Эмпирические аспекты изучения роли семьи в возникновении страха у детей старшего дошкольного возраста

В последнее десятилетие интерес российских психологов к изучению страхов существенно усилился в связи с резкими изменениями в жизни общества, порождающими неопределенность и непредсказуемость будущего и, как следствие, переживания эмоциональной напряженности, страха и тревоги.

2014-08-04

506.91 KB

27 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


PAGE   \* MERGEFORMAT 3

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение ……………………………………………………………………..3

Глава 1. Теоретические аспекты роли семьи в возникновении страха у детей старшего дошкольного возраста………………………………………..

1.1. Подходы к рассмотрению понятия «страх» в психолого-педагогической литературе

1.2 Сущность страхов в дошкольном детстве

1.3.  Причины  возникновения страха в старшем дошкольном возрасте

1.4. Семья как основной фактор возникновения страхов в дошкольном возрасте

Глава 2. Эмпирические аспекты изучения роли семьи в возникновении страха у детей старшего дошкольного возраста

2.1 Методы и методики исследования.

2.2. Организация и проведение исследования

Выводы

Заключение

Список литературы

Приложение

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность  исследования заключается в том, что изучение страхов на разных этапах детства важно как для раскрытия сути данного явления, так и для понимания возрастных закономерностей развития эмоциональной сферы человека, становления эмоционально-личностных образований. Именно страхи лежат в основе целого ряда психологических трудностей детства, в том числе, многих нарушений развития, служащих поводом для обращений в психологическую службу. Не зная причин возникновения страха, механизмов ее развития, преобразования, превращения в другие состояния, зачастую просто невозможно разобраться в том, что происходит с ребенком, каковы истинные мотивы его поступков и, главное как ему помочь.

В последнее десятилетие интерес российских психологов к изучению страхов существенно усилился в связи с резкими изменениями в жизни общества, порождающими неопределенность и непредсказуемость будущего и, как следствие, переживания эмоциональной напряженности, страха и тревоги. Вместе с тем необходимо отметить, что и в настоящее время в нашей стране страхи исследуются преимущественно в узких рамках конкретных, прикладных проблем.

Детские страхи в той или иной степени обусловлены возрастными особенностями и имеют временный характер. Однако те детские страхи, которые сохраняются длительное время и тяжело переживаются ребёнком, говорят о нервной ослабленности малыша, неправильном поведении родителей.

Работа с детскими страхами невозможна без четкого понимания  роли семьи в формировании негативных состояний старших дошкольников.

Влияние семейного окружения на особенности развития ребенка представляет большой интерес для исследователей в области психологии развития. В настоящее время, в связи со значительными изменениями в социально-культурной среде, которые затрагивают современную семью, становится всё более актуальной проблема изучения эмоциональной сферы ребенка и, в частности, возникновения детских страхов.

Возникающая в современном обществе социально-политическая нестабильность вызывает раздражение родителей и обеспокоенность будущим своих детей, отсюда их сверх требовательность к собственному ребенку или наоборот, полное к нему безразличие. Проблема возникновения страхов нередко осложняется тем, что многие родители не знают, как правильно реагировать нате или иные проявления эмоционального неблагополучия ребенка.

Теме страхов посвящены теоретические исследования известных отечественных и зарубежных психологов М.М. Безруких,  Боулби, Л.С. Выготского, Дж. Ман, В.С. Мухиной, Л.Ф. Обуховой, В.В.Столина, Ю. В. Щербатых. Проблема страхов у детей старшего дошкольного возраста находит отражение в работах А. И. Захарова и  А.М. Прихожан  Но данная проблема в настоящее время остается малоизученной, что обусловило выбор данной темы дипломной работы.

Цель исследования: выявить роль семьи в возникновении страхов у детей старшего дошкольного возраста.

Объект исследования: страхи детей старшего дошкольного возраста.

Предмет исследования: семья как фактор возникновения страхов у детей старшего дошкольного возраста.

Гипотеза исследования: роль семьи в возникновении страхов у старших дошкольников определяется характером родительского отношения, стратегией семейного воспитания и выраженностью компонентов родительской любви: возникновению и увеличению страхов у детей старшего дошкольного возраста будут способствовать –

  1.  Родительские отношения, основанные на «отвержение ребенка», отсутствии кооперации с ним, значительной психологической дистанции и нерегулируемой системой контроля.
  2.  Авторитарная или индифферентная стратегия воспитания.
  3.  Родительская любовь, основанная на внешних данных ребенка, его поведенческих паттернах, успешности и удачливости ребенка.

Задачи исследования:

  1.  Провести теоретический анализ научных подходов рассмотрения роли семьи в возникновении страхов у детей старшего дошкольного возраста.
  2.  Подобрать необходимый диагностический материал изучения роли семьи в возникновении страхов у детей старшего дошкольного возраста.
  3.  Организовать эмпирическое исследование.
  4.  Сделать выводы о роли семьи в возникновении страхов у старших дошкольников.

 Методологической основой исследования является представление
о   субъективном   характере   психики,   принцип   развития   психики   в
 поведении и деятельности, получившие разработку и подтверждение в работах ряда отечественных и зарубежных психологов: К.Роджерса, Г.Лэндрета, М.Е.Бурно, Л.С.Выготского, А.Н.Леонтьева Д.Б.Эльконина, Б.Д.Карвасарского, А.И.Захарова, А.С.Спиваковской, и др.

Методы исследования:

  1.  Теоретические методы исследования: анализ, синтез, обобщение.
  2.  Эмпирические методы исследования: тестирование, проективный метод, опрос.
  3.  Качественные и количественные методы обработки данных.
  4.  Констатирующий эксперимент.

Методики исследования:

1. «Страхи в домиках».  Авторы методики: А.И. Захаров и М.Панфилова

2. Методика «Паровозик». Автор С.В. Велиева.

3. Тест-опросник родительского отношения. Авторы А.Я.Варга, В.В.Столин.

4. Методика  «Стратегии семейного воспитания». Автор  С. Степанов.

5. Методика «Опросник родительской любви и симпатии». Автор  Е.В. Милюкова.

Практическая значимость. Результаты данного исследования помогут психологам и педагогам более адресно организовать коррекционно-развивающую работу с эмоциональной сферой  старших дошкольников, родителям для осознании роли семьи в формировании страхов у детей старшего дошкольного возраста.

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ РОЛИ СЕМЬИ В ВОЗНИКНОВЕНИИ СТРАХА У ДЕТЕЙ СТАРШЕГО ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА

1.1. Подходы к рассмотрению понятия «страх» в психолого-педагогической литературе

Понятие «страх» разрабатывалось многими исследователями и имеет разные толкования. В современном словаре по психологии под редакцией В.В. Юрчук мы находим, что «страх – аффективно чувственная эмоция, которая возникает в обстоятельствах превентивности – угрозы – боязни за свою социальную или же биологическую экзистенцию у субъекта» [52, с.342].

Артур Ребер в большом толковом психологическом словаре трактует страх как «эмоциональное состояние, возникающее в присутствии или предвосхищении опасного или вредного стимула. Страх обычно характеризуется внутренним, субъективным переживанием очень сильного возбуждения, желания бежать или нападать и рядом симпатических реакций» [1, с.71].

Согласно З.Фрейду «страх – это состояние аффекта – объединение определённых ощущений ряда удовольствие – неудовольствие с соответствующими иннервациями разрядки напряжения и их восприятия, а так же вероятно, и отражение определённого значимого события» [42, с.218].

Известный физиолог И.П.Павлов трактует страх как «проявление естественного рефлекса, пассивно-оборонительной реакции с лёгким торможением коры больших полушарий. Страх основан на инстинкте самосохранения, имеет защитный рефлекс и сопровождается определёнными физиологическими изменениями высшей нервной деятельности» [19, c.570].

Р.Ф.Овчарова рассматривает страх, как эффективное (эмоционально заострённое), отражение в сознании человека конкретной угрозы для его жизни и благополучия [29].

Ю.А.Неймер, А.В.Петровский, М.Г.Ярошевский рассматривают страх как «эмоциональное состояние, возникающее в ситуациях угрозы биологическому или социальному существованию индивида и направленное на источник действительной и воображаемой опасности» [25, c.102].

Таким образом, проанализировав разные трактовки понятия страха, мы установили, что большинство ученых рассматривают страх, как эмоциональное состояние человека, выполняющее функцию защиты в ситуациях различных видов угроз  и направленное на источник опасности. Человек может переживать страх в разных ситуациях, но все эти ситуации имеют одну общую черту. Они ощущаются, воспринимаются человеком как ситуации, в которых под угрозу поставлено его спокойствие и безопасность. Интенсивное переживание страха запоминается надолго. Страх складывается из определённых и вполне специфичных физиологических изменений, экспрессивного поведения и специфического переживания, проистекающего из ожидания угрозы или опасности. У маленьких детей, так же как и у животных, ощущение угрозы или опасности сопряжено с физическим дискомфортом, с неблагополучием физического «Я». Страх, которым они реагируют на угрозу, это боязнь физического повреждения. Субъективное переживание страха ужасно, и что странно – оно может заставить человека оцепенеть на месте, тем самым, приводя его в абсолютно беспомощное состояние, или, наоборот, может заставить его бросится наутёк, прочь от опасности [8].

Норма «протекания» страха составляет 3-4 недели; если страх не ослабевает и не проходит, то, возможно, его уже стоит рассматривать как невроз.

Страх возникает в ответ на действие угрожающего стимула. Существуют две угрозы, имеющие универсальный и одновременно фатальный в своём исходе характер. Это смерть и крах жизненных ценностей, противостоящих таким понятиям как жизнь, здоровье, самоутверждение, личное и социальное благополучие. Но и помимо крайних выражений страха всегда подразумевает переживание какой-либо реальной или воображаемой опасности [11].

Понимание опасности, её осознание формируется в процессе жизненного опыта и межличностных отношений, когда некоторые безразличные для ребёнка раздражители постепенно приобретают характер угрожающих воздействий. Обычно в этих случаях говорят о появлении травмирующего опыта (испуг, боль, болезнь, конфликты и т.д.). Гораздо более распространены так называемые внушённые детские страхи. Их источник – взрослые, окружающие ребёнка (родители, бабушки, воспитатели детских учреждений), которые непроизвольно заражают ребёнка страхом, тем, что излишне настойчиво, подчёркнуто эмоционально указывают на наличие опасности. В результате ребёнок реально воспринимает только вторую часть фраз типа: «Не подходи – упадёшь», «Не гладь – укусит» и др. Маленькому ребёнку пока ещё не ясно, чем ему всё это грозит, но он уже распознаёт сигнал тревоги, и естественно, у него возникает реакция страха. Взрослый добился своего – ребёнок послушался. Но страх закрепился и распространился на исходные ситуации [14].

Всё это даёт основание говорить об условнорефлекторном характере страха, даже если ребёнок пугается (вздрагивает) при внезапном стуке или шуме, так как последний когда-то сопровождался крайне неприятным переживанием. Подобное сочетание запечатлелось в памяти в виде определённого эмоционального следа и теперь не произвольно ассоциируется с любым внезапным звуковым воздействием [14].

Так же часто, как термин «страх», встречается термин «тревога». По мнению Захарова в страхе и в тревоге есть общий эмоциональный компонент в виде чувства волнения и беспокойства. Апофиз страха и тревоги – ужас. Тревога – это предчувствие опасности, состояние беспокойства. Чаще тревога проявляется в ожидании какого-то события, которое трудно прогнозировать и которое может угрожать неприятными последствиями. Тревога присуща людям с развитым чувством собственного достоинства, долга, ответственности. Тревога выступает и как пропитанное беспокойством чувство ответственности за жизнь, как свою, так и близких людей. Страх можно рассматривать как выражение тревоги в конкретной объективизированной форме, если предчувствия не пропорциональны опасности и тревога принимает затяжное течение. В некоторых случаях страх представляет собой своеобразный клапан для выхода лежащей над ним тревоги. Если человек начинает бояться самого факта возникновения страха, то здесь высокий, запредельный уровень тревоги, так как он боится, опасается всего того, что может даже косвенно угрожать его жизни и благополучию [18].

Несмотря на то, что страх – это интенсивно выражаемая эмоция, следует различать его обычный, естественный, или возрастной характер, и патологический уровни. Обычно страх кратковременен, обратим, исчезает с возрастом, не затрагивает глубоко ценностные ориентации человека, существенно не влияет на его характер, поведение и взаимоотношения с окружающими людьми. Некоторые формы страха имеют защитное значение, так как позволяют избежать соприкосновения с объектом страха [15].

Причинами страха могут быть события, условия или ситуации, являющиеся началом опасности. Как указывает Боулби, причиной страха может быть либо присутствие чего-то, что обеспечивает безопасность. Страх может иметь своим предметом какого-либо человека или объект. Иногда страх не связан ни с чем конкретным, такие страхи переживаются, как беспредметные. Страх может вызываться страданием, это связано с тем, что в детстве сформировались связи между этими чувствами [26].

Как показывают разнообразные исследования, страх имеет свои проявления. По мнению А.И.Захарова иногда выражения страха так очевидны, что не нуждаются в комментариях, например, ужас, оцепенение, растерянность, плач, бегство. О других страхах можно судить только по ряду косвенных признаков, таких как стремление посещения ряда мест, разговоров и книг на определённую тему, смущение и застенчивость при общении. При остром чувстве беспокойства человек теряется, не находит нужных слов для ответа, говорит невпопад, невнятным, дрожащим от волнения голосом и часто замолкает совсем. Взгляд отсутствующий, выражение лица испуганное. Внутри всё «опускается», холодеет, тело становится тяжёлым ноги ватными, во рту пересыхает, дыхание перехватывает, щемит в области сердца, ладони становятся влажными, лицо бледнеет, и человек «обливается холодным потом». Одновременно он совершает много лишних движений, переминается с ноги на ногу, поправляет без конца одежду или становится неподвижным или скованным. Перечисленные симптомы острого беспокойства говорят о перенапряжении психофизиологических функций организма, их расстройстве [16].

При состояниях хронического беспокойства и страха человек (ребёнок) находится в напряжённом ожидании, легко пугается, редко улыбается, всегда серьёзен и озабочен. Он не может полностью расслабить мышцы, излишне устаёт, ему свойственны приходящие головные боли и спазмы в различных участках тела. Несмотря на усталость, не удаётся сразу заснуть, так как ребёнку мешают всякого рода навязчивые мысли, догадки предчувствия [16].

В психологии и педагогике существуют разные классификации страхов. В психологическом словаре под общей редакцией Ю.Л.Неймера выделяется 3 основных вида страхов: реальный, невротический и страх свободный [33]:

Реальный страх – рациональное выражение инстинкта самосохранения как нормальная реакция на восприятие внешней опасности.

Страх невротический – разнообразные формы «бесцельного страха» невротиков, возникают из-за отвлечения либидо от нормального применения, либо из-за отказа психических инстанций.

Страх свободный – общая неопределённая боязливость, готовая на время привязаться к любой появившейся возможности и выражающаяся в состоянии «боязливого ожидания», страх беспредметный, не связанный с каким-либо объектом, вызывающим этот страх.

Овчарова Р.В. выделяет следующие виды страхов [29]:

Возрастные страхи  отмечаются у эмоционально чувствительных детей как отражение особенностей их психического и личностного развития. Возникают они под действием следующих факторов: наличие страхов у родителей, тревожность в отношениях с ребёнком, избыточное предохранение его от опасностей и изоляция от общения со сверстниками. Большое количество запретов со стороны родителя того же пола или полное предоставление свободы ребёнку родителями и другого пола, а также многочисленные нереализуемые угрозы всех взрослых в семье, отсутствие возможности для ролевой идентификации с родителями того же пола, преимущественно у мальчиков. Конфликтные отношения между родителями, психические травмы типа испуга, психологическое заражение страхами в процессе общения со сверстниками и взрослыми.

Невротические страхи характеризуются большой эмоциональной интенсивностью и напряжённостью, длительным течением или постоянством, неблагоприятным влиянием на формирование характера и личности, взаимосвязью с другими невротическими расстройствами и переживаниями, избеганием объекта страха. Невротические страхи могут быть результатом длительных и неразрешимых переживаний. Чаще боятся подобным образом чувствительные, испытывающие эмоциональные затруднения в отношениях с родителями дети, чьё представление о себе искажено эмоциональными переживаниями в семье или конфликтными. Эти дети не могут полагаться на взрослых, как на источник безопасности, авторитета и любви. Дети, которые не приобрели до школы необходимого опыта общения со взрослыми и сверстниками, не уверенны в себе, боятся не оправдать ожидания взрослых, испытывают страх перед учителем.

Некоторые дети панически бояться сделать ошибку, когда готовят уроки. Это происходит в тех случаях, когда родители педантично их проверяют и при этом очень драматично относятся к ошибкам. Даже если родители не наказывают ребёнка, психологическое наказание всё равно присутствует [29].

Но наиболее полной можно считать классификацию страхов А.Захарова [14]:

1. По характеру – природные, социальные, ситуативные, личностные.

2. По степени реальности – реальные и воображаемые.

3. По степени интенсивности – острые и хронические.

Кроме того А.Захаров указывает на наличие патологического страха. На патологический страх указывают его крайне драматические выражения (ужас, эмоциональный шок, потрясение) или затяжное, навязчивое, труднообратимое течение, непроизвольность, то есть полное отсутствие контроля со стороны сознания, как и не благоприятное воздействие на характер, межличностные отношения и приспособление человека к социальной действительности [14].

