Основные проблемы и направления философии культуры

Философия культуры основная проблематика. Данная тенденция к переходу научного знания с теоретического на метатеоретический уровень исследования требует от философских дисциплин и в частности от философии культуры определения своего отношения к метатеоретическому способу мышлению. Лингвистическая критика философского знания осуществленная в рамках аналитической традиции позволила вплотную подойти к изучению культуры в качестве среды формирующей различного рода теории и тем самым раскрыть ее метатеоретический потенциал.

2015-01-29

34.6 KB

3 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


Министерство внутренних дел РФ

Московский университет

Кафедра истории государства и права

Реферат

на тему

«Основные проблемы и направления философии культуры»

Проверил: Выполнил:

Москва 2015 г.

Содержание.

[1] Введение

[2] 1. Философия культуры- основная проблематика.

[3] 2.Цивилизация

[4] 3. Культура

[5] Заключение

[6] Список литературы

Введение

Актуальность темы

История науки и философии знает достаточное количество примеров того, что дальнейшее плодотворное развитие той или иной дисциплины зависит от ее способности перейти на качественно новый уровень исследования своей предметности. Чаще всего этот уровень связан с превращением конструктов, с помощью которых осуществляется процесс познания, в особый предмет рассмотрения. Так, греческая научная мысль сделала предметом своего изучения не чувственно-наглядные вещи, подлежащие измерению и исчислению, но сами средства измерения и исчисления — числа и различные геометрические конструкты. Осуществленный таким образом переход науки с эмпирического на теоретический уровень исследования открыл перед человеком новый способ понимания мира.

Как показало развитие научной и философской мысли XX столетия, теоретический уровень исследования не является пределом познания. Над ним находится сфера метатеоретических конструкций, объясняющих закономерности возникновения и функционирования самих теорий. Впервые программа метатеории была осуществлена Д. Гильбертом для самообоснования математики, а затем получила наибольшее развитие в логике, представ в виде развитой системы металогических дисциплин, описывающих структурные характеристики различных исчислений. Данная тенденция к переходу научного знания с теоретического на метатеоретический уровень исследования требует от философских дисциплин, и в частности, от философии культуры, определения своего отношения к метатеоретическому способу мышлению.

Лингвистическая критика философского знания, осуществленная в рамках аналитической традиции, позволила вплотную подойти к изучению культуры в качестве среды, формирующей различного рода теории и тем самым раскрыть ее метатеоретический потенциал.

Важнейший шаг в этом направлении был сделан К. Хюбнером, рассмотревшим науку и миф в качестве равносильных средств объяснения природного и социального мира, благодаря чему теоретизирование выступило в качестве исторически обусловленного феномена. Вместе с тем, К. Хюбнер, раскрывая возможность создания какого-либо учения о предметности только в рамках определенной формы духовной культуры, напрямую не указывает на культуру как на средство объяснения феномена теоретического мышления. Отсюда можно сделать вывод, что К. Хюбнер, уделивший много внимания разработке понимания метатеории, все же не выдвинул идею перехода философии культуры на метатеорический уровень развития. В целом данная идея может быть сформулирована следующим образом. Рациональное исследование культуры возможно осуществлять на трех уровнях: эмпирическом, теоретическом и метатеоретическом. На эмпирическом уровне оно предстает в качестве различных исторических дисциплин, выясняющих характер и ход развития конкретных культур и цивилизаций. На теоретическом уровне оно приводит к возникновению философии культуры, предлагающей в качестве руководства для осмысления эмпирического материала различные теории и концепты. При этом философствование по поводу смысла и назначения культуры не замыкается рамками соответствующей философской дисциплины и в скрытом виде может присутствовать как в теологических, так и в научных концепциях. Наконец, на метатеоретическом уровне рациональное исследование культуры принимает вид объяснения закономерностей выдвижения тех или иных культурологических концепций. Особо следует подчеркнуть, что плодотворное развитие философии  культуры в целом зависит от тесного взаимодействия всех трех уровней исследования.

Цель работы.  Изучить основные направления и проблемы философии культуры .

Данная цель достигается путем последовательного решения следующих задач:

1. определить основные проблемы философии культуры;

2. выявить возможности перехода философии культуры на метатеоретический уровень развития;

3. раскрыть исторические предпосылки рассмотрения понятия культуры в качестве средства объяснения теоретической способности человека;

4 Изучить основные понятия философии культуры, в частности «культуры» и «цивилизации»

1. Философия культуры- основная проблематика.

Философия культуры до сих пор требует уточнения своих оснований. В качестве ее ключевых категорий полагаются личность, свобода и жизненный мир. Отсюда философия кульутры неклассична по определению, а ее проблематика раскрывается в контексте личностного бытия.1

Философия культуры не классична по определению. Неслучайно поэтому она не стала самостоятельным разделом в великих метафизических системах - у Канта и Гегеля, хотя ее исходные антиномии - природа и дух, природа и свобода - зародились именно там. Неслучайно также и то, что актуальность философского осмысления культуры возникает тогда, когда в центре мыслительной проблематики оказывается индивидуальность, чей жизненный мир самодостаточен и не требует оправдания извне. В философии жизни, экзистенциализме, психоанализе мир более не полагается объектом, он перемещается "вовнутрь", в пространство жизненного мира конкретной личности, и в этом качестве более не может являться предметом чистого разума. Но и сама личность становится без-опорной: взамен оптимистической рациональности разума и рассудка она получает насквозь символическое бытие, которое сама продуцирует и сама пожинает. В философскую лексику приходят непривычные понятия: жизнь (а не природа), смысл (а не знание), понимание (а не познание), ответственность (а не императив). Одновременно к "владельцу" возвращается гегелевский Дух, который в этих координатах есть не что иное, как внутренняя свобода, атрибутивная человеку и вместе с тем целиком внеприродная.
       Так в философии обозначает себя проблематика культуры и параллельно нарастает сложность объяснения: человек ведь не категория, его жизнь целиком реальна и не сводится к созиданию символических форм. Как структурировать и систематизировать эту жизнь, понимаемую не биологически, а как жизненный мир, т.е. культурно? Как объять бесконечные в историческом протяжении жизненные миры и генерализовать их в целостность, не упираясь в абстрактную социометрию обществ, классов и групп? Эти вопросы продолжают "висеть" над философией культуры, хотя предложена масса вариантов. Ясно, однако, что на сегодняшний момент методологической панацеи нет
2.

