Столкновение цивилизаций: неоатлантизм Хантингтона

Видимая геополитическая победа атлантизма на всей планете – с падением СССР исчез последний оплот континентальных сил – на самом деле затрагивает лишь поверхностный срез действительности. Стратегический успех НАТО, сопровождающийся идеологическим оформлением, отказ от главной конкурентной коммунистической идеологии

2014-08-04

15.84 KB

1 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


17 Столкновение цивилизаций: неоатлантизм Хантингтона

Смысл теории Самуила П. Хантингтона, директора Института Стратегических Исследований им. Джона Олина при Гарвардском университете, сформулированный им в статье “Столкновение цивилизаций”7 (которая появилась как резюме большого геополитического проекта “Изменения в глобальной безопасности и американские национальные интересы”), сводится к следующему:

Видимая геополитическая победа атлантизма на всей планете – с падением СССР исчез последний оплот континентальных сил – на самом деле затрагивает лишь поверхностный срез действительности. Стратегический успех НАТО, сопровождающийся идеологическим оформлением, отказ от главной конкурентной коммунистической идеологии, не затрагивает глубинных цивилизационных пластов. Хантингтон вопреки Фукуяме утверждает, что стратегическая победа не есть цивилизационная победа; западная идеология либерал-демократия, рынок и т.д. – стали безальтернативными лишь временно, так как уже скоро у незападных народов начнут проступать цивилизационные и геополитические особенности, аналог “географического индивидуума”, о котором говорил Савицкий.

Отказ от идеологии коммунизма и сдвиги в структуре традиционных государств распад одних образований, появление других и т.д. – не приведут к автоматическому равнению всего человечества на универсальную систему атлантистских ценностей, но, напротив, сделают вновь актуальными более глубокие культурные пласты, освобожденные от поверхностных идеологических клише.

Хантингтон цитирует Джорджа Вейгеля: “десекуляризация является одним из доминирующих социальных факторов в конце XX века”. А следовательно, вместо того, чтобы отбросить религиозную идентификацию в Едином Мире, о чем говорит Фукуяма, народы, напротив, будут ощущать религиозную принадлежность еще более живо.

Хантингтон утверждает, что наряду с западной (= атлантистской) [с.116] цивилизацией, включающей в себя Северную Америку и Западную Европу, можно предвидеть геополитическую фиксацию еще семи потенциальных цивилизаций:

1) славяно-православная,

2) конфуцианская (китайская),

3) японская,

4) исламская,

5) индуистская,

6) латиноамериканская

и возможно, 7) африканская.

Конечно, эти потенциальные цивилизации отнюдь не равнозначны. Но все они едины в том, что вектор их развития и становления будет ориентирован в направлении, отличном от траектории атлантизма и цивилизации Запада. Так Запад снова окажется в ситуации противостояния. Хантингтон считает, что это практически неизбежно и что уже сейчас, несмотря на эйфорию мондиалистских кругов надо принять за основу реалистиче скую формулу: “The West and The Rest” (“Запад и Все Остальные”)9.

Геополитические выводы из такого подхода очевидны: Хантингтон считает, что атлантисты должны всемерно укреплять стратегические позиции своей собственной цивилизации, готовиться к противостоянию, консолидировать стратегические усилия, сдерживать антиатлантические тенденции в других геополитических образованиях, не допускать их соединения в опасный для Запада континентальный альянс.

Он дает такие рекомендации:

“Западу следует

– обеспечивать более тесное сотрудничество и единение в рамках собственной цивилизации, особенно между ее европейской и североамериканской частями;

– интегрировать в Западную цивилизацию те общества в Восточной Европе и Латинской Америке, чьи культуры близки к западной;

– обеспечить более тесные взаимоотношения с Японией и Россией;

– предотвратить перерастание локальных конфликтов между цивилизациями в глобальные войны;

– ограничить военную экспансию конфуцианских и исламских государств;

– приостановить свертывание западной военной мощи и обеспечить военное превосходство на Дальнем Востоке и в Юго-Западной Азии;

– использовать трудности и конфликты во взаимоотноше ниях исламских и конфуцианских стран;

– поддерживать группы, ориентирующиеся на западные ценности и интересы в других цивилизациях;

– усилить международные институты, отражающие западные интересы и ценности и узаконивающие их, и обеспечить вовлечение незападных государств в эти институты”10.

Это является краткой и емкой формулировкой доктрины неоатлантизма.