Известный психиатр А. Карвасарский делил страхи на группы исходя из того, чего боится человек, - это так называемая классификация по фабуле страха. Различал 8 основных фабул страха. К первой он относил боязнь пространства, проявляющуюся в различных формах. Сюда относятся: клаустрофобия - боязнь замкнутого пространства, агорафобия - боязнь открытого пространства, страх глубины и страх высоты. Ко второй группе фобий относятся так называемые социофобии, связанные с общественной жизнью. Они включают в себя эрейтофобию (страх покраснеть в присутствии людей), страх публичных выступлений, страх из-за невозможности совершить какое-либо действие в присутствии посторонних. К третьей группе, по классификации Карвасарского, относятся нозофобии - страхи заболеть каким-либо заболеванием. К четвертой группе относится танатофобия - страх смерти, к пятой - различные сексуальные страхи, к шестой - страхи нанести вред себе или близким. В седьмую группу входят "контрастные" страхи (громко произнести слово, совершить что-то непристойное). И восьмая группа страхов - фобофобии, страх бояться чего-либо [21].

Другие психиатры, например Д.Б. Сэдок и Г.И. Каплан, предпочитают делить страхи на конструктивные - представляющие естественный защитный механизм, помогающий лучше приспособиться к экстремальной ситуации, и патологические, которые являются неадекватным ответом на определенный стимул по интенсивности или длительности и часто приводят к психопатологиям [19].

Ю. Щербатых [46] делит все страхи на три группы: 1) природные страхи, непосредственно связанные с угрозой жизни человеку. К числу природных явлений, внушающих людям сильнейший страх, относятся гроза, солнечные затмения, появление комет, извержения вулканов и сопровождающее их землетрясения, которые ассоциируются у человека со страхом конца мира. Особую группу природных страхов составляют страхи животных. К животным, вызывающим у людей особенно сильный страх, несомненно, относятся разнообразные змеи и пауки. 2) социальные страхи - боязнь и опасения за изменение своего социального статуса. Социальные страхи могут вытекать из страхов биологических, но всегда имеют специфический социальный компонент, который в них выходит на первое место, оттесняя более примитивные факторы выживания. Следует отметить, что конкретные формы проявления социальных страхов зависят от особенностей исторической эпохи, возраста человека, профессиональной принадлежности и типа общества. Проводились неоднократные исследования по выявлению актуальных страхов в современном обществе. В результате было установлено, что на первом месте стоит страх за здоровье своих близких, на втором - страх возможной войны, на третьем - страх перед преступностью. Затем последовательно - страх бедности, страх перед некоторыми животными, страх перед возможными неблагоприятными изменениями в личной жизни, страх перед начальством. Оказалось, что многих людей пугает кладбище, они испытывают страх пред болезнями (девятое место) и перед публичными выступлениями. 3) внутренние страхи - рожденные лишь фантазией и воображением человека и не имеющие под собой реальной основы для беспокойства. Особо хочется отметить, что к внутренним страхам исследователи относят не только страхи, рожденные фантазией человека, но и страхи собственных мыслей, если они идут вразрез с имеющимися моральными установками (боязнь собственных мыслей и желаний).

В педагогической литературе рассматривается следующая классификация страхов. Страх условно делится на ситуативный и личностный [22].

Ситуативный страх возникает в необычной, крайне опасной или шокирующей взрослого или ребенка обстановке, например, при нападении собаки. Часто он появляется в результате психического заражения паникой в группе людей, тревожных предчувствий со стороны членов семьи, конфликтов и жизненных неудач.

Личностно обусловленный страх предопределен характером человека, например, его повышенной мнительностью, и способен проявляться в новой обстановке или при контактах с незнакомыми людьми.

Ситуативный и личностно обусловленный страхи часто смешиваются и дополняют друг друга.

1.2 Сущность страхов в дошкольном детстве

Можно выделить несколько подходов, по-разному описывающих специфику содержания страха у детей.

В психоаналитическом подходе основное место уделяется развитию внутренних психологических инстанций. 3. Фрейд и А. Фрейд отмечали, что психологическая особенность, детерминирующая специфику страха в дошкольном возрасте у ребенка формируется в "Сверх-Я" и именно с данным феноменом связаны особенности детского страха. В отличие от З. Фрейда, А. Фрейд считала страх Сверх-Я первым внутренним страхом. Одним из характерных признаков данного подхода является тенденция авторов выяснить "психологическую пользу" детского страха, его естественность для психики, а также провести разграничение между нормальным и патологичным развитием в области детского страха [43].

Следующий подход условно можно назвать социальным. Здесь исследователи, как отечественные, так и зарубежные (Д. Селли, Г.С. Салливен, А.И. Захаров), обращают внимание в первую очередь на изменения социального положения ребенка, на особенности его взаимоотношения с внешним миром. Они говорят о том, что содержание детского страха становится тесно связанным с характером межличностных знаковых социальных взаимоотношений.

Можно предположить, что эти два подхода отражают две точки зрения на единый феномен. Сторонники одного подхода обращают внимание на внутреннюю психическую деятельность, другие исследователи обращают свое внимание на социальные аспекты существования ребенка [15].

Также можно указать еще два направления, связанных с выделением различных особенностей развития ребенка. В одном случае авторы (А.И. Захаров, В.И. Гарбузов) фиксируют выявленный экспериментальным путем страх смерти у детей 5-8 лет. Причина его возникновения, как отмечается, лежит в особенностях развития детской картины мира - у ребенка происходит осознание смерти как таковой, как конечности жизни (В.И. Гарбузов). Кроме того, описывается существование у детей страха, связанного с символическими структурами сознания, с мифологичностью мышления, - страха различных мифологических персонажей. Именно этот подход обращает внимание на данные страхи-заместители, которые могут являться надстройкой над всеми остальными детскими страхами и которые связаны с культурно-историческим развитием общества (А.И. Захаров) [14, 7].

Условно страхи можно разделить на две большие группы: врожденные (возрастные) и приобретенные. Страхи, названные врожденными, сопровождают определенный возрастной период развития.

На каждом из этапов своего развития дети испытывают страхи, которые различны для разных возрастов [28]:

- от рождения до 6 месяцев малышей способен напугать любой громкий и неожиданный шум, любое быстрое движение со стороны другого человека, падение и потеря физической поддержки, опоры;

- от 7 месяцев до года малыша пугают уже определенные громкие звуки (например, шум пылесоса), практически любые незнакомые люди, раздевание, одевание и смена обстановки, высота. Для многих малышей источником страха является отверстие стока в ванной и душе;

- дети от 1 года до 2 лет могут бояться разлуки с родителями, незнакомых людей, травм, засыпания и самого сна из-за ожидания ночных кошмаров;

- источником страхов детей до 3 лет являются отвержение со стороны родителей, незнакомые ровесники, смена обстановки, изменение порядка жизни. Специалисты советуют определять детей в учреждения дошкольного образования либо до 1,5 лет, либо после 3, поскольку период с 2 до 3 лет является во многом критическим и трудным для малышей. Кроме того, детей этого возраста путают угрожающие и непонятные объекты большого размера - краны, большие машины;

- дети с 3 до 4 лет начинают бояться темноты, одиночества и замкнутого пространства.

- в 6-7 лет апогея достигает страх смерти. Именно в этом возрасте у ребенка формируется чувство времени и пространства, появляется концепция жизни, он понимает, что жизнь не бесконечна, что люди рождаются и умирают, и это касается и его семьи. Кстати, именно в этом возрасте дети довольно часто переживают первую семейную утрату -- постепенно уходит из жизни старшее поколение;

- 7-8-летние дети боятся вызвать неодобрение со стороны родителей, не соответствовать их пожеланиям и ожиданиям;

- дети с 8 лет больше всего боятся смерти родителей.

По мнению Г.Эберлейна наличие устойчивых страхов у детей говорит о неспособности их справиться со своими чувствами, контролировать их, когда дети пугаются, вместо того, чтобы действовать, и не могут остановить «разгулявшиеся» чувства [47].

В старшем дошкольном возрасте проходит самый насыщенный страхами период. И не столько потому, что дети воспринимают все более эмоционально, сколько по причине когнитивного развития. Они начинают четче разделять опасное и неопасное, страшное и нестрашное. Центральное место занимает страх смерти, максимально выраженный в 7 лет. Увеличивается в старшем дошкольном возрасте, еще не достигая максимума, страх смерти родителей.

Как справедливо отмечает А.И. Захаров, у нормально развивающихся детей довольно часто бывают ночные страхи [14].

Ребенок во время сна, чаще в первой половине ночи, внезапно начинает кричать, пытается куда-то бежать или защищаться от мнимых преследователей. По отрывочным высказываниям удается понять, что во сне он увидел что-то страшное. Проснувшись, он может в первую минуту не узнать родителей, не понять, где находится, однако его удается быстро успокоить, и обычно он засыпает вновь. Наутро ребенок полностью или частично забывает о ночных переживаниях, иногда у него сохраняются лишь отрывочные воспоминания. Ночные страхи возникают с разной частотой: каждую ночь, 1-2 раза в неделю или реже, иногда в высказываниях малыша можно уловить связь с определенной психотравмирующей ситуацией [49].

Причиной ночных страхов могут стать разные жизненные ситуации, например драки, семейные скандалы, укус собаки, яркие устрашающие впечатления, особенно если ребенок испытывал страх, засыпая. Именно поэтому не стоит рассказывать детям страшные сказки перед сном. И недопустимо, чтобы ребенка будили семейные скандалы.

Многие дети не любят засыпать в темноте и даже просто засыпать из-за того, что боятся повторения кошмарных снов.

Но родители очень часто не обращают своего внимания на детские кошмары, хотя порой ночные страхи провоцируют энурезы, некрепкий поверхностный сон и мучительное пробуждение. Родители считают, что это со временем пройдет, забудется, что это всего лишь ситуативное, возрастное или единичное событие. Но ночные кошмары воспринимаются маленькими детьми как нечто, совершенно от них не зависящее, а потому грозное и могущественное. Дети дошкольного возраста еще не могут сказать себе, что это сон, заставить себя проснуться или изменить сюжет сновидения. Они полностью во власти своего сна, и взрослые, оставляя малышей наедине с воспоминаниями о ночных кошмарах, обрекают их на сильные душевные страдания [20].

Многих детей страшные образы, когда-то привидевшиеся им во сне, преследуют долгие годы.

Так, известный детский психотерапевт и православный психолог Т. Л. Шишова предупреждает родителей о том, чтобы они осторожно вытаскивали ночные ужасы из ребенка: можно побуждать ребенка рассказывать свои сны, рисовать их и разыгрывать в сценках домашнего кукольного театра. Страхи найдут свое отражение в детском творчестве, и вы сможете его мягко корректировать. Но родители должны активно сопереживать малышу, не зацикливаясь на его переживаниях, а стараясь поскорее перевести обсуждение в игровую стихию и вызвать у ребенка положительные эмоции. Как известно, смех лечит, поэтому внимание к смешным деталям в рисунках, смешным поворотам сюжета в сценках, все абсурдное и нелепое, которое встречается в снах, поможет увести ребенка от точного воспроизведения плохого сна к более оптимистичному сценарию [45].

Если реально посмотреть на сновидения, то кошмары, как и большинство страхов, прежде всего, являются отражением действительности, окружающей ребенка. Если в семье ровные, доброжелательные отношения, одинаковые требования обоих родителей и взаимная любовь и уважение, тогда вероятность страшных снов сокращается. Чаще всего кошмарные сны снятся детям, обнаруживающим большое количество возрастных страхов: машин, поездов, самолетов, стихии, высоты и глубины, уколов, боли и т. [17].

Содержание таких эмоциональных состояний, как страхов и тревог у детей дошкольного возраста неоднократно изучалось в психологии, социологии, педагогике и медицине. В разнообразных исследованиях выделен ряд страхов и тревог, типичных для детей разных возрастов. Отмечая культурные и национальные различия, исследователи одновременно обращают внимание и на определенное сходство, которое тем больше, чем с более маленькими детьми проведено исследование: так для дошкольников -- это страх темноты, сказочных персонажей, воображаемых существ.

В дошкольном (5 - 6 лет) возрасте наиболее часты переживания страха, когда угрожающим является конкретизированный, эмоционально насыщенный образ, часто носящий фантастический, иррациональный или преувеличенный характер. Проиллюстрируем это выдержками из протоколов.

«Страшно - это когда что-то знакомое и хорошее, а по правде опасное, что обмануть может. Притворяется доброй, а сама - в мешок и утащит» (девочка, 5 лет) [16, c.113].

Таковы, основные проблемы эмоциональных состояний детей дошкольного возраста.

Старший дошкольный возраст это возраст наибольшей выраженности страхов, что обусловлено не столько эмоциональным, сколько когнитивным развитием - возросшим пониманием опасности. Центральное место занимает страх смерти. Увеличивается в старшем дошкольном возрасте, еще не достигая максимума, страх смерти родителей. Максимально представлен страх животных, из сказочных - Змея Горыныча. Из других типичных для этого возраста страхов следует отметить страх глубины. Нарастает в старшем дошкольном возрасте, сохраняясь на высоком уровне в дальнейшем, страх пожара, страх нападения, страх войны.

В отличие от мальчиков у девочек в рассматриваемом возрасте подчеркнуты страхи заболеть, наказания, перед засыпанием и сказочных персонажей в целом. По данным факторного анализа страхов у старших дошкольников, в фактор, обладающий наибольшим удельным весом, вошли все вышеперечисленные общие между ними страхи. Максимальными факторными нагрузками обладают страхи войны и смерти родителей. У девочек в отличие от мальчиков в ведущий фактор включен страх «сказочных персонажей». Связующим звеном страхов у старших дошкольников будет страх смерти, он тесно связан со страхами нападения, заболевания, смерти родителей, страшных снов, темноты, сказочных персонажей, животных, стихии, огня, пожара и войны. Все эти страхи имеют своей мотивацией угрозу для жизни, если не прямую, что связанно со смертью родителей, появлением в темноте и снах чудовищ. Нападение со стороны кого-либо (в том числе животных), равно как и болезнь, могут обернуться непоправимым несчастьем, увечьем, смертью. То же относится к буре, наводнению, землетрясению, огню, пожару и войне - как непосредственным угрозам для жизни [40].

В старшем дошкольном возрасте нередко возникают вопросы вроде: "сколько лет жил твой папа, мама?", "зачем люди живут?", "откуда все взялось'?" и заклинания: "не хочу быть старушкой, а хочу быть все время девочкой" и так далее. Подобные фразы говорят о развитии абстрактного мышления, способности к обобщениям, предвосхищению событий, понимании категорий времени и пространства. Возникновение страха смерти означает осознание необратимости происходящих возрастных изменений. Ребенок начинает понимать, что взросление на каком-то этапе знаменует собой смерть, неизбежность которой вызывает беспокойство как эмоциональное неприятие рациональной необходимости умереть. Предстоящему "концу" предшествует в младшем дошкольном возрасте осознание "начала" - понимание своего рождения, появления на свет, начала всех начал – жизни [15, с. 162].

В дошкольном возрасте может возникнуть состояние, вызванное триадой страхов: одиночества, темноты и замкнутого пространства. В таком случае ребенок не остается один при засыпании, постоянно зовет мать, в комнате должен гореть свет (ночник) и необходимо, чтобы дверь была полуоткрыта. Беспокойство может проявиться и в связи с ожиданием страшных (кошмарных) снов. Здесь многое зависит от умения родителей не создавать из этих возрастных страхов лишней проблемы, вовремя успокоить детей, нежно поговорить с ними и не настаивать на незамедлительном, безотносительно к их переживаниям, выполнении своих требований. Большое число страхов понижает уверенность в себе, без которой невозможны адекватная самооценка, личностная интеграция и принятие себя, претворение планов в жизнь и полноценное общение со сверстниками [41].

Старший дошкольный возраст -  это возраст наибольшей выраженности страхов, что обусловлено не столько эмоциональным, сколько когнитивным развитием — возросшим пониманием опасности. Центральное место занимает страх смерти, максимально выраженный  в 7 лет. Увеличивается в старшем дошкольном возрасте, еще не достигая максимума, страх смерти родителей [6].

Максимально представлен страх животных, из сказочных — Змея Горыныча в 5 лет и в 3 года у мальчиков, в 6 лет — у девочек.Из других типичных для возраста страхов следует отметить страх глубины — у мальчиков 6 и 7 лет, у девочек 7 лет; страшных снов — у мальчиков 6 лет, у девочек в 5, 6 и 7 лет; страх огня — у мальчиков в 6 лет, у девочек в 5, 6, 7  и в 9 лет.Нарастает в старшем дошкольном возрасте, сохраняясь на высоком уровне в дальнейшем, страх пожара в 6 и 7 лет у мальчиков и у девочек; страх нападения — в 6 и 7 лет у мальчиков и в 7 лет у девочек; страх войны — в 6 и 7 лет у мальчиков , в 7 лет у девочек.

В отличие от мальчиков у девочек в рассматриваемом возрасте подчеркнуты страхи заболеть в 7 лет, наказания в 7 лет, перед засыпанием в 5—8 лет  и сказочных персонажей в целом в 5 лет [15].

Страх смерти тесно связан со страхами нападения, заболевания, смерти родителей, страшных снов, темноты, сказочных персонажей, животных, стихии, огня, пожара и войны. Все эти страхи имеют своей мотивацией угрозу для жизни, если не прямую, то связанную со смертью родителей, появлением в темноте и снах чудовищ. Нападение со стороны кого-либо (в том числе животных), равно как и болезнь, могут обернуться непоправимым несчастьем, увечьем, смертью. То же относится к буре, урагану, наводнению, землетрясению, огню, пожару и войне — как непосредственным угрозам для жизни.

Страх смерти чаще встречается у детей, у которых обнаруживаются в 8 мес. страхи незнакомых лиц, а также некоторая осторожность и предусмотрительность при начале ходьбы. В дальнейшем от них не нужно прятать спички, поскольку они боятся (опасаются) огня и пожара. Обращает на себя внимание и страх высоты в преддошкольном возрасте. Эти дети не съезжают с горки, быстро усваивают предосторожности, например, не подходить к открытому окну, не стоять на краю обрыва и т. д. Все это — проявление инстинкта самосохранения, который обостряется у физически, соматически и нервноослабленных детей. О том же говорят страхи нападения, болезни, смерти родителей, страшных снов, стихии, огня, пожара и войны. Они связаны со страхом смерти во всем возрастном интервале 3—16 лет, как у мальчиков, так и у девочек.

