, целомудрие и честь женщины, причем разрешалось защищать не только себя, но и других; 3) оборона допускалась лишь при невозможности прибегнуть к защите местного или ближайшего начальства; 4) причиненный нападавшему вред мог заключаться в «употреблении силы и каких бы то ни было мер для отражения напад