УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ

Общая характеристика преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства. Общая характеристика преступлений против государственной власти интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления

2015-01-29

134.65 KB

56 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Автономное образовательное учреждение

среднего профессионального образования Удмуртской Республики

«Ижевский промышленно-экономический колледж»

(АОУ «ИПЭК»)

УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ

Дипломная работа

выполнил

Студент группы ИПЗ-11-1

______________ Е.В. Ившина

«___» __________ 2015 г.

руководитель

______________ Н.Н. Сунцова

«___» ___________ 2015 г.

ОЦЕНКА ___________________

«___» ___________ 2015 г.

2015

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ

§1.1  Понятие, виды и признаки государственной власти

§1.2 Преступления против государственной власти (раздел Х УК)

§1.3 История развития российского уголовного законодательства об ответственности за преступления против государственной власти

ГЛАВА 2. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ОСНОВ КОНСТИТУЦИОННОГО СТРОЯ И БЕЗОПАСНОСТИ ГОСУДАРСТВА, ГОСУДАРСТВЕННОЙ  ВЛАСТИ, ИНТЕРЕСОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ И СЛУЖБЫ В ОРГАНАХ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ

§ 2.1 Общая характеристика преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства

§ 2.2. Общая характеристика преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления          

ГЛАВА 3. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ПРАВОСУДИЯ И ПОРЯДКА УПРАВЛЕНИЯ

§ 3.1 Общая характеристика преступлений против правосудия: понятие, система

§ 3.2 Понятие, общая характеристика и виды преступлений против порядка управления

§ 3.3

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

ПРИЛОЖЕНИЯ

ВВЕДЕНИЕ

 Проблема ответственности за преступления против основ конституционного строя и безопасности государства остается на современном этапе актуальной, хотя общее количество таких деяний, именовавшихся в прошлом государственными преступлениями, кажется незначительным. При большой общественной опасности данных преступлений противодействие им является одним из важных направлений деятельности правоохранительных органов. Применение уголовного законодательства, устанавливающего ответственность за преступления против государства, в данном случае имеет важное политическое и предупредительное значение.

Новые подходы законодателя к регламентации ответственности за преступления против государства и отсутствие по этим вопросам достаточного количества публикаций, системного изложения проблемы, неполное исследование общего понятия и признаков преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства привели к необходимости разработки названных положений в целях устранения пробелов в этой области, несогласованности отдельных предписаний уголовного и иных отраслей права.

Принятие и введение в действие с 1 января 1997 г. нового Уголовного кодекса Российской Федерации требует научного анализа системы составов «преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства». В ходе кодификации уголовного законодательства произошли существенные изменения, вследствие чего материал о государственных преступлениях, изложенный ранее в коллективной монографии, устарел Дьяков С.В., Игнатьев А.А., Карпушин М.П. Ответственность за государственные преступления. М., Юридическая литература. 1988. С. 21..

Во-первых, направленность указанной категории преступления на родовой объект - государственную безопасность - осталась прежней. Во-вторых, криминологическая характеристика государственной преступности дается ретроспективно в силу того, что новых криминологических данных еще не накоплено. В-третьих, с учетом преемственности законодательства и известной инерционности общественного сознания глава 29 нового УК еще долго будет ассоциироваться с названием «государственные преступления». Что же касается термина, то и в учебно-научном, и практическом плане он более удобен для применения в силу своей краткости.

Спецслужбы различных стран объединяют свои усилия, но при одном непременном условии - совпадении их интересов. Такое совпадение интересов есть в борьбе с терроризмом, незаконным оборотом наркотиков, различных видов оружия, включая ядерное и т.п. Если же такого совпадения нет, то конкурентные отношения между государствами, борьба за рынки сбыта, опережение в разработке и внедрении передовых технологий ставят спецслужбы в условия противодействия. И тогда понятие «противник» в профессиональном звучании приобретает ту реальность, с которой имеют дело органы ФСБ. Более того, тяжелый кризис в России стал побудительным фактором активизации разведывательно-подрывной деятельности многих иностранных спецслужб, о чем свидетельствуют участившиеся факты разоблачения шпионской деятельности против России. «Становление многополярного мира будет продолжительным. На его нынешнем этапе еще сильны рецидивы попыток создания структуры международных отношений, основанной на односторонних, в том числе военно-силовых, решениях ключевых проблем мировой политики» Указ Президента РФ от 10.01.2000 г. № 24 "О концепции национальной безопасности Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ. 2000. № 2. Ст. 170..

Составы государственных преступлений становятся предметом интереса в научно-исследовательской и педагогической деятельности многих ученых Никулин С.И., Беляев А.Е. Комментарий с изменениями и дополнениями Уголовного кодекса Российской Федерации. - М., Вердикт. 2004. С. 72; Лунеев В.В. Политическая преступность // Государство и право. 1994 № 7. С. 32; Наумов А.В. Уголовное право России. Особенная часть. М., Норма 2006. С. 327-341., практических работников Брусницын Н.А. Открытость и шпионаж. М., Военное издательство. 1991. С. 42..

Наличие в Особенной части Уголовного кодекса такого понятия предопределит признаки, которым должны соответствовать надлежащие преступления против государственной власти, не позволит произвольно дополнять и видоизменять содержание главы, создаст базу для надежной защиты конституционного строя и безопасности государства. Вышеприведенные причины и предопределили выбор темы исследования.

Степень научной разработанности проблемы. Проблема уголовно-правовой охраны государственной власти изучалась в разное время такими известными учеными, как: Г.З. Анашкин, А.Е. Беляев, Д.И. Богатиков, И.А. Бушуев, В.А. Владимиров, А.С. Горелик, П.И. Гришаев, П.Ф. Гришанин, СВ. Дьяков, Л. Д. Ермакова, А.Э. Жалинский, Н.И. Загородников, Б.В. Здравомыслов, А.Н. Игнатов, А.А. Игнатьев, М.П. Карпушин, В.Ф. Кириченко, B.C. Клягин, Т.А. Костарева, В.И. Курляндский, В.М. Лебедев, В.В. Лунеев, М.П. Михайлов, А.В. Наумов, В.В. Сверчков, Н.Н. Смирнова, Е.А. Смирнов, Ю.В. Солопанов, Н.С. Таганцев, Г.Г. Тельберг, М.В. Турецкий, Д.О. Хан-Магомедов, А.В. Шведко, М.И. Якубович Анашкин Г.З. Ответственность за измену Родине и шпионаж. М., Юрлитиздат. 1964. С. 74; Ермакова Л.Д. Особо опасные государственные преступления. М., Юрлитиздат. 1982. С. 83; Беляев А.Е., Воронцов В.М. Уголовная ответственность за призывы, образующие преступления против государства М., Норма. 1991. С. 92; Постатейный комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Громова Н.А. М., ГроссМедиа. 2007. С. 89; Богатиков Д.И., Бушуев И.А., Игнатов А.И., Курляндский В.И., Михайлов М.П., Смирнов Е.А. Особо опасные государственные преступления. М., Юрлитиздат. 1963. С. 64... Вместе с тем, в работах этих ученых освещены не все аспекты проблемы уголовной ответственности за подобные преступления, большинство же из них написаны задолго до последних изменений уголовного законодательства, касающихся исследуемых составов. Необходимо отметить, что в настоящее время проблеме преступлений против государства (государственных преступлений, особо опасных государственных преступлений, преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства) в монографической литературе уделяется существенно меньше внимания, чем преступлениям против многих других объектов уголовно-правовой охраны. При этом единственным крупным изданием с комплексным уголовно-правовым и криминологическим анализом преступлений против государства является труд С. В. Дьякова «Государственные преступления (против основ конституционного строя и безопасности государства) и государственная преступность», изданный в 1999 году.

В последние годы наблюдается крайне высокая степень пораженности сферы государственной власти, государственной службы и службы в органах местного самоуправления коррупционными и иными видами криминальных деяний. Это признается не только средствами массовой информации, государственными и общественными деятелями, но и всеми слоями населения России. Острота проблемы уголовно-правового противодействия дальнейшему негативному развитию ситуации в рассматриваемой сфере заключается прежде всего в том, что, во-первых, эта сфера, как и всякая иная сфера социальной деятельности, подвержена преступным посягательствам, в защите от которых она нуждается, во-вторых, это та сфера деятельности, состояние которой значительно снижает или усиливает криминогенность общества в целом, активно влияет на динамику, структуру и уровень преступности, в-третьих, система государственной власти является главным субъектом борьбы с преступностью, обеспечивая правоохранительную функцию государства.

Объектом исследования является совокупность общественных отношений, урегулированных правовыми нормами, складывающихся в сфере преступлений против государственной власти.      Предметом исследования выступает современное и ранее действовавшее отечественное уголовное законодательство Российской Федерации об ответственности за преступления против государства, судебная практика, специальная научная юридическая литература.   Цель исследования - выявить особенности и проанализировать преступления, совершаемые против государственной власти, для совершенствования действующих законодательных норм и правоприменительной практики.

Реализация указанной цели потребовала решения следующих задач:

рассмотреть историю развития уголовного законодательства в сфере преступлений против государственной власти;

дать общую криминологическую и уголовно-правовую характеристику преступлениям против государственной власти;

проанализировать юридический состав указанных преступлений;

выявить и проанализировать виды преступлений против государственной власти, а также определить проблемы, связанные с такой классификацией;

рассмотреть проблемные вопросы уголовной ответственности в рамках исследуемой темы;             анализ норм Конституции Российской Федерации и различных отраслей законодательства, соприкасающихся с проблемами уголовно-правовой охраны государственной власти;        выявление роли и значения преступлений против государства, их места в системе норм Особенной части Уголовного кодекса;

внесение научно обоснованных предложений и рекомендаций по совершенствованию норм, устанавливающих уголовную ответственность за преступления против государства;

формулирование законодательных инициатив по созданию дополнительных уголовно-правовых запретов в области охраны государственной власти от преступных посягательств.     В ходе исследования использовались общенаучные и частнонаучные методы познания: формально-юридический, логический методы, исторический, системный, сравнительно-правовой, статистический, методы индукции и дедукции и другие научные методы.     

Нормативную базу исследования составляют Конституция Российской Федерации, уголовное законодательство и иные отрасли российского права, указы Президента Российской Федерации, постановления Правительства Российской Федерации, регламентирующие вопросы охраны основ конституционного строя и безопасности государства.

Научная новизна исследования заключается в том, что оно после принятия УК РФ 1996 года является первым в современном уголовном праве исследованием преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства, охватывающим их исторический и сравнительно-правовой аспекты, анализирующим в комплексе действующее законодательство по данной проблеме; предлагающим общее понятие преступлений, содержащихся в главе 29 УК РФ. Новизна работы определяется также и результатами проведенного исследования, наиболее существенные из которых выносятся на защиту.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что в нем обосновывается необходимость включения в действующее уголовное законодательство общего понятия преступлений против основ государственной власти. Содержащиеся в работе положения развивают учение о данной группе преступлений и могут служить отправной точкой для дальнейших теоретических разработок в ходе научно-исследовательской работы по совершенствованию уголовно-правовой базы, используемой для борьбы с преступлениями против государства.

Практическая значимость исследования состоит в том, что предложения, содержащиеся в настоящей работе, окажут помощь практическому работнику в правильной и четкой квалификации деяний, посягающих на основы государственной власти. Предлагаемые новеллы могут быть учтены при совершенствовании уголовного законодательства, устанавливающего ответственность за особо тяжкие деяния, направленные против основ государственной власти.

Структура работы определяется целями и задачами исследования, спецификой рассматриваемой проблемы и внутренней логикой подхода к изучению. Работа состоит из введения, трех глав, объединяющих десять параграфов, заключения и списка использованной литературы.

 

ГЛАВА 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ

§1.1  Понятие, виды и признаки государственной власти

Государственная власть возникает одновременно с государством и является его неотъемлемым атрибутом. Государственная власть – это политическое руководство обществом осуществляемое при помощи органов государства и других государственных учреждений в интересах либо народа, либо классов, либо социальных групп. Государственная власть является важным звеном в системе государства.      Государственная власть реализуется через государственное управление – целенаправленное воздействие государства, его органов на общество в целом, те или иные его сферы (экономическую, социальную, духовную) на основе познанных объективных законов для выполнения стоящих перед обществом задач и функций.         Ещё одна важнейшая особенность государственной власти состоит в том, что она проявляется в деятельности государственных органов и учреждений, образующий механизм (аппарат) этой власти. Она потому и называется государственной, что её практически олицетворяет, приводит в деятельности, претворяет в жизнь прежде всего механизм государства.  Государственная власть есть концентрированное выражение воли и силы, мощи государства, воплощенное в государственных органах и учреждениях. Она обеспечивает стабильность и порядок в обществе, защищает его граждан от внутренних и внешних посягательств путём использования различных методов, в том числе и государственного принуждения и военной силы.       Государственная власть – это, как правило, легальная власть (узаконенная). Она основана на праве, юридических (правовых) законах. Её носители, субъекты и объекты, как члены определенного государства, имеют определенные юридические права и обязанности. Их деятельность и отношения регулируются принятыми в данном государстве законами, а также нормами международного права. Права и обязанности субъектов и объектов государственной власти характеризуются соответствующей легитимностью. Они признаются всеми членами данного государства и другими государствами, их большинством или решающей их частью.  В статье 10 Конституции Российской Федерации установлено: "Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны."         Законодательная власть основывается на принципах конституции и верховенства права, формируется путём свободных выборов. Законодательная власть вносит поправки в конституцию, определяет основы внутренней и внешней политики государства, утверждает госбюджет, принимает законы, контролирует их исполнение. Законы обязательны для всех исполнительных органов власти и граждан. Верховенство законодательной власти ограничено принципами права, конституцией, правами человека. Законодательные органы находятся под контролем избирателей посредством системы народного представительства и свободных демократических выборов и в системе с другими органами власти - судебными и исполнительными.      Исполнительно-распорядительная власть по сравнению с законодательной отличается большим динамизмом, восприимчивостью к общественной жизни. Исполнительную власть осуществляет правительство, которое решает множество вопросов, в том числе в сфере хозяйствования, планирования, культуры, образования, финансирования, обеспечения повседневного быта и нужд населения и т.д. Особенность состоит в том, что исполнительная власть на только исполняет законы, но и сама издаёт нормативные акты или выступает с законодательной инициативой.  Судебная власть включает учреждения, которые представляют самостоятельную структуру государственной организации. Состояние судебной власти, отношение к ней в обществе, направления её развития оказывают существенное воздействие на все стороны жизни общества. Каждый человек должен иметь твёрдую уверенность в том, что его обращение в судебной власти будет завершено справедливым решением, ибо защита прав и свобод человека, разрешение конфликтов и споров цивилизованными средствами – норма правового государства. В принципе, суд не является репрессивным органом, ибо он призван быть защитником права, пресекая правонарушения.       Судебная власть воздействует на законодательную и исполнительную. Законодательная власть контролируется через систему судов (Верховный суд, Конституционный суд). Так, с помощью Конституционного суда в стране обеспечивается конституционность не только подзаконных актов, но и самих законов.          Единую государственную власть осуществляет государственный аппарат, который представляет собой систему государственных органов. В рамках этой системы различаются три подсистемы (относительно самостоятельные и взаимодействующие), образующие законодательную, исполнительную и судебные ветви аппарата государственной власти как целого.