Проблематика культуры практически не поддается ограничению изнутри ее самой, в чем состоит известная трудность добывания собственно культурологического знания. Взятая в своей предельности, как универсум человеческого, культура смыкается с фундаментальными сферами бытия и экзистенциальности. Всякая же попытка систематизации и структурирования порождает бесчисленные схематизмы культурных типов и форм, водовороты сyженных значений, смыслов, семантических конструкций, реконструктивных интенций.3

Никаких гарантий смысла собственной истории человечество не имело. Единственно, что оно могло и может сейчас, - это самоудостоверить себя в качестве закономерно существующего. На путях самоудостоверения всегда происходит очень многое: зерна и плевелы в равной степени возможны, разум нуждается в отдыхе и, периодически засыпая, рождает чудовищ. Существует величайшая иллюзия, культивируемая в различных системах рациональности, ставшая устойчивой мифологемой и в качестве таковой порождающая отряды верующих: это - миф о прогрессе, на который человечество прямо-таки обречено. Нечего и говорить, что идея прогрессивного развития одним махом избавляет от множества неудобных вопросов, apriori снабжая социум телеологическим сценарием и удостоверяя его в объективной правомерности исторического бытия.

Специфика упомянутого измерения проясняется на фоне социальной истории и ее внутренней диалектики. В самом деле: единично взятая человеческая жизнь есть убывание к абсолютному исчезновению в то время, как жизнь общества, т.е. собственно история, при всем этом убывании в каждой точке, есть неиссякающее становление, трагическое для индивида, но обнадеживающее для рода. Человечество, понимаемое как род, может осознавать себя во времени, однако индивид, отчетливо ощущающий ужас убывания, биологического ухода, должен обрести пространство, в котором живы вся и все, не просто живы, а продолжают быть. Эта надежность пространства дана человеку дважды - как память, и как культура4.

Итак, первое основание культуры - память, взятая как родовое качество человека, пространство индивидуального бытия, преодолевающее стрелу исторического времени. Но память ведь не реальность. Она, память, потому и обременена ностальгией, что вторгается в наличное бытие, и всякое "здесь" и "сейчас" горчит прошлым. Точно так же культура, понимаемая как память рода, пронизана исчезнувшими эпохами и судьбами, и эти последние даже в моменты наивысшего цветения духа отягощают его трагической рефлексией. Уже хотя бы только поэтому культура никогда не располагает реальностью в точном смысле. Ее реальность многомерна и по сути есть инобытие истории, не совпадающее с собственно историей точно так же, как индивидуальное бытие человека не совпадает с действительностью исторического субъекта.

Отсюда второе основание культуры есть историческое инобытие, в котором неиссякающе пребывает родовая память человека.5

Следующим  основанием культуры является трансценденция вещного мира, либо смыслоценностная сторона всеобщей связи вещей.

В границах указанного положения находится фундаментальная связь культуры и языка. Последний, возвышаясь из речи как атрибутивно-родовой способности человека, аккумулирует в себе смыслоценность и рафинирует в культуре ее собственную сущность. Фактически, всякое слово как "имя" вещи есть универсалия, ограничивающая в сознании
выступание вещи из сплошности.
6

Всякая же грамматическая конструкция есть реликт, в недрах которого бесспорно хранятся следы бурного горообразования словесных пород, когда древний Логос, еще не остывший, еще вулканически подвижный, пробивал себе русло в праязыках, чтобы впоследствии воплотиться в системе этих самых универсалий. Культура поэтому и сама являет собой пространство всеобщего логоса, мета-языка, который смыкает самостоятельные языковые сущности в единую смыслообразовательность.

В культуре вещь трансцендирует в слово. Но поскольку из каждого слова, как заметил еще О. Мандельштам, "смысл пучками торчит во все стороны", т.е., выражаясь более строго, каждое слово чревато универсалией, постольку словесная трансценденция вещи есть ее, вещи, символическое инобытие. Здесь нужно объясниться более развернуто. Модель культуры как символической реальности возникла достаточно давно и детальнейшим образом проработана Э. Кассирером и его школой. Против самой постановки вопроса возражать нечего, ибо ясно, что культура вбирает в свое историческое пространство не вещи в их прямой субстанциональности, а смыслы этих вещей; посредником же вещи, ее "заместителем" в сфере сознания и духовной рефлексии является символ. Не менее ясно и то, что слово именно потому, что является смысловой универсалией, одновременно выступает символом. Сложность состоит в другом: в непроясненности соотношения символа и смысла как носителей "хромосомного кода" культуры. Соотношение это, надо сказать, отмечено весьма тонкой нюансировкой и принципиально важно для уяснения сущности самой культуры.7

Несколько предварительных положений. Во-первых, и символ, и смысл выражают отношение между означаемым и означающим, т.е. между вещью и ее идеальным бытием. Во-вторых, это отношение процессуально и находится в постоянном развертывании; можно сказать, что оно обладает бесконечной потенцией развертывания хотя бы в силу нахождения собственно вещи и направленного на нее сознания в общем становленческом потоке. Отсюда, кстати, ясно, насколько ограничена "иероглифическая" трактовка символа, снимающая движение и свертывающая реальность в окаменевший знак, как это было у Г.В. Плеханова. В-третьих, символ и смысл как процессуально-бесконечное отношение проявляются через противоположность данной конкретной вещи и ее предельно обобщенной функции.8

Культура же, никогда не прерывающая процесс саморефлексии и превращающая однонаправленность исторического времени в топологию "вненаходимости" (термин М.М. Бахтина), преодолевает метафизическое противостояние человека и вещи, т.е. переводит вещь в экзистенциальное измерение. Символ, в широком значении, есть единство означаемого и означающего; есть экзистенциально развернутая (распредмеченная) вещь. Поэтому в культуре трансценденция вещного мира происходит от смыслоценности вещи к ее символу. Вещь трансцендирует в слово, становясь смысловой универсалией языка, и оттуда, распредмечиваясь, возвращается к человеку, объединяясь с самой собой в пространстве человеческой экзистенциальности, т.е. будучи уже символом.