Страх смерти в младшем дошкольном возрасте олицетворяет уже упоминавшийся страх перед Бабой Ягой и Кощеем. Некрофильный, противостоящий жизни характер этих персонажей, угрожающих разлучить ребенка с матерью или расправиться с ним. Страхи огня и пожара получают свое развитие в старшем дошкольном возрасте, будучи одним из проявлений страха смерти. О последнем косвенно могут говорить также страхи Волка в младшем дошкольном и Крокодила — в старшем дошкольном возрасте [15].

Начиная со старшего дошкольного возраста, у мальчиков и девочек представлен и страх чертей как представителей потустороннего мира, нарушителей социальных правил и сложившихся устоев. В младшем школьном возрасте и в начале подросткового на фоне повышенной внушаемости, достигающей максимума в 10 лет, появляются страхи покойников, Вурдалака, Вия, Дракона, Всадника без головы, космических пришельцев, роботов и т. д. Большей частью подобные персонажи аффективно воздействуют на воображение детей перед сном и во время его после чтения книг, просмотра кинофильмов, рассказов сверстников. Таким образом, время перед засыпанием, темнота и сон образуют своего рода замкнутое психологическое пространство, населенное у эмоционально чувствительных и впечатлительных детей пугающими образами из противостоящего жизни мира [16].

Таким образом, для старшего дошкольного возраста характерны свои страхи, которые необходимо учитывать в процессе формирования личности дошкольника. Анализ научных источников свидетельствует о том, что страх - эффективное (эмоционально заострённое) отражение в сознании человека конкретной угрозы для его жизни и благополучия. Выделяют несколько видов страхов. Существуют неотъемлемые страхи детей старшего дошкольного возраста, связанные с возрастными и социальными особенностями развития детей.

Рассмотрев теоретические основы особенностей проявления страхов у детей старшего дошкольного возраста, имеется необходимость рассмотреть о причинах возникновения страхов.

1.3.  Причины  возникновения страха в старшем дошкольном возрасте

Страх складывается из определенных и вполне специфических физиологических изменений, экспрессивного поведения и специфического переживания, проистекающего из ожидания угрозы или опасности.

Способствуют возникновению страха некоторые типологические свойства нервной высшей деятельности. Это эмоциональная чувствительность и связанная с ней впечатлительность. Повышенная впечатлительность таких людей выражается в их эмоциональной ранимости и уязвимости, когда они «всё близко принимают к сердцу и легко расстраиваются», будучи неспособными, к агрессивным ответам. Подверженные страхам дети не склонны к внешнему, открытому выражению своих чувств и переживаний - они « всё держат в себе» [7].

Большинство детей проходят в своём психическом развитии ряд возрастных периодов повышенной чувствительности к страхам. Все эти страхи носят переходящий характер, но они способны оживлять аналогичные страхи, сохраняющиеся в памяти тревожных родителей. Страхи взрослых передаются детям в семье. Это наиболее типичный психологический путь передачи страхов. Вероятность появления страхов у детей всегда выше при наличии их у родителей, особенно, если на лицо общие свойства высшей нервной деятельности, а так же, когда родители пользуются у детей авторитетом и когда между ними существует тесный эмоциональный контакт. Большинство страхов передаются детям неосознанно, но некоторые страхи, точнее опасения, могут внушаться детям навязываемой или системной целостностью ориентации, таким образом, наследуется не сами страхи, а некоторые общие свойства реагирования [2].

Причинами страха могут быть события, условия или ситуации, являющиеся началом опасности. Причиной страха может быть присутствие чего-то, что обеспечивает безопасность. Страх может иметь своим предметом какого-либо человека или объект. Иногда страх не связан ни с чем конкретным, такие страхи переживаются, как беспредметные. Страх может вызываться страданием, это связано с тем, что в детстве сформировались связи между этими чувствами [8].

Врожденные детерминанты страха, которые называются «природными стимулами и их производными». Производные стимулы, по-видимому, скорее подвержены видоизменениям в опыте, чем природные. Природными стимулами страха являются: одиночество, незнакомость, внезапное приближение, внезапное изменение стимула, высота и боль. Стимулы страха включают: темноту, животных, незнакомые предметы и незнакомых людей. Многие авторы показали, что природные стимулы страха связанны с возрастом, т.е. зависят от процессов развития и созревания. Например, ряд исследований показал, что страх перед незнакомыми людьми не может возникать в первые месяцы жизни потому, что у ребёнка ещё не развилась способность отличать знакомые лица от незнакомых. Эта способность возникает где-то между 6-и - 9-месячным возрастом и именно в этом возрастном периоде отмечается максимальный страх перед чужими [12].

Более тщательный анализ проблемы изученности причин возникновения страхов прослеживается в теоретическом подходе Боулби Он перечисляет ряд наблюдаемых экспрессивных и моторных актов, которые, по его мнению, можно рассматривать, как индикаторы страха. «Они включают осторожное всматривание в сочетании с подавлением движений, испуганное выражение лица, а также поиском контакта с кем-либо». Боулби предложил 4 основания для объединения различных форм поведения в поведенческий синдром страха [26]:

а) многие, если не все, проявления страха имеют тенденцию возникать одновременно или последовательно,

б) события, которые вызывают одну из них, обычно вызывают и другие,

в) большинство из них, если не все, выполняют единую биологическую функцию защиты,

г) при самоотчёте испытуемые указывают на них, как на проявление страха.

Грей разделил все причины страха на 4 категории: интенсивность, новизна, эволюционно выработанные сигналы опасности, причины, возникающие в социальном воздействии.

Боль и громкий звук являются примерами слишком интенсивных стимулов, а незнакомые лица или предметы иногда вызывают страх из-за своей новизны. Грей рассматривал недостаток стимуляции или отсутствия стимула в ожидаемом месте и во времени как определённый вид нового стимула. Любые ситуации, угрожающие значительной части членов вида в течение длительного времени, являются эволюционно выработанными сигналами опасности [16].

Работа Кагана, посвященная развитию негативного аффекта у детей, даёт более дифференцированный анализ аффектов. Он утверждает, что существует 4 «состояния страдания», которые называются страхом.

По Кагану причинами «состояния страдания» являются [51]:

а) не ассимилированное расхождение;

б) предвидение не желаемого события;

в) непредсказуемость;

г) признание несоответствия между взглядами и поведением;

д) признание диссонанса между взглядами.

В принципе любая эмоция может вызвать страх. Сходство нейрофизиологических механизмов эмоций с эмоцией страха приводит к тому, что они часто являются активаторами. Как утверждает Томкинс, внезапное освобождение от длительного и сильного страха, если оно полное, приводит к радости, если неполное к возбуждению. Подтверждение связи между страхом и возбуждением можно найти у Балл в её работе, посвященной гипнотически внушённому страху. Она показала, что испытуемые, переживающие страх, оказались в конфликте между желанием исследовать и желанием спастись. Она рассматривает это как доказательство двойственной природы страха. Теория дифференциальных эмоций интерпретирует конфликтное поведение как результат поведения между страхом и интересом [18].

Когнитивные процессы представляют собой наиболее общий вид причин страха. Например, страх, какого- либо определённого объекта может быть вызван мысленным воспроизведением в памяти или антиципацией. Воспоминание или предвидение страха само по себе является достаточным для того, чтобы вызвать страх [40].

На основании анализа имеющихся работ можно выделить типы ситуаций, в наибольшей степени провоцирующих страх на разных этапах детства. Это такие ситуации, как расставание с родителями, резкое изменение привычной обстановки: переход в новую группу, неприятие со стороны сверстников, разнообразные оценочные ситуации. В дошкольном возрасте преобладают инстинктивные страхи, связанные с инстинктом самосохранения [41]. Как известно, инстинктивные страхи - это преимущественно эмоциональные формы страха. "Страх и боязнь (устойчивое состояние страха) - это удел преимущественно дошкольного возраста. В интересующем нас старшем дошкольном возрасте страх и боязнь, тревожность и опасения могут быть представлены в одинаковой степени - подчеркивает А.И.Захаров [16, С. 5].

В результате анализа ряда психологических работ, посвященных проблеме страхов, можно выделить основные его источники, причины возникновения и развития [14]:

  1.  природные предпосылки, физиологические особенности индивида (ослабленная нервная система);
  2.  длительная внешняя стрессовая ситуация или посттравматический синдром;
  3.  внутриличностные особенности человека;
  4.  межличностные взаимоотношения человека с окружающими (особенно близкими и значимыми) людьми.

В заключение приведем основные факторы, указывающие на вероятность возникновения кошмарных снов у детей (по А. И. Захарову):

1. Превышающее характерное для данного возраста количество страхов, прежде всего: нападения, заражения, смерти себя и смерти родителей, животных, стихии, высоты, глубины, огня, пожара, войны.

2. Страхи перед засыпанием, в том числе и триада страхов -- одиночества, темноты и замкнутого пространства.

3. Дневные страхи Волка, Бабы Яги, Бармалея, Кощея, Змея Горыныча.

4. Повышенная внушаемость в сочетании с магическим настроением (ребенок быстро переносится в фантазийный мир, создаваемый сказочной атмосферой, и живется ему там легче, чем в реальности) и низкой самооценкой.

5. Плохая переносимость ожидания, неизвестности; страхи при контактах с незнакомыми людьми, при ответах и выступлениях.

6. Наличие кошмарных страхов у родителей того же пола, особенно у матерей по отношению к дочерям.

7. Невротическое расстройство личности у матерей.

8. Невротическая привязанность (зависимость) детей к чрезмерно опекающей, боязливой и тревожно-мнительной матери, что максимально выражено при недостаточной роли отца в семье и его жестокости.

9. Невротическое расстройство формирующейся личности детей.

10. Затрудненное засыпание с последующим беспокойным сном и плохим самочувствием днем [14].

Говоря о девочках, следует добавить ряд факторов:

1. Токсикозы беременности у матери.

2. Страхи неожиданных, внезапных ситуаций.

3. Открытость в характере.

4. Конфликтные отношения с отцом и физические наказания с его стороны [14].

Таким образом, у дошкольников страх и тревожность возникает вследствие фрустрации потребности в надежности, защищенности со стороны ближайшего окружения и отражает неудовлетворенность именно этой потребности, которую можно рассматривать в этом возрасте как ведущую. Страх еще не является собственно личностным образованием, он представляет собой функцию неблагоприятных взаимоотношений с близкими взрослыми. В исследованиях А.И.Захарова, Е.В.Новиковой и других ученых было показано, что решающая роль принадлежит семье. От взаимоотношений между взрослым и ребенком, создания нужной психологической атмосферы дома будет зависеть и здоровье ребенка, и его нервная система. Любовь и уважение к детям - одно из главнейших условий их гармоничного развития [16].

1.4. Семья как основной фактор возникновения страхов в дошкольном возрасте

Многие исследователи определяют семью как основной фактор в возникновении страхов. Нормальные семейные взаимоотношения базируются на авторитете родителей,  т.е. духовном воздействии родителей на формирование сознания и поведения детей, основанном на уважительно-доверительном отношении ребенка к мнению отца и матери.

Понятийный аппарат детско-родительских отношений достаточно широк и многозначен: родительские установки и соответствующие им типы поведения; родительские позиции; типы родительских отношений; типы отношений «мать-ребенок»; типы позитивного и ложного родительского авторитета; типы (стили) воспитания детей; черты патогенных типов воспитания; параметры воспитательного процесса; семейные роли ребенка; стили общения, предлагаемые взрослыми в семье и школе [30].

Понятие «родительское отношение» имеет наиболее общий характер и указывает на взаимную связь и взаимозависимость родителя и ребенка. Родительское отношение включает в себя субъективно-оценочное, сознательно-избирательное представление о ребенке, которое определяет особенности родительского восприятия, способ общения с ребенком, характер приемов воздействия на него. Как правило, в структуре родительского отношения выделяют эмоциональный, когнитивный и поведенческий компоненты. Понятия родительская позиция и родительская установка используются как синонимы родительского отношения, но отличаются степенью осознанности. Родительская позиция скорее связывается с сознательно принятыми, выработанными взглядами, намерениями; установка - менее однозначна [1].

Описаны различные варианты родительских позиций, установок, родительского (чаще материнского) отношения:

симбиоз (чрезмерная эмоциональная близость);

авторитарность;

эмоциональное отвержение («маленький неудачник»);

поддержка, разрешение;

приспособление к потребностям ребенка;

формальное чувство долга при отсутствии подлинного интереса к ребенку;

непоследовательное поведение;

сотрудничество, изоляция, соперничество, псевдосотрудничество;

позиции-шаблоны, калечащие семейные, в том числе и детско- родительские отношения (заискивающий «миротворец»; «обвинитель»;

расчетливый «компьютер»; сбитый с толку, «отвлекающийся»);

позитивная модель поведения - гибкая, или уравновешенная, где различные приемы используются не автоматически, а сознательно, с учетом последствий своих действий [48].

Учитывая взаимозависимость отношений в семье, их описывают через те роли, которые выполняет ребенок. По мнению А. С. Спиваковской [38], роль ребенка можно четко выделить в дисгармоничной семье, где относятся друг к другу шаблонно, стереотипно, годами сохраняя застывшие, ригидные, уже не соответствующие реакциям отношения. Роль - это набор шаблонов поведения по отношению к ребенку в семье, сочетание чувств, ожиданий, действий, оценок, адресованных ребенку взрослыми.

Наиболее типичны четыре роли: «козел отпущения», «любимчик», «примиритель», «беби». «Козел отпущения» - это объект для проявления взаимного недовольства супругов-родителей. «Любимчик» заполняет эмоциональный вакуум в супружеских отношениях, забота и любовь к нему чрезмерно преувеличены. Напротив, при сильной близости супругов друг к другу ребенок раз и навсегда остается в семье только ребенком, «беби» с очень ограниченными правами. «Примиритель» вынужден играть роль взрослого, регулировать и устранять супружеские конфликты, и таким образом занимает важнейшее место в структуре семьи.

Выделяются и другие роли: «ребенок-обуза»; «ребенок-раб», «ребенок-любовник» (одинокая, как правило, мать настаивает на «отношениях для двоих», закрепощает ребенка в узах своей любви); «ребенок как оружие» в борьбе с супругом; ребенок - «заместитель мужа» (от него требуют постоянного внимания, заботы, чтобы он был рядом и делился своей личной жизнью) [30].

Выделяют также три спектра отношений, составляющих любовь родителей к своему ребенку: симпатия - антипатия, уважение - пренебрежение, близость – дальность [38]. Сочетание этих аспектов отношений позволяет описать некоторые типы родительской любви.

Одним из основных психолого-педагогических понятий для выделения различных типов семейного воспитания является стиль родительского отношения, или стиль воспитания. Чаще всего в психолого-педагогических исследованиях для определения, анализа родительского отношения используются два критерия: степень эмоциональной близости, теплоты родителей к ребенку (любовь, принятие, тепло или эмоциональное отвержение, холодность) и степень контроля за его поведением (высокая - с большим количеством ограничений, запрещений; низкая - с минимальными запретительными тенденциями) [27].

Наиболее активно проблема связи стилей воспитания, нарушений родительского отношения и отклонений в психическом развитии и даже здоровье детей исследуется с клинико-психологических позиций; Определен ряд параметров воспитательного процесса [2]:

  •  Интенсивность эмоционального контакта родителей по отношению к детям: гиперопека, опека, принятие, непринятие.
  •  Параметр контроля: разрешительный, допускающий, ситуативный, ограничительный.
  •  Последовательность - непоследовательность.
  •  Аффективная устойчивость - неустойчивость.
  •  Тревожность - нетревожность.

Различные сочетания этих параметров воспитания соотносятся с различными видами неврозов у детей. Например, ограничительство, аффективная неустойчивость со стороны родителей приводят к развитию у ребенка невроза страха. Сверхпринятие, «разрешительство», непоследовательность - к развитию истерического невроза. Выраженное ограничительство - к неврозу навязчивых состояний [20].

Э. Г. Эйдемиллер выделил типы негармоничного семейного воспитания: потворствующая гиперпротекция, доминирующая гиперпротекция, повышенная моральная ответственность, эмоциональное отвержение ребенка, жестокое обращение, гипопротекция [48].

«В реальной жизни, - замечает В.С.Мухина, - все еще более сложно, чем в любой классификации. В семье могут быть представлены одновременно несколько стилей отношения к ребенку: отец, мать, бабушки и дедушки могут конфликтовать друг с другом, отстаивая каждый свой стиль, и т.д. Кроме стилей отношений, обращенных непосредственно к ребенку, на его воспитание оказывает безусловное влияние стиль взаимоотношений взрослых членов семьи» [28, с.25].

Рассмотрим семейную обусловленность страхов. Вначале отметим влияние неполной семьи. Значительное увеличение числа страхов в их семьях происходит, прежде всего, у мальчиков в старшем дошкольном возрасте. Отсутствие отца в семье нарушает формирование поведения, соответствующего полу, и психологической защиты от идущих извне угроз. Отчасти это отражается и на девочках, поскольку им также требуется навык защиты себя от опасностей, что наиболее развито в филогенезе у представителей мужского рода [38].

Рассмотрим выраженность страхов в полных семьях. Абсолютное отсутствие страхов представляется, во всяком случае, в дошкольном возрасте, скорее, исключением, чем правилом, и достаточно часто служит проявлением органической расторможенности, некритичности и невысокого интеллектуального уровня. Так, у мальчиков, у отцов которых наблюдается алкоголизм, количество страхов достоверно меньше, чем у мальчиков, отцы которых не злоупотребляют алкоголем. Бесстрашие у этих мальчиков, нередко граничащее с безрассудством и игнорированием опасностей, является в своей совокупности известным барьером невосприятия страха как аффективно переживаемой угрозы для жизни и безопасности. Кроме этого, "профилактика" страхов в данном случае происходит и вследствие расторможенного поведения отца, напоминающего в состоянии алкогольного опьянения тех чудовищ, которых обычно боятся дети. Ребенок как бы привыкает к такому поведению и даже в чем-то подражает ему, после чего ему уже не страшны Бармалеи, Кощеи и другие страшные образы [8].