С точки зрения чистой геополитики, это означает точное следование принципам Мэхэна и Спикмена, причем акцент, который Хантингтон ставит на культуре и цивилизационных различиях как важнейших геополитических факторах указывает на его причастность к классической школе геополитики, восходящей к “органицистской” философии, для которой изначально было свойственно рассматривать социальные структуры и государства не как механические или чисто идеологические образования, но как “формы жизни”.

В качестве наиболее вероятных противников Запада Хантингтон указывает Китай и исламские государства (Иран, Ирак, Ливия и т.д.). В этом сказывается прямое влияние доктрин Мэйнига и Кирка, считавших, что ориентация стран “береговых зон”, rimland – а “конфуцианская” и исламская цивилизации геополитически принадлежат преимущественно именно к rimland – важнее, чем позиция heartland'а. Поэтому в отличие от других представителей неоатлантизма – в частности, Пола Вольфовица – Хантингтон видит главную угрозу отнюдь не в геополитическом возрождении России-Евразии, heartland'а или какого-то нового евразийского континентального образования.

В докладе же американца Пола Вольфовица (советника по делам безопасности) правительству США в марте 1992 года говорится о “необходимости не допустить возникновения на европейском и азиатском континентах стратегической силы, способной [с.119] противостоять США”11, и далее поясняется, что самой вероятной силой, которая имеется здесь в виду, является России, и что против нее следует создать “санитарный кордон” на основе стран Прибалтики. В данном случае американский стратег Вольфовиц оказывается ближе к Макиндеру, чем к Спикмену, что отличает его взгляды от теории Хантингтона.

Во всех случаях, независимо от определения конкретного потенциального противника, позиция всех неоатлантистов остается сущностно единой: победа в холодной войне не отменяет угрозы Западу, исходящей из иных геополитических образований (настоящих или будущих). Следовательно, говорить о “Едином Мире” преждевременно, и планетарный дуализм талассократии (укрепленной аэрократией и эфирократией) и теллурократии остается главной геополитической схемой и для XXI века.

Новой же и более общей формулой такого дуализма становится тезис Хантингтона - The West and The Rest. [с.120]



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
17801. Теория столкновения цивилизаций и изучение динамики современных международных отношений американского политолога С.Хантингтона 39.13 KB
  Цивилизационная идентичность, по мнению автора, будет играть все более важную роль в будущем, и в дальнейшем мир будет формироваться под влиянием взаимодействия нескольких главных цивилизаций. Наиболее значительные по своим последствиям конфликты будущего, по мнению Хантигтона, произойдут на своего рода культурных границах, разделяющих эти цивилизации.
16897. Столкновение интересов России, Европейского Союза и США на Украине 21.77 KB
  Заинтересованность Европы в лояльности Украины связана прежде всего с необходимостью противостояния российскому центру тяжести развитие которого потенциально может пошатнуть геополитические позиции Европы. Европеизация Украины повысит статус Польши Словакии Венгрии и других стран на настоящий момент являющихся окраинными. При том что ЕС в целом признает необходимость развития сотрудничества и углубления связей с Украиной взгляды на масштаб и направление вовлечения Украины в орбиту европейского влияния у отдельных стран значительно...
2465. Типы цивилизаций 15.61 KB
  Основным принципом космогенной цивилизации является принцип традиционализма – принцип преобладания традиций над новациями. Мир с точки зрения космогенной цивилизации рассматривается как космос. Это является главной характеристикой космогенной цивилизации. Из вышесказанного вытекает важная характеристика космогенной цивилизации – это крайне низкий темп социального развития.
12736. ПРАВО ДРЕВНЕВОСТОЧНЫХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ 39.52 KB
  Известные Законы Хаммурапи относятся к концу его царствования. Эти законы были выбиты на большом черном базальтовом столбе. Законы несовершенны с точки зрения их полноты и по своей категоричности они не предусматривают разнообразных явлений жизни. Законы не содержат общих принципов нет системы в изложении хотя известная логика присутствует.
10835. Формирование основных институтов человеческого общества и древнейших цивилизаций 177.26 KB
  Полис как социальная политическая и экономическая система. Первый этап определяется как предыстория хозяйства и материальной культуры: от возникновения человечества до приблизительно I млн. В одном из них была открыта овальная ограда из камней которую можно трактовать как основание легкого жилища. Мустьерские неандертальцы жили как в пещерах так и в специально изготовленных из мамонтовых костей жилищах – чумах.
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.