Эта диалектика символа и смысла, предполагающая язык как "место встречи" трансцендирующей вещи и экзистирующего человека, и есть четвертое фундаментальное основание культуры.9

Однако основания культуры, сколь бы фундаментальными они ни были, еще не есть она сама, взятая в непрерывности и самоценности. Ведь человеку изначально были предъявлены не просто сущее и вещь; ему предъявлен и предстоит он сам; его жизненный мир и уникальная субъективность образуют предел, горизонт, за которыми - небытие. Иными словами, человек и бытие взаимно предъявлены друг другу, образуя фундаментальнейшую оппозицию, в чьих границах и разворачивается социальная история. Но история тем и отличается от эволюции, что охватывает бытие именно исторического человека, т.е. индивида, отмеченного духом, онтологически наличествующего, но бытийствующего духовно. Бытийствовать духовно означает быть исторически, занимая в истории место, не будучи при этом вождем или пророком. Последние, как правило, обладают макрозрением, прозревая не исторически равных им индивидов, а "пшеницу человеческую", или - с меньшим пафосом - классы, формации и общества. Но человек - не общество; приведение же к социальному знаменателю чревато исчезновением "Я": эта старая мысль набирает обороты к концу второго тысячелетия и вряд ли утратит актуальность в третьем. Общество существует только и именно благодаря тому, что исторический человек способен к противостоянию, не революционному, не классовому. Он противостоит тем, что осознает себя как "Я". Человек, осознающий себя в противостоянии, есть человек культуры. Собственно, быть для человека означает быть в культуре.10

Отсюда берет начало основная проблема, в которую с необходимостью упирается всякое философски-культурологическое объяснение, - проблема бытия и культуры, взятых во взаимном отношении (именно это отношение, трактуемое с позиций системно-структурного и деятельностного подходов, выступает в качестве предельного в книге М.С. Кагана "Философия культуры" (Спб., 1996). Указанная проблема изначально парадоксальна: чтобы "увидеть" культуру, отрефлектировать ее как Целое, нужно из нее "выйти", отодвинуться, что практически невозможно, ибо сознание теоретика само по себе оперирует культурными символами. "Отодвинуться" от культуры можно только в бытие: иной дистанции нет по причине абсолютной вездесущести культуры для имеющего быть человека. Тем не менее, парадокс не есть запрет, и продумывание проблемы бытия, в данном случае, как горизонта культуры, - по сути является основным оправданием философствования.11

Итак, бытие одновременно есть и не есть сущее. Оно есть сущее потому, что а) существует, б) предельно в своей самодостаточности, в) никакие качественные или количественные изменения не могут поколебать факта его независимого наличия в виде предельного Целого. Оно не есть сущее в акте конечности конкретного "Я", в прерывании непрерывности Целого моим личным исчезновением, когда "Я" продолжает быть в бытии уже фактом своего несуществования. В этом смысле, в соответствии с Хайдеггером, "бытие выдвинуто в Ничто". Бытие как сущее удостоверено актом собственной жизнедеятельности, выступая пределом жизненного мира и всех событий; бытие как не-сущее не может быть удостоверено в реальных обстоятельствах, однако определяет пространство экзистенциальности, хотя бы как переживание собственной конечности. Вся сфера духа пронизана эсхатологией не-сущего, смягчить которую не может и не должен никакой триумф экспериментально удостоверенной материальности мира. Собственно, история человечества располагается между биологией распада и эсхатологией ухода: именно в этом месте эволюция становится историей, а адаптация стада - культурой рода.