Мальчики и девочки более боязливы, если считают главной в семье мать, а не отца. Работающая и доминирующая в семье мать часто испытывает нервно-психическую перегрузку, что создает дополнительное напряжение в ее отношениях с детьми, вызывая у них ответные реакции беспокойства. Доминирование матери также указывает на недостаточно активную позицию и авторитет отца в семье, что затрудняет ролевую идентификацию с ним мальчиков и увеличивает возможность передачи беспокойства со стороны матери, если оно имеет место.

Вне связи с доминированием матери, если мальчики старшего дошкольного возраста в воображаемой игре "семья" выбирают роль не отца, как это делают большинство сверстников, а матери, то количество их страхов является наибольшим. Как правило, это говорит о наличии невротической, основанной на беспокойстве, привязанности к матери.

Особую чувствительность в плане страхов старшие дошкольники обнаруживают при наличии конфликтных отношений между родителями. Тогда индекс страхов достоверно выше, особенно у девочек, чем когда отношения родителей оцениваются как дружные, хорошие, без ссор.

Заслуживает внимания факт обнаружения у дошкольников из конфликтных семей достоверно более частых страхов животных, стихии, заболевания, заражения и смерти, а также страхов кошмарных снов и родителей. Все эти страхи являются своеобразными эмоциональными откликами на конфликтную ситуацию в семье [17].

Маленькие дети "считывают" эмоции родителей и близких им людей с чувствительностью сейсмографа и "записывают" в свое подсознание, если эмоции достаточно сильные и повторяющиеся.

Детские страхи порождает и чрезмерная родительская опека. Ребенку, растущему в тепличных условиях, очень трудно потом приспособиться к жизни без "защитного скафандра", и ему везде начинают мерещиться опасности, а на этой основе возникают страхи.

Безразличие и невнимание к ребенку порождает не меньше детских страхов, чем чрезмерная опека. Это происходит особенно часто в семьях, где ребенка "не ждали" и не были к нему готовы. Или ждали мальчика, а родилась девочка (и наоборот). Предоставленный себе, лишенный эмоционального приятия, ребенок многое понимает не так, а многого не понимает вообще. Он начинает бояться всего подряд, поскольку живет в каком-то виртуальном мире, который сам себе нафантазировал [15].

Источником страхов может стать неблагополучная обстановка в семье. Под такой обстановкой мы подразумеваем конфликты между родственниками на глазах у детей. Особенно сильная тревожность возникает у детей, выросших в атмосфере недоверия, эмоциональной холодности и отчуждения между окружающими. Например, такая ситуация складывается перед разводом, когда родители только формально вместе, а эмоционально они друг другу чужие. Или в неполной семье, где ребенка воспитывают мать и бабушка, которые до сих пор выясняют отношения друг с другом. Дошкольники более чувствительны к конфликтам в семье и тяжелее страдают от развода, при котором чаще всего остаются без отца. У детей, родители которых развелись, страхов на порядок больше, чем у их ровесников из благополучных семей [26].

Травмирующий личный опыт, ведущий к повышенной тревожности и способствующий появлению, развитию и усилению страхов, ребенок может получить в период внутриутробного развития или родов. Токсикоз во время беременности, асфиксия приводят к тому, что новорожденный беспокойно спит, просыпаясь от самых тихих звуков и даже шорохов. Во сне он может непроизвольно подергиваться. Дети, появившиеся на свет в результате преждевременных, затяжных или патологических родов, после кесарева сечения, более нервные, психически уязвимые и подвержены страхам. Самая неблагоприятная ситуация складывается, если младенец сразу после родов попадает в больницу и находится отдельно от матери. Иногда это накладывает отпечаток на всю его дальнейшую жизнь. У него несравнимо большее количество страхов по сравнению с другими детьми, может появиться даже заторможенность в развитии [2].

Статистика показывает, что больше всего страхов у единственных детей. Они наиболее подвержены самым разным страхам, в первую очередь, страху одиночества. К тому же у детей, испытавших в детстве одиночество, нередко формируется комплекс неполноценности, они не уверены в себе. Чем больше взрослых вокруг единственного ребенка, тем более вероятно приобретение им этих комплексов. В результате у единственных детей чаще развивается тревожность [38].

Детская душа очень ранима. Самое плохое, что ребенок может быстро об этой ране забыть. И тогда она продолжит жить в нем своей "теневой" жизнью, уходя все глубже и глубже в подсознание, и именно детские травмы и страхи становятся причинами наших "взрослых" проблем и неудач [16].

Современные родители должны обладать важнейшей способностью к рефлексии на индивидуальные и возрастные особенности ребёнка, готовностью к сознательному поиску наиболее эффективного стиля его индивидуального воспитания. Именно в наше время так много возможностей обучаться и продвинуться в выработке собственного неповторимого стиля, культуры семейного воспитания [38].

Таким образом, проведенный анализ позволил нам сделать следующие выводы.

Страх - эффективное (эмоционально заострённое) отражение в сознании человека конкретной угрозы для его жизни и благополучия. Страх - эмоция, возникающая в ситуациях угрозы биологическому или социальному существованию человека и направленная на источник действительной или воображаемой опасности.

Старший дошкольный возраст играет особую роль в психическом развитии ребенка, это период активного развития и становления познавательной деятельности и структур межличностного общения.

Особенности детско-родительских отношений в исследованиях многих психологов и педагогов определяются, как особенно значимые. Эти отношения - обязательная предпосылка становления личности ребёнка. В процессах общения он вырабатывает коммуникативные умения и навыки, формирует знания об окружающих и о собственном «Я».

Среди первопричин, вызывающих страхи, выделяют неправильный подход в процессе воспитания. Проблема влияния семейного окружения на особенности эмоционального развития ребенка представляет большой интерес для исследователей в области психологии развития. Cемья играет в развитии ребёнка значительную роль, опосредует взаимодействие с окружающей действительностью. Проведенные исследования по указанной теме, показывают, что психологический аспект семейного воспитания остается важнейшим и составляет основу этого процесса.

ГЛАВА 2. ЭМПИРИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ РОЛИ СЕМЬИ В ВОЗНИКНОВЕНИИ СТРАХА У ДЕТЕЙ СТАРШЕГО ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА

2.1 Методы и методики исследования

Обозначенная цель данного исследования поставила задачу подобрать необходимый диагностический материал, который должен состоять из двух блоков методик. Методики, направленные на изучение детских страхов и их психоэмоционального состояния,  составляют первый блок. Во второй блок вошли методики, позволяющие охарактеризовать отношение родителей к своим детям-дошкольникам. Это отношение напрямую влияет на психоэмоциональный климат, образующийся вокруг ребенка.

Для выявления детских страхов была отобрана методика «Страхи в домиках».  Авторы методики: А.И. Захаров и М.Панфилова

Цель: выявление и уточнение преобладающих видов страхов (страх темноты, одиночества, смерти, медицинские страхи и т. д.) у детей старше 3-х лет.

Взрослый рисует контурно два дома (на одном или на двух листах) : черный и красный. И потом предлагает расселить в домики страхи из списка (взрослые называет по очереди страхи). Записывать нужно те страхи, которые ребенок поселил в черный домик, т.е. признал, что он боится этого. У детей постарше можно спросить: «Скажи, ты боишься или не боишься ...».

Беседу следует вести неторопливо и обстоятельно, перечисляя страхи и ожидая ответа «да» - «нет» или «боюсь» - «не боюсь». Повторять вопрос о том, боится или не боится ребенок, следует только время от времени. Тем самым избегается наводка страхов, их непроизвольное внушение. При стереотипном отрицании всех страхов просят давать развернутые ответы типа «не боюсь темноты», а не «нет» или «да». Взрослый, задающий вопросы, сидит рядом, а не напротив ребенка, не забывая его периодически подбадривать и хвалить за то, что он говорит все как есть. Лучше, чтобы взрослый перечислял страхи по памяти, только иногда заглядывая в список, а не зачитывая его.

После выполнения задания ребенку предлагается закрыть черный дом на замок (нарисовать его), а ключ – выбросить или потерять. Данный акт успокаивает актуализированные страхи.

Анализ полученных результатов заключается в том, что экспериментатор подсчитывает страхи в черном доме и сравнивает их с возрастными нормами. Совокупные ответы ребенка объединяются в несколько групп по видам страхов. Если ребенок в трех случаях из четырех-пяти дает утвердительный ответ, то этот вид страха диагностируется как имеющийся в наличии. Инструкция для ребенка: «В черном домике живут страшные страхи, а в красном – не страшные. Помоги мне расселить страхи из списка по домикам».

Все перечисленные здесь страхи можно разделить на несколько групп:

  •  медицинские страхи - боль, уколы, врачи, болезни;
  •  страхи, связанные с причинением физического ущерба – транспорт, неожиданные звуки, пожар, война, стихии;
  •  страх смерти (своей);
  •  боязнь животных;
  •  страхи сказочных персонажей;
  •  страх темноты и кошмарных снов;
  •  социально-опосредованные страхи – людей, детей, наказаний, опозданий, одиночества;
  •  пространственные страхи – высоты, глубины, замкнутых пространств.

Согласно А. И. Захарову,  наличие большого количества разнообразных страхов у ребенка –  показатель преневротического состояния. Это психические расстройства, характеризующие стадию перехода от состояния психического здоровья к болезни.

Кроме того методика позволяет высчитать индекс тревожности, на основании которого детей можно разделить на пять групп.

Возрастные нормы  (по А. И. Захарову): среднее число страхов

в дошкольном возрасте: у девочек - 10,3; у мальчиков -  8,2.

В приложении 1 представлен необходимый методический материал для работы с данной методикой.

Методика «Паровозик» (автор С.В. Велиева)  позволяет определить особенности эмоционального состояния ребёнка: нормальное или пониженное настроение, состояния тревоги, страха, удовлетворительную или низкую адаптацию в новой или привычной, социальной среде. Применяется индивидуально с детьми с 2,5 лет.

Стимульный материал: белый паровозик и 8 разноцветных вагончиков (красный, желтый, зеленый, синий, фиолетовый, серый, коричневый, черный). Вагончики беспорядочно размещаются на белом фоне.

Инструкция: «Рассмотри все вагончики. Давай построим необычный поезд. Первым поставь вагончик, который тебе кажется самым красивым. Теперь выбери из оставшихся самый красивый, и т.д.».

Необходимо, чтобы ребенок удерживал все вагончики в поле зрения. Чем младше ребенок, тем чаще повторяется инструкция, одновременно обводятся рукой оставшиеся вагончики.

Фиксируются: позиция цвета вагончиков; высказывания ребенка.

Обработка данных.

1 балл присваивается, если ребенок поставил вагончик фиолетового цвета на вторую позицию; черный, серый, коричневый – на третью; красный, желтый, зеленый – на шестую.

2 балла присваивается, если ребенок поставил вагончик фиолетового цвета на первую позицию; черный, серый, коричневый – на вторую; красный, желтый, зеленый – на седьмую, синий – на восьмую.

3 балла присваивается, если черный, серый или коричневый вагончик поставлен на первую позицию; синий – на седьмую; красный, желтый, зеленый – на восьмую позицию.

Эксперимент проводится три раза. Баллы,  полученные в каждом случае суммируются.

Если в результате суммирования полученных данных, баллов оказывается менее трех, то психическое состояние оценивается как позитивное, при 4-6 баллах – как негативное психическое состояние низкой степени (НПС нс); при 7 – 9 баллах – как НПС средней степени; больше 9 баллов – НПС высокой степени.

Оценка результатов

3 балла – позитивное психическое состояние

4- 6 баллов – негативное психическое состояние низкой степени

7 – 9 баллов – негативное психическое состояние средней степени

Больше 9 баллов – негативное психическое состояние высокой степени

Для изучения системы родительского отношения использовались опросники.

Тест-опросник родительского отношения (А.Я.Варга, В.В.Столин). Методика ОРО.

Тест-опросник родительского отношения (ОРО), авторы А.Я.Варга, В.В.Столин, представляет собой методику для диагностики родительского отношения у матерей, отцов, опекунов и т.д., обращающихся за психологической помощью по вопросам воспитания детей и общения с ними.

Родительское отношение понимается как система разнообразных чувств по отношению к ребенку, поведенческих стереотипов, практикуемых в общении с ним, особенностей восприятия и понимания характера и личности ребенка, его поступков.

Результаты опросника выражаются в пяти шкалах: принятие-отвержение, социальная желательность поведения ребенка, симбиоз (отсутствие дистанции между родителем и ребенком), авторитарный контроль, отношение к неудачам ребенка.

В тесте-опроснике 61 вопроса, на которые следует отвечать согласием или несогласием. Методика предназначена для родителей детей 3-10 лет. В приложении 2 представлен необходимый методический материал для работы с данной методикой.

Методика  «Стратегии семейного воспитания» С. Степанова

Данная методика имеет опросную форму. В ней содержится 10 вопросов и закрытого типа ответы. Испытуемому предлагается выбрать один из предлагаемых вариантов ответа, оценив, таким образом, собственную стратегию семейного воспитания.

После обработки результатов выявляется преобладающий стиль воспитания в семье. Если такового не окажется, это будет означать, что данных родителей выявлен противоречивый стиль воспитания,  когда отсутствуют четкие принципы, и поведение родителей диктуется сиюминутным настроением.

В методике выделяются четыре стиля воспитания, чаще всего упоминаемые в научной литературе: авторитетный, авторитарный, либеральный, индифферентный.

Содержание  стилей, текст опросника, его инструкция, обработка и интерпретация результатов представлены в Приложении 3.

Методика «Опросник родительской любви и симпатии» Е.В. Милюковой.

Опросник состоит из двух частей. Первая часть направлена на выявления преобладающего у родителя чувства по отношению к ребенку (симпатия или любовь). Для этого родителям предполагается 20 утверждений, которые должны быть оценены по четырех бальной шкале. В зависимости от того, какая сумма баллов выше, можно судить о том, какое чувство в отношениях с ребенком преобладает.

Во второй части методики определяется компонентный состав и типология родительской любви. Е.В. Милюкова выделяет три составляющие родительской любви (биологическая, психологическая и социальная) и четыре компонента (биологический, эмоционально-чувственный, когнитивный и социальный). Компоненты родительской любви входят в структуру составляющих родительской любви. В целом глубокий анализ результатов данного исследования дает возможность выявить фундаментальные установочные ориентации родительской любви и впоследствии корректировать и развивать другие ее компоненты.

В приложении 4 представлены: описание составляющих и компонентов родительской любви, текст опросника, его инструкция, обработка и интерпретация результатов.

2.2. Организация и проведение исследования

Эмпирическое исследование проводилось на базе МДОУ № 6 г. Балабаново. Сроки  проведения:  март -  апрель 2014 года. Было продиагностировано 42 ребенка в возрасте от 5.5 до 6.7 лет. Все дети попадают под категорию «старший дошкольник». Среди них 19 мальчиков и 23 девочки.

В исследовании приняли участия матери детей. Привлечение только матерей обосновывается следующими аргументами:

  •  Среди 42 двух семей – 15 неполные (36%).
  •  В воспитательном процессе детей дошкольного возраста в основном участвуют матери, часто именно они формируют семейную атмосферу и выстраивают детско-родительские отношения.
  •  Большинство отцов отказались принять участие в исследовании.

Средний возраст матерей – 28 лет, 32 матери работающие, 10 – домохозяйки. 15 матерей имеют высшее образование, 16 – средне-профессиональное и 11 – среднее образование.

Констатирующий эксперимент начался с проведения методики «Страхи в домиках». В таблице 1  мы отразили количество страхов присущее детям. Было выделено 5 групп. Количество страхов влияет на индекс тревожности. Поэтому в таблице представлены и эти данные.

Таблица 1

Данные о количестве страхов у детей старшего дошкольного возраста и уровне тревожности по методике «Страхи в домиках»

№ группы

Количество страхов

Индекс тревожности

Количество детей в группе

Процентное соотношение

1 группа

20-29

Высокий уровень

6 человек

14%

2 группа

13-19

среднеповышенный

8 человек

19%

3группа

12

Средний уровень

12 человек

28%

4 группа

6-11

среднепониженный

13 человек

30%

5 группа

До 5 страхов

Нижний уровень

3 человека

7%

Как видно из таблицы 1 дошкольники представлены во всех группах с разным индексом тревожности.

Самая малочисленная группа из трех человек характеризуется самым низким индексом или низким уровнем страхов. Эти дети отличаются коммуникабельностью, легко вступают в контакт, активны, жизнерадостны, охотно включаются в новую деятельность. У них, обычно, высокая самооценка (даже завышенная).

Среднепониженный  индекс тревожности встречается у 13 детей, что составляет 30%. Для этих детей характерна уверенность в своих силах, поэтому они спокойно берутся за новое дело, не испытывают больших затруднений при общении и выборе каких-либо решений, расположены к людям.

12 дошкольников имеют средний индекс тревожности. Данная группа детей отличается беспокойством, часто сомневаются при выборе решения, чувствительны к результатам своего труда. В знакомой обстановке активны, уверены, проявляют инициативу.

Среднеповышенный уровень выявлен у 8 человек. Такие дети чувствуют себя незащищенными, беспомощными, легко ранимы. Они боятся неуспеха, затрудняются в оценке результатов деятельности. Отличаются повышенной утомляемостью вследствие нервного перенапряжения.

И, наконец, тревожные дети, с большим количеством страхов, составили 1 группу, их оказалось 6 человек или 14 %. Дети с данными показателями повышенно сензитивны к обиде, преимущественно запоминают негативные события, крайне обостренно реагируют на отношения к ним окружающих. У одних детей – ярко выраженная агрессия, чувство раздражения, недоброжелательности, зависть к сверстникам, желание досадить, а у других нерешительность, робость, обвинение себя во многих неудачах, настороженность и недоверие. Обычно лишены оптимизма, болезненно реагируют на критику.