§1.2 Преступления против государственной власти (раздел Х УК)

 Преступления против государственной власти – общественно опасные деяния, посягающие на отношения, обеспечивающие стабильность и нормальное функционирование государственной власти в целом, а также ее отдельных институтов и органов, ответственность за которые предусмотрена в статьях раздела Х УК РФ.

Типовым объектом рассматриваемой группы преступлений являются общественные отношения, обеспечивающие защиту основ конституционного строя и безопасности Российской Федерации, функционирование государственной власти, защиту интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, правосудия, а также поддержание порядка управления.

Преступления против государственной власти в соответствии с видовым объектом сгруппированы в четыре главы (29—32).

1. Глава 29 — преступления против основ конституционного строя и безопасности государства — включает десять статей (275—284). Видовым объектом этих преступлений являются основы конституционного строя. В статьях конкретизируются непосредственные объекты: а) внешняя безопасность, которая в Законе РФ «О безопасности» от 5 марта 1992 г. определена как состояние защищенности суверенитета, территориальной целостности и обороноспособности страны от внешнего воздействия (государственная измена — ст. 275 УК, шпионаж — ст. 276 УК); б) политическая основа, легитимность государственной власти (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля — ст. 277 УК, насильственный захват власти или насильственное удержание власти — ст. 278 УК, вооруженный мятеж — ст. 279 УК, публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации — ст. 280 УК); в) экономическая безопасность и обороноспособность России (диверсия — ст. 281 УК, разглашение государственной тайны — ст. 283 УК, утрата документов, содержащих государственную тайну — ст. 284 УК); г) национальное, расовое или религиозное равноправие (возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды — ст. 282 УК).

Предмет посягательства назван в качестве самостоятельного признака в половине составов. Так, сведения, составляющие государственную тайну, названы в ст. 275, 276, 283, 284 УК. Категории этих сведений определены Законом РФ «О государственной тайне» от 21 июля 1993 г. с изменениями и дополнениями, внесенными Федеральным законом от 6 октября 1997г., и Перечнем сведений, отнесенных к государственной тайне, утвержденным Указом Президента РФ 24 января 1998 г.

 Предметом государственной измены в форме шпионажа являются иные сведения, используемые в ущерб внешней безопасности России, но они должны передаваться и собираться только по заданию иностранной разведки. Это могут быть различные сведения (состояние преступности, распространенность пьянства, заболеваний и т.д.).

 Предметом диверсии являются предприятия, сооружения, пути и средства сообщения, средства связи и объекты жизнеобеспечения.

Объективная сторона большей части рассматриваемых преступлений характеризуется одним обязательным признаком — деянием. Преступные последствия вынесены за рамки состава. Следовательно, преступление считается оконченным с момента совершения деяния. Только составы разглашения государственной тайны (ст. 283 УК) и утраты документов, составляющих государственную тайну (ст. 284 УК), сконструированы по типу материальных и считаются оконченными при наступлении преступных последствий. Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля считается оконченным с момента покушения.

Субъективная сторона всех рассматриваемых преступлений, за исключением утраты документов, содержащих государственную тайну, характеризуется прямым умыслом. Виновный сознает общественно опасный характер совершаемых деяний и желает их совершить. Неосторожная форма вины характеризует субъективную сторону утраты документов, составляющих государственную тайну.

Квалифицированный состав разглашения государственной тайны предполагает две формы вины — умысел к разглашению сведений и неосторожность к наступившим тяжким последствиям.

Мотив и цель названы в качестве обязательных признаков субъективной стороны в статьях 277, 279, 281 УК РФ.

Субъект рассматриваемых преступлений, как правило, общий — физическое, вменяемое лицо, достигшее 16 лет. Специальный субъект предусмотрен в ст. 275 и 276 УК по признаку гражданства: государственную измену может совершить только гражданин России, шпионаж (ст. 276 УК) — иностранный гражданин или лицо без гражданства. В ст. 283 и 284 УК речь идет о лицах, которым государственная тайна вверена или стала известна по службе.

2. Глава 30 — преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления — включает девять статей (285—293 УК). Эти преступления по УК РСФСР 1960 г. назывались должностными и связывались с понятием коррупции (злоупотребление служебным положением, взяточничество, подлог и т.д.). По сути дела они таковыми остались и в новом УК РФ: это общественно опасные деяния, совершаемые должностными лицами благодаря занимаемому ими служебному положению или служебному авторитету вопреки интересам службы, которые причиняют или создают реальную угрозу причинения существенного вреда нормальной деятельности органов государственной власти, интересам государственной службы или службы в органах местного самоуправления.

Видовым объектом рассматриваемых преступлений является совокупность общественных отношений, складывающихся в процессе нормальной, законной деятельности органов власти и управления. Непосредственным объектом (основным) выступает нормальная деятельность отдельных звеньев в системе власти и управления. В качестве дополнительного непосредственного объекта закон называет интересы личности, ее здоровье, в таких, например, преступлениях, как злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК), превышение должностных полномочий (ст.286 УК), присвоение полномочий должностного лица (ст. 288 УК).

Отдельные составы преступления предполагают обязательный признак — предмет. Так, при получении взятки (ст. 290 УК), даче взятки (ст. 291 УК) предметом являются различные материальные блага, объединенные термином — взятка, при служебном подлоге (ст. 292 УК) — официальные документы, представляющие соответствующие права или освобождающие от обязанностей, т.е. порождающие определенные юридические последствия.

Характеристика объективной стороны, должностных преступлений и ее обязательных признаков зависит от особенностей конструирования составов. Так, четыре из них (ст. 285 УК — злоупотребление должностными полномочиями; ст. 286 УК — превышение должностных полномочий; ст. 288 УК — присвоение полномочий должностного лица; ст. 293 УК — халатность) — материальные, т.е. объективную сторону характеризуют деяние, преступные последствия и причинная связь между ними. Пять составов являются по конструкции формальными, объективную сторону характеризует деяние (ст. 287 — отказ в предоставлении информации Федеральному Собранию Российской Федерации или Счетной палате Российской Федерации; ст.289 УК — незаконное участие в предпринимательской деятельности; ст. 290 УК — получение взятки; ст. 291 — дача взятки; ст. 292 УК — служебный подлог).

Деяние наделено уголовным законом следующими признаками. Во-первых, оно совершается должностным лицом с использованием своих полномочий, т.е. совершает деяние в объеме своей компетенции или с использованием служебного авторитета, который предоставляет ему занимаемая должность. Во-вторых, использование полномочий должно происходить вопреки интересам службы. В-третьих, деяние влечет существенное нарушение прав и законных интересов граждан, охраняемых законом интересов общества, государства, или создает угрозу нарушения прав и интересов. При оценке наступивших последствий следует внимательно проанализировать, нет ли признаков обоснованного риска (ст. 41 УК) или состояния крайней необходимости (ст.39 УК). Например, должностное лицо нарушает финансовую дисциплину, значительно переплачивая за выполненный объем работ. Но сделано это было с целью срочного ввода в действие объекта в связи с наступлением зимнего периода.

Субъективную сторону подавляющего большинства преступлений характеризует умышленная форма вины. Исключение составляет халатность, являющаяся неосторожным преступлением.

Мотив назван законом в качестве обязательного признака субъективной стороны злоупотребления должностными полномочиями — корыстная или иная личная заинтересованность; аналогичный мотив и при служебном подлоге.

Субъект этих преступлений — должностное лицо (кроме составов, сформулированных в ст. 288 и 291 УК). Понятию должностного лица посвящены примечания к ст. 285 УК. Примечание 1 определяет три вида должностных лиц: а) представитель власти; б) лица, выполняющие организационно-распорядительные функции; в) лица, выполняющие административно-хозяйственные функции. Эти функции лица могут выполнять постоянно, временно или по специальному полномочию, по назначению, т.е. по приказу соответствующего руководителя, или по выборам, за плату или бесплатно.

К представителям власти относятся депутаты всех уровней, работники прокуратуры, суда, оперативно-следственные работники всех силовых структур, государственные инспекторы, контролеры и др.  Организационно-распорядительные функции заключаются в общем руководстве коллективом, подборе и расстановке кадров, планировании деятельности коллектива и т.д. К таким должностным лицам относятся руководители государственных предприятий, учреждений, их структурных подразделений.

Административно-хозяйственные функции состоят в управлении имуществом, движением денег, материальных ценностей. Эти функции осуществляют начальники финансовых отделов, снабженческих, планово-хозяйственных служб, заведующие складами, главные и старшие бухгалтеры и т.д.

Примечание 2 определяет высшую категорию должностных лиц — это занимающие государственные должности, установленные Конституцией РФ или конституционными законами (Президент РФ, Председатель Правительства РФ, Председатель государственной Думы, Председатель Совета Федерации и др.).

Примечание 3 дает понятие средней категории должностных лиц — это лица, занимающие государственные должности субъектов РФ, которые устанавливают конституции или уставы субъектов Федерации.

3. Глава 31 — преступления против правосудия — объединяет 23 статьи. Видовым объектом этих преступлений является совокупность общественных отношений, складывающихся в специфическом виде государственной деятельности — отправлении правосудия. В соответствии с Конституцией РФ, УПК РФ и ГПК РФ единственным органом, осуществляющим правосудие, является суд. Однако понятие правосудия как объекта уголовно-правовой охраны рассматривается в более широком смысле. Оно охватывает и деятельность других государственных органов, способствующих суду в рассмотрении уголовных и гражданских дел: а) дознания,        б) предварительного следствия, в) исполняющих вступившие в законную силу решения суда.     Непосредственным объектом выступает нормальная деятельность названных звеньев системы правоохранительных органов. В ряде уголовно-правовых норм назван дополнительный непосредственный объект: здоровье, честь и достоинство личности, имущественные интересы.

В учебной литературе предложена различная классификация рассматриваемой группы преступлений. В одних случаях традиционным критерием подразделения преступлений на группы являются особенности объекта посягательства, специфика интересов, защищаемых законом. Другие авторы классифицируют преступления против правосудия в зависимости от особенностей субъекта преступления.

Предпочтительней можно признать первую классификацию и с учетом особенностей непосредственного объекта преступления подразделить на четыре группы:            1) деяния, посягающие на деятельность по осуществлению конституционных принципов отправления правосудия (ст. 294 УК — воспрепятствование осуществлению правосудия и производства предварительного расследования; ст. 295 — посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование; ст. 296 — угроза или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования; ст. 297 — неуважение к суду; ст. 298 — клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя; ст. 311 — разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судей и участников уголовного процесса);         2) деяния, посягающие на процессуальный, порядок расследования преступлений (ст. 299 УК — привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности; ст. 300 — незаконное освобождение от уголовной ответственности; ст. 301 — незаконные задержание, заключение под стражу или содержание под стражей; ст. 302 — принуждение к даче показаний; ст. 303 — фальсификация доказательств; ст. 304 — провокация взятки либо коммерческого подкупа; ст. 305 — вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта; ст. 306 — заведомо ложный донос; ст. 307 — заведомо ложные показание, заключение эксперта или неправильный перевод; ст. 308 — отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний; ст. 309 — подкуп или принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний либо к неправильному переводу; ст. 310 УК — разглашение предварительного расследования);       3) деяния, посягающие на порядок исполнения мер правового принуждения (ст. 312 УК — незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту либо подлежащего конфискации; ст. 313 — побег из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи; ст. 314 — уклонение от отбывания лишения свободы; ст. 315 УК — неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта);     4) деяния, посягающие на деятельность органов правосудия по своевременному раскрытию преступлений (ст. 316 — укрывательство преступлений).

Составы всех перечисленных преступлений (за исключением состава, предусмотренного ст. 312 УК) сконструированы по типу формальных. Следовательно, объективную сторону характеризуют активные действия, реже — бездействие, противодействующее законной нормальной деятельности органов правосудия (посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие, принуждение к даче показаний, отказ от дачи показаний и т.д.). Преступление считается оконченным с момента совершения названных в диспозиции деяний.

Субъективную сторону преступлений против правосудия характеризует прямой умысел. Во многих составах закон употребляет термин «заведомо», чтобы подчеркнуть умышленный характер посягательств (привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности, заведомо незаконное задержание и т.д.).        В некоторых составах обязательным признаком названы мотив и цель (ст. 294, 295 УК и др.).

Уголовный закон предполагает три группы субъектов: а) должностные лица органов правосудия (например, судья, прокурор, следователь); б) должностные лица или служащие (ст. 312, 315 УК); в) любые лица. Возраст привлечения к уголовной ответственности установлен в 16 лет.

Таким образом, преступления против правосудия — это умышленные деяния, посягающие на правильную деятельность суда, а также на деятельность органов, содействующих суду в решении задач правосудия.

4. Глава 32 УК РФ — преступления против порядка управления — объединяет 16 статей. Видовой объект составляют общественные отношения, складывающиеся в процессе нормальной управленческой деятельности органов государственного управления и местного самоуправления.

Непосредственным основным объектом этих преступлений является нормальная деятельность отдельных звеньев управленческого аппарата. Дополнительным непосредственным объектом в большинстве составов выступает личность, ее жизнь, здоровье, честь и достоинство.

С учетом особенностей непосредственного объекта все преступления можно подразделить на четыре группы.        Первая — это деяния, наносящие ущерб порядку посредством посягательства на представителей власти или иных действий (ст. 317 — посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа; ст. 318 — применение насилия в отношении представителя власти; ст. 319 — оскорбление представителя власти; ст. 320 — разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении должностных лиц правоохранительного или контролирующего органа; ст. 321 — дезорганизация нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества; ст. 328 УК — уклонение от прохождения военной или альтернативной гражданской службы).       Вторая — деяния, посягающие на авторитет государственной власти и неприкосновенность Государственной границы РФ (ст. 322 УК — незаконное пересечение Государственной границы РФ; ст. 323 — противоправное изменение Государственной границы РФ; ст.329 УК — надругательство над Государственным гербом Российской Федерации или Государственным флагом Российской Федерации).         Третья — деяния, посягающие на установленный порядок ведения официальной документации (ст. 324 УК — приобретение или сбыт официальных документов и государственных наград; ст. 325 — похищение или повреждение документов, штампов, печатей; ст. 326 — подделка или уничтожение идентификационного номера транспортного средства; ст. 327 УК — подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков).      Четвертая — деяния, посягающие на установленный порядок осуществления оспариваемых прав (ст. 330 УК — самоуправство).   В большинстве указанных преступлений закон называет потерпевшего, обладающего специальными признаками представителя власти. В шести составах обязательным признаком является предмет преступления — официальные документы, штампы, печати, бланки, пограничные знаки, флаг и герб РФ.

Объективная сторона преступлений против порядка управления характеризуется одним обязательным признаком — деянием, так как по законодательной конструкции имеют формальные составы.

Субъективная сторона характеризуется умышленной формой вины. Мотив и цель в ст.317, 318, 320 УК РФ также названы в качестве обязательных.

Субъект преступлений против порядка управления общий — физическое лицо, вменяемое, достигшее 16 лет. Исключение составляет уклонение от прохождения военной и альтернативной гражданской службы (ст. 328 УК), где субъект специальный — лицо, подлежащее призыву на эту службу.            