2.Цивилизация

Цивилизация  - одно из самых модных понятий современной философии культуры. Оно присутствует не только в специальных работах (таких, как "История цивилизации в Англии" Бокля, "История цивилизации во Франции" Гизо и др.), но и буквально во всех трудах по философии, социологии и истории, посвященных общим вопросам развития общества. В его применении нет единства. Так, в XVIII веке, когда впервые возникло само понятие цивилизации, французские философы-просветители использовали это понятие для обозначения общества, основанного на началах разума и справедливости. В XIX веке сторонники концепции европоцентризма слово цивилизация употребляли для характеристики высокого уровня развития материальной и духовной культуры западноевропейских народов. Ряд социологов конца XIX - начала ХХ веков термин "цивилизация" связывал с заключительным этапом развития каждой исторически данной культуры - периодом упадка и деградации. Марксисты используют понятие цивилизации для выделения большого периода истории, который начинается с возникновения классового общества и включает в себя современное и будущее общество. По словам Ф.Энгельса, этот период следует после "варварства", как последней ступени доклассового общества, и "является той ступенью общественного развития, на которой разделение труда, вытекающий из него обмен между отдельными лицами и объединяющее оба эти процесса товарное производство достигают полного расцвета и производят переворот во всем прежнем обществе". Совершенно устраняя родовую организацию общества, цивилизация, по его словам, открывает "период промышленности в собственном смысле слова", вызывает в своих недрах такое все более быстрое развитие науки и повторение периодов "высшего расцвета искусства", которые необходимы как средства накопления богатства. 12
          Цивилизацию в самом общем виде можно определить как такой исторический период в развитии человечества, который характеризуется интенсивным и разносторонним развитием промышленности, техники, науки, искусства, материальных и культурных ценностей и появлением соответствующих этому процессу некоторых общих черт психологии и норм поведения людей.          Понятие цивилизации, взятое в широком, общесоциологическом смысле, следует отличать от других общих социологических понятий, таких, как "общество", "эпоха, "культура". Так, в отличие от "общества" данное понятие характеризует лишь определенное его состояние, связанное с интенсивным развитием промышленности, техники, науки и т.д. Оно дает характеристику общества в целом как с промышленно-технической, так и социально-экономической стороны.
          От понятия "эпоха" цивилизацию отличает то, что она, как понятие, характеризует не только те или другие отдельные этапы истории, а всю историю человечества. Что касается культуры, с которой очень часто отождествляют понятие цивилизации, то в отличие от последней она существует на всех ступенях человеческой истории, включая и первобытное общество. Отличие состоит и в том, что при существовании в каждом обществе не одной, а нескольких различных культур
цивилизация остается в основном одной. Она выражается в однотипных в основном путях развития науки и техники, средств коммуникаций, предметов быта, в наличии некоторых общих черт психологии и норм поведения. Понятие цивилизации связано с той стороной культуры, основные черты которой в общем одинаковы для всего современного общества. В это понятие непосредственно не входят такие качественно различные явления, как идеология, политическая система, правовое устройство и т.п.13
          Из этого, однако, вовсе не следует, что цивилизация находится вне различных социальных слоев и групп, социально-политических систем. Возникнув в результате длительного, многовекового развития человечества, цивилизация с первых же этапов своей истории развивалась в определенных социально-экономических формах, связанных с существованием различных типов государства и политических режимов, а также правовых систем.
          Особенно очевидна противоречивость развития современной цивилизации, где в рамках отдельных стран и мировой экономической системы в целом высокий уровень науки и современных технологий, сферы бытового сервиса и услуг уживается часто с поразительной отсталостью, бедностью и отсутствием сколько-нибудь явных признаков самой цивилизации. Поэтому в современном мире понятие "цивилизованный мир" предполагает существование и нецивилизованных стран, отношения неравенства между "цивилизованными и нецивилизованными народами".
          Вместе с этим развитие современной цивилизации усложняется и затрудняется глобальными проблемами, которые в условиях научно-технической революции все более тесно связываются и с глубокими противоречиями между нею и природной средой.

 14

3. Культура

Развитие мировой цивилизации тесно, неразрывно связано с развитием культуры . Поэтому анализ культуры, ее содержания, особенностей развития и социальной роли, важный сам по себе, имеет большое значение и для более глубокого понимания сущности цивилизации.
          Понятие культуры - и в этом сложность его анализа - имеет очень широкое, многостороннее содержание. В определенном отношении оно охватывает все, что создано людьми и составляет "вторую" - искусственную, очеловеченную - природу, т.е. все, что является сверхприродным или отличным от природы.
15
          В переводе с латинского этот термин означает возделывание, обработку. С этой, этимологической точки зрения культура - то, что создано, возделано человеком  
          Из этого, однако, нельзя делать вывод, что понятия культуры и общества однозначны: культура характеризует все приобретения общества не как таковые, не сами по себе, а со своей особой, специфической стороны.

Как сложное социальное образование культура имеет много сторон и каждой из них соответствует какая-то определенная ее черта, тесно связанная со всеми другими. Отметим наиболее существенные:  

-Культура существует и развивается как способ функционирования общества, как средство осуществления специфически человеческой деятельности, способ включения людей в их взаимодействие с внешним миром и реализации ими своих потребностей, интересов и целей.

Другим очень важным признаком культуры является то, что ее понятие неотделимо от суждений о качественности ее продуктов, о степени, уровне развития ее ценностей. Культура общества - это степень господства людей над природой и своими собственными отношениями, уровень наличных условий их развития, мера "очеловеченности" социальной действительности. Именно со стороны "качества" в сферу культуры входят все многоразличные способы и средства человеческой деятельности и воплощенные в продуктах ее результаты - орудия труда, обычаи, стандарты деятельности, стереотипы поведения, представления о добре и зле, прекрасном и уродливом, средства коммуникации, характеристики быта и т.д. Связь с культурой всех этих явлений выражается в суждениях о том, насколько все они являются совершенными, современными, передовыми, а также - применительно к давно возникшим нормам поведения, традициям и т.п. - неустаревшими, неотжившими, актуальными. Это и отражается часто в словах: "культура производства", "культура земледелия", "культурные формы общения", "культура поведения", "культура быта" и др.

Все продукты культуры являются, далее, такими результатами человеческой деятельности, которые имеют значение материальных и духовных ценностей , т.е. тем, что нужно, полезно, важно и необходимо для жизни людей. Ценностный критерий является тем ограничительным признаком, который исключает из подлинной культуры всякие проявления жестокости, необузданности, варварства, дикости, всю "антикультуру". Ценностное отношение к миру выделяется в данном случае только как тип отношения, а не как конкретная совокупность каких-то определенных ценностей.

Культура неразрывно связана также с творческой деятельностью людей, с их творческим началом. Как творчество она включает в себя не только научные и технические знания, произведения литературы и искусства, нормы морали и права и другие предметные результаты человеческой деятельности, но и субъективные человеческие силы, способности и возможности, посредством раскрытия которых и осуществляется творческая деятельность, т.е., взятая как творчество, культура проявляется не только в результатах человеческой деятельности, но и в самом ее процессе. Как проявление креативного, творческого начала в человеческой деятельности культура вовсе, однако, не отрицает, а, наоборот, предполагает ее органическое единство с накоплением традиционных норм и стереотипов, необходимых для жизнедеятельности общества.