Как видим, 14 детей из 42 достаточно тревожны, имеют большое количество страхов.

Далее была сделана качественная и количественная характеристика детских страхов. В таблице 2 представлены данные по выявленным страхам.

Таблица 2

Количественная характеристика выявленных страхов у старших дошкольников по методике «Страхи в домиках»

выраженные страхи

у девочек

у мальчиков

1

2

3

4

1

2

3

4

1.

страх перед нападением

70%

90%

2.

страх умереть

100%

50%

3.

страх смерти родителей

100%

60%

4.

страх перед папой и мамой

90%

90%

5.

страх наказания

70%

100%

6.

страх чудовищ

50%

80%

7.

страх глубины

90%

40%

8.

страх перед стихией

80%

60%

9.

страх высоты

90%

40%

10.

страх пожара

100%

60%

11.

боязнь врачей и боли

80%

50%

12.

боязнь крови

100%

20%

13.

боязнь уколов

90%

40%

14.

страх перед неожиданными звуками

90%

60%

15.

страх темноты

60%

40%

16.

страх увидеть страшные сны

70%

40%

17.

страх замкнутого пространства

70%

20%

18.

страх войны

70%

60%

19.

страх огня

60%

60%

20.

страх больших улиц

20%

20%

Средний показатель

91,5

54%

Как видно из таблицы 2  девочки более боязливы и тревожны, они более ранимы. Они испытывают большее количество страхов. Был подсчитан средний показатель страхов у девочек и мальчиков. Полученные данные нашли свое отражение на рисунке 1.

Как видно из рисунка в исследуемой группе у девочек более высокий средний результат количества страхов по сравнению с мальчиками. Он значительно превышает и нормативный показатель.

Если вернуться к таблице 2, то можно заметить, что наиболее выражены у детей обоего пола следующие страхи: страх перед нападением, страх перед мамой и папой, страх наказания. В остальных случаях страхи дифференцировано выражены в зависимости от половой принадлежности.

Рис.1. Сравнительные результаты средних показателей количества страхов у мальчиков и девочек

Так у девочек более выражены страх умереть, страх перед смертью родителей, страх глубины, страх перед стихией, страх высоты и пожара, медицинские страхи, страх перед неожиданными звуками и страх пространства. Это может свидетельствовать о том, что девочки более опекаемы, меньше самостоятельно контактируют с окружающей средой, меньше ее осваивают.

На следующем этапе мы провели методику «Паровозик», чтобы иметь более точные данные об эмоциональном состоянии детей. Полученные результаты мы отобразили на рис. 2.

НПС – нервно-психическое состояние

Рис.2. Количественные показатели выраженности позитивности/негативности эмоционального состояния у старших дошкольников по методике «Паровозик»

Если мы сравним данные двух методик, то они практически совпадают.

По методике «Страхи в домиках» три ребенка имеют низкий уровень индекса тревожности и минимальное количество страхов (оно ниже нормативного показателя по Захарову), в методике «Паровозик» позитивное психическое состояние имеют 4 человека.

Негативное психическое состояние низкой степени выраженности имеют 14 человек, это в основном дети, которые по методике «Страхи в домиках» показали среднепониженный индекс тревожности, количество страхов соответствует возрастной норме по Захарову (8-10 страхов).

Негативное психическое состояние средней степени выраженности имеют 12 человек, эти дети составляют основу группы со среднеповышенным повышенным индексом тревожности по методике «Страхи в домиках». Количество страхов у них превышает нормативные показатели, но не доходит до максимума.

И, наконец, 12 детей показали негативное психическое состояние высокой степени, это дети с первой группы по методике «Страхи в домиках», характеризующиеся высоким индексом тревожности и наличием максимального количества страхов (от 20 до 29), а также несколько детей из 2 группы со среднеповышенным индексом тревожности, чье количество страхов колеблется от 17 до 19 штук. Максимальное количество набранных страхов соответствует 24. Такое количество страхов набрал лишь один ребенок. В основном дети этой группы набирали от 20 до 23 страхов.

Это говорит о том, что полученные нами данные по психоэмоциональному состоянию старших дошкольников достоверны.

Далее мы проводили диагностическую работу с родителями и сравнивали полученные результаты с данными по методике «Страхи в домиках».

Тест-опросник родительского отношения А.Я.Варга, В.В.Столин. Методика ОРО.

В ходе проведения данной методики мы получили следующие результаты, которые мы отразили на рисунках 3-7.

Рис.3. Распределение выборов родителей по шкале «принятие – отвержение»

Как видно из рисунка 7 родителей (16%) получили высокие баллы по данной шкале (от 24 до 33 баллов). Это означает, что данная группа родителей положительно относится  к своим детям. Взрослый принимает ребенка таким, какой он есть, уважает и признает его индивидуальность, одобряет его интересы, поддерживает планы, проводит с ним достаточно много времени и не жалеет об этом. 10 родителей (25%) получили низкие баллы по этой шкале (от 0 до 8), что говорит о том, что взрослый испытывает по отношению к ребенку в основном отрицательные чувства: раздражение, злость, досаду, ненависть. Такой взрослый считает ребенка неудачником, не верит в его будущее, низко оценивает его способности и нередко третирует ребенка.

12 родителей (29%) показали баллы от 16 до 23, то есть у них в определенной степени выражено «принятие», чем «отвержение».

13 родителей (30%) набрали от 9 до 15 баллов, у них наоборот в большей степени выражено «отвержение», чем принятие.

Рис.4.  Распределение выборов родителей по шкале «кооперация»

По этой шкале высокие баллы (7-8 баллов) набрали лишь 5 родителей (12%), это признак того, что взрослый проявляет искренний интерес к тому, что интересует ребенка, высоко оценивает способности ребенка, поощряет самостоятельность и инициативу, старается быть на равных с ребенком. Низкие баллы по данной шкале (1—2 балла) набрали 17 родителей (40%), что говорят о том, что взрослый занимает по отношению к ребенку противоположную позицию. Достаточно большое количество родителей  не верят в способности своего ребенка, не стремятся поощрять его самостоятельность  и инициативу, быть с ним на равных. Остальные родители заняли промежуточную позицию: у 9 родителей (21%) присутствуют элементы кооперации; у 11 (27%) – они уменьшаются.

Рис.5.  Распределение выборов родителей по шкале «симбиоз»

В данном  случае позиции родителей разделились примерно одинаково: 13 человек (30%) набрали низкие баллы (1-2 балла), это признак того, что взрослый устанавливает значительную психологическую дистанцию между собой и ребенком, мало о нем заботится. Высокие баллы по шкале симбиоз (6—7 баллов) — получили 15 родителей (36%). Это позволяют сделать вывод о том, что взрослый не устанавливает психологическую дистанцию между собой и ребенком, старается всегда быть ближе к нему, удовлетворять его основные разумные потребности. Остальные 14 родителей (33%) заняли промежуточную позицию.

Рис.6.  Распределение выборов родителей по шкале «контроль»

Как видно на рисунке 6, что достаточно большое количество родителей (23 человека – 54 %) предпочитают вести себя слишком авторитарно по отношению к ребенку, требуя от него безоговорочного послушания и задавая строгие дисциплинарные рамки. Почти во всем он навязывает ребенку свою волю. У 9 родителей (21%) контроль над действиями ребенка со стороны взрослого практически отсутствует. Это не очень хорошо для обучения и воспитания детей. Наилучшим вариантом оценки педагогических способностей взрослого человека по этой шкале являются средние оценки: от 3 до 5 баллов. Такие баллы набрали 10 родителей (23%), они могут гармонизировать свои отношения с детьми, умело регулируя систему контроля: дети получают возможность принимать самостоятельные решения на уровне своих возрастных возможностей, что создает благоприятные условия для эмоционального благополучия.

Рис.7.  Распределение выборов родителей по шкале «отношение  к неудачам ребенка»

Высокие баллы по шкале отношение к неудачам ребенка (7—8 баллов) признак того, что взрослый считает ребенка маленьким неудачником и относится к нему как к несмышленому существу. Интересы, увлечения, мысли и чувства ребенка кажутся такому взрослому несерьёзными, и он игнорирует их. Такие баллы по этой шкале набрали 13 родителей (30%). Низкие баллы по этой же шкале (1—2 балла), напротив, свидетельствуют о том, что неудачи ребенка взрослый считает случайными и верит в него. В  нашем исследовании, эту точку зрения разделяют 7 родителей (16%). Остальные родители по сумме баллов по этой шкале находятся между выше указанными результатами. Но большая часть этих родителей имеют тенденцию в сторону отношения к ребенку как к «маленькому неудачнику» - 15 родителей (36%).

В таблице 3 (Приложение 5) мы сравниваем результаты двух методик, характеризующие,  с одной стороны, психоэмоциональное состояние детей, с другой стороны, родительское отношение к детям.

Как видим, в группе № 5оказались дети с минимальным количеством страхов и нижним индексом тревожности. Эти дети отличаются коммуникабельностью, легко вступают в контакт, активны, жизнерадостны, охотно включаются в новую деятельность. У них, обычно, высокая самооценка (даже завышенная). При этом родители этих детей показали самые оптимальные результаты по всем шкалам методики ОРО. Это означает, что взрослый принимает ребенка таким, какой он есть, уважает и признает его индивидуальность, одобряет его интересы, поддерживает планы, проводит с ним достаточно много времени и не жалеет об этом, проявляет искренний интерес к тому, что интересует ребенка, высоко оценивает способности ребенка, поощряет самостоятельность и инициативу, старается быть на равных с ребенком, выбирает такую психологическую дистанцию, которая позволяет ребенку чувствовать  комфортно, контроль родитель выбирает умеренный, позволяющий ребенку одновременно чувствовать себя самостоятельным, но и находится в безопасности. Это создает благоприятную среду для психического развития ребенка: появляющиеся у него страхи успешно им преодолеваются, так как рядом, находятся понимающие и поддерживающие его родители.

В группе №1 находятся дети с максимальным количеством страхов и с высоким уровнем тревожности. Сопоставление этих результатов с данными родителей по методике ОРО показывает, что старшие дошкольники этой группы находятся совершенно в другой семейной атмосфере: взрослый испытывает по отношению к ребенку в основном отрицательные чувства: раздражение, злость, досаду, ненависть. Такой взрослый считает ребенка неудачником, не верит в его будущее, низко оценивает его способности и нередко третирует ребенка. Взрослый не умеет устанавливать оптимальную психологическую дистанцию  между собой и ребенком, мало о нем заботится. Ведет себя слишком авторитарно по отношению к ребенку, требуя от него безоговорочного послушания и задавая строгие дисциплинарные рамки. В этой группе оказались родители, которые, наоборот, практически не контролируют своих детей, так как это позволяет им уделять больше внимания решению своих проблем. Ребенок предоставлен самому себе, окружающим взрослым безразличны интересы, увлечения, мысли и чувства ребенка. Вокруг него образуется психотравмирующая ситуация, ведущая к повышенной тревожности, способствует появлению, развитию и усилению страхов.

Если анализировать данные детей, располагающихся между этими группами, то можно заметить, что происходит увеличение количества страхов и возрастание индекса тревожности, в том случае, если происходит увеличение отрицательных чувств, проецируемых на ребенка родителями. Одновременно с этим на появление и развитие страхов у детей влияют ослабление или усиление  родительского контроля, увеличение психологической дистанции, степени заинтересованности внутренним миром ребенка, снижение веры в потенциал своего ребенка. Не однозначны данные по шкале «симбиоз»: не всегда отсутствие психологической дистанции между родителем и ребенком положительно влияет на его психоэмоциональное состояние. В том случае, если этот процесс сопровождается удовлетворением всех капризов ребенка или строгим контролем, происходит тенденция на увеличение количества страхов и способствует появлению невротических состояний.

Методика  «Стратегии семейного воспитания» С. Степанова

Рис.8. Результаты выраженности стратегии семейного воспитания по методике С.Степанова

Как видно из рисунка 8 в исследуемой группы родителей представлены все стратегии семейного воспитания, представленные в методике.

9 родителей осуществляют авторитетный стиль (в терминологии других авторов - «демократический», «сотрудничество»). Такой родитель  осознает свою важную роль в становлении личности ребенка, но и за ним самим признается право на саморазвитие. Трезво понимает, какие требования необходимо диктовать, какие обсуждать. В разумных пределах родители  готовы пересматривать свои позиции. Родители поощряют личную ответственность и самостоятельность своих детей в соответствии с их возрастными возможностями.

18 родителям свойственен авторитарный стиль (в терминологии других авторов -  «автократический», «диктат», «доминирование»). Родители хорошо представляют, каким должен вырасти ваш ребенок, и прилагают к этому максимум усилий. В своих требованиях они  очень категоричны и неуступчивы. Неудивительно, что ребенку порой неуютно под  этим контролем. Родители с таким стилем воспитания ограничивают самостоятельность ребенка, не считают нужным как-то обосновывать свои требования, сопровождая их жестким контролем, суровыми запретами, выговорами и физическими наказаниями. При таком воспитании у детей формируется лишь механизм внешнего контроля, основанный на чувстве вины или страха перед наказанием. Авторитарные отношения исключают душевную близость с детьми, поэтому между ними и родителями редко возникает чувство привязанности, что ведет к подозрительности, постоянной настороженности и даже враждебности к окружающим.

У восьми родителей обнаружен либеральный стиль (в терминологии других авторов — «попустительский», «снисходительный», «гипоопека»). Родители  высоко ценят своего ребенка, считают простительными его слабости. Легко общаются с ним, доверяют ему, не склонны к запретам и ограничениям.

У семи родителей - индифферентный стиль. Проблемы воспитания не являются для таких родителей  первостепенными, поскольку у них иных забот немало. Свои проблемы ребенку в основном приходится решать самому. А ведь он имеет право рассчитывать на большее участие и поддержку со стороны родителей.

Далее мы сопоставили данные по методике С.Степанова с результатами по методике «Страхи в домиках»  и отобразили их в таблице 4.

Таблица 4

Сопоставление данных по методикам «Страхи в домиках» и «Стратегии семейного воспитания»

Название группы

Индекс тревожности

Количество страхов

Количество детей

Стратегии семейного воспитания

1

2

3

4

5

1 группа

высокий

20-24

6

4 родителя – индифферентная стратегия

2 родителя – авторитарная стратегия

1

2

3

4

5

2 группа

среднеповышенный

13-19

8

3 родителя – индифферентная стратегия

5 родителей - авторитарная стратегия

3 группа

средний

12

12

1 родитель – либеральная стратегия

11 родителей авторитарная стратегия

4 группа

среднепониженный

6-11

13

6 родителей – авторитетный

7 родителей – либеральный стиль

5 группа

нижний

5

3

3 родителя – авторитетная стратегия

Как видим из таблицы 4,  две стратегии семейного воспитания наиболее благоприятно влияют на психоэмоциональное состояние старших дошкольников: авторитетная и либеральная стратегии. Это объясняется тем, что при этих стратегиях  родители  осознают свою важную роль в становлении личности ребенка, но и за ним самим признается право на саморазвитие. Трезво понимают, какие требования необходимо диктовать, какие обсуждать. В разумных пределах родители  готовы пересматривать свои позиции. Родители поощряют личную ответственность и самостоятельность своих детей в соответствии с их возрастными возможностями. Родители  высоко ценят своего ребенка, считают простительными его слабости. Легко общаются с ним, доверяют ему,  несклонны к запретам и ограничениям.

Наиболее благоприятная ситуация для появления и укрепления страхов возникает, когда родители используют в воспитании индифферентную и авторитарную стратегии. Индифферентная стратегия воспитания приводит к тому, что ребенок оказывается незащищенным перед трудностями и опасностями окружающего мира. Старший дошкольник еще обладает необходимым потенциалом для успешной социализации, кроме того родители практически ничего не предпринимают, чтобы того, чтобы сформировать у него необходимее умения вхождения в социальный мир. Часто такие родители проецируют агрессивные формы поведения. Поэтому ребенок, подражая им, терпит неудачи в процессе общения, настраивая против себя сверстников, оказываясь, таким образом, в изоляции. Все это способствует возникновению у него большого количества страхов.

Родители с авторитарным стилем воспитания ограничивают самостоятельность ребенка, не считают нужным как-то обосновывать свои требования, сопровождая их жестким контролем, суровыми запретами, выговорами и физическими наказаниями. При таком воспитании у детей формируется лишь механизм внешнего контроля, основанный на чувстве вины или страха перед наказанием. Авторитарные отношения исключают душевную близость с детьми, поэтому между ними и родителями редко возникает чувство привязанности, что ведет к подозрительности, постоянной настороженности и даже враждебности к окружающим, а значит и к увеличению количества страхов.

Методика «Опросник родительской любви и симпатии» Е.В. Милюковой.

Данный опросник поможет нам понять влияние на возникновение страхов родительской любви. Результаты родителей будут представлены исходя из того, в какой группе по количеству страхов и индексу тревожности находится ребенок, то есть они будут разделены на пять выше описанных групп: в первую группу вошли родители, чьи дети имеют наибольшее количество страхов и наивысший индекс тревожности и т.д.

Рис.9. Средние показатели выраженности чувства любви по отношению к ребенку родителей из разных групп по методике ««Опросник родительской любви и симпатии» Е.В. Милюковой.

После подсчета результатов тестирования выявилось, что у всех родителей преобладает чувство любви по отношению к своим детям. На рисунке 9 представлены средние результаты, полученные в каждой группе. Показывая динамику изменения баллов от группы к группе, мы не пытались представить эти данные, как количественные показатели любви. Но, тем не менее, нам показалось интересным, что, например, балловая разница в среднем показателе между группой 1 и группой 5 составила десять баллов.

Мы можем объяснить это, тем, что родители по - разному понимают для себя содержание и функции родительской любви.  Наша интерпретация приобретает определенный смысл,  если дополнить их доминирующим компонентом родительской любви.