§1.3  История развития российского уголовного законодательства об ответственности за преступления против государственной власти  В уголовном законодательстве России институт преступлений против государственной власти выступал в качестве основной защиты политико-правового строя страны. Выделение преступлений против государства в отдельную категорию прослеживается еще в Псковской судной грамоте и Судебниках 1497 и 1550 гг. Отметим, что в Соборном Уложении 1649 г. к такому виду преступлений были отнесены посягательство на жизнь, здоровье и власть царя, восстание против местных властей; в Воинском уставе 1715 г. - оскорбление или осуждение действий и намерений императора и членов его семьи, создание и распространение сочинений, призывов, воззваний и т.п. против правительства.          Особенно следует отметить, что государственные преступления подверглись систематизации в законодательстве XIX - начала XX вв. Так, в 1860-1870 гг. проводимые реформы в России послужили поводом для изменения, а в некоторых местах и дополнения Уложения в 1885 г., содержавшего раздел «О преступлениях и проступках по службе государственной и общественной», которым охватывалось значительное число глав и статей. Подчеркнем тот факт, что уголовно-правовой доктрине того времени еще не было известно понятие должностного лица, соответственно оно и не использовалось в Уложении о наказаниях, в связи с чем в каждом составе должностных преступлений субъект определялся конкретно, применительно к совершенному деянию, например, виновный, чиновник, служащий и т.д. Раздел «О преступлениях и проступках по службе государственной и общественной» начинался главой об ответственности служащего за неисполнение и / или нарушение действовавших указов и предписаний, также раздел содержал главы, устанавливающие ответственность чиновников, и служащих за превышение своих полномочий; за небрежное хранение, за пользование, растрату, присвоение, недостачу вверенных материальных ценностей; за подлог по службе. Взяточничеству, именуемому как мздоимство и лихоимство, посвящалось несколько статей. Раздельно были представлены составы получения взятки лично чиновником или через кого-либо - взятки-вознаграждения. Взятка, совершенная путем вымогательства, различалась в зависимости от ее мотивов, условных прикрытий и т.д. В Уложении предусматривалась ответственность и за дачу взятки.            В 1903 году было принято Уголовное уложение, в котором также содержалась глава о государственных преступлениях, содержащая в себе 51 состав. Однако здесь следует иметь в виду тот факт, что упомянутое Уголовное уложение действовало не на всей территории Российской империи, а только на территории Прибалтики. На остальной же территории Империи применялись законы «О бунте против Верховной власти», «О государственной измене».        Отметим, что Уголовное уложение 1903 г. в ч. 4 ст. 636 давало законодательное определение служащего, указывая, что им является всякое лицо, несущее обязанности или исполняющее временное поручение по службе государственной или общественной, в качестве должностного лица, или полицейского, или иного стража, или служителя, или лица сельского или мещанского управления. Закон не выделял какие-либо признаки субъекта, а делал акцент на некоторых видах должностей. Так, глава 37 предусматривала ответственность за совершение лицом действий, не входящих в его компетенцию и не предоставленных законом. Ответственность за эти деяния дифференцировалась в зависимости от формы вины. Отдельная норма закона регламентировала положение о том, что превышением власти нельзя считать такие противоправные действия, когда они совершены служащим в чрезвычайных обстоятельствах. Однако, что именно понимать под такими обстоятельствами, закон не оговаривал.       Уложение также содержало в себе несколько составов преступлений, касающихся должностного бездействия, к которому оно относило непринятие виновным мер по предупреждению и пресечению вреда, угрожающему порядку управления или казенному, общественному интересу; непринятие виновным мер к обнародованию, объявлению или приведению в действие закона или иного Высочайшего повеления, обязательного постановления; не доведение до сведения своего начальства о получении входящей бумаги, если при этом последовал важный вред для порядка управления; недонесение, вопреки обязанности, своему начальству, полицейской или судебной власти об учиненных тяжких преступлениях; и некоторые др. В этом же разделе были установлены самостоятельные составы, которые применительно к современному уголовному законодательству характеризуют преступления против порядка управления и правосудия.          Ответственность за взяточничество содержалась в двух статьях Уложения, при этом одна из них предусматривала ответственность за принятие взятки-подкупа, а другая - за дачу взятки-вознаграждения. Этой же статьей устанавливалась ответственность за вымогательство взятки. Отметим, что закон также устанавливал ответственность и за такое действие как посредничество при передаче взятки.       Как известно, в период с 1917 и до 1922 г. уголовное законодательство России не было кодифицированным, а источниками уголовного права служили обращения правительства к населению, различные декреты, издаваемые властью и т.п., которые содержали указания на отдельные виды должностных преступлений без определения признаков их составов. Впервые о должностных преступлениях упоминается в ст. 8 декрета СНК от 24 ноября 1917 г. «О суде», согласно которой дела о злоупотреблениях чиновников были отнесены к компетенции рабочих и крестьянских революционных трибуналов.           В период существования СССР под государственными преступлениями понимались такие общественно-опасные деяния, которые были направлены против основ советского строя или основ его управления и хозяйственной мощи. В соответствии с положением о государственных преступлениях, утвержденном ЦИК СССР в 1927 году различали две основные группы рассматриваемого института преступлений: контрреволюционные преступления и преступления против порядка управления в СССР. Впоследствии был введен в действие закон о государственных преступлениях 1958 года, который воспроизводился в уголовных кодексах союзных республик. Отметим, что УК РСФСР разделял преступления против государственной власти на особо опасные и иные.     Следующий этап развития законодательства о преступлениях против государственной власти уже отражен в ныне действующем УК РФ, который содержит специальный раздел «Преступления против государственной власти», классифицирующий такие деяния на:     преступления против основ конституционного строя и безопасности государства;         преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления;  преступления против правосудия;      преступления против порядка управления.     Таким образом, как результат рассмотренных в данном параграфе вопросов следует отметить:         1. В истории российского законодательства одно из первых упоминаний об уголовной ответственности за должностные преступления встречается в Псковской судной грамоте и Судебниках 1497 и 1550 гг.  2. В ходе дальнейшего развития содержание норм, предусматривающих уголовную ответственность за преступления против государственной власти, неоднократно изменялось.         3. В развитии законодательства о государственных преступлениях можно выделить следующие этапы:      первый этап, закрепленный в Судебниках 1497 и 1550 гг.,   второй этап нашел отражение в законодательстве конца XIX - начале XX вв.,            третий этап выражен декретами и постановлениями власти,   четвертый этап - закрепление преступлений против государственной власти в УК РСФСР,           пятый этап - отражение указанного вида преступлений в ныне действующем УК РФ.          5. В настоящее время степень общественной опасности преступлений против государственной власти, в числе прочего, определяется:    - тем, что именно от основанной на законах, целенаправленной и качественной деятельности государственного аппарата во многом зависит нормальное функционирование общества и государства в целом;    - характером и тяжестью последствий;       -обоснованной тревогой граждан, созданием атмосферы психологической напряженности, что отражается, прежде всего, на отношении общества к деятельности государственных органов.

ГЛАВА 2.ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ОСНОВ КОНСТИТУЦИОННОГО СТРОЯ И БЕЗОПАСНОСТИ ГОСУДАРСТВА, ГОСУДАРСТВЕННОЙ  ВЛАСТИ, ИНТЕРЕСОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ И СЛУЖБЫ В ОРГАНАХ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ

§ 2.1 Общая характеристика преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства

Основы конституционного строя и безопасности государства, как и нормальное функционирование государственных органов, ᴏᴛʜᴏϲᴙщихся к различным ветвям власти, а также интересы государственной службы и службы в органах местного самоуправления будут компонентом (составной частью) большой группы общественных отношений, обеспечивающих легитимность, нормальное существование и функционирование государственной власти в Российской Федерации. Эта группа общественных отношений выступает в качестве родового объекта преступлений, входящих в разд. Х УК - "Преступления против государственной власти". В наибольшей степени опасными из числа преступлений ϶ᴛᴏго раздела будут преступления против основ конституционного строя и безопасности государства, поскольку они затрагивают основы общественного, политического и государственного строя Российской Федерации, ее суверенитет, внешнюю и внутреннюю безопасность.

Основы конституционного строя и безопасность государства составляют видовой (групповой) объект преступлений, входящих в гл. 29 УК.

Основы конституционного строя - это совокупность общественных отношений, присущих нашему обществу и закрепленных в разделе первом Конституции Российской Федерации, провозглашающем исходные принципы конституционного строя, правовой статус личности, основы экономических отношений и политической системы Российской Федерации.

Основы безопасности государства - состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренней и внешней опасности. Жизненно важными интересами признается совокупность потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивают существование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства. Видовым объектом преступлений против государственной власти, обусловившим объединение рассматриваемых деяний в самостоятельную классификационную группу, как уже отмечалось, являются основы конституционного строя и безопасности государства.

Непосредственными объектами этих преступлений в зависимости от характера действий выступают внешняя или экономическая безопасность государства, обороноспособность, суверенитет, территориальная неприкосновенность и пр.

Объективная сторона преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства заключается в совершении активных действий. Исключение составляет такое преступление, как утрата документов, содержащих государственную тайну, которая возможна путем как действия, так и бездействия (ст.284 УК). Подавляющее большинство преступлений данной группы признаются законодателем оконченными с момента совершения описанного в статье действия (безотносительно к факту наступления последствий). Такая конструкция составов является показателем повышенной степени опасности рассматриваемых преступлений.

С субъективной стороны преступления данной группы предполагают наличие только умышленной вины (исключение составляет упоминавшаяся выше ст.284). В некоторых случаях обязательным признаком субъективной стороны является цель. Так, диверсия осуществляется в целях подрыва экономической безопасности и обороноспособности Российской Федерации (ст.281 УК).

Субъектом этих преступлений являются достигшие 16 лет граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства. Отдельные преступления совершаются только специальным субъектом. Так, субъектом разглашения государственной тайны (ст.283 УК) выступает только то лицо, которому сведения, составляющие государственную тайну, были доверены или стали известны по службе.

Исходя из непосредственного объекта посягательства преступления против основ конституционного строя и безопасности государства можно подразделить на преступления, посягающие на:

1) внешнюю безопасность (государственная измена - ст.275, шпионаж - ст.276);

2) лиц, осуществляющих государственную или общественную деятельность (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля - ст.277);

3) внутреннюю безопасность или политическую систему России (насильственный захват власти или насильственное удержание власти - ст.278; вооруженный мятеж - ст.279; публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации - ст.280);

4) экономическую безопасность и обороноспособность (диверсия - ст.281, разглашение государственной тайны - ст.283, утрата документов, содержащих государственную тайну - ст.284);

5) провозглашенный Конституцией принцип равенства граждан независимо от расы, национальности и вероисповедания (возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды - ст.282).

В некᴏᴛᴏᴩых составах преступления самостоятельным признаком выступает предмет преступления. Так, при шпионаже (ст. 276 УК) предметом посягательства выступают сведения, составляющие государственную тайну, а при определенных условиях и иные сведения. Предметом могут быть документы, содержащие государственную тайну, а также предметы, сведения о кᴏᴛᴏᴩых составляют государственную тайну (ст. 284 УК).

Объективная сторона почти всех преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства характеризуется действиями. И только разглашение государственной тайны (ст. 283 УК) и утрата документов, содержащих государственную тайну (ст. 284 УК), с объективной стороны могут характеризоваться как действиями, так и бездействием. Составы данных двух преступлений сконструированы как материальные, а остальные составы будут формальными, и преступления будут оконченными с момента совершения описанных в законе действий независимо от наступления каких-то вредных последствий.

Субъективная сторона рассматриваемой группы преступлений, за исключением утраты документов, содержащих государственную тайну, характеризуется умышленной формой вины, причем умысел может быть только прямым: виновный осознает общественно опасный характер совершаемых действий и желает их совершить. Некᴏᴛᴏᴩые составы в качестве обязательного признака субъективной стороны включают специальную цель: прекращение государственной или политической деятельности потерпевшего (ст. 277 УК), свержение или насильственное изменение конституционного строя РФ (ст. 279 УК), подрыв экономической безопасности и обороноспособности (ст. 281 УК). Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля может быть совершено со специальным мотивом - из мести за государственную или иную политическую деятельность потерпевшего (ст. 277 УК). Состав утраты документов, содержащих государственную тайну, характеризуется неосторожной формой вины. Разглашение государственной тайны может совершаться как умышленно, так и по неосторожности.

Субъект преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства - лицо, достигшее 16 лет. Некᴏᴛᴏᴩые преступления предполагают наличие специального субъекта: гражданин РФ (ст. 275 УК), иностранный гражданин или лицо без гражданства (ст. 276 УК), лицо, кᴏᴛᴏᴩому государственная тайна была доверена или стала известна по службе или работе (ст. 283 УК), лицо, имеющее допуск к государственной тайне (ст. 284 УК).

Учитывая зависимость от непосредственного объекта рассматриваемая группа преступлений может быть классифицирована на следующие виды:

1) преступления против внешней безопасности Российской Федерации (ст. ст. 275, 276 УК);

2) преступления, посягающие на политическую систему РФ (ст. ст. 277 - 279 УК);

3) посягательство на экономическую безопасность и обороноспособность РФ (ст. 281 УК);

4) посягательство на общественные отношения, обеспечивающие недопущение экстремистской деятельности (ст. ст. 280, 282, 282.1, 282.2 УК);

5) преступления, посягающие на сохранность государственной тайны (ст. ст. 283, 284 УК).

Система преступлений, ответственность за которые предусматривает уголовное законодательство, адекватна тому историческому этапу, который проходит Россия.

Разумеется, с учетом различных точек зрения, концепций и научных позиций во взглядах на сегодняшние реалии.

В условиях тяжелого кризиса в стране, обострения политической борьбы, сложных и нередко конфликтных межнациональных отношений несбалансированности участия государства в формировании новых экономических отношений остро встает вопрос о защите уголовно-правовыми средствами основ конституционного строя и безопасности государства. Ослабление государственных институтов, бесконечные преобразования правоохранительных органов и спецслужб сопровождаются ростом преступности, особенно в организованных формах, попытками бесконтрольного вывоза за рубеж ценного сырья и лицензионных материалов, активизацией попыток сбора иностранными разведками сведений о запасах стратегического сырья и энергоресурсов, новейших технологиях и вооружении, перспективных научных исследованиях, которые составляют государственную тайну.

К актуальным проблемам совершенствования уголовного законодательства, предусматривающего ответственность за преступления против государства, относятся следующие: место данной категории составов преступлений в системе УК, широта и определенность объекта защиты уголовно-правовыми средствами, структура (наполнение) главы УК и классификация государственных преступлений, технико-юридические и смысловые компоненты конкретных составов преступлений с позиций обнаружения пробелов правового регулирования, коллизий правовых норм, наконец, адекватности отражения системой действующих составов преступлений реальной криминологической обстановки в стране.

В УК родовым объектом государственных преступлений названы «Основы конституционного строя и безопасность государства». Основы же конституционного строя составляют согласно ст. 16 Конституции РФ положения, изложенные в ст. 1-16. А в них речь идет о защите интересов личности, общества, государства.