Функционирование культуры невозможно без ее нормативности, т.е. без существования определенных "предписаний", норм, стандартов поведения, форм и стилей общения, ценностных ориентиров, традиций, стереотипов и т.д . И чем выше историческая форма культуры, тем большую роль в ее развитии и характеристике в целом приобретают способы накопления информации и ее передачи через знаковые системы и символы. Весь этот комплекс социальных механизмов, особый код функционирования или "правила игры", связанные с образом жизни людей, входят в культуру в той только мере, в какой они являются показателями достигнутого уровня общественного развития, средством сохранения и утверждения ценных, прогрессивных приобретений общества. 16

В ходе развития культуры, ее творческого начала необходимо осуществляется изменение природы, социальной действительности и человека. Культура по своему существу является активной, действенной силой общества, направленной на преобразование человеческого бытия. С этим в огромной мере связано то, что культура неразрывна с прогрессом, что ее развитие является поступательным и необратимым.

Нельзя, наконец, не отметить и того, что культура общества, людей характеризуется не только многообразием созданных человеком вещей, ценностей, но и образом поведения и сознания людей, их культурным уровнем, общекультурной подготовкой. Все эти признаки культуры отражают многогранность ее связей с обществом. Каждый из них в отдельности не является достаточным для раскрытия ее особой природы. Только взятые вместе, в единстве они обусловливают существование базовых качественных характеристик, которые и выражают характерную определенность культуры.

Исходя из этих признаков можно дать ее общее определение.
          Культура - это система материальных и духовных ценностей, форм и результатов освоения и преобразования действительности, которая создается в ходе творческой деятельности людей. Наряду с эти широким определением культуры ее суть можно выразить и в другом, более узком социологическом определении. Культура есть то, что определяет характер взаимосвязи людей с исторически заданными обстоятельствами (условиями) их жизни.
          В соответствии с этим пониманием культуры, самое главное в ее развитии, критерий ее
прогресса, возвышения выражается в итоге в формировании человека как личности, в возникновении у него все новых и все более развитых социальных качеств, т.е обладающего ярко выраженной социальной природой, широко проявляющего свои человеческие сущностные силы и с ходом истории все более приближающегося к идеалу цельных, всесторонне развитых членов общества. Культура в этом смысле есть культивирование, развитие сил и способностей человека. Это, по существу, тождественно процессу его все большего социального освобождения, увеличению степени его реальной свободы.
          Исходя из такого понимания культуры, ее специфики, следует подходить к определению различий, которые существуют между этой категорией и другими понятиями: общество, цивилизация, образ жизни.
          Понятия общество и культура различаются тем, что первое - более широкое - является жизненной средой и носителем культуры, а второе - одной из функций общества, одним из его проявлений.
          Далеко не тождественными, хотя и весьма близкими по содержанию и функциям, являются также понятия культуры и образа жизни. Культура выступает как способ функционирования и сфера выражения специфически человеческого отношения к природе, обществу и отдельным людям. Образ жизни есть система устоявшихся и типичных для данного общества форм повседневной жизни и деятельности людей - норм общения, поведения, склада мышления. Если культура является тем, что определяет характер взаимосвязи людей с условиями их жизни, выражает степень, уровень развития различных общественных институтов и процессов, способ их функционирования, качественные показатели в области техники, быта и т.д., то образ жизни - это вся система характерных для данного общества форм жизнедеятельности, то, что зависит от развития культуры и обретает в последней свое "качество", т.е. показатель его развития, совершенства, современности и т.д.
          Среди многих составных частей (элементов) культуры следует прежде всего выделять два основных ее подразделения: культуру материальную и духовную, которая выражается в системе ценностей, существующих вне и независимо от сознания людей, условий общественной жизни, а также в ценностях, включающих наряду с литературой и искусством науку, политические и правовые идеи, нравственность, философию, логику, язык, речь, "культуру чувств", особенности психологического склада людей, правила поведения и нормы приличия, степень сознательности и образованности людей.
17
          Деление культуры на материальную и духовную имеет важное методологическое значение. Оно выделяет в данной области первичное и вторичное, исходное и производное, имеющие отличные закономерности своего развития и функционирования.
          Это деление не абсолютно. Оно не исключает существования некоторых "гибридных" форм (образований), в которых непосредственно сочетаются черты и материальной и духовной культуры: радио и телевидение, здравоохранение, издательское дело (включая полиграфическую базу) и др.
          Все стороны и элементы культуры тесно взаимодействуют друг с другом, находятся между собой в ограниченной связи. Эта связь обусловлена во многом практической ролью, социальными функциями культуры. Культура создается и развивается как нечто единое, во-первых, для развития производства и быта, для совершенствования общественных отношений и, во-вторых, для удовлетворения духовных потребностей общества.
          В конечном же счете единство культуры и ее практические функции в каждом данном обществе определяются особенностями и потребностями материального производства - главной, подлинной основой общественной жизни. История
культуры всегда в итоге выступает как порождение и отражение материально-экономической истории общества.
          Неразрывная, органическая связь культуры с материально-экономической жизнью общества, с творчеством народа необходимо обусловливает прогрессивный характер ее развития, ее поступательное движение от эпохи к эпохе. Чем выше ступень человеческой истории, тем полнее и глубже раскрывается основной смысл, суть всего прогресса культуры - тенденция все большего раскрытия сущностных сил человека, всестороннего проявления его способностей и дарований, его гармонического развития и подлинного освобождения
18.
          История культуры есть история ее различных социально-исторических типов, их закономерного появления, развития и смены. Исторические типы культуры соответствуют основным ступеням истории человечества.
          Особое значение в понимании тенденций развития духовной культуры имеет ее национальный характер и национальная форма развития - национальный язык, черты национального характера, национальные и религиозные традиции, особенностями быта и психологии. С этими признаками связано понятие "национальной культуры".
          Особенности развития общества обычно более или менее адекватно отражаются в особенностях развития культуры, прежде всего духовной. Кризис европейской культуры ХХ в., о котором писали известные философы и историки культуры, начиная с О. Шпенглера, нашли известное отражение в содержании искусства, нравственности, философии. Так, в западноевропейской философии кризисные явления получили широкое выражение в обращении к темам отчуждения, страха, смерти и т.п.
          Русский философ
Н.Я. Данилевский (1822-1885) приобрел известность как автор общей типологии цивилизаций или культур. Ее суть связывалась им с отрицанием всемирной истории и признанием истории лишь данных локальных культур .
          Немецкий философ
О. Шпенглер (1880-1936) пытался дать более широкую характеристику цивилизации, которую он понимал как определенную заключительную стадию развития всякой культуры. Неразрывно связывая эту стадию с прогрессом индустрии и техники, деградацией искусства и литературы, появлением небывалых скоплений людей в городах-громадах, превращением народов в безликие "массы", он раскрывал европейскую цивилизацию как конкретный показатель кризиса и гибели европейской культуры. Такие же стадии неизбежно, по Шпенглеру, проходят и все другие народы19