Рис.10. Структурные компоненты родительской любви в разных группах по методике ««Опросник родительской любви и симпатии» Е.В. Милюковой

Опираясь на диссертационные материалы Е.В. Милюковой и, полученные в ходе тестирования результаты, мы составили характеристику любви родителей из разных групп.

В группе 1 самый высокий компонент биологический, остальные компоненты выражены достаточно низко (максимальное количество, которое можно получить по любому компоненту – 7 баллов).

Родительская любовь в 1 группе родителей имеет следующую характеристику: для родителей выступают, как значимые, следующие характеристики ребенка: внешние данные, его поведенческие паттерны, успешность и удачливость ребенка. В  тоже время для родителей характерна эмоциональная ригидность; довольно часто эмоциональный фон взаимодействия родителя и ребенка, а также оценка образа ребенка и себя, как родителя, носят негативный оттенок; не редко родитель испытывает затруднения в понимании переживаний ребенка, так как собственный эмоциональный опыт родителя является ограниченным.

Родитель с трудом ориентируется в личностных особенностях и интересах ребенка, в способах выражения родительской любви; не имеет четких знаний о том, какими должны быть любящие родители; часто не может понять причины, вызвавшие то или иное состояние ребенка, предвидеть его реакции, действия и поступки. родитель испытывает затруднения в выражении родительской любви, в соответствии с возрастными особенностями ребенка; принятие ребенка носит обусловленный характер, что сопровождается раздражительностью и чувством обременительности ролью родителя; в большинстве ситуаций взаимодействия с ребенком родитель занимает доминирующую позицию; не редко родитель избегает общения с ребенком.

Все это повышает тревожность и негативное состояние как родителя и ребенка, который ожидает от родителей другого проявления любви. Страх перед родителями и окружающим миром начинает расти.

В 5 группе в меньшей степени выражен биологический компонент, остальные компоненты имеют высокие гармоничные между собой результаты. Это позволяет нам обобщить следующую характеристику родительской любви.

 Значимыми  для родителя этой группы являются социально-психологические характеристики ребенка; наличие доверия в отношениях с ребенком; родитель воспринимает ребенка как самостоятельную личность; глубоко заинтересован жизнью ребенка; испытывает потребность постоянно быть рядом; для него характерно бескорыстное и безусловное принятие ребенка. Родитель имеет достаточно четкие знания о том, что такое родительская любовь, каким образом он может выразить любовь по отношению к ребенку, в соответствии с его возрастными особенностями; родитель хорошо знает личностные особенности и интересы своего ребенка, может указать на причины, вызвавшие то или иное состояние ребенка, может предвидеть его действия, реакции и поступки.

Для родителя характерен широкий спектр эмоциональных переживаний по отношению к ребенку; преобладающий эмоциональный фон взаимодействия родителя и ребенка является благоприятным; родитель дает эмоционально положительные оценки образу ребенка и себе как родителю; родитель способен понять переживания ребенка, преломив их через призму собственного эмоционального опыта, который является богатым. Родитель активно выражает родительскую любовь в конкретных действиях, реакциях и поступках, в соответствии с возрастными особенностями ребенка; для родительской любви характерна высокая степень жертвенности, безусловности принятия ребенка, эмоциональной поддержки; демократичность в отношении родителя к ребенку (равенство родителя и ребенка, товарищеские отношения между родителем и ребенком, отсутствие подавления воли ребенка); выполнение роли родителя не вызывает у него раздражения и чувства обременительности. Эта любовь создает условия, при которых ребенок спокоен, активен, любознателен, а, значит, может справиться с критическими ситуациями, возникающими у него в процессе взаимодействия с окружающим миром.

ВЫВОДЫ

  1.  В ходе проведения методики, изучающей страхи старших дошкольного, согласно полученным результатам испытуемые были распределены на пять групп в зависимости от количества страхов и соответствующего индекса страха или тревожности. В группу 1 вошли дошкольники с максимальным количеством страхов (до 24) и высоким индексом тревожности (> 50%). В группу 5 вошли дети с минимальным количеством страха (до 5 при норме 8-10) и низким индексом тревожности (< 20%). Остальные дети распределились еще по трем группам с понижающимися количеством страхов и индексом тревожности.
  2.  После изучения родительского отношения и сопоставления результатами детей, выяснилось, что родители детей   группы 5 показали самые оптимальные результаты по всем шкалам методики ОРО. Это означает, что взрослый принимает ребенка таким, какой он есть, проявляет искренний интерес к тому, что интересует ребенка, высоко оценивает способности ребенка, поощряет самостоятельность и инициативу. Это создает благоприятную среду для психического развития ребенка: появляющиеся у него страхи успешно им преодолеваются, так как рядом, находятся понимающие и поддерживающие его родители. Дети, входящие в эту группу отличаются коммуникабельностью, легко вступают в контакт, активны, жизнерадостны, охотно включаются в новую деятельность. Родители группы  №1 испытывают по отношению к ребенку в основном отрицательные чувства: раздражение, злость, досаду, ненависть. Такой взрослый считает ребенка неудачником, не верит в его будущее, низко оценивает его способности и нередко третирует ребенка. Взрослый не умеет устанавливать оптимальную психологическую дистанцию  между собой и ребенком, мало о нем заботится. Ребенок предоставлен самому себе, окружающим взрослым безразличны интересы, увлечения, мысли и чувства ребенка. Вокруг него образуется психотравмирующая ситуация, ведущая к повышенной тревожности, способствует появлению, развитию и усилению страхов.

Анализ диагностических данных детей, располагающихся между этими группами показывает, что происходит увеличение количества страхов и возрастание индекса тревожности, в том случае, если происходит увеличение отрицательных чувств, проецируемых на ребенка родителями. Одновременно с этим на появление и развитие страхов у детей влияют ослабление или усиление  родительского контроля, увеличение психологической дистанции, степени заинтересованности внутренним миром ребенка, снижение веры в потенциал своего ребенка.

  1.  При сопоставлении психоэмоционального состояния детей старшего дошкольного возраста и результатов по выбору родителями стратегии семейного воспитания оказалось, что наиболее благоприятная ситуация для появления и укрепления страхов возникает, когда родители используют в воспитании индифферентную и авторитарную стратегии. Индифферентная стратегия воспитания приводит к тому, что ребенок оказывается незащищенным перед трудностями и опасностями окружающего мира. Старший дошкольник еще обладает необходимым потенциалом для успешной социализации, кроме того родители практически ничего не предпринимают, чтобы того, чтобы сформировать у него необходимее умения вхождения в социальный мир. Часто такие родители проецируют агрессивные формы поведения. Поэтому ребенок, подражая им, терпит неудачи в процессе общения, настраивая против себя сверстников, оказываясь, таким образом, в изоляции. Все это способствует возникновению у него большого количества страхов.
  2.  Изучение качественной характеристики родительской любви показало, что чем выше результаты по биологическому компоненту любви и ниже  по другим, тем выше количество страхов у детей старшего дошкольного возраста. Родительская любовь при этом имеет следующие особенности: для родителей значимы внешние данные ребенка и соответствие его социально принятым критериям. В  тоже время для родителей характерна эмоциональная ригидность; довольно часто эмоциональный фон взаимодействия родителя и ребенка носят негативный оттенок; не редко родитель испытывает затруднения в понимании переживаний ребенка. Родитель с трудом ориентируется в личностных особенностях и интересах ребенка, в способах выражения родительской любви; не имеет четких знаний о том, какими должны быть любящие родители; часто не может понять причины, вызвавшие то или иное состояние ребенка, предвидеть его реакции, действия и поступки. родитель испытывает затруднения в выражении родительской любви, в соответствии с возрастными особенностями ребенка; принятие ребенка носит обусловленный характер, что сопровождается раздражительностью и чувством обременительности ролью родителя; в большинстве ситуаций взаимодействия с ребенком родитель занимает доминирующую позицию; не редко родитель избегает общения с ребенком.

Все это повышает тревожность и негативное состояние как родителя и ребенка, который ожидает от родителей другого проявления любви. Страх перед родителями и окружающим миром начинает расти.

  1.  При этом важную роль играет соотношение результатов разных компонентов: они не должны сильно отличаться друг от друга, то есть быть гармоничными.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В последнее десятилетие интерес российских психологов к изучению страхов существенно усилился в связи с резкими изменениями в жизни общества, порождающими неопределенность и непредсказуемость будущего и, как следствие, переживания эмоциональной напряженности, страха и тревоги. Вместе с тем необходимо отметить, что и в настоящее время в нашей стране страхи исследуются преимущественно в узких рамках конкретных, прикладных проблем.

Детские страхи в той или иной степени обусловлены возрастными особенностями и имеют временный характер. Однако те детские страхи, которые сохраняются длительное время и тяжело переживаются ребёнком, говорят о нервной ослабленности малыша, неправильном поведении родителей.

Проведенный в связи с этим теоретический анализ позволил нам сделать следующие выводы.

Страх - эффективное (эмоционально заострённое) отражение в сознании человека конкретной угрозы для его жизни и благополучия. Страх - эмоция, возникающая в ситуациях угрозы биологическому или социальному существованию человека и направленная на источник действительной или воображаемой опасности.

Старший дошкольный возраст играет особую роль в психическом развитии ребенка, это период активного развития и становления познавательной деятельности и структур межличностного общения.

Особенности детско-родительских отношений в исследованиях многих психологов и педагогов определяются, как особенно значимые. Эти отношения - обязательная предпосылка становления личности ребёнка. В процессах общения он вырабатывает коммуникативные умения и навыки, формирует знания об окружающих и о собственном «Я».

Среди первопричин, вызывающих страхи, выделяют неправильный подход в процессе воспитания. Проблема влияния семейного окружения на особенности эмоционального развития ребенка представляет большой интерес для исследователей в области психологии развития. Cемья играет в развитии ребёнка значительную роль, опосредует взаимодействие с окружающей действительностью. Проведенные исследования по указанной теме, показывают, что психологический аспект семейного воспитания остается важнейшим и составляет основу этого процесса.

Нами была выдвинута гипотеза, согласно, которой роль семьи в возникновении страхов у старших дошкольников определяется характером родительского отношения, стратегией семейного воспитания и выраженностью компонентов родительской любви.

Для проверки гипотезы было организовано эмпирическое исследование. Были получены данные, которые в обобщенном виде представлены в следующем виде. Родители испытывают по отношению к ребенку в основном отрицательные чувства: раздражение, злость, досаду, ненависть,  считают ребенка неудачником, не верят в его будущее, низко оценивают его способности и  третируют ребенка,  в результате чего ребенок предоставляется самому себе, вокруг него образуется психотравмирующая ситуация, ведущая к повышенной тревожности, способствует появлению, развитию и усилению страхов.

Наиболее благоприятная ситуация для появления и укрепления страхов возникает, когда родители используют в воспитании индифферентную и авторитарную стратегии. Индифферентная стратегия воспитания приводит к тому, что ребенок оказывается незащищенным перед трудностями и опасностями окружающего мира. Старший дошкольник еще обладает необходимым потенциалом для успешной социализации, кроме того родители практически ничего не предпринимают, чтобы того, чтобы сформировать у него необходимее умения вхождения в социальный мир. Часто такие родители проецируют агрессивные формы поведения. Поэтому ребенок, подражая им, терпит неудачи в процессе общения, настраивая против себя сверстников, оказываясь, таким образом, в изоляции. Все это способствует возникновению у него большого количества страхов.

Изучение качественной характеристики родительской любви показало, что чем выше результаты по биологическому компоненту любви и ниже  по другим, тем выше количество страхов у детей старшего дошкольного возраста.

Таким образом, цель исследования достигнута, задачи решены, гипотеза подтвердилась.

Дальнейшее развитие данной проблемы мы видим в разработке комплексной программы коррекции и профилактики страхов старших дошкольников. Суть программы – наличие в ней трех направлений воздействия: работа с ребенком, работа по корректировке родительской стратегии воспитания и осознания содержания родительской любви и коррекция детско-родительских отношений.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1.  Андреева, Т.В. Семейная психология: Учеб. пособие. — СПб.: Речь, 2004. – 244 с.
  2.  Большой толковый психологический словарь. / Перевод с англ. Ребер Артур. – М.: АСТ, Вече, 2001. – 560 с.
  3.  Вайзман Н. Реабилитационная педагогика - М., 1996. – 247 с.
  4.  Варга, А.Я. Типы неправильного родительского отношения: Автореф. дис. канд. психол. наук — М., 1987.
  5.  Введение в психологию. / Под. ред. А.В.Петровского. – М.: Академия, 1998. – 576 с.
  6.  Возрастная психология: Детство, отрочество, юность: Хрестоматия: Учеб. пособие для студ. пед. вузов. / Сост. и научный ред. В.С.Мухина, А.А.Хвостов. – М.: Издательский центр «Академия», 2000. – 624 с.
  7.  Гарбузов В. И. Практическая психотерапия, или как вернуть ребенку и подростку уверенность в себе, истинное достоинство и здоровье. -  Санкт-Петербург, АО «Сфера», 1994 -160 с.
  8.  Вологодина Н.Г. Детские страхи днем и ночью. - Ростов н/Д.: Феникс, 2006 – 342 с.
  9.  Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. В 4-х кн., кн. 4. – М.: «Русский язык», 1982.
  10.  Диагностика психических состояний детей дошкольного возраста: Учебно-методическое пособие. /Сост. Велиева С.В. - СПб: Речь, 2005 – 189 с.
  11.  Дубровина И.В. Данилова Е.Е. Прихожан А.М. Психология: Учебник для студентов средних педагогических заведений. Под. ред. Дубровиной И.В. – М.: Издательский центр «Академия», 1999 – 256 с.
  12.  Дубровина И.В. Психокоррекционная и развивающая работа с детьми: Учеб. пособие под. ред. Дубровиной И.В. – М.: «Академия», 1998 – 190 с.
  13.  Ежкова Н. Развитие эмоций в совместной с педагогом деятельности: Эмоциональное развитие детей дошкольного возраста // Дошкольное воспитание. – 2003. - №1. – С.20-27.
  14.  Захаров А.И. Дневные и ночные страхи у детей. Серия – «Психология ребёнка». – СПБ: 2000. – 448 с.
  15.  Захаров А.И. Как преодолеть страхи у детей. – М.: Педагогика, 1986. – 112 с.
  16.  Захаров А.И. Как предупредить отклонения в поведении ребенка. - М.: Просвещение, 1993. – 115 с.
  17.  Зубкова А.С., Зубанова С.Г. Книга для родителей. Детские страхи / А.С. Зубкова, СГ. Зубанова. - Ярославль.: Академия развития, 2007 – 165 с.
  18.  Изард К.Э. Психология эмоций. / Перевод с англ. – СПБ: Издательство «Питер», 2000. – 464 с.
  19.  Ильин Е. П. Эмоции и чувства. - СПб: Питер, 2001. - 752 с
  20.  Изотова Е.И., Никофорова Е.В. Эмоциональная сфера ребенка: теория и практика: Учебн. Пособие для студентов высших учебных заведений. - М. "Академия". – 2004 – 270 с.
  21.  Карварский Б.Д. Медицинская психология. - М., 1982 - 271 с.
  22.  Климанова Ю. Нарисуй свой страх: Детские страхи. // Семья и школа. – 1999. - № 9. – С. 22 – 24.
  23.  Клайн В. Как подготовить ребенка к жизни. - М., 1991. – 134 с.
  24.  Котова, Е.В. Исследование особенностей детско-родительских отношений: Учебное пособие по курсу «Психология семьи и семейное консультирование». – Красноярск: РИО КГПУ, 2003-128с.
  25.  Краткий психологический словарь. / Сост. Л.А.Карненко. Ред. А.В.Петровский, М.Г.Ярошевский. – М.: Политиздат, 1985. – 431 с.
  26.  Левис Ш. Ребёнок и стресс. – СПб., 1997 г. – 320 с.
  27.  Милюкова, В.И. Экспериментальное исследование специфики материнской и отцовской любви // Сб. научных трудов-аспирантов Курганского университета. – Курган: КГУ, 2004 – С. 64-65.
  28.  Мухина В. С. Возрастная психология: феноменология развития, детство, отрочество: Учебник для студ. Вузов. - 4-е изд., стереотип. - М.: Издательский центр «Академия», 1999. - 456 с.
  29.  Овчарова Р.В. Практическая психология - М., 1996. - 337 с.
  30.  Основы психологии семьи и семейного консультирования  / под ред. Н.Н. Посысоева.– М.: Владос-Пресс, 2004. – 328 с.
  31.  Основы специальной психологии: Учеб. пособие для студентов сред. пед. учеб. заведений. / Л.В.Кузнецова, Л.И.Солнцева и др.; под. ред. Л.В.Кузнецовой. – М.: Издательский центр «Академия», 2003. – 480 с.
  32.  Популярная психология: Хрестоматия: Учеб. пособие для студ. пед. институтов. / Сост. В.В. Мираненко. – М.: Просвещение, 1990. – 399 с.
  33.  Психологический словарь. / Под. ред. Ю.Л.Неймера. – Ростов н/Д.: Феникс, 2003. – 604 с.
  34.  Рогов Е.И. Настольная книга психолога. М.: Гуманитарный издательский центр ВЛАДОС, 1998. – 384 с.
  35.  Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии – СПБ, 2003. – 713 с.
  36.  Синягина, Н.Ю. Психолого-педагогическая коррекция детско-родительских отношений /Н.Ю.Синягина – М.: ВЛАДОС, 2003. – 95 с.
  37.  Смирнова, Е.В., Быкова М.В. Опыт исследования структуры и динамики  родительского отношения    / www.erudition.ru
  38.  Спиваковская А. Психотерапия: игра, детство, семья. Том 2. - ООО Апрель Пресс, ЗАО Изд-во ЭКСМО - Пресс, 2000. – 430 с.
  39.  Степанов С.А. Стратегии семейного воспитания /С.А.Степанов  // Школьный психолог -  2000 .- № 5.- С.21-22
  40.  Татаринцева А.Я., Григорчук М.Ю. Детские страхи: куклотерапия в помощь детям. СПб.: Речь, 2007 – 135 с.
  41.  Урунтаева Г.А. Дошкольная психология. М.: Академия, 1997. – 332 с.
  42.  Фрейд З. Страх//Введение в психоанализ. Лекции. - М., 1989. - С.250-263;
  43.  Фрейд З. Психология бессознательного. - М., 1989. – 296 с.
  44.  Фромм А. Азбука для родителей или как помочь ребенку в трудной ситуации, – Екатеринбург: Изд-во АРД ЛТД., 1997. – 250 с.
  45.  Шишова Т.Л. Как помочь ребенку избавиться от страхов. Страхи - это серьезно. - СПб.: Речь, 2007 – 195 с.
  46.  Щербатых Ю.В. Психология страха: Популярная энциклопедия. - М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2007 -  342 с.
  47.  Эберлейн Г. Страхи здоровых детей. / Пер. с нем. Ю.Лукоянова. – М.: Знание, 1981 – 192 с.
  48.  Эйдемиллер, Э. Г. Психология и психотерапия семьи/ Э. Г. Эйдемиллер, В.Юстицкис. – СПб.: Питер, 2000 – 656с.
  49.  Эмоции, страх, стресс // Вопросы психологии 1989 г , - N 4, стр.13-23 с.
  50.  Эмоциональное развитие дошкольника / Под ред. Кошелевой. – М.: Просвещение, 1987. – 264 с.
  51.  Эмоции, страх, стресс. // Вопросы психологии. – 1989. - №4. – С. 12 - 16.
  52.  Юрчук В.В. Современный словарь по психологии. – Мн.: Элайда, 2000 – 704 с.