По моему мнению, родовым объектом рассматриваемых преступлений является государственная безопасность как состояние стабильности, прочности и защищенности конституционного строя от тех источников опасности, которые реально имеются в современных условиях перехода России к новому общественно-экономическому строго.

В зависимости от понимания источников опасности, а следовательно, непосредственных объектов существуют различные взгляды на классификацию преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства. А. В. Наумов, с оговоркой об известной условности, предлагает следующую классификацию преступлений:

1) Преступления, посягающие на внешнюю безопасность Российской Федерации; государственная измена (ст. 275 УК) и шпионаж (ст. 276 УК);

2) Преступления, посягающие на легитимность государственной власти, то есть направленные на насильственный захват или насильственное удержание власти в нарушение Конституции Российской Федерации (ст. 278 УК); вооруженный мятеж (ст. 279 УК); публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации (ст. 280 УК);

3) Преступления, посягающие на конституционный принцип политического многообразия и многопартийности (как одного из составляющих основы конституционного строя), — посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК);

4) Преступления, посягающие на экономическую безопасность и обороноспособность Российской Федерации диверсия (ст. 281 УК), разглашение государственной тайны (ст. 283 УК), утрата документов, содержащих государственную тайну (ст. 284 УК);

5) Преступления, посягающие на конституционный запрет разжигания расовой, национальной и религиозной розни (как одного из составляющих основы конституционного строя), — возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды (ст. 282 УК).

По моему мнению, представленная классификация носит спорный характер по ряду причин.

Во-первых, не просматривается единое основание классификации, без чего она лишается научной строгости и четкости и приобретает характер спонтанности и умозрительности.

Во-вторых, преступления, предусмотренные в п. 2 (ст. 278, 279, 280), посягают не на легитимность государственной власти, а на внутреннюю безопасность или политическую систему Российской Федерации. Легитимность как «признание или подтверждение законности какого-либо права, полномочия» безусловно страдает при совершении указанных преступлений. Однако не она является объектом рассматриваемых преступлений, а сама внутренняя безопасность как состояние защищенности конституционного строя от внутренних угроз. Вполне правомерно можно ставить вопрос о легитимности существующего конституционного строя вне ситуаций совершения преступлений указанной группы.

Выводы по 1 главе

По моему мнению, в основе классификации преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства должна лежать направленность источников угроз. В обобщенной форме эти источники угроз могут быть извне, внутри страны, а также иметь место в экономической сфере. Источники угроз в экономике могут быть в принципе и извне, и внутри. Выделение их и отдельное рассмотрение обоснованно и актуально в связи с переходом России к новым общественно-экономическим отношениям. Причем речь идет о тех сферах экономики, где и в условиях рынка сохраняются монопольные права государства (на выпуск официальных денежных знаков, перемещение товаров и предметов через таможенную границу, контроль и преследование за выпуск фальшивых денежных знаков и т. п.). Именно эти сферы экономики, но нашему мнению, должны защищаться средствами составов государственных преступлений, т. е. речь идет о государственной экономической безопасности.

Соответственно источникам угроз, родовой объект - государственная безопасность делится на три непосредственных объекта: внешняя безопасность, внутренняя безопасность и экономическая безопасность.

В целом классификация государственных преступлений (против основ конституционного строя и безопасности государства) представляется в следующем виде.

Преступления, посягающие на внешнюю безопасность:

государственная измена (ст. 275 УК);

шпионаж (ст. 276 УК);

разглашение государственной тайны (ст. 283 УК);

утрата документов, содержащих государственную тайну (ст. 284 УК).

преступление, посягающее на экономическую безопасность, — диверсия (ст. 281 УК).

Преступления, посягающие на внутреннюю безопасность:

посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК);

насильственный захват власти или насильственное удержание власти (ст. 278 УК);         вооруженный мятеж (ст. 279 УК);      публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации (ст. 280 УК);

возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды (ст. 282 УК).

Общее понятие преступлений против государства, с учетом источников угроз и направленности на указанные сферы общественных отношений, представляется в следующем виде.

Преступлениями против основ конституционного строя и безопасности государства признаются предусмотренные уголовным кодексом общественно опасные деяния, посягающие на государственную безопасность Российской федерации.

В научной и учебной юридической литературе высказаны предложения о помещении ст. 283 УК РФ «Разглашение государственной тайны» и ст. 284 УК РФ «Утрата документов, содержащих государственную тайну» в главу 30 УК РФ о преступлениях против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, исходя из видового объекта интересов службы.

§2.2. Общая характеристика преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления           В ϲᴏᴏᴛʙеᴛϲᴛʙии с Конституцией Российской Федерации в нашей стране функционируют законодательные, исполнительные и судебные органы государственной власти, а также органы местного самоуправления. Эти органы реализуют публичную власть, т.е. наделены правом принимать волевые решения, продиктованные общественными потребностями. Поскольку публичная власть функционирует в общественных целях, а ее решения общеобязательны, постольку конституции и законодательство каждого государства устанавливают определенные рамки, правила ее осуществления. В самом общем виде можно сказать, что основным требованием, предъявляемым к публичной власти, ее органам, будет требование законности.

Нарушение принципа законности в каком бы то ни было виде не только существенно затрудняет реализацию задач публичной власти, но и ставит под сомнение ее право предъявлять к гражданам обязательные для исполнения требования и следить за их правильным выполнением, подрывает ее авторитет. Отдельные нарушения нормального функционирования органов публичной власти обладают настолько высокой степенью общественной опасности, что борьба с ними невозможна без применения уголовной репрессии.

Нормы гл. 30 УК посвящены установлению преступности и наказуемости деяний, кᴏᴛᴏᴩые представляют собой нарушения нормальной деятельности публичной власти в целом и ее органов. Эти нарушения совершаются "изнутри", т.е. самими субъектами властных полномочий, по϶ᴛᴏму они обладают повышенной общественной опасностью.

Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (должностные преступления) - ϶ᴛᴏ предусмотренные гл. 30 УК общественно опасные деяния, совершаемые вопреки интересам публичной службы с использованием занимаемого виновным служебного положения и причиняющие либо создающие непосредственную угрозу причинения существенного вреда правам и законным интересам граждан и организаций, общества и государства .

Наименование указанных преступлений должностными устоялось в отечественном уголовном праве и вполне допустимо, если иметь в виду следующее: 1) при таком определении акцент делается на субъект преступления, при определении как преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления - на объект. Иначе говоря, речь идет о характеристике одного и того же явления, рассматриваемого с разных сторон; 2) в строгом смысле ϶ᴛᴏго слова, не все помещенные в гл. 30 УК преступления будут должностными, так как дача взятки (ст. 291 УК) совершается любым лицом, преступление, предусмотренное ст. 288 УК, - публичным служащим, не являющимся должностным лицом, а предусмотренное ст. 292 УК - любым публичным служащим.

Давая характеристику указанным преступлениям, крайне важно отметить следующее. Проблема коррупции в России и в мире приобретает угрожающий характер. Коррупция получила распространение во всех ветвях власти, ею поражены все сферы жизни общества. Преступления публичных служащих, совершаемые ими с использованием ϲʙᴏего служебного положения, угрожают верховенству закона, правам человека, подрывают моральные устои общества, доверие к власти, принципы государственного управления, равенства и социальной справедливости.     Стоит отметить, что особая опасность таких преступлений обусловлена тем, что они совершаются лицами, кᴏᴛᴏᴩые по роду ϲʙᴏей деятельности сами обязаны бороться с разнообразными правонарушениями и обеспечивать правопорядок в той или иной сфере. Наша страна по уровню коррупции занимает одно из первых мест в мире: по некᴏᴛᴏᴩым оценкам, в ϶ᴛᴏм отношении Россия стоит в одном ряду с такими государствами, как Колумбия, Нигерия и Боливия.

Видовым объектом преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления будет совокупность общественных отношений, обеспечивающих правильную, т.е. ϲᴏᴏᴛʙᴇᴛϲᴛʙующую закону, деятельность властного публичного аппарата - органов государственной власти, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, а также органов управления в Вооруженных Силах, других войсках и иных воинских формированиях РФ.

В названии гл. 30 УК говорится о направленности данных преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления.   Государственная служба - ϶ᴛᴏ профессиональная служебная деятельность граждан РФ по обеспечению исполнения полномочий РФ, федеральных государственных органов, субъектов РФ, государственных органов субъектов РФ, а также лиц, замещающих государственные должности РФ и государственные должности субъектов РФ. Выделяются следующие виды государственной службы: государственная гражданская служба, военная служба и правоохранительная служба ( Федеральный закон от 27 мая 2003 г. "О системе государственной службы Российской Федерации")           Функции государственной службы осуществляются государственными служащими, которыми признаются граждане Российской Федерации, исполняющие в порядке, установленном федеральным законом, обязанности государственной службы за денежное вознаграждение, которое выплачивается за счет средств федерального бюджета или бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации. Правом поступления на государственную службу обладают только граждане Российской Федерации, достигшие восемнадцатилетнего возраста.

В соответствии с Федеральным законом «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» органами местного самоуправления являются выборные и другие органы, наделенные полномочиями на решение вопросов местного значения и не входящие в систему органов государственной власти. Вопросами местного значения закон признает вопросы непосредственного обеспечения жизнедеятельности населения муниципального образования, отнесенные к таковым его уставом.

Муниципальная служба - ϶ᴛᴏ профессиональная деятельность, кᴏᴛᴏᴩая осуществляется на постоянной основе на муниципальной должности, не являющейся выборной . Служба в органах местного самоуправления - более широкое понятие, нежели муниципальная служба, поскольку она содержит в себе деятельность выборных должностных лиц местного самоуправления и членов выборных органов местного самоуправления. И государственная служба, и служба в органах местного самоуправления будут самостоятельными, но близкими по ϲʙᴏей юридической природе видами публичной службы. Посягательство на интересы публичной службы означает нарушение законности в деятельности ее институтов, т.е. государственных органов, органов местного самоуправления, органов управления в войсках и воинских формированиях, а также отдельных муниципальных или государственных служащих. Указание на направленность должностных преступлений против государственной власти следует понимать следующим образом: некᴏᴛᴏᴩые должностные лица не будут государственными или муниципальными служащими, следовательно, совершая ϲᴏᴏᴛʙᴇᴛϲᴛʙующее преступление, не посягают на интересы ϲᴏᴏᴛʙᴇᴛϲᴛʙующей службы, но посягают на законную деятельность властного публичного аппарата.

Предмет будет обязательным признаком составов преступлений, предусмотренных ст. ст. 285.1, 285.2, 290 - 292 УК, - бюджетные средства, средства государственных внебюджетных фондов, взятка, официальный документ. Исключая выше сказанное, информация (документы, материалы) выступает признаком некᴏᴛᴏᴩых разновидностей отказа в предоставлении информации Федеральному Собранию РФ или Счетной палате РФ (ст. 287 УК).

С объективной стороны одни из рассматриваемых преступлений характеризуются действиями, другие - как действиями, так и бездействием. Только в форме действий могут совершаться нецелевое расходование бюджетных средств (ст. 285.1 УК), нецелевое расходование средств государственных внебюджетных фондов (ст. 285.2 УК), превышение должностных полномочий (ст. 286 УК), приϲʙᴏение полномочий должностного лица (ст. 288 УК), незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 289 УК), получение взятки (ст. 290 УК), дача взятки (ст. 291 УК) и служебный подлог (ст. 292 УК). Нужно помнить, такие преступления, как злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК), отказ в предоставлении информации Федеральному Собранию РФ или Счетной палате РФ (ст. 287 УК) и халатность (ст. 293 УК), могут быть совершены и бездействием.

Характеризуя действие или бездействие как признак объективной стороны должностного преступления, крайне важно отметить, что оно: а) совершается с использованием служебных полномочий либо благодаря занимаемому служебному положению; б) совершается вопреки интересам службы.

Суть первого признака в том, что сама возможность совершения указанного в законе действия обусловлена компетенцией виновного или значимостью и авторитетом занимаемой им должности.    Иными словами, совершая преступление, виновный использует фактически имеющиеся у него в силу занимаемого служебного положения возможности.

Исходя из всего выше сказанного, мы приходим к выводу, что действие как признак объективной стороны должностного преступления может формально входить в компетенцию виновного или вытекать из нее, быть с ней связанным. В случае если же речь идет о бездействии, то обязанность действовать определенным образом (не выполненная виновным) непосредственно предусмотрена в том или ином акте, содержащем функциональные обязанности виновного (закон, приказ, положение). По данной причине Пленум Верховного Суда СССР в Постановлении от 30 марта 1990 г. N 4 "О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге" указал, что по данным делам крайне важно устанавливать круг и характер служебных прав и обязанностей должностного лица, а также нормативные акты, их регламентирующие .

Второй признак свидетельствует о том, что виновный использует ϲʙᴏе служебное положение не в интересах публичной службы, а вразрез с ними ("во зло"). Его деяние противоречит как конкретным целям и задачам занимаемой должности или осуществляемой им публичной деятельности, так и целям и задачам всего публичного аппарата в целом. Иными словами, специальные возможности, предоставленные виновному для обеспечения общественных интересов, могут быть использованы им в целях, кᴏᴛᴏᴩые данным интересам противоречат, в результате чего причиняется или создается реальная угроза причинения вреда.

Основные составы преступлений, предусмотренных ст. ст. 285.1, 285.2, 287, 289 - 292 УК, сконструированы по типу формальных, по϶ᴛᴏму такие преступления будут оконченными в момент совершения указанных в законе деяний, вне зависимости от фактического наступления последствий. Составы остальных должностных преступлений материальные, т.е. они предусматривают в качестве обязательного признака общественно опасные последствия, чаще всего характеризуемые как существенное нарушение прав и охраняемых законом интересов личности, общества или государства. Соответственно обязательным признаком данных преступлений будет причинная связь между нарушением (неисполнением) лицом ϲʙᴏих обязанностей и наступившими вредными последствиями.

С субъективной стороны все должностные преступления, кроме халатности, характеризуются умышленной формой вины. Преступления, предусмотренные ст. ст. 285, 292 УК, в качестве обязательного признака альтернативно предусматривают мотив совершения преступления - корыстная или иная личная заинтересованность. Корыстный мотив также характерен и для преступлений, предусмотренных ст. ст. 289, 290 УК, однако прямо в диспозициях ϲᴏᴏᴛʙеᴛϲᴛʙующих статей не назван.

Учитывая зависимость от специфики субъекта преступления, все преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления подразделяются на следующие виды:

1) преступления, совершаемые любыми лицами, отвечающими признакам общего субъекта, - ст. 291 УК;

2) преступления, совершаемые государственными служащими или служащими органов местного самоуправления (публичными служащими), кᴏᴛᴏᴩые не будут должностными лицами, - ст. 288 УК;    3) преступления, совершаемые должностными лицами, - ст. ст. 285 - 287, 289, 290, 293 УК;

4) преступления, совершаемые как должностными лицами, так и публичными служащими, кᴏᴛᴏᴩые не будут должностными лицами, - ст. 292 УК.