Американский социолог П. Сорокин (1889-1968) выступил с теорией культурных систем  Выделив три группы ценностей, каждая из которых характеризуется как особый тип мировоззрения, присущий всему обществу:

-идеальный (религиозная суперсистема или суперкультура), трактуемый как высший;

-сенситивный (материалистическая суперкультура, связанная с преобладанием материального интереса над религиозным);

-идеалистический (переход от одного из названных типов суперсистем к другому).

Он обозначил ими особые этапы в развитии человеческой истории. В современном западном мире сенситивная культура, по Сорокину, клонится к своему окончательному упадку, уступая свое место новой религиозной фазе. Все многообразие прошлой и настоящей истории он, таким образом, пытался уложить в проблематику духовных ценностей. 20
          Все названные теории цивилизации и культуры исходят из идеи исторического круговорота, описывают историю культуры как чередование различных типов "культур", генетически не связанных друг с другом. Они ограничивают содержание культуры идеями, духом народа и эпохи.
          Весьма интересными представляются идеи Альфреда Вебера, который делит все культуры Древнего мира на "первичные" и "вторичные". Основными характеристиками "первичных" культур являются неисторичность, замкнутость и определенного рода инертность. "Первичные" культуры рассматриваются как неспособные к развитию и отличающиеся абсолютной
сакрализацией сознания. К таким культурам он относит великие культуры Востока, которым противопоставляет "вторичную" культуру Запада. "Вторичную" культуру характеризует сопряженность с историческим временем, способность к инновациям и творчеству. В конечном счете, по А. Веберу, культура Запада является более рациональной, чем культура Востока.
          Концепция А. Вебера была подвергнута критике
К. Ясперсом. По мнению последнего, понятия "первичной" и "вторичной" культуры характерны как стадии культурного развития и Запада, и Востока. Тем самым, он снял идею культурного противостояния Запада и Востока, и поставил под сомнение идею превосходства западной культуры. К. Ясперс считал, что понятия "первичной" и "вторичной" культуры нельзя сводить к географическим различиям. Он вводит понятие "осевого времени", под которым понимает время синхронного прорыва западной и восточной культуры и цивилизации в принципиально иное измерение исторического бытия и сознания. По его мнению, не все древние культуры как бы знали "осевое время". По своей значимости "осевое время" сопоставимо с фактом становления человека как существа разумного. В своей истории человек как бы дважды рождается и живет: первый раз от рождения до "осевого времени" - традиционный человек; второй раз - от "осевого времени" до современности - новый человек. Исторически "осевое время" приходится на середину первого тысячелетия до н.э. Вместе с тем, по мнению К.Ясперса, природа и основные причины "осевого времени" не поддаются рациональному распознанию.
          В настоящее время, особенно в связи с научно-технической революцией очень широкое распространение получили идеи О. Шпенглера ,
Н. Бердяева и др. о резком разграничении и противопоставлении культуры и цивилизации. Утверждается, что разрыв между культурой ("высшими" духовными ценностями, религией) и цивилизацией (материальными ценностями) непреодолим и неизменно углубляется. Фрейдисты и экзистенциалисты связывают противопоставление культуры и цивилизации с существованием "закономерного" отставания духовной культуры от материальной, с "вечным" противоречием между субъектом и объектом, личностью и обществом.

 21

Заключение 

Превращение культурологической критики в пропедевтику теоретического знания существенным образом меняет положение философии культуры и для решения основных проблем данной науки, в структуре философских дисциплин, поскольку от ее выводов относительно сущности и характера теоретической способности зависят образы бытия и мышления, создаваемые в рамках онтологии и гносеологии. Естественно, что такого рода изменение возможно только при условии внутренней трансформации философии культуры. Если раньше философия культуры, опираясь на данные, предоставляемые эмпирической культурологией, разрабатывала различные концепции, определяющие сущность культуры и принципы ее развития, то с переходом на метатеоретическую стадию развития перед ней возникает новая задача:

создание концепций, объясняющих закономерности выдвижения и развития культурологических теорий. Но появление этой задачи ни в коей мере не отменяет предшествующего хода развития культурологии. Поэтому культурологическую метатеорию следует рассматривать как своеобразный синтез философии культуры и эмпирической культурологии, который выражается в том, что он в равной степени стремится как обосновать, так и объяснять различные, в том числе и культурологические теории.

Вместе с тем, признание обоснования теорий в качестве важнейшей составной части метатеории представляет угрозу самому замыслу перехода философии культуры на метатеоретический уровень развития, поскольку всегда существует возможность гипостизации обоснования и его превращение в метафизику. Избежать возврата к метафизике можно только путем нейтрализации фундаменталистских проявлений философской установки сознания. Главным средством достижения этой цели служит соблюдение принципа теоретической толерантности, присутствующего в философской метатеории. Таким образом, культурологическая метатеория, помимо чисто познавательного значения, заключает в себе определенный этический смысл, выражающийся в соблюдении конкретных правил при вынесении оценок тем или иным теоретическим конструктам.