Приложение 1

Методический материал для работы с тестом  «Страхи в домиках»

  1.  Список страхов

1. когда остаешься один;

2. нападения, бандитов;

3. заболеть, заразиться;

4. умереть;

5. того, что умрут твои родители;

6. каких-то людей;

7. маму или папу;

8. того, что они тебя накажут;

9. Бабу Ягу, Кощея Бессмертного, Бармалея, Змея Горыныча, чудовищ (страхи сказочных персонажей);

10. опоздать в детский сад;

11. перед тем, как заснуть;

12. страшных снов;

13. темноты;

14. волка, медведя, собак, пауков, змей (страх животных);

15. машин, поездов, самолетов (страх транспорта);

16. бури, урагана, грозы, наводнения, землетрясения (страх стихии);

17. когда очень высоко (страх высоты);

18. когда очень глубоко (страх глубины);

19. в маленькой тесной комнате, помещении, туалете (страх замкнутого пространства);

20. воды;

21. огня;

22.пожара;

23. войны;

24. больших площадей;

25. врачей (кроме зубных);

26. крови;

27. уколов;

28. боли;

29. неожиданных, резких звуков (когда внезапно что-то упадет, стукнет).

  1.  Расчет индекса тревожности

ИТ (индекс тревожности) = (число выборов страхов/29)*100%

По ИТ дети могут быть разделены на пять групп:

  1.  группа -  ВУ (высокий уровень): ИТ>50%.

Дети с данными показателями повышенно сензитивны к обиде, преимущественной запоминают негативные события, крайне обостренно реагируют на отношения к ним окружающих. У одних детей - ярко выраженная агрессия, чувство раздражения, недоброжелательности, зависть к сверстникам, желание досадить, а у других нерешительность, робость, обвинение себя во многих неудачах, настороженность и недоверие. Обычно лишены оптимизма, болезненно реагируют на критику.

2 группа - СПвУ (среднеповышенный уровень): ИТ от 36% до 50%.

Такие дети чувствуют себя незащищенными, беспомощными, легко ранимы. Они боятся неуспеха, затрудняются в оценке результатов деятельности. Отличаются повышенной утомляемостью вследствие нервного перенапряжения.

3 группа -  СУ (средний уровень): ИТ=35%.

Данная группа детей отличается беспокойством, часто сомневаются при выборе решения, чувствительны к результатам своего труда. В знакомой обстановке активны, уверены, проявляют инициативу.

4 группа - СПиУ (среднепониженный уровень): ИТ от 20% до 34%.

Для этих детей характерна уверенность в своих силах, поэтому они спокойно берутся за новое дело, не испытывают больших затруднений при общении и выборе каких-либо решений, расположены к людям.

5 группа – НУ (нижний уровень страхов): ИТ до 20%.

Эти дети отличаются коммуникабельностью, легко вступают в контакт, активны, жизнерадостны, охотно включаются в новую деятельность. У них, обычно, высокая самооценка (даже завышенная).

Приложение 2

Методический материал для работы с тестом  «Тест-опросник родительского отношения А.Я.Варга, В.В.Столина»

Опросник детско-родительских отношений.

А.Я. Варга, В.В. Столин

Инструкция:

Вашему вниманию предлагаются утверждения, с которыми вы согласны или не согласны. Если вы согласны с утверждением, то напротив него напишите «верно» («+»), если же не согласны, то напишите «не верно» («-»).

Текст опросника

1. Я всегда сочувствую своему ребенку.

2. Я считаю своим долгом знать все, о чём думает мой ребенок.

3. Мне кажется, что поведение моего ребенка значительно отклоняется от нормы.

4. Нужно подольше держать ребенка в стороне от реальных жизненных проблем, если они его травмируют.

5. Я испытываю к ребенку чувство симпатии.

6. Я уважаю своего ребенка.

7. Хорошие родители ограждают ребенка от трудностей жизни.

8. Мой ребенок часто мне неприятен.

9. Я всегда стараюсь помочь своему ребенку.

10. Бывают случаи, когда недоброе отношение к ребенку приносит ему пользу.

11. По отношению к своему ребенку я испытываю досаду.

12. Мой ребенок ничего не добьется в жизни.

13. Мне кажется, что другие дети потешаются над моим ребенком.

14. Мой ребенок часто совершает такие поступки, которые заслуживают осуждения..

15. Мой ребёнок отстаёт в психологическом развитии и для своего возраста выглядит недостаточно развитым.

16. Мой ребенок специально ведет себя плохо, чтобы досадить мне.

17. Мой ребенок, как губка, впитывает в себя все самое плохое.

18. При всем старании трудно научить моего ребенка хорошим манерам.

19. Ребенка с детства следует держать в жестких рамках, только тогда из него вырастет хороший человек.

20. Я люблю, когда друзья моего ребенка приходят к нам в дом.

21. Я всегда принимаю участие в играх и делах ребенка.

22. К моему ребенку постоянно «липнет» все дурное.

23. Мой ребенок не добьется успеха в жизни.

24. Когда в компании говорят о детях, мне становится стыдно, что мой ребенок не такой

умный и способный, как другие дети.

25. Я жалею своего ребенка.

26. Когда я сравниваю своего ребенка со сверстниками, то они кажутся мне воспитаннее и разумнее, чем мой ребёнок.

27. Я с удовольствием провожу с ребенком свое свободное время.

28. Я часто жалею о том, что мой ребенок взрослеет, и с нежностью вспоминаю то время, когда он был ещё совсем маленьким.

29. Я часто ловлю себя на том, что с неприязнью и враждебно отношусь к ребенку.

30. Я мечтаю о том, чтобы мой ребенок достиг того, что лично мне не удалось в жизни.

31. Родители должны не только требовать от ребёнка, но и сами приспосабливаться к нему, относится к нему с уважением, как к личности.

32. Я стараюсь выполнять все просьбы и пожелания моего ребенка.

33. При принятии решений в семье следует учитывать мнение ребенка.

34. Я очень интересуюсь жизнью своего ребенка.

35. Я часто признаю, что в своих требованиях и претензиях ребенок по-своему прав.

36. Дети рано узнают о том, что родители могут ошибаться.

37. Я всегда считаюсь с ребенком.

38. Я испытываю дружеские чувства по отношению к ребенку.

39. Основная причина капризов моего ребенка ― это эгоизм, лень и упрямство.

40. Если проводить отпуск с ребенком, то невозможно нормально отдохнуть.

41. Самое главное - чтобы у ребенка было спокойное, беззаботное детство.

42. Иногда мне кажется, что мой ребенок не способен ни на что хорошее.

43. Я разделяю увлечения своего ребенка.

44. Мой ребенок кого угодно может вывести из себя.

45. Огорчения моего ребенка мне всегда близки и понятны.

46. Мой ребенок часто меня раздражает.

47. Воспитание ребенка ― это сплошная нервотрепка.

48. Строгая дисциплина в детстве развивает сильный характер.

49. Я не доверяю своему ребенку.

50. За строгое воспитание дети потом благодарят своих родителей.

51. Иногда мне кажется, что я ненавижу своего ребенка.

52. В моем ребенке больше недостатков, чем достоинств.

53. Мне близки интересы моего ребёнка, я их разделяю.

54. Мой ребенок не в состоянии сделать что-либо самостоятельно, и если он это делает, то

обязательно получается не так, как нужно.

55. Мой ребенок вырастет не приспособленным к жизни.

56. Мой ребенок нравится мне таким, какой он есть.

57. Я тщательно слежу за состоянием здоровья моего ребенка.

58. Я восхищаюсь своим ребенком.

59. Ребенок не должен иметь секретов от родителей.

60. Я невысокого мнения о способностях моего ребенка и не скрываю этого от него.

61. Ребёнок должен дружил с теми детьми, которые нравятся его родителям.

Обработка и оценка результатов

Ниже указаны номера суждений для каждой шкалы.

Принятие—отвержение ребенка: 3, 5, 6, 8, 10, 12, 14, 15, 16, 18, 20, 23, 24, 26, 27, 29, 37, 38, 39, 40, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 49, 51, 52, 53, 55, 56, 60.

Кооперация: 21, 25, 31, 33, 34, 35, 36.

Симбиоз: 1, 4, 7, 28, 32, 41, 58.

Контроль: 2, 19, 30, 48, 50, 57, 59.

Отношение к неудачам ребенка: 9, 11, 13, 17, 22, 54, 61.

За каждый ответ «да» испытуемый получает 1 балл, а за каждый ответ «нет» — 0 баллов. Высокие баллы свидетельствуют о значительной развитости указанных типов отношений, а низкие баллы — о том, что они сравнительно слабо развиты. Оценка и интерпретация полученных данных производятся следующим образом.

Высокие баллы по шкале принятие—отвержение от 24 до 33 — говорят о том, что у испытуемого выражено положительное отношение к ребенку. Взрослый принимает ребенка таким, какой он есть, уважает и признает его индивидуальность, одобряет его интересы, поддерживает планы, проводит с ним достаточно много времени и не жалеет об этом. Низкие баллы по этой шкале — от 0 до 8 — говорят о том, что взрослый испытывает по отношению к ребенку в основном отрицательные чувства: раздражение, злость, досаду, ненависть. Такой взрослый считает ребенка неудачником, не верит в его будущее, низко оценивает его способности и нередко третирует ребенка. Понятно, что имеющий такие наклонности взрослый не может быть хорошим педагогом.

Высокие баллы по шкале кооперация7—8 баллов — признак того, что взрослый проявляет искренний интерес к тому, что интересует ребенка, высоко оценивает способности ребенка, поощряет самостоятельность и инициативу, старается быть на равных с ребенком. Низкие баллы по данной шкале — 1—2 балла — говорят о том, что взрослый занимает по отношению к ребенку противоположную позицию и не может претендовать на роль хорошего педагога;

Высокие баллы по шкале симбиоз6—7 баллов — позволяют сделать вывод о том, что взрослый не устанавливает психологическую дистанцию между собой и ребенком, старается всегда быть ближе к нему, удовлетворять его основные разумные потребностипо этой шкале — 1—2 балла — признак того, что взрослый, напротив, устанавливает значительную психологическую дистанцию между собой и ребенком, мало о нем заботится. Вряд ли такой взрослый может быть хорошим учителем и воспитателем для ребенка. 

Высокие баллы по шкале контроль6—7 баллов — показывают, что взрослый ведет себя слишком авторитарно по отношению к ребенку, требуя от него безоговорочного послушания и задавая строгие дисциплинарные рамки. Почти во всем он навязывает ребенку свою волю. Такой взрослый человек далеко не всегда может быть хорошим воспитателем. Низкие баллы по этой шкале — 1—2 балла, — напротив, свидетельствуют о том, что контроль над действиями ребенка со стороны взрослого практически отсутствует. Это не очень хорошо для обучения и воспитания детей. Наилучшим вариантом оценки педагогических способностей взрослого человека по этой шкале являются средние оценки: от 3 до 5 баллов.

Высокие баллы по шкале отношение к неудачам ребенка 7—8 баллов — признак того, что взрослый считает ребенка маленьким неудачником и относится к нему как к несмышленому существу. Интересы, увлечения, мысли и чувства ребенка кажутся такому взрослому несерьёзными, и он игнорирует их. Вряд ли такой взрослый может стать хорошим учителем и воспитателем для ребенка. Низкие баллы по этой же шкале — 1—2 балла, напротив, свидетельствуют о том, что неудачи ребенка взрослый считает случайными и верит в него. Такой взрослый, скорее всего, станет неплохим учителем и воспитателем.

Приложение 3

Методика  «Стратегии семейного воспитания» С. Степанова

Инструкция: С помощью этого теста попробуйте оценить свою собственную стратегию семейного воспитания. Из четырех вариантов ответа выберите самый для Вас предпочтительный.

Чем, по вашему мнению, в большей мере определяется характер человека - наследственностью или воспитанием?

А. Преимущественно воспитанием.

Б. Сочетанием врожденных задатков и условий среды.

В. Главным образом врожденными задатками.

Г. Ни тем, ни другим, а жизненным опытом.

Как вы относитесь к мысли о том, что дети воспитывают своих родителей?

А. Это игра слов, софизм, имеющий мало отношения к действительности.

Б. Абсолютно с этим согласен.

В. Готов с этим согласиться при условии, что нельзя забывать и о традиционной роли родителей как воспитателей своих детей.

Г. Затрудняюсь ответить, не задумывался об этом.

Какое из суждений о воспитании вы находите наиболее удачным?

А. Если вам больше нечего сказать ребенку, скажите ему, чтобы он пошел умыться (Эдгар Хоу)

Б. Цель воспитания - научить детей обходиться без нас (Эрнст Легуве)

В. Детям нужны не поучения, а примеры (Жозеф Жубер)

Г. Научи сына послушанию, тогда сможешь научить и всему остальному (Томас Фуллер)

Считаете ли вы, что родители должны просвещать детей в вопросах пола?

А. Меня никто этому не учил, и их сама жизнь научит.

Б. Считаю, что родителям следует в доступной форме удовлетворять возникающий у детей интерес к этим вопросам.

В. Когда дети достаточно повзрослеют, необходимо будет завести разговор и об этом. А в школьном возрасте главное - позаботиться о том, чтобы оградить их от проявлений безнравственности.

Г. Конечно, в первую очередь это должны сделать родители.

Следует ли родителям давать ребенку деньги на карманные расходы?

А. Если попросит, можно и дать.

Б. Лучше всего регулярно выдавать определенную сумму на конкретные цели и контролировать расходы.

В. Целесообразно выдавать некоторую сумму на определенный срок (на неделю, на месяц), чтобы ребенок сам учился планировать свои расходы.

Г. Когда есть возможность, можно иной раз дать ему какую-то сумму.

Как вы поступите, если узнаете, что вашего ребенка обидел одноклассник?

А. Огорчусь, постараюсь утешить ребенка.

Б. Отправлюсь выяснить отношения с родителями обидчика.

В. Дети сами лучше разберутся в своих отношениях, тем более что их обиды недолги.

Г. Посоветую ребенку, как ему лучше себя вести в таких ситуациях.

Как вы отнесетесь к сквернословию ребенка?

А. Постараюсь довести до его понимания, что в нашей семье, да и вообще среди порядочных людей, это не принято.

Б. Сквернословие надо пресекать в зародыше! Наказание тут необходимо, а от общения с невоспитанными сверстниками ребенка впредь надо оградить.

В. Подумаешь! Все мы знаем эти слова. Не надо придавать этому значения, пока это не выходит за разумные пределы.

Г. Ребенок вправе выражать свои чувства, даже тем способом, который нам не по душе.

Дочь-подросток хочет провести выходные на даче у подруги, где соберется компания сверстников в отсутствие родителей. Отпустили бы вы ее?

А. Ни в коем случае. Такие сборища до добра не доводят. Если дети хотят отдохнуть и повеселиться, пускай делают это под надзором старших.

Б. Возможно, если знаю ее товарищей как порядочных и надежных ребят.

В. Она вполне разумный человек, чтобы самой принять решение. Хотя, конечно, в ее отсутствие буду немного беспокоиться.

Г. Не вижу причины запрещать.

Как вы отреагируете, если узнаете, что ребенок вам солгал?

А. Постараюсь вывести его на чистую воду и пристыдить.

Б. Если повод не слишком серьезный, не стану придавать значения.

В. Расстроюсь

Г. Попробую разобраться, что его побудило солгать.

Считаете ли вы, что подаете ребенку достойный пример?

А. Безусловно.

Б. Стараюсь.

В. Надеюсь.

Г. Не знаю.

Обработка и интерпретация результатов

 

Стиль поведения

Номера вопросов

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

авторитетный

Б

В

В

Г

В

Г

А

Б

Г

Б

авторитарный

А

А

Г

В

Б

Б

Б

А

А

А

либеральный

В

Б

Б

Б

А

А

Г

В

В

В

индифферентный

Г

Г

А

А

Г

В

В

Г

Б

Г

Отметьте в таблице выбранные Вами варианты ответов и определите их соответствие одному из типов родительского поведения. Чем больше преобладание одного из типов ответов, тем более выражен в вашей семье определенный стиль воспитания. Если среди ваших ответов не преобладает какая-то одна категория, то речь, вероятно, идет о противоречивом стиле воспитания, когда отсутствуют четкие принципы, и поведение родителей диктуется сиюминутным настроением. Постарайтесь понять, каким же вы все-таки хотите видеть своего ребенка, а также самого себя как родителя.