Государственным служащим будет гражданин РФ, исполняющий обязанности государственной службы за денежное вознаграждение, выплачиваемое за счет средств федерального бюджета или средств ϲᴏᴏᴛʙᴇᴛϲᴛʙующего бюджета субъекта РФ. Муниципальным служащим будет гражданин РФ, исполняющий в порядке, определенном уставом муниципального образования в ϲᴏᴏᴛʙᴇᴛϲᴛʙии с федеральными законами и законами субъекта РФ, обязанности по муниципальной должности муниципальной службы за денежное вознаграждение, выплачиваемое за счет средств местного бюджета.

Должностные лица. Отечественное право не содержит единого понятия должностного лица. По϶ᴛᴏму лица, признаваемые должностными в ϲᴏᴏᴛʙᴇᴛϲᴛʙии, например, с административным или хозяйственным законодательством, могут не отвечать требованиям, предъявляемым к ϶ᴛᴏй категории лиц законодательством уголовным .

Уголовно-правовое понятие должностного лица дается в примечании 1 к ст. 285 УК, из кᴏᴛᴏᴩого следует, что должностными лицами признаются три категории граждан: а) лица, осуществляющие функции представителя власти; б) лица, выполняющие организационно-распорядительные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях РФ; в) лица, выполняющие административно-хозяйственные функции в тех же органах, учреждениях и формированиях.

А. Представители власти. Легальное определение ϶ᴛᴏй категории должностных лиц дается в примечании к ст. 318 УК, в силу кᴏᴛᴏᴩого представителем власти признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости. Главным признаком представителя власти будет наличие у него распорядительных полномочий в отношении не подчиненных ему по службе лиц. Распорядительные полномочия - ϶ᴛᴏ возможность предъявлять обязательные для исполнения требования, налагать меры юридической ответственности или издавать нормативные акты, содержащие обязательные правила поведения и (или) меры ответственности за их нарушения. Адресатом данных полномочий будут любые лица, не подчиненные представителю власти по службе. Иначе говоря, распорядительные полномочия реализуются не в отношении подчиненных (кᴏᴛᴏᴩых у представителя власти вообще может не быть), а в отношении индивидуально не определенного круга лиц. К представителям власти ᴏᴛʜᴏϲᴙтся члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, депутаты законодательных органов государственной власти субъектов РФ, члены Правительства РФ и органов исполнительной власти субъектов РФ, судьи федеральных судов и мировые судьи, наделенные ϲᴏᴏᴛʙᴇᴛϲᴛʙующими полномочиями работники прокуратуры, налоговых, таможенных органов, органов МВД и ФСБ, состоящие на государственной службе аудиторы, военнослужащие при исполнении возложенных на них обязанностей по охране общественного порядка и т.п. (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе") . При ϶ᴛᴏм следует иметь в виду, что далеко не каждый сотрудник упомянутых в примечании к ст. 318 УК органов может признаваться представителем власти. К примеру, технические работники и неоперативный состав правоохранительных органов, судов, арбитражных судов не могут признаваться представителями власти. Начальники хозяйственных, юридических отделов, сотрудники бухгалтерии, секретари, референты, начальники пресс-служб и т.п. лица не обладают никакими распорядительными полномочиями в сфере выполнения ϲᴏᴏᴛʙеᴛϲᴛʙующих ведомственных задач.

Б. Лица, выполняющие организационно-распорядительные функции. Организационно-распорядительные функции, в отличие от функций представителя власти, реализуются в сфере подчиненности одних лиц другим, т.е. выполняются начальником в процессе его взаимоотношений с подчиненными по службе. Стоит заметить, что они включают в себя, например, подбор и расстановку кадров, организацию труда и службы подчиненных, поддержание дисциплины, применение мер поощрения и наложение дисциплинарных взысканий (п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе"). Исходя из всего выше сказанного, мы приходим к выводу, что критерием выполнения тем или иным лицом организационно-распорядительных функций выступает наличие у него должным образом оформленных полномочий на издание нормативных или индивидуально-правовых актов, влекущих возникновение, изменение или прекращение правоотношений, участниками кᴏᴛᴏᴩых будут подчиненные им лица. Примером должностного лица, выполняющего организационно-распорядительные функции, может служить заведующий кафедрой государственного вуза, главный врач муниципальной больницы и т.п.

В. Лица, выполняющие административно-хозяйственные функции. Административно-хозяйственные функции - полномочия по управлению государственным или муниципальным имуществом, по определению его фактических и правовых перспектив. К таковым могут быть отнесены принятие решений о начислении заработной платы, премий, осуществление контроля за движением материальных ценностей, определение порядка их хранения. В частности, данные функции выполняют начальники финансовых управлений администрации того или иного субъекта РФ или муниципального образования и их заместители, заведующие хозяйственной частью в учреждениях и т.п. Так, были признаны должностными лицами и осуждены за получение взяток за выделение ссуд из фонда занятости заведующий бюро занятости населения города и специалист 1-й категории ϶ᴛᴏго же учреждения.

Организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции осуществляются во многих сферах. При этом должностным признается лицо, выполняющее их не везде, а исключительно в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях РФ. В случае если же указанные функции осуществляются в иных организациях (коммерческих или некоммерческих, не являющихся при ϶ᴛᴏм государственным или муниципальным учреждением), ответственность за должностное преступление исключается. При определенных условиях лицо может нести ответственность за совершение преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях (гл. 23 УК). Игнорирование данных различий приводит к ошибкам в судебной практике.

Наметившаяся в последнее время тенденция к внешней унификации понятия должностного лица в разных отраслях законодательства не устраняет проблемы отсутствия единого правового понятия должностного лица, поскольку использование сходного понятийно-терминологического аппарата приводит к определению различных по объему понятий. Так, в примечании к ст. 2.4 КоАП РФ дается понятие должностного лица, на первый взгляд мало чем отличающееся от понятия должностного лица, данного в УК. При этом при ближайшем рассмотрении обнаруживается, что, определяя место осуществления специальных функций, ϲʙᴏйственных должностным лицам, законодатель в УК говорит о государственных и муниципальных учреждениях, тогда как в КоАП - о государственных и муниципальных организациях. Поэᴛᴏму понятие должностного лица в административном праве гораздо шире, чем в уголовном.

В законе говорится, что функции всех трех указанных выше видов могут осуществляться постоянно, временно или по специальному полномочию. Постоянное осуществление функций предполагает занятие определенной должности (по выборам, по назначению), временное - также замещение определенной должности, но только по назначению и на определенный, обычно непродолжительный срок. Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 10 февраля 2000 г. "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" разъяснил, что выполнение перечисленных функций по специальному полномочию означает, что лицо исполняет определенные функции, возложенные на него законом (стажеры органов милиции, прокуратуры и др.), нормативным актом, приказом или распоряжением вышестоящего должностного лица либо правомочным на то органом или должностным лицом. Нужно помнить, такие функции могут осуществляться в течение определенного времени или одноразово либо совмещаться с основной работой (народные и присяжные заседатели и др.). Стоит сказать - полномочие называется специальным, потому что предполагает четкое и конкретное определение действий, кᴏᴛᴏᴩые должны быть совершены для достижения заранее поставленных целей (принять участие в деятельности создаваемой государственной комиссии по расследованию причин аварии, быть присяжным или народным заседателем и т.п.).

Возможны ситуации, когда одно лицо одновременно реализует и сугубо профессиональные, и должностные функции (организационно-распорядительные и (или) административно-хозяйственные). К примеру, главный врач государственной поликлиники, с одной стороны, осуществляет прием, лечение граждан (как и любой медицинский работник), а с другой - руководит профессиональной деятельностью подчиненных ему сотрудников (врачей, медицинских сестер и т.п.). Ответственность за должностное преступление он может нести только во втором случае, когда содеянное обусловлено наличием у виновного организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций.

В четырех составах преступлений (ст. ст. 285 - 287, 290 УК) имеется квалифицирующий признак, ᴏᴛʜᴏϲᴙщийся к особому должностному положению виновного - совершение преступления лицом, занимающим государственную должность РФ или государственную должность субъекта РФ. Во всех данных преступлениях, за исключением предусмотренного ст. 287 УК, ответственность повышается также и для глав органов местного самоуправления. Все указанные лица будут должностными, поскольку осуществляют функции представителей власти. Их понятие дано в примечаниях 2 и 3 к ст. 285 УК. Так, примечание 2 к ст. 285 УК, воспроизводя положения ст. 1 Федерального закона от 27 мая 2003 г. "О системе государственной службы Российской Федерации", к таковым относит лиц, занимающих должности, устанавливаемые Конституцией РФ, федеральными конституционными законами и федеральными законами для непосредственного исполнения полномочий государственных органов. Это, например, Президент РФ, Председатель Правительства РФ, другие должностные лица категории "А", а также все федеральные судьи.

Помимо классификации преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления в зависимости от специфики субъекта преступления, их можно подразделить на виды по непосредственному объекту

1) преступления, посягающие на общественные отношения, складывающиеся по поводу обязанности должностных лиц и иных публичных служащих осуществлять ϲʙᴏю профессиональную деятельность только в интересах службы, - ст. ст. 285, 285.1, 285.2, 292 УК;

2) преступления, посягающие на общественные отношения, складывающиеся по поводу обязанности должностных лиц и иных публичных служащих осуществлять ϲʙᴏю профессиональную деятельность компетентно и строго на базе закона, - ст. ст. 286, 288, 293 УК;

3) преступления, посягающие на общественные отношения, обеспечивающие реализацию принципа бюджетного финансирования служебной деятельности должностных лиц, - ст. ст. 289 - 291 УК;

4) преступления, посягающие на общественные отношения, обеспечивающие реализацию конституционного принципа разделения властей, - ст. 287 УК.

Кстати, эта классификация в известной мере условна. Исключая выше сказанное, она не совсем удобна для использования в учебно-методических целях. Поэᴛᴏму составы преступлений, предусмотренных гл. 30 УК, в учебнике анализируются в том порядке, в каком они расположены в законе.

Действующее уголовное законодательство РФ предусматривает уголовную ответственность за злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК), превышение должностных полномочий (ст. 286 УК), отказ в предоставлении информации Федеральному Собранию Российской Федерации или Счетной палате Российской Федерации (ст. 287 УК), присвоение полномочий должностного лица (ст. 288 УК), незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 289 УК), получение взятки (ст. 290 УК), дачу взятки (ст. 291 УК), служебный подлог (ст. 292 УК), халатность (ст. 293 УК).

Можно дать следующее определение понятия данной группы составов преступлений. Это совокупность уголовно-правовых норм, описывающих деяния лиц, совершенные с использованием прав и обязанностей, образующих служебный статус, и существенно нарушающие права и законные интересы граждан, организаций либо интересы общества или государства.

Видовым объектом рассматриваемой группы составов преступлений чаще всего называют «совокупность общественных отношений, обеспечивающих нормальную и законную деятельность органов власти и исполнения». Объект же преступления, как известно, категория не субъективная, а объективная. Одно это обстоятельство ставит под сомнение признание объектом рассматриваемой группы преступлений нормальную деятельность соответствующих органов.

Объектом составов должностных преступлений, по нашему мнению (оно не противоречит законодательной и судебной практике), выступают общественные отношения, обеспечивающие решение задач, стоящих перед соответствующими органами государственной власти и местного самоуправления. В основе этих задач лежат два принципиальных положения. Это государственный авторитет, которым изначально обладает любая государственная структура, и неподкупность должностных лиц, государственных служащих и служащих органов местного самоуправления. Выполнение лицом любой задачи, стоящей перед государственным или муниципальным органом, связано с укреплением государственного авторитета. В то же время деятельность по реализации задач государственного авторитета, осуществляемая на коррупционной основе, разрушает государственный авторитет.

Представленное понимание объекта объясняется следующим образом. Всякий государственный орган, орган местного самоуправления создается для решения строго определенных задач. Под эти задачи формируется соответствующая номенклатура должностей, определяются права и обязанности каждой должности, оплата и т.д. То есть задачи выступают своеобразным стержнем, вокруг которого формируется государственная власть, органы местного самоуправления. Задачи, стоящие перед соответствующими структурами, как правило, наполнены конкретным содержанием, объективны. Это позволяет в каждом конкретном случае при производстве дознания, расследования или судебного рассмотрения уголовного дела точно установить, в какой части то или иное должностное лицо, служащие использовали свой статус для обеспечения задач органа, организации, представителями которого они выступают.

Характеризуя объект должностных преступлений, следует подчеркнуть, что во всех случаях речь идет об органах государственных: законодательных, исполнительных, судебных, а также иных органах, которые непосредственно не являются законодательными, исполнительными или судебными, но формируются так или иначе вышеперечисленными ветвями власти.

Чем объясняется положение, что должностные преступления могут совершаться лицами, занимающими определенное служебное положение в государственных органах, а не в органах вообще? Ответ очевиден: только государство посредством своих органов и соответствующих должностных лиц, представляющих эти органы, берет на себя обязанность обеспечивать права, свободы личности, законные интересы всех государственных и негосударственных органов. Все иные структуры, не являющиеся государственными, не несут на себе обозначенные обязанности. Они руководствуются своими «собственными» интересами, которые могут совпадать с государственными.

Кроме государственных органов, обязанности по обеспечению интересов личности, общества и государства несут и органы местного самоуправления. В соответствии с ч. 2 ст. 130 Конституции Российской Федерации «местное самоуправление осуществляется гражданами путем референдума, выборов, других форм прямого волеизъявления через выборные и другие органы местного самоуправления». Конституция России определяет в ст. 132, что «органы местного самоуправления самостоятельно управляют муниципальной собственностью, формируют, утверждают и исполняют местный бюджет, устанавливают местные налоги и сборы, осуществляют охрану общественного порядка, а также решают иные вопросы местного назначения».

Представленные нормы Конституции России показывают, что органы местного самоуправления отражают интересы органов государственной власти, и в этом смысле должностные лица органов местного самоуправления, так же как и должностные лица органов государственной власти, реализуя задачи структур, представителями которых они выступают, так или иначе обеспечивают интересы личности, общества, государства.

Непосредственным объектом преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления выступают общественные отношения, обеспечивающие решение задач, стоящих перед соответствующими органами государственной власти, местного самоуправления, основывающихся на государственном авторитете, неподкупности должностных лиц, реализующих соответствующие задачи, в той части, в какой им (общественным отношениям) причинен ущерб лицом, конкретно совершившим должностное преступление. Скажем, главный бухгалтер распорядился передать целевые денежные средства, предназначенные для выплаты зарплаты рабочим и служащим предприятия, своему родственнику под строительство объектов, не имеющих отношения к предприятию, где работает главный бухгалтер. В данном случае в качестве непосредственного объекта выступают обще-ственные отношения, обеспечивающие задачи, стоящие перед бухгалтерией предприятия в части, во-первых, целевого использования денежных средств, во-вторых, в части своевременной выдачи заработной платы рабочим и служащим предприятия. Главный бухгалтер использовал свое правомочие вопреки интересам данного структурного подразделения (бухгалтерии), которые определяются задачами, стоящими перед названной структурой. Но не вообще, а в той части, в какой они были нарушены. В результате чего и наступил ущерб.

Иная ситуация в случаях получения должностным лицом взятки за действия, не связанные с нарушением задач, стоящих перед структурой, представителем которой является взяткополучатель. При таком стечении обстоятельств нет непосредственного причинения ущерба общественным отношениям, обеспечивающим соответствующие задачи, однако имеет место причинение ущерба общественным отношениям, обеспечивающим неподкупность должностного лица, что является наиболее общественно опасным, поскольку неподкупность – это основа, исходя из которой формируются задачи соответствующих органов.