Но онтологические, гносеологические и этически выводы, делаемые на основании самого факта существования культурологической метатеории, например, предположения о наличии бытия-в-себе и бытия-для-нас, не имеют первостепенного значения для культурологии в целом. Куда более важным выглядит решение непосредственных задач, стоящих перед культурологической метатеорей. К числу таковых следует отнести создание особого метаязыка, способного описывать не только отношения между различными структурами и элементами культурологических метатеорий, но и между теориями, разрабатываемыми основными формами духа.

Решение проблемы метаязыка напрямую зависит от выбора культурологической метатеории стратегии своего развития. Так, при выборе  формальной стратегии выразительные средства данной дисциплины с неизбежностью примут строго логический вид. Пути создания такого логического языка, способного описать не формализованные теории, к числу которых относятся философские и религиозные концепции, можно обнаружить в работе Б. Рассела, посвященной пропозиционным установкам. В свою очередь, смешанная стратегия, которая с успехом уже применяется в исследованиях отдельных видов мышления, в частности для анализа самосознания литературы как самобытной сферы творчества, эволюции обыденного мышления, мифологического и научного сознания, уже создала особый метаязык, состоящий из терминов философии постмодерна. Но данное средство выражения закономерностей творческой и познавательной способностей человека, следует признать слишком субъективным, зависящим от произвола исследователя. Другими словами, предлагаемый мыслителями-постмодернистами метаязык не выходит за рамки философского дискурса и потому вряд ли может быть использован за его пределами. Наиболее перспективной нам представляется содержательная стратегия развития культурологической метатеории, методологическая по своему характеру, поскольку именно она позволяет сохранить специфику исследуемых теорий и логику их функционирования. По своему характеру метаязык содержательной метатеории представляет собой синтез естественного языка с выразительными средствами исследуемого вида теоретизирования. Благодаря этому, пожалуй, только содержательная стратегия способна стать средством междисциплинарного общения.

Если говорить о перспективах развития культурологической метатеории, то в первую очередь, она зависит не столько от степени разработанности общей и частной методологии, сколько от успешности проведения исследований в области отдельных научных, философских и теологических дисциплин. Такого рода исследования не следует смешивать с разработками в рамках отдельных метанаучных, метафилософских и метатеологических дисциплин, поскольку они представляют собой результат

применения понятия «культура» к объяснению процесса выдвижения научных, философских и теологических теорий, тогда как указанные выше дисциплины стремятся самообосновать соответствующие виды теоретизирования. Вместе с тем, культурологическая метатеория может и должна учитывать результаты самосознания отдельных дисциплин, с одной стороны, для того, чтобы путем рефлексии над средствами и продуктами теоретизирования внести свой вклад в процесс развития познания, а во-вторых — доказать всеобщность собственного предмета исследования.