Авторитетный стиль (в терминологии других авторов - «демократический», «сотрудничество»). Родитель  осознает свою важную роль в становлении личности ребенка, но и за ним самим признается право на саморазвитие. Трезво понимает, какие требования необходимо диктовать, какие обсуждать. В разумных пределах родители  готовы пересматривать свои позиции. Родители поощряют личную ответственность и самостоятельность своих детей в соответствии с их возрастными возможностями. Подростки включены в обсуждение семейных проблем, участвуют в принятии решений, выслушивают и обсуждают мнение и советы родителей. Родители требуют от детей осмысленного поведения и стараются помочь им, чутко относясь к их запросам. При этом родители проявляют твердость, заботятся о справедливости и последовательном соблюдении дисциплины, что формирует правильное, ответственное социальное поведение.

Авторитарный стиль (в терминологии других авторов -  «автократический», «диктат», «доминирование»). Родители хорошо представляют, каким должен вырасти ваш ребенок, и прилагают к этому максимум усилий. В своих требованиях они, вероятно, очень категоричны и неуступчивы. Неудивительно, что ребенку порой неуютно под  этим контролем. Родители с таким стилем воспитания ограничивают самостоятельность ребенка, не считают нужным как-то обосновывать свои требования, сопровождая их жестким контролем, суровыми запретами, выговорами и физическими наказаниями. В подростковом возрасте авторитарность родителей порождает конфликты и враждебность. Наиболее активные, сильные подростки сопротивляются и бунтуют, становятся избыточно агрессивными и нередко покидают родительский дом, как только могут себе это позволить. Робкие, неуверенные подростки приучаются во всем слушаться родителей, не совершая попыток решать что-либо самостоятельно. При таком воспитании у детей формируется лишь механизм внешнего контроля, основанный на чувстве вины или страха перед наказанием, и как только угроза наказания извне исчезает, поведение подростка может стать потенциально антиобщественным. Авторитарные отношения исключают душевную близость с детьми, поэтому между ними и родителями редко возникает чувство привязанности, что ведет к подозрительности, постоянной настороженности и даже враждебности к окружающим.

Либеральный стиль (в терминологии других авторов — «попустительский», «снисходительный», «гипоопека»). Родители  высоко ценят своего ребенка, считают простительными его слабости. Легко общаются с ним, доверяют ему, не склонны к запретам и ограничениям. Но становясь более взрослыми, такие подростки конфликтуют с теми, кто не потакает им, не способны учитывать интересы других людей, устанавливать прочные эмоциональные связи, не готовы к ограничениям и ответственности. С другой стороны, воспринимая недостаток руководства со стороны родителей как проявление равнодушия и эмоционального отторжения, дети чувствуют страх и неуверенность. Неспособность семьи контролировать поведение подростка может привести к вовлечению его в асоциальные группы, поскольку психологические механизмы, необходимые для самостоятельного, ответственного поведения в обществе, у него не сформировались.

Индифферентный стиль. Проблемы воспитания не являются для таких родителей  первостепенными, поскольку у них иных забот немало. Свои проблемы ребенку в основном приходится решать самому. А ведь он имеет право рассчитывать на большее участие и поддержку со стороны родителей.

 

 

Приложение 4

Методика «Опросник родительской любви и симпатии» Е.В. Милюковой

Цель: Выявление преобладающего у родителя чувства по отношению к ребенку (симпатия или любовь)

Часть I

Цель этой части методики: выявить преобладающее у родителя чувство по отношению к ребенку (симпатия или любовь).

Инструкция. К каждому утверждению подберите вариант ответа, который, по вашему мнению, соответствует вашим отношениям с ребенком. Помните, неправильных ответов не существует.

Варианты ответа:

4 – Да, это так.

3 – Вероятно, это так.

2 – Вряд ли это так.

1 – Нет, это совсем не так.

Список утверждений

1. Я считаю, что я и мой ребенок можем абсолютно доверять друг другу.

2. Когда мы вместе, у нас схожее настроение.

3. Я считаю, что знаю достоинства и недостатки моего ребенка и принимаю его таким, каков он есть.

4. Мой ребенок очень умный.

5. Ради моего ребенка я готов(а) на любые жертвы.

6. В большинстве случаев мой ребенок нравится людям сразу же после знакомства.

7. Я испытываю радость, когда нахожусь рядом с моим ребенком.

8. Я думаю, что мы с ребенком во многом похожи.

9. Я чувствую ответственность за то, чтобы ребенку было хорошо и комфортно со мной.

10. Мне хотелось бы, чтобы мой ребенок был похож на меня.

11. Я часто прощаю моего ребенка, признавая за ним право на ошибку, слабость и несовершенство.

12. Мой ребенок самый лучший из всех известных мне детей.

13. Мне будет очень тяжело, если придется жить без моего ребенка.

14. Я уверен(а), что мой ребенок хорошо ко мне относится.

15. Между мной и ребенком существует эмоциональная близость.

16. Я принимаю активное участие в жизни моего ребенка: во всем ему помогаю, контролирую, регулирую его.

17. Я стремлюсь больше отдавать своей любви ребенку, чем получать от него.

18. Мне нравится быть с моим ребенком потому, что мне хорошо с ним,

19. Каждый из нас (и я, и мой ребенок) обладаем независимостью друг от друга.

20. От ребенка я жду любви столько же, сколько даю ему я.

Обработка результатов

Складываем полученные баллы:

Шкала любви: 1, 3, 5, 7, 9, 11, 13, 15, 17, 19.

Шкала симпатии: 2, 4, 6, 8, 10, 12, 14, 16, 18, 20.

В зависимости от того, какая сумма баллов выше, можно судить о том, какое чувство в отношениях с ребенком преобладает. Каждая сумма должна превышать 20 баллов, лишь в этом случае можно говорить о том, что в отношениях родителя и ребенка преобладает любовь или симпатия.

Часть II

Цель этой части опросника: определение компонентного состава и типологии родительской любви.

Инструкция. Прочтите каждое из утверждений, выберите, какое из них, по вашему мнению, наиболее характерно для вас (отметьте знаком +). Помните, неправильных ответов не существует.

Список утверждений

I. 1.Когда в моей семье появился ребенок, у меня возникло ощущение сопричастности и желание быть с ребенком.

II. 2. Я испытываю удовольствие от общения с моим ребенком.

III. 3. Я полагаю, что знаю, как выражается родительская любовь.

IV. 4. Я принимаю активное участие в жизни моего ребенка, помогаю, даю советы, при этом каждый из нас обладает относительной свободой и автономностью.

I. 5. Я испытал (а) чувство облегчения, удовлетворения и радости, когда завершились роды.

II. 6. Я переживаю о душевном покое моего ребенка.

III. 7. Я считаю, что достаточно хорошо и отчетливо представляю образ любящего отца и любящей матери.

IV. 8. Я проявляю нежность и ласку по отношению к моему ребенку посредством поцелуев, теплого объятия, ласкового взгляда. Допишите свое...

I. 9. Когда я впервые увидел(а) ребенка, у меня пробудилось чувство жалости к нему, сочувствие и желание помочь.

II. 10. Я доволен(а) своей ролью родителя.

III. 11. Я хорошо знаю личностные особенности моего ребенка.

IV. 12. Я считаю, что создаю благоприятную семейную атмосферу для ребенка: он знает, что я всегда рядом, чувствует психологическую поддержку и защищенность с моей стороны.

I. 13. Мне было приятно чувствовать:

А) для матери: как шевелится плод во время моей беременности.

Б) для отца: как шевелится плод во время беременности моей жены.

II. 14. Я испытываю чувство радости, когда нахожусь рядом с моим ребенком.

III. 15. Я могу предвидеть реакции и поступки моего ребенка.

IV. 16. Считаю, что мои взаимоотношения с ребенком можно назвать открытыми, искренними и доверительными.

I. 17. Считаю, что между мной и ребенком с момента рождения существует тесная взаимосвязь, которую порой я не могу объяснить словами.

II. 18. Я испытываю потребность быть рядом с моим ребенком.

III. 19. Я думаю, что знаю интересы моего ребенка.

IV. 20.Я принимаю моего ребенка таким, каков он есть, признаю и уважаю его индивидуальность.

I. 21. Во время беременности:

А) для матери: я чувствовала нежность к будущему ребенку.

Б) для отца: я чувствовал нежность к будущему ребенку.

II. 22. Мне грустно во время разлуки с моим ребенком.

III. 23. Думаю, что я знаю потребности и желания моего ребенка.

IV. 24. Я жертвую собой ради моего ребенка, стараясь отдавать ему все физические и душевные силы.

I. 25. Беременность моей жены (для отца), моя (для матери) была желанной и запланированной.

II. 26. Я испытываю гордость за моего ребенка.

III. 27. Я думаю, что знаю, каким образом я могу контролировать проявление своей родительской любви.

IV. 28. Я часто прощаю моего ребенка, признавая за ним право на ошибку, слабость и несовершенство.

Обработка результатов

Наибольшая сумма баллов (± 1 балл), набранная человеком при выборе наиболее близких ему утверждений, укажет на доминирующий компонент в родительской люби, а вместе с этим и на тип. Если равным количеством баллов будут отмечены два и лее компонента, следует говорить о смешанной типологической принадлежности. Если наряду с доминирующим компонентом какой-либо другой компонент наберет достаточно высокий балл, также следует говорить о смешанной типологической принадлежности, хотя не столь явно выраженной, как в предыдущем случае. Информативно отсутствие баллов по тому или иному компоненту.

Компоненты родительской любви входят в структуру составляющих родительской любви. В целом глубокий анализ результатов данного исследования дает возможность выявить фундаментальные установочные ориентации родительской любви и впоследствии корректировать и развивать другие ее компоненты (набрав-с незначительное количество баллов).

I. Биологическая составляющая

1. Биологический компонент. Это физиологическая взаимен между родителем и ребенком, наличие биологических потребностей в продолжении рода.

2. Психологическая составляющая

II. Эмоционально-чувственный компонент. Это сфера глубоких личностных, субъективно-психологических переживаний родителя по отношению к ребенку, которые характеризуются удовольствием неудовольствием, комфортом - дискомфортом, стеничностью- астеничностью; сфера воспоминаний, предчувствий родителя по поводу ситуаций взаимоотношений с ребенком. Данный компонент включает: аффективные состояния (переживания, предчувствия); эмоции (восторг, радость, страх, гнев и др.); чувства, отличающиеся отчетливостью и осознанностью (наслаждение, симпатия и др). Он обеспечивает налаживание эмоциональных взаимоотношений между родителями и ребенком, а также способов ориентировки в его переживаниях; включает переживание или осознаваемое «ощущение родительской любви», процессы, происходящие в нервной, эндокринной, сердечно-сосудистой, дыхательной системах организма, а также поддающиеся наблюдению комплексы эмоций. Благодаря эмоционально-чувственному компоненту происходит аффективная (эмоциональная) преднастройка к активному контакту родителя с ребенком еще до начала взаимодействия с ним (до рождения ребенка). Кроме того, у родителей происходит выработка аффективных стереотипов сенсорного контакта с ребенком.

III. Когнитивный компонент (рациональный). Включает в себя представления (когнитивные репрезентации) о том, что есть родительская любовь, каковы ее проявления — способы выражения, контроля, регулирования. Также включает знание интересов ребенка, его желаний, потребностей, особенностей поведения и в целом личности.

3. Социальная составляющая

IV. Поведенческий компонент. Проявление родительской любви (как субъективного отношения) в реакциях, действиях и поступках родителя. При этом родительская любовь обнаруживает свою объективность, индивидуально-психологическое «Я» родителя становится социально-психологическим.

Разработан и валидизирован Е. В. Милюковой под руководством Р. В. Овчаровой (2003)


Приложение 5

Таблица 3

Сопоставление данных по методикам «Страхи в домиках»  и «Тест-опросник родительского отношения»

Название группы

Индекс тревожности

Количество страхов

Количество детей

Результаты по шкале «принятие-отвержение»

Результаты по шкале «кооперация»

Результаты по шкале «симбиоз»

Результаты по шкале «контроль»

Результаты по шкале «отношение к неудачам ребенка»

1 группа

высокий

20-24

6

6 родителей – «отвержение»

6 – отсутствие «кооперации»

4- отсутствие «симбиоза»

2-промежуточная позиция

4-строгий контроль

2-отсутсвие контроля

6 – «маленький неудачник»

2 группа

среднеповышенный

13-19

8

4 родителя –«отвержение»

4 родителя – тенденция к «отвержению»

8  – отсутствие «кооперации»

5- отсутствие «симбиоза»

3 - промежуточная позиция

1- строгий контроль

7-отсутствие контроля

5  – «маленький неудачник»

3-тенденция к «маленькому неудачнику»

3 группа

средний

12

12

9 родителей - тенденция к «отвержению»

3 родителя – тенденция к «принятию»

3– отсутствие «кооперации»

9 – уменьшение элементов «кооперации»

4 - отсутствие «симбиоза»

3 - промежуточная позиция

5 -«симбиоз»

12 – строгий контроль

12- тенденция к «маленькому неудачнику»

4 группа

среднепониженный

6-11

13

9 родителей - тенденция к «принятию»

4 родителя – «принятие»

2– уменьшение элементов «кооперации»

9 – присутствие элементов «кооперации»

3 – «кооперация»

8 -«симбиоз»

5- промежуточная позиция

5 – строгий контроль

7 – средние баллы

2 - тенденция к «маленькому неудачнику»

7 – тенденция к вере в ребенка

4- вера в ребенка

5 группа

нижний

5

3

3 - «принятие»

1 - присутствие элементов «кооперации»

2 – «кооперация»

1 -промежуточная позиция

2- «симбиоз»

3 – средние баллы

3 – вера в ребенка



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
15274. Формирование представлений об образе семьи у детей старшего дошкольного возраста 36.39 KB
  Формы работы воспитателя с детьми старшего дошкольного возраста по формированию образа семьи. Опыт работы воспитателей по формированию у детей дошкольного возраста образа семьи. Дети должны стать активными участниками в реализации этих важнейших задач направленных на возрождение и укрепление социального института семьи семейных ценностей и традиций основы основ Российского общества и государства. Поэтому сегодня деятельность социальных структур определяется приоритетами государственной политики и...
3922. Самооценка детей старшего дошкольного возраста 169.47 KB
  Самооценка является одним из существенных условий, благодаря чему индивид становится личностью. Она формирует у индивида потребность соответствовать не только уровню окружающих, но и уровню собственных личностных оценок. Правильно сформированная самооценка выступает не просто как знание самого себя
21827. Взаимосвязь тревожности и самооценки у детей старшего дошкольного возраста 1.9 MB
  Смогут ли родители и педагоги уловить эти перемены понять изменения происходящие с ребенком в этот период будет зависеть тот положительный эмоциональный контакт который является основой нервно-психического здоровья ребенка. Старший дошкольный возраст последний из периодов дошкольного возраста когда в психике ребенка появляются новые образования. Появление произвольности решающее изменение в деятельности ребенка когда целью последней становится не изменение внешних окружающих его...
21841. Особенности общения со сверстниками у детей старшего дошкольного возраста 94.69 KB
  Цель констатирующего эксперимента - изучение особенностей культуры взаимопонимания в общении детей старшего дошкольного возраста со сверстниками. Изучить педагогические условия воспитания культуры взаимопонимания в общении старших дошкольников в практике ДОУ. Определить уровни культуры взаимопонимания в общении старших дошкольников решение условных ситуаций Объясни правильно и Обида по методике А. Для решения 2-й задачи нами были выделены критерии показатели и уровневые характеристики культуры взаимопонимания в общении старших...
930. Эксперементальное исследование агрессивного поведения у детей старшего дошкольного возраста 375.33 KB
  Теоретический анализ проблемы агрессивного поведения у детей старшего дошкольного возраста. Экспериментальное исследование агрессивного поведения у детей старшего дошкольного возраста. Анализ результатов исследования агрессивного поведения детей старшего дошкольного возраста...
20083. Формирование здорового образа жизни у детей старшего дошкольного возраста 36.49 KB
  Дошкольная педагогика и психология Курсовая работа Формирование здорового образа жизни у детей старшего дошкольного возраста Выполнила: студентка 3 курса заочного обучения факультета психологии Пименова Алла Николаевна Проверила:...
15797. Влияния мнемотехники в обучении рассказыванию детей с ОНР старшего дошкольного возраста 99.08 KB
  Метод мнемотехники в развитии речи детей старшего дошкольного возраста. Характеристика детей с ОНР старшего дошкольного возраста. Мнемотехника в обучении рассказыванию детей с ОНР старшего дошкольного возраста. Диагностика уровня речевых умений у детей старшего дошкольного возраста.
5005. Особенности развития образной памяти у детей старшего дошкольного возраста 43.2 KB
  Особенности развития образной памяти у детей старшего дошкольного возраста. Психолого-педагогические исследования проблемы развития образной памяти. Опытно экспериментальная работа по развитию образной памяти детей старшего дошкольного возраста.
8182. Экспериментальная работа по ознакомлению детей старшего дошкольного возраста с Олимпийскими играми 69.42 KB
  Теоретические основы формирования представлений у детей старшего дошкольного возраста об Олимпийских играх. Научные основы развития детей старшего дошкольного возраста посредством олимпийского образования. Специфика формирования представлений детей старшего дошкольного возраста об Олимпийских играх...
18134. Музыка как средство нравственно-эстетического воспитания детей старшего дошкольного возраста 115.34 KB
  В реализации задач формирования эстетического вкуса учащихся принципиальное пространство занимает исполнительская активность в критериях школьного урока музыки. В области развития музыкальной культуры в критериях проф подготовки учителя музыки Т. На втором этапе и апробирована технология эстетического и нравственного воспитания средствами музыки обработаны и обобщены её результаты. Возникали даже представления о сути музыки как языке чувств.
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.