В учебной литературе высказано мнение, что применительно к рассматриваемой группе составов преступлений в качестве дополнительного объекта могут выступать охраняемые законом права и интересы личности . Решение вопроса о названном дополнительном объекте имеет не только теоретическое, но и важное практическое значение. Признавая в качестве дополнительного объекта права и интересы личности, нельзя будет усматривать в деянии лиц ни одного из должностных составов преступлений, не связанных с посягательством на эти права и интересы. Это противоречит устоявшейся на этот счет судебной практике. Немало случаев, когда практически любые составы должностных преступлений суды усматривают в деяниях должностных лиц, не связанных с посягательством на права и интересы личности. При этом неважно, идет ли речь о злоупотреблении служебными полномочиями, их превышении, взяточничестве, должностном подлоге и т.д.

В соответствии с уголовно-правовой доктриной дополнительный объект, точно так же как и основной, всегда выступает частью состава. И его отсутствие свидетельствует либо об отсутствии состава преступления, либо о том, что лицо, совершающее преступление, не окончило его выполнение. Наличие дополнительного объекта в составе преступления исключает квалификацию деяния по совокупности с тем составом преступления, в котором основным объектом выступает дополнительный объект состава. Так, скажем, в составе преступления, предусматривающего ответственность за разбой, в качестве дополнительного объекта выступает право граждан на здо-ровье. Следовательно, вред, причиненный здоровью, охватывается составом разбоя и не требует самостоятельной уголовно-правовой оценки. Напротив, если предположить, что право на здоровье не выступает дополнительным объектом разбойного нападения, а при его совершении был причинен вред здоровью, тогда деяние следовало бы квалифицировать по совокупности преступлений: за разбойное нападение и за причиненный вред одновременно.

Сказанное о дополнительном объекте подчеркивает его важность. В связи с чем необходимо определить, характеризуются ли должностные составы преступлений дополнительным объектом, в частности правами и интересами личности, или нет. Позиция законодателя на этот счет определяется тем, что в четырех статьях УК РФ: 285 (злоупотребление должностными полномочиями), 286 (превышение должностных полномочий), 288 (присвоение полномочий должностного лица), 293 (халатность) – преступные последствия закон связывает с существенным нарушением прав и законных интересов граждан. Это наводит на мысль, что коль скоро такого рода отношениям причиняется ущерб, то названные интересы наряду с общественными отношениями, обеспечивающими решение задач, стоящих перед соответствующими органами, их государственный авторитет, неподкупность должностных лиц и служащих, реализующих соответствующие задачи, также выступают объектом должностных составов преступлений.            Такое положение закона позволяет сформулировать вывод, что на уровне конкретного состава интересы личности, её права, свободы, законные интересы могут сопровождать основной объект посягательства. Однако в этой ситуации следует говорить не о дополнительном объекте, а об объекте факультативном. Это означает, что состав должностного преступления будет выполнен не только в случаях, когда помимо основного объекта ущерб будет причинен и интересам личности, но и тогда, когда ущерб ограничивается лишь основным объектом.

Характеристика непосредственного объекта предполагает и оценку предмета соответствующего состава преступления. Применительно к составам должностных преступлений вопрос о предмете чаще всего связывают со взяточничеством, где в качестве предмета рассматривают соответствующие материальные средства. В отношении других составов этот вопрос практически не поднимается. Что вряд ли правомерно. Предмет преступления – такой же атрибут состава, как и объект. Выделение предмета в качестве самостоятельного признака позволяет определиться с содержанием объекта, охраняемого уголовным законом от преступных посягательств.

Как известно, предмет преступления – это интерес, по поводу и в связи с которым возникают общественные отношения, охраняемые уголовным законом. Так, например, при убийстве предметом выступает жизнь человека, при совершении хищения – имущество и т.д.     Несколько сложнее установление предмета должностных преступлений. В литературе отсутствует общее понятие предмета преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления. И, как следствие, данный вопрос в учебной литературе либо не рассматривается вообще, либо ему выделяются буквально две-три строчки, представляя, таким образом, завершенность его решения. Например, в учебнике «Уголовное право России. Особенная часть» отмечается, что «в отдельных преступлениях обязательным признаком является их предмет: например информация (документы, материалы), представляемая Федеральному Собранию РФ или Счетной палате РФ (ст. 287 УК РФ); взятка (ст. 290 и ст. 291 УК РФ); официальные документы (ст. 292 УК РФ)». Есть основания полагать, что предметом названной группы составов преступлений выступают предметы материального или духовного мира, воздействуя или воздерживаясь от воздействия на которые соответствующие субъекты реализуют свой статус, обеспечивая таким образом решение задач, стоящих перед структурами, представителями которых выступают эти субъекты. Это могут быть люди, документы, материальные ценности и т.д. Например, применительно к составу, предусматривающему уголовную ответственность за злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК), предметом может выступать физическое лицо, права которого нарушены, имущество, которого лишилась соответствующая организация, и т.д. Главное при этом – речь должна идти о таких предметах, воздействие или воздержание от воздействия на которые составляет суть должностных полномочий лица, злоупотребляющего ими.

Законодатель не во всех составах рассматриваемой группы преступлений непосредственно выделяет предмет в качестве обязательного признака. Нет его в составах, предусматривающих уголовную ответственность за злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК), превышение должностных полномочий (ст. 286 УК). В ряде же составов предмет выступает в качестве четко очерченного и самостоятельно выделенного законодателем признака. Например, в ст. 287 УК (отказ в предоставлении информации Федеральному Собранию Российской Федерации или Счетной палате Российской Федерации) в качестве предмета выступает соответствующая информация, в ст. 290 (получение взятки) и ст. 291 (дача взятки) – материальные ценности, в ст. 292 (служебный подлог) – документы.

Можно предположить, что во всех случаях, когда законодатель, конструируя формальные составы анализируемой группы преступлений, конкретизирует предмет преступления, то тем самым определяется момент приобретения деянием всех элементов соответствующего состава. Таким моментом выступает непосредственное воздействие либо уклонение от воздействия на предмет преступления. Так, состав преступления, предусматривающий уголовную ответственность за отказ в предоставлении информации Федеральному Собранию Российской Федерации или Счетной палате Российской Федерации, будет оконченным с момента фактического непредставления соответствующего документа, иного материала, предоставления их в неполном объеме либо в случаях, когда они содержат ложную информацию. Следовательно, как только предмет данного состава (документ, иной материал), соответствующий определенным требованиям, будет передан Федеральному Собранию РФ или Счетной палате РФ, то усматривать в деянии лица анализируемый состав не представляется возможным. И наоборот. Аналогичная ситуация при получении или даче взятки. Как только предмет взяточничества хотя бы в какой-то мере будет передан от взяткодателя взяткополучателю, то состав данного преступления считается выполненным.

Материальные составы рассматриваемой группы преступлений не имеют конкретизированного предмета посягательства. И они (составы) считаются выполненными (оконченными) не в момент воздействия или невоздействия на предмет, а в момент изменения соответствующих общественных отношений, обеспечивающих «свой» предмет. То есть в этих случаях для определения завершенности преступления главным выступает не предмет преступления, а его объект. Например, при злоупотреблении должностными полномочиями лицо может воздействовать на гражданина, документ, имущество и т.д., что может являться предметом состава злоупотребления, однако состав будет выполненным с момента существенного нарушения прав и законных интересов гражданина, организации, охраняемых интересов общества или государства.

Объективная сторона анализируемой группы составов преступлений характеризуется следующими признаками: использованием своего правового статуса, определяемого соответствующей должностью, которую лицо замещает; использованием правового статуса вопреки интересам службы, то есть вопреки основывающихся на государственном авторитете задач, стоящих перед соответствующим структурным подразделением, представителем которого выступает данное лицо либо создает видимость такого представителя, их неподкупности; существенным нарушением прав и законных интересов граждан, организаций, общества и государства либо созданием реальных условий для существенного нарушения названных прав и законных интересов.

Рассмотрим каждый из названных признаков. Использование своего правового статуса, определяемого соответствующей должностью, которую лицо замещает, заключается в том, что субъект, будучи должностным лицом, государственным служащим, служащим органов местного самоуправления, обладает определенным объемом прав и наделен исчерпывающим объемом обязанностей, в совокупности образующих его профессиональный статус. Реализация статуса и направлена на обеспечение задач, стоящих перед структурой, представителем которой лицо является. Когда мы говорим об использовании правового статуса, то имеем в виду как действия, так и бездействие субъекта. Посредством действия могут быть реализованы права соответствующего должностного лица. В то время как его обязанности могут быть реализованы как действием, так и бездействием. Так, скажем, главный бухгалтер учреждения может быть наделен обязанностью организовывать проведение инвентаризаций, однако время их проведения, их последовательность, назначение участников таких инвентаризаций – его право. И если инвентаризации проводятся, но при этом главный бухгалтер не реализует принадлежащее ему право на определение последовательности их проведения, конкретных участников инвентаризаций, то будет иметь место использование главным бухгалтером своих полномочий путем бездействия.

Рассматриваемый признак (использование своего правового статуса) приобретает уголовно-правовую значимость лишь в тех случаях, когда такого рода использование осуществляется вопреки интересам службы. В этой связи возникает потребность наполнения фразы «вопреки интересам службы» уголовно-правовым содержанием. Как известно, законодатель оперирует данной фразой единожды, используя ее в качестве одного из признаков состава, предусматривающего уголовную ответственность за злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК). Ни в одном другом составе преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления названный признак законодателем не используется. Исходя из этого может сложиться впечатление, что данный признак («вопреки интересам службы») характеризует только состав злоупотребления должностными полномочиями. В действительности это не так. Названный признак является неотъемлемой частью всех составов преступлений главы тридцатой, за исключением дачи взятки (ст. 291 УК). И тот факт, что он назван лишь в одном составе, не исключает, а напротив, предполагает его наличие в каждом из составов преступлений данной группы. Это объясняется тем, что состав злоупотребления должностными полномочиями, где используется признак «вопреки интересам службы», является общим по отношению ко всем другим составам, расположенным в названной главе, следовательно, все его сущностные признаки так или иначе должны быть присущи всем составам данной группы. Поскольку все они (за исключением дачи взятки) являются составами специальными по отношению к составу, предусматривающему уголовную ответственность за злоупотребление должностными полномочиями. То есть все специальные составы являют собой злоупотребление должностными полномочиями, но это такие злоупотребления, которые имеют свою специфику, позволившую законодателю облачить их в специальную форму.

Признак «вопреки интересам службы» отражает случаи, когда лицо, обладающее соответствующими правами и обязанностями, характеризующими замещаемую им должность, реализует свои полномочия (права и обязанности) не для обеспечения государственного авторитета и основанных на нем задач, стоящих перед структурным подразделением, а для решения задач, являющихся не благом для структуры, а злом.

Таким образом, если лицо исполняет свои полномочия в рамках задач органа, представителем которого оно является, то тем самым оно созидает, если же оно действует вопреки этим задачам, то выступает в роли разрушителя.

Существенное нарушение прав и свобод граждан, законных интересов организаций, общества, государства либо создание условий реального причинения вреда личности, обществу, государству также выступает одним из признаков, характеризующих объективную сторону преступлений рассматриваемой группы.

Составы преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления имеют разную конструкцию. Одни из них сконструированы по материальному принципу. Сюда следует отнести ст. 285 (злоупотребление должностными полномочиями), ст. 286 (превышение должностных полномочий), ст. 288 (присвоение полномочий должностного лица), ст. 289 (незаконное участие в предпринимательской деятельности), ст. 293 (халатность) УК РФ. Другие – по формальному. В этом ряду находятся преступления, предусмотренные ст. 287 (отказ в предоставлении информации Федеральному Собранию Российской Федерации или Счетной палате Российской Федерации), кроме пунктов «а», «в» ч. 3 данной статьи, ст. 290 (получение взятки), ст. 291 (дача взятки), ст. 292 (служебный подлог) УК РФ.

Материальные составы рассматриваемой группы преступлений непосредственно описывают преступный результат, который должен возникнуть вследствие использования лицом своих полномочий вопреки интересам службы. Это существенное нарушение прав и законных интересов общества или государства. Данный признак обозначен в статьях 285, 286, в большей мере – в ст. 288 и в полном объеме – в ст. 293 УК РФ. Весьма своеобразно этот вопрос решен в ст. 289 УК, где в качестве преступного результата предусмотрено предоставление льгот и преимуществ или иное покровительство организации, осуществляющей предпринимательскую деятельность. Данный результат является преступным не сам по себе, а выступает таковым как следствие незаконного участия лица в предпринимательской деятельности. Преступным же результатом данного состава, так же как и при злоупотреблении должностными полномочиями, выступает существенное нарушение прав и законных интересов граждан и организаций, охраняемых законом интересов общества и государства. Но этот преступный результат законодатель счел обоснованным выразить в форме «предоставления льгот и преимуществ, покровительства организации, осуществляющей с его помощью предпринимательскую деятельность».

Формальные составы данной группы преступлений не обладают признаками, содержащими описания соответствующих уголовно-правовых последствий. Это может породить видимость, что они не имеют последствий. В действительности это не так. Дело в том, что формальные составы данной группы являются специальными по отношению к составу злоупотребления должностными полномочиями, который в этом плане выступает нормой общей. Так, в частности, отказ в предоставлении информации Федеральному Собранию Российской Федерации или Счетной палате Российской Федерации, получение взятки, служебный подлог есть злоупотребление должностными полномочиями или полномочиями государственного служащего либо служащего органа местного самоуправления. Однако такого рода злоупотребление непосредственно не направлено на существенное нарушение прав и законных интересов гражданина или организации, законных интересов общества или государства. Злоупотребление в этих составах весьма специфично. В одном случае оно проявляется в том, что должностное лицо не предоставляет требуемую Федеральным Собранием РФ или Счетной палатой РФ информацию, в другом – получает взятку, в третьем – осуществляет служебный подлог. Таким злоупотреблением лицо создает условия существенного нарушения прав и законных интересов граждан, законных интересов общества и государства не непосредственно, а опосредованно, что выступает преступным результатом представленной группы составов преступлений.

Следующим признаком объективной стороны выступает «существенное нарушение прав и свобод граждан, законных интересов организаций, общества и государства либо создание реальных условий существенного нарушения прав и законных интересов личности, общества и государства».

Для составов материальных требуется существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства. Для формальных составов такого рода последствий не требуется. Однако содеянное в принципе должно выступать реальным условием для существенного нарушения прав и законных интересов гражданина или организации либо общества и государства.

Что же представляет собой признак «существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства»? Законодатель на этот счет не дает каких-либо разъяснений. Следовательно, решение этого вопроса остается за уголовно-правовой теорией и судебно-следственной практикой. Последняя, правда, применительно к УК РСФСР 1960 г., оперировала и оперирует ныне постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности или должностном подлоге», в котором разъясняется признак «причинения существенного вреда государственным или общественным интересам либо охраняемым законом правам и интересам граждан». Названный признак являлся неотъемлемой частью ст. 170 (злоупотребление властью или служебным положением), ст. 171 (превышение власти или служебных полномочий), ст. 172 (халатность) УК РСФСР 1960 г. Действующее уголовное законодательство Российской Федерации, как известно, преступные последствия выражает в иной форме. В частности, они именуются как «существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых интересов общества или государства». Представленные формы преступных последствий явно не совпадают. В одном случае говорится о существенном нарушении (ныне действующий УК), в другом – о существенном вреде (УК РСФСР 1960 г.).