Список литературы 

  1.  Августин Блаженный. О Граде Божием. В 4-х тт. Т. 3. М.: Издательство Спасо-Преображенского валаамского монастыря, 2004. 284 с.
  2.  Аналитическая философия: Избранные тексты / Сост. Грязнов А. Ф. М.: Изд-во МГУ, 2003. - 181 с.
  3.  Андреева Г. М. Социальная психология. М.: Наука, 1990. - 420 с.
  4.  Апель Карл-Отто. Трансформация философии. М.: Логос, 2001. - 344 с.
  5.  Ю.Арнольдов А. И. Культурология: наука познания человека и культуры. — М.: Наука, 2005.-343 с.
  6.  П.Арнольдов А. И. Введение в культурологию. М.: Наука, 1993. - 406 с.
  7.  Библер В. С. Что есть философия? (Очевидное возвращение к вопросу) // Вопросы философии, 2005, № 1. С. 159-183.
  8.  Библер В. С. Культура. Диалог культур. Вопросы философии, 1999, № 6. -С. 25-60.
  9.  Богданов А. А.Эмпириомонизм: Статьи по философии/Отв. Ред. В. Н. Садовский, Послесловие В. Н, Садовского, А. К. Андреева и М. А. Меслина. М.: Республика, 2003. - 400 с.
  10.  Боголюбова Е. В. Культура и общество. М.: Наука, 1976. - 344 с.
  11.  Виндельбанд В. Философия культуры и трансцендентальный идеализм // Культурология. XX век: Антология М.: Юрист, 2005. - С. 57-68.
  12.  Витгенштейн JI. Философские исследования // Языки как образ мира / Сост. К. Королева. М. ООО «Издательство ACT»; СПб.: Terra fantastica, 2003.-С. 220-548.
  13.  Витгенштейн JI. Культура и ценность // Человек, 1991, №6. С. 89-104.
  14.  Гадамер Х.-Г. Истина и метод: Основы философской герменевтики. М.: Прогресс, 1988.-704 с.  
  15.  Григорьев А. А. Культурологический смысл концепта Электронный ресурс.: Дис. .канд. филос. наук М., 2003. 176 с. РГБ ОД, 61:03-9/410-8
  16.  Губин В. Д. Культура и творческая деятельность. М.: Наука, 1997. - 278 с.
  17.  Губман Б. Л. Западная философия культуры. — Тверь, 2007. — 470 с.
  18.  Гудинг Д., Леннокс Дж. Мировоззрение: человек в поисках истины и реальности / Пер. с англ. Ярославль: «Норд», 2004. — 384 с.
  19.  Гуревич А. Я. Категории средневековой культуры. М.: Искусство, 1992. -320 с.
  20.  Гуревич А. Я. Средневековый мир: культура безмолвствующего большинства. -М.: Наука, 1990. — 356 с.
  21.  Гуревич П. С. Философия культуры. М.: Наука, 2002. - 453 с.
  22.  Гуссерль Э. Идеи к чистой феноменологии и феноменологической философии. М., 2002. - 262 с.
  23.  Гуссерль Э. Идея феноменологии: Пять лекций / пер. с нем. — СПб.: ИЦ «Гуманитарная академия», 2006. 224 с.
  24.  Гуссерль Э. Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология. Введение в феноменологическую философию. Пер. с нем. СПб.: «Владимир Даль», 2004. 400 с.
  25.  Давидович В. Е., Жданов Ю. А. Сущность культуры. Ростов н/Д., 1999. -200 с.
  26.  Давыдов Ю.Н. «Картины мира» и типы рациональности // Вопросы философии, 1989, № 8. 164с.
  27.  Давыдов Ю. Н. Раздумья о философской культуре // Вопросы философии, 1988, №3.-С. 71с.
  28.  Даниленко Л. В. Универсальное и идиоэтническое в культуре (На примере языковой картины мира в сравнении с научной) Электронный ресурс.: Дис. . канд. филос. наук: 24.00.01 Улан-Удэ, 2003. 141 с. РГБ ОД 61:047/394
  29.  Демидова М. В. Человек как «animal simbolicum» в философии культуры Э. Кассирера: историко-философский анализ: автореф. дис. . канд. филос. наук 09.00.03. Саратов, 2007. - 25 с.
  30.  Зиммель Г. Избранное. Т. 1. Философия культуры. М.: Юрист, 2006 -671 с.
  31.  Зиммель Г. Избранное. Т. 2. Содержание жизни. М.: Юрист, 2006 -607 с.
  32.  Зиммель Г. Понятие и трагедия культуры // Избранное. Т. 1. Философия культуры. — М.: Юрист, 2006  474 с.
  33.  Зиммель Г. О сущности культуры // Избранное. Т. 1. Философия культуры. М.: Юрист, 2006 - 502 с.
  34.  Зиммель Г. Конфликт современной культуры // Избранное. Т. 1. Философия культуры. — М.: Юрист, 1996 494-516 с.
  35.  Иконникова С. Н. Диалог о культуре. М., 1987. - 234 с.
  36.  Ион Э. Проблемы культуры и культурная деятельность. М.: Наука, 1969.-345 с.
  37.  Кассирер Э. Логика наук о культуре // Избранное. Опыт о человеке. -М.: Гардарика, 1998 7-155 с.
  38.  Кассирер Э. Натуралистическое и гуманистическое обоснование философии культуры
  39.  Коган Л. Н. Теория культуры. Екатеринбург, 1993. - 478 с.
  40.  Коган Л. Н. Социология культуры: Учебное пособие. Екатеринбург, 1992.-378 с.
  41.  Левинас Э. Теория интуиции в феноменологии Гуссерля // Избранное: Трудная свобода / Пер. с франц. М.: РОССПЭН, 2004 - 7-162 с.
  42.  Лекторский В. А. Философия и научный метод (К истории и теории постановки вопроса) // Философия в современном мире: Философия ч наука. Критические очерки буржуазной философии. М.: Наука, 1972. 209с.
  43.  Лесьневский С. Логические рассуждения. — СПб., 1913. 300 с.
  44.  Лешкевич Т. Г. Философия науки: Учеб. пособие. М.: ИНФРА-М, 2005. - 272 с.
  45.  Лотман Ю. М. Статьи о типологии культуры. Тарту, 1970. - 146 с.
  46.  Лотман Ю. В. Культура и взрыв. М.: Наука, 1993. - 398 с.
  47.  Манхейм К. Социологическая теория культуры в ее познаваемости// Манхейм К. Избранное: Социология культуры. М.; СПб.; Университетская книга, 2000.-474 с.
  48.  Маркарян Э. С. Теория культуры и современная наука. М.: Наука, 1983.-254 с.
  49.  Чичерин Б. Н. Наука и религия. М.: Республика: Изд-во «Религия, культура, наука», 2009. — 495 с.
  50.  Ясперс К. Философская вера // Смысл и назначение истории: Пер. с нем. М.: Политиздат, 1991. 509 с. 

1 Давыдов Ю. Н. Раздумья о философской культуре // Вопросы философии, 1988, №3

2Лешкевич Т. Г. Философия науки: Учеб. пособие. М.: ИНФРА-М, 2005

3 Маркарян Э. С. Теория культуры и современная наука. М.: Наука, 1983

4 Зиммель Г. Избранное. Т. 1. Философия культуры. М.: Юрист, 2006

5 Зиммель Г. О сущности культуры // Избранное. Т. 1. Философия культуры. М.: Юрист, 2006

6 Лотман Ю. В. Культура и взрыв. М.: Наука, 1993

7 Зиммель Г. Избранное. Т. 1. Философия культуры. М.: Юрист, 2006

8 Григорьев А. А. Культурологический смысл концепта Электронный ресурс.: Дис. .канд. филос. наук М., 2003

9 Кассирер Э. Натуралистическое и гуманистическое обоснование философии культуры

10 Губман Б. Л. Западная философия культуры. — Тверь, 2007.

11 Аналитическая философия: Избранные тексты / Сост. Грязнов А. Ф. М.: Изд-во МГУ, 2003

12 Губман Б. Л. Западная философия культуры. — Тверь, 2007.

13 Библер В. С. Что есть философия? (Очевидное возвращение к вопросу) // Вопросы философии, 2005, № 1.

14 Гуссерль Э. Идея феноменологии: Пять лекций / пер. с нем. — СПб.: ИЦ «Гуманитарная академия», 2006

15 Давидович В. Е., Жданов Ю. А. Сущность культуры. Ростов н/Д., 1999

16 Давидович В. Е., Жданов Ю. А. Сущность культуры. Ростов н/Д., 1999

17 Виндельбанд В. Философия культуры и трансцендентальный идеализм // Культурология. XX век: Антология М.: Юрист, 2005.

18 Виндельбанд В. Философия культуры и трансцендентальный идеализм // Культурология. XX век: Антология М.: Юрист, 2005.

19 Губин В. Д. Культура и творческая деятельность. М.: Наука, 1997

20 Губин В. Д. Культура и творческая деятельность. М.: Наука, 1997

21 Гуревич А. Я. Средневековый мир: культура безмолвствующего большинства. -М.: Наука, 1990.



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
5185. Основные направления философской мысли в русской философии 21.13 KB
  