Как представляется, смысловое содержание и той, и другой формулировок близко друг к другу. Однако более правомерна форма ныне действующего уголовного законодательства России. С позиции закона нельзя причинить вред правам и законным интересам граждан или организаций, обществу или государству. Вред может быть причинен гражданам, организациям, обществу или государству посредством нарушения их прав или законных интересов. В этой связи позиция действующего УК РФ, оперирующего фразой «существенное нарушение прав и законных интересов граждан», предпочтительней.

Таким образом, разъяснение, данное Пленумом Верховного Суда СССР относительно рассматриваемого признака объективной стороны группы составов преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, вполне применимо к действующему уголовному законодательству и по форме, и по существу.

Пленум в своем постановлении непосредственно не определяет, какой вред следует признавать существенным. Он рекомендует лишь критерии, которыми следует руководствоваться при решении данного вопроса. Необходимо учитывать «степень отрицательного влияния противоправного деяния на нормальную работу предприятия, организации, учреждения, характер и размер понесенного ими материального ущерба, количество потерпевших граждан, тяжесть причиненного им морального, физического или имущественного вреда и т.п.» .

Представленное разъяснение, будучи несомненно ценным, не решает других не менее важных сторон анализируемого признака. В этом ряду прежде всего необходимо определиться с правами и за-конными интересами граждан и организаций, а также охраняемыми законом интересами общества или государства.

Выводы по 2 главе

Одно из ключевых слов, используемых в тексте закона и определяющих направленность данного общественно опасного деяния, - власть. Изучение норм Конституции РФ позволяет прийти к выводу о преобладающем понимании государственной власти как совокупности полномочий, реализуемых специально учреждаемыми органами. Однако стоит подчеркнуть, что диспозиция статьи в отличие от ее названия упоминает и о конституционном строе как объекте посягательства. Несомненно, насильственный захват власти или ее насильственное удержание не повлечет таких радикальных изменений в государственно-политическом устройстве, а вот насильственное изменение конституционного строя меняет весь прежний уклад экономических, политических, социальных отношений. Поэтому необходимо градировать ст. 278 УК РФ в зависимости от посягательств на объекты уголовно-правовой охраны и форм объективной стороны на две части.

«1. Действия, направленные на насильственный захват власти и на насильственное удержание власти в нарушение Конституции Российской Федерации, -

наказываются …

2. Действия, направленные на насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации, -

наказываются…»

Следует также изменить название ст. 278 УК РФ на "Насильственный захват власти, насильственное удержание власти, насильственное изменение конституционного строя", так как прежнее название статьи уже ее фактического содержания.

Не меньше теоретических дискуссий и трудностей в правоприменении вызывает уголовно-правовая новелла, предусмотренная ст. 282.1 УК РФ. В ней экстремистское сообщество определяется как "организованная группа лиц для подготовки или совершения... преступлений экстремистской направленности... его часть или входящие в такое сообщество структурные подразделения... а также объединения организаторов, руководителей или иных представителей частей или структурных подразделений такого сообщества". Преломление экстремистского сообщества через несколько различных форм соучастия представляется неприемлемым. По нашему мнению, нельзя утверждать, что такой прием целиком копирует законодательную конструкцию преступного сообщества в ч. 4 ст. 35 УК РФ. Ведь знак равенства между организованной группой и преступным сообществом как групповыми объединениями Общей части законодатель не ставит, раскрывая преступное сообщество (преступную организацию) именно через сплоченную организованную группу или объединение организованных групп. Выход из сложившейся нормативной эклектики видится следующим. В текст диспозиции ст. 282.1 УК РФ необходимо либо включить слово "сплоченная" применительно к организованной группе, либо убрать это словосочетание вовсе, заменив его на используемый и в ч. 4 ст. 35 УК РФ и в ст. 205.1 УК РФ термин "организация". В такой новой редакции экстремистское сообщество у правоприменителей будет однозначно восприниматься как разновидность преступной организации. Отличие этих двух объединений можно проводить только по целям: преступное сообщество (преступная организация) преследует цели совершения общеуголовных преступлений, а экстремистская организация - лишь преступлений экстремистской направленности. На практике вполне возможна ситуация, когда преступное сообщество наряду с общеуголовными преступлениями станет планировать и совершение преступлений, содержащих признаки экстремизма, что должно повлечь уголовно-правовую оценку содеянного по совокупности ст. 210 и ст. 282.1 УК РФ.

Необходимо внести также законодательные изменения и в текст уголовно-правовых норм, включенных в ст. 282.2 УК РФ и в примечание к данной статье. В них после слов "общественное или религиозное объединение" следует, на наш взгляд, вставить словосочетание "некоммерческая организация" вместо "иная организация". Данная редакция сузит перечень экстремистских организаций и не позволит отнести к ним коммерческие предприятия, основной целью функционирования которых является получение прибыли.

Среди факторов правовой энтропии различных проявлений экстремизма исследователи чаще всего указывают на абстрактность диспозиции ст. 282 УК РФ и нечеткость ее формулировок.

Использование законодателем формулировки "унижение достоинства человека по признакам национальности" по смысловому содержанию неверно. Унизить, попрать, изменить с позитивного на негативное можно честь человека, т.е. представление о личности в глазах других людей, его окружающих; достоинством же по сложившейся в литературе точке зрения является представление индивида о каких-то собственных социально значимых качествах.

Поэтому попрать достоинство вряд ли возможно действиями извне. Самооценка в конечном итоге может быть снижена лишь в результате каких-либо внутренних психических процессов.

ГЛАВА 3. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ПРАВОСУДИЯ И ПОРЯДКА УПРАВЛЕНИЯ

§ 3.1 Общая характеристика преступлений против правосудия: понятие, система

Согласно Конституции РФ (ст. 10) в Российской Федерации действует принцип разделения государственной власти на три самостоятельные ветви: законодательную, исполнительную и судебную. Судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, арбитражного, уголовного и административного судопроизводства.

В соответствии с ч. 1 ст. 118 Конституции РФ правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом. К органам судебной власти относятся: Конституционный Суд РФ, конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации, Верховный Суд РФ, иные федеральные суды общей юрисдикции, мировые судьи, Высший Арбитражный Суд РФ, федеральные арбитражные суды округов (арбитражные кассационные суды), арбитражные апелляционные суды, арбитражные суды субъектов Российской Федерации.

Правосудие — одна из форм государственной деятельности, заключающаяся в рассмотрении и разрешении судами общей юрисдикции, а также арбитражными судами дел в порядке гражданского, уголовного, административного и арбитражного судопроизводства. Для осуществления правосудия помощь и содействие суду оказывают другие государственные органы: прокуратура, органы дознания и предварительного следствия, учреждения, исполняющие вступившие в законную силу приговоры, решения и иные судебные акты.

Нормами главы о преступлениях против правосудия охраняется деятельность не только судов, но и перечисленных органов, без деятельности которых выполнение судом функции правосудия было бы затруднительно или даже невозможно. Уголовным законом охраняются не все виды деятельности этих органов. Только их специфическая деятельность по решению задач правосудия, направленная на обнаружение, изобличение и наказание виновных в совершении преступлений лиц, разрешение гражданских, арбитражных и административных дел, исполнение судебных решений, находится под охраной уголовно-правовых норм о преступлениях против правосудия.

Преступления против правосудия - ϶ᴛᴏ посягательства на правильную нормальную деятельность органов предварительного следствия, дознания, уголовно-исполнительных органов, судов по всестороннему и объективному расследованию преступлений, правильному разрешению уголовных, гражданских, арбитражных и административных дел, надлежащему исполнению судебных решений.

Родовым объектом преступлений против правосудия будут общественные отношения по осуществлению государственной власти. Видовой объект - совокупность общественных отношений, обеспечивающих специфический вид государственной деятельности суда и органов, содействующих ему, по реализации целей и задач правосудия.

Правильное установление видового объекта преступлений против правосудия имеет большое значение для отграничения преступлений против правосудия от иных преступлений, совершаемых должностными лицами органов суда, прокуратуры, дознания и следствия. Судья, получивший взятку за вынесение правильного решения по гражданскому иску в пользу истца, посягает на нормальную деятельность государственного аппарата, его авторитет. При ϶ᴛᴏм отношениям, обеспечивающим интересы правосудия, никакого вреда причинено не было. Специфика видового объекта преступлений против правосудия позволяет отграничить их от преступлений против порядка управления, сопряженных с воздействием на физическую неприкосновенность должностных лиц. Избиение обвиняемым следователя органов МВД при проведении допроса посягает на общественные отношения, связанные со сбором доказательств по уголовному делу, и охватывается нормой о преступлении против правосудия (ст. 296 УК). Аналогичное избиение следователя, привлеченного для обеспечения общественного порядка и общественной безопасности, посягает на отношения по реализации порядка управления и предусматривается ст. 318 УК.

Видовым объектом преступлений против правосудия являются интересы правосудия в широком смысле слова, т.е. нормальная, определяемая законом деятельность суда по осуществлению задач правосудия и деятельность государственных органов, а также соответствующих лиц, призванных содействовать суду в осуществлении правосудия. Основными непосредственными объектами являются интересы конкретных органов, осуществляющих правосудие, и органов, способствующих осуществлению правосудия (прокуратуры, следствия, дознания, Федеральной службы судебных приставов и др.). Дополнительными непосредственными объектами ряда преступлений против правосудия являются жизнь, здоровье, свобода, честь и достоинство личности, отношения собственности и др.

Непосредственный объект преступлений против правосудия - общественные отношения, обеспечивающие реализацию конституционных принципов правосудия, нормальную деятельность конкретных органов по осуществлению правосудия, реализации функции уголовного преследования, а также исполнению судебных актов. Важно знать, что большинство преступлений против правосудия будут двухобъектными. В качестве дополнительного непосредственного объекта могут выступать конституционные права и ϲʙᴏбоды личности, здоровье, жизнь, отношения собственности и др.          Объективная сторона преступлений состоит в воспрепятствовании и противодействии нормальной деятельности органов, осуществляющих правосудие. Чаще всего ϶ᴛᴏ пробудет в форме действия - заведомо незаконный арест, реже акта бездействия - уклонение от дачи свидетелем показаний. Довольно часто способом совершения преступлений будет физическое или психическое насилие (ст. 296, 302 УК и др.). Объективная сторона некᴏᴛᴏᴩых составов состоит из нескольких альтернативных действий, например, растрата, отчуждение, сокрытие или незаконная передача имущества, подвергнутого описи или аресту.

Абсолютное большинство посягательств будут преступлениями с формальным составом. Растрата имущества, подвергнутого описи или аресту, сконструирована как состав материальный (ст. 312 УК), ряд квалифицированных составов преступлений также относится к материальным (ч. 2 ст. 305, ч. 2 ст. 311 УК и др.).

С субъективной стороны все преступления ϶ᴛᴏй группы совершаются только умышленно, причем подавляющее большинство - с прямым умыслом (ст. ст. 295, 299 УК и т.д.). В ряде составов преступлений обязательно наличие заведомости. Заведомость означает достоверное знание лицом о каком-то обстоятельстве, имеющем уголовно-правовое значение. При заведомо ложном доносе (ст. 306 УК) виновный осознает, что сообщаемые им органам власти сведения не ϲᴏᴏᴛʙᴇᴛϲᴛʙуют действительности.

Мотив и цель совершения преступления предусмотрены как обязательные признаки только в некᴏᴛᴏᴩых составах: вмешательство в осуществление правосудия в целях воспрепятствования (ч. 1 ст. 294 УК), посягательство на жизнь лица из мести за законную деятельность (ст. 295 УК). В других составах данные признаки для квалификации значения не имеют

В основе классификации по непосредственному объекту преступления находятся общественные отношения, обеспечивающие нормальную деятельность конкретных государственных органов по осуществлению правосудия.

К первой группе ᴏᴛʜᴏϲᴙтся преступления, посягающие на общественные отношения, обеспечивающие нормальное осуществление правосудия судом (ч. 1 ст. 294, ч. 1 ст. 296, ст. 297, ч. 1 ст. 298, ч. 1 ст. 303, ст. 305 УК).

Вторую группу образуют преступления, посягающие на общественные отношения, обеспечивающие нормальную деятельность органов прокуратуры и предварительного расследования по осуществлению функции уголовного преследования (ч. 2 ст. 294, ст. ст. 299, 300, ч. 1 ст. 301, ст. ст. 302, 304, 310 УК).

Третья группа представлена посягательствами на общественные отношения, обеспечивающие нормальную деятельность органов по исполнению судебного акта (ст. ст. 312 - 315 УК).

Четвертую группу составляют посягательства на общественные отношения, обеспечивающие нормальную деятельность всех органов по осуществлению задач правосудия (общие преступления против правосудия: ст. 295, ч. 2 ст. 296, ст. 311 УК); либо органов суда по осуществлению правосудия, а также органов прокуратуры, предварительного расследования по осуществлению уголовного преследования (ч. 2 ст. 301, ч. 2 ст. 303, ст. ст. 306 - 309, 316 УК); либо органов прокуратуры, предварительного расследования по осуществлению уголовного преследования, а также органов, исполняющих судебные акты (ч. 2 ст. 298 УК).

Многие составы преступлений содержат особый предмет преступления (ст. ст. 303, 304, 310 — 312, 316 УК РФ) или особого потерпевшего (ст. ст. 295 — 298, 302, 304, 309 УК РФ).

Объективные признаки большинства составов преступлений против правосудия характеризуются совершением активных действий, за исключением составов, предусмотренных ст. 308 УК (отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний), ст. 314 УК (уклонение от отбывания лишения свободы), ст. 315 УК РФ (неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта), где деяние может выражаться в бездействии. По законодательному описанию объективных признаков большинство таких преступлений имеют формальные составы. К преступлениям с материальным составом относятся предусмотренные в ч. 3 ст. 301, ч. 2 ст. 311 УК РФ. Формально-материальный состав имеют преступления, предусмотренные в ч. 3 ст. 303, ч. 2 ст. 305 УК РФ.         К числу обязательных объективных признаков некоторых составов преступлений законодатель относит место совершения преступления (ст. 297 УК РФ), способ (ст. 302, ч. ч. 2 — 4 ст. 309, ч. 3 ст. 313 УК РФ), орудие (ч. 3 ст. 313 УК РФ), обстановку и время совершения преступления (ст. 314 УК РФ).

Субъектами преступлений против правосудия по общему правилу могут быть вменяемые физические лица, достигшие 16-летнего возраста. Однако многие составы преступлений предполагают специального субъекта — им могут быть лица, наделенные законом особыми признаками или имеющие определенный процессуальный статус (судья, прокурор, лицо, производящее дознание, эксперт, защитник, свидетель, потерпевший, и др.). Специальный субъект преступления предполагается в ч. 3 ст. 294, ст. ст. 299 — 303, 305, 307, 308, 310 — 315 УК РФ.

Субъективные признаки этих преступлений характеризуются умышленной виной, и, как правило, они совершаются с прямым умыслом. В отдельных статьях гл. 31 УК РФ указывается на мотив и цель преступления (например, ст. ст. 294, 295, 304, 306, 309 УК РФ).

В зависимости от непосредственного объекта преступления, особенностей объективных и субъективных признаков преступления против правосудия можно классифицировать на следующие группы:

1. Преступления, посягающие на интересы правосудия, связанные с обеспечением самостоятельности судебной власти, ее авторитета и безопасной деятельности судей или иных лиц, содействующих осуществлению правосудия (ст. ст. 294 — 298 УК РФ).

2. Преступления, посягающие на интересы правосудия, совершаемые судьями или иными должностными лицами органов предварительного расследования, прокуратуры либо участниками гражданского (арбитражного) процесса (ст. ст. 299 — 305 УК РФ).

3. Преступления, посягающие на интересы правосудия, связанные с получением, использованием и сохранением доказательств (ст. ст. 306 — 310 УК РФ).

4. Преступления, посягающие на интересы правосудия, связанные с исполнением вступивших в законную силу приговоров, решений и иных судебных актов (ст. ст. 311 — 315 УК РФ).

5. Преступление, посягающее на интересы раскрытия и расследования преступлений, и сопряженное с прикосновенностью к другим преступлениям (ст. 316 УК РФ).

Таким образом, под преступлениями против правосудия следует понимать умышленные общественно опасные деяния, посягающие на нормальную деятельность суда по осуществлению задач правосудия, а также на деятельность государственных органов, содействующих суду в осуществлении правосудия, запрещенные статьями гл. 31 УК РФ под угрозой наказания.

 

§3.2  Понятие, общая характеристика и виды преступлений против порядка управления

Преступления против порядка управления содержатся в разделе «Преступления против государственной власти», и тем самым подчеркивается их особая опасность для человека, общества, государства. Порядок управления – это нормальная, отвечающая интересам личности, общества, государства, основанная на законах и подзаконных актах управленческая деятельность государственного аппарата и органов местного самоуправления, направленная на его стабильное и эффективное функционирование.

Преступления против порядка управления могут совершаться в различных звеньях его системы. Родовым объектом преступлений против порядка управления является законная управленческая деятельность органов государственной власти и местного самоуправления. Непосредственным объектом конкретных составов преступлений выступают отдельные виды управленческой деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления (например, деятельность по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности - ст. 317 УК; деятельность учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества - ст. 321 УК). В ряде составов преступлений присутствует дополнительный непосредственный объект: жизнь сотрудника правоохранительного органа, военнослужащего и их близких (ст. 317 УК);  здоровье, честь и достоинство представителя власти и его близких (ст. ст. 318, 319 УК);  здоровье сотрудника места лишения свободы или места содержания под стражей и их близких, а также осужденных к наказаниям, связанным с изоляцией от общества (ст. 321 УК), и др.

Объективная сторона преступлений против порядка управления характеризуется активным поведением. Объективная сторона преступлений против порядка управления характеризуется, как правило, действием (ст. ст. 317 - 327.1, 329, 330 УК). Например, посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК). Только уклонение от прохождения военной и альтернативной гражданской службы (ст. 328 УК) может быть совершено путем как действия, так и бездействия. Большинство составов преступлений, кроме самоуправства (ст. 330 УК), являются формальными, т.е. преступление считается оконченным с момента совершения самого действия, вне зависимости от наступления общественно опасных последствий. Единственное преступление, имеющее материальный состав, - это самоуправство (ст. 330 УК). Обязательным признаком объективной стороны составов преступлений, предусмотренных в ст. ст. 322 и 323 УК, выступает место - Государственная граница РФ.

Субъективная сторона преступлений против порядка управления характеризуется умышленной формой вины. Практически во всех составах этой группы преступлений умысел является прямым. В составе самоуправства (ст. 330 УК) возможен не только прямой, но и косвенный умысел. Например, разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении должностного лица правоохранительного органа или контролирующего органа (ст. 320 УК.) В качестве обязательных признаков субъективной стороны ряда составов преступлений выступают цель (ст. ст. 317 - 322, 323, 326 - 327.1 УК) или мотив (ст. ст. 317 - 319, 321, 325 УК). Так, изъятие, перемещение или уничтожение пограничных знаков (ст. 323 УК) осуществляется с целью противоправного изменения Государственной границы РФ. Мотив мести за оказанное осужденным содействие администрации учреждения или органа уголовно-исполнительной системы выступает в качестве обязательного признака субъективной стороны преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 321 УК (дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества).

В зависимости от непосредственного объекта посягательства преступления против порядка управления можно разделить на следующие группы:            1. Преступления, посягающие на представителей органов власти и иных лиц, осуществляющих охрану общественного порядка и обеспечивающих общественную безопасность: посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК); применение насилия в отношении представителя власти (ст. 318 УК); оскорбление представителя власти (ст. 319 УК); разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении должностного лица правоохранительного или контролирующего органа (ст. 320 УК); дезорганизация нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества (ст. 321 УК).

2. Преступления, посягающие на авторитет государственной власти и неприкосновенность государственной границы: надругательство над Государственным гербом Российской Федерации или Государственным флагом Российской Федерации (ст. 329 УК); незаконное пересечение Государственной границы Российской Федерации (ст. 322 УК); противоправное изменение Государственной границы РФ (ст. 323 УК).

3. Преступления, посягающие на закрепленный государством порядок ведения официальной документации: приобретение или сбыт официальных документов и государственных наград (ст. 324 УК); похищение или повреждение документов, штампов, печатей либо похищение марок акцизного сбора, специальных марок и знаков соответствия (ст. 325 УК); подделка или уничтожение идентификационного номера транспортного средства (ст. 326 УК); подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков (ст. 327 УК); изготовление, сбыт поддельных марок акцизного сбора, специальных марок или знаков соответствия либо их использование (ст. 327.1 УК).

4. Преступления, посягающие на установленный порядок призыва на военную и альтернативную гражданскую службу (ст. 328 УК).

5 преступление, посягающее на авторитет Государственного герба и Государственного флага РФ (ст. 329 УК);

6 Преступления, посягающие на существующий публичный порядок рассмотрения юридических конфликтов (ст. 330 УК).

Потерпевший в некоторых составах преступлений является обязательным признаком (например, сотрудник правоохранительного органа, военнослужащий, их близкие - ст. 317 УК; представитель власти и его близкие - ст. ст. 318, 319 УК; должностные лица правоохранительного или контролирующего органа и их близкие - ст. 320 УК; сотрудники мест лишения свободы или содержания под стражей, их близкие, а также осужденный - ст. 321 УК).

Предмет преступлений, ответственность за которые предусмотрена в ст. ст. 323, 324 - 327.1, 329 УК, представляет собой обязательный признак состава преступления. В качестве такового могут выступать: пограничные знаки, официальные документы, государственные награды, штампы, печати, бланки, идентификационные номера транспортного средства и его частей, марки акцизного сбора, специальные марки, Государственный герб, Государственный флаг.

Субъект преступлений против порядка управления, как правило, общий - лицо, достигшее возраста 16 лет. Преступления, ответственность за которые предусмотрена в ст. 320, ч. 1 ст. 321, ст. 328 УК, может совершить только специальный субъект (например, осужденный к наказанию, связанному с изоляцией от общества, - ч. 1 ст. 321 УК).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Родовым объектом преступлений, предусмотренных разделом Х УК, следует считать совокупность (систему) общественных отношений, обеспечивающих незыблемость основ конституционного строя и безопасность государства, нормальное функционирование государственных органов, относящихся к различным ветвям государственной власти, а также интересы государственной службы и службы в органах местного самоуправления.

Наиболее опасными из преступлений, образующих этот раздел, являются посягательства на основы конституционного строя и безопасность государства, поскольку они затрагивают фундамент общественного, политического и государственного строя Российской Федерации, ее суверенитет, внешнюю и внутреннюю безопасность. Видовым объектом этой группы преступлений являются общественные отношения, обеспечивающие незыблемость основ конституционного строя и безопасность государства.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Предлагается новое наименование главы 29 УК РФ: «Преступления против основ государственной власти» как точнее отражающее уголовно-правовую направленность содержащихся в ней деяний на объект преступлений.

2. Дается общее понятие преступлений против основ государственной власти: преступлениями против основ государственной власти признаются особо тяжкие общественно опасные деяния, непосредственно направленные в ущерб политическим основам конституционного строя, внешней безопасности, территориальной целостности, экономической безопасности и обороноспособности Российской Федерации. В статью 275 УК РФ, открывающую главу 29 Кодекса, рекомендуется включить примечание, содержащее законодательное понятие данных преступлений.

3. Предлагается закрепление уголовно-правовыми мерами роли и значения основ государственной власти для способствования усилиям законодателя по охране суверенитета и независимости России. Обосновывается вариант повышения статуса охраняемых главой 29 УК РФ социально значимых ценностей, интересов и благ путем переноса раздела X «Преступления против государственной власти» на место после разделов VII «Преступления против личности» и VIII «Преступления в сфере экономики».

4. В главу 29 Кодекса рекомендуется ввести статью 282.3: «Экстремистская деятельность против основ государственной власти», предусмотрев в ней ответственность за действия, направленные на создание экстремистской организации с целью совершения преступлений против основ государственной власти, а равно участие в деятельности такой организации или публичные призывы к совершению преступлений против основ государственной власти.

5. Несомненно, насильственный захват власти или ее насильственное удержание не повлечет таких радикальных изменений в государственно-политическом устройстве, а вот насильственное изменение конституционного строя меняет весь прежний уклад экономических, политических, социальных отношений. Поэтому необходимо градировать ст. 278 УК РФ в зависимости от посягательств на объекты уголовно-правовой охраны и форм объективной стороны на две части.

«1. Действия, направленные на насильственный захват власти и на насильственное удержание власти в нарушение Конституции Российской Федерации, -

наказываются …

2. Действия, направленные на насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации, -

наказываются…»

5. Предлагается упразднение в действующей редакции статьи 282.1 УК «Организация экстремистского сообщества» с предложением о внесении в нормы глав 19 УК «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина», 24 УК «Преступления против общественной безопасности» и 25 УК «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности» дополнений, предусматривающих ответственность за организацию экстремистского сообщества для подготовки или совершения соответствующих преступлений, содержащихся в этих главах, а равно за участие в таком сообществе. Исходя из особенностей непосредственного объекта статью 280 УК «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности» и статью 282.2 УК «Организация деятельности экстремистской организации» предлагается перенести в главу 24 Кодекса «Преступления против общественной безопасности».

6. Предлагается перенос из главы 29 УК РФ статьи 282 «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» в главу 34 УК «Преступления против мира и безопасности человечества», что учтет характеристику объекта и объективной стороны данного состава преступления.

7. Предлагается перенести из главы 29 УК РФ статей 283 «Разглашение государственной тайны» и 284 «Утрата документов, содержащих государственную тайну» в главу 32 УК «Преступления против порядка управления» исходя из особенностей объекта и степени общественной опасности.

8. Рекомендуется исключение из статьи 275 УК «Государственная измена» такой формы измены, как «выдача государственной тайны», поскольку последняя полностью охватывается формой государственной измены «шпионаж». Предлагается новое название статьи 275 УК РФ: «Измена государству».

ПРИЛОЖЕНИЯ



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
12556. Уголовно-правовая характеристика преступлений, совершенных в состоянии аффекта 34.11 KB
  Рассмотреть общественную опасность форм преступных посягательств в состоянии аффекта, находящихся под уголовно-правовым запретом, и дать характеристику социальной направленности этих деяний; отграничить убийство в состоянии аффекта и причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта от преступных деяний со сходными объективными и субъективными признаками;
3719. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СОСТАВОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ ст. 228, 2281, 229, 2291 УК РФ 82.16 KB
  Преступления в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ относятся к преступлениям международного характера, уголовно-правовая борьба с которыми ведется на основе ряда международных конвенций
20809. Уголовно-правовая характеристика преступлений, связанных с экстремизмом по законодательству Республики Казахстан 87 KB
  Уголовная ответственность за финансирование экстремизма или террористической деятельности. На борьбу с экстремизмом были мобилизованы усилия не только правоохранительных органов но и государства в целом. Экстремизм – социально-политическое явление представляющее серьезную угрозу политической стабильности безопасности и суверенитету государства а также осуществлению основных прав и свобод человека и усиливающее деструктивные процессы в обществе. террористический акт захват заложников и иные проявления неизбирательного...
18419. Конституционно-правовая характеристика единства и разделения государственной власти 128.24 KB
  Государственная власть как разновидность социальной власти. Особенности государственной власти. Понятие виды и функции государственной власти и их взаимосвязь. Формы и способы осуществления государственной власти.
17242. Уголовно-правовая характеристика преступлений связанных с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ 27.4 KB
  Определить объект преступлений связанных с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ; сформулировать предмет преступлений связанных с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ; рассмотреть роль уголовного законодательства в борьбе с наркопреступностью; определить проблемы применения уголовного закона в сфере противодействия незаконному обороту наркотических средств или психотропных веществ.
17321. Уголовно-правовая характеристика преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ 165.61 KB
  Физическое и моральное здоровье является залогом существования российского общества и нормального функционирования его систем. В некоторых государствах Египет Сингапур ОАЭ проблема распространения наркотических веществ стала настолько острой что там был введен закон о смертной казни за нарушение законодательства об обороте наркотиков. 2015 г О наркотических средствах и психотропных...
20528. Применение насилия в отношении представителя власти как разновидность преступлений против порядка управления 37.5 KB
  Помимо этих ветвей власти признается и гарантируется местное самоуправление ст. Эффективная отвечающая современным требованиям деятельность органов власти и местного самоуправления является залогом соблюдения прав и интересов граждан успешного решения задач стоящих перед обществом. Под порядком управления в уголовно-правовом смысле понимается совокупность правил закрепляющих и регулирующих устройство и компетенцию органов власти и управления и общественных организаций а также их отношения с гражданами.
7261. Криминологическая характеристика преступлений против собственности и их предупреждение 24.99 KB
  Криминологическая характеристика преступлений против собственности и их предупреждение. Понятие корыстных и корыстно-насильственных преступлений против собственности. Причины и условия корыстных и корыстно-насильственных преступлений против собственности. Предупреждение корыстно-насильственных преступлений против собственности.
7267. КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И ПРОФИЛАКТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ 21.47 KB
  Понятие структура преступлений против собственности. Состояние уровень динамика преступлений против собственности влияние изменений в законодательстве. Социально демографические нравственно психологические уголовно правовые особенности преступников совершающих преступления против собственности. Факторы порождающие и способствующие преступлениям против собственности.
15096. Уголовно-правовая характеристика преступного сообщества 34.66 KB
  Более полное развитие этот институт получил в Уставе благочиния или Полицейском уставе... Устава Управа Благочиния в городе законом неутвержденное общество товарищество братство и иное подобное собрание под каким бы названием ни состояло не признает за действительное буде у таковых окажутся обязательства правила положения или постановления то ни во что не вменять: буде же такое общество товарищество братство или иное подобное собрание общему добру вред ущерб или убыток наносит либо бесполезно то подлежит уничтожению и...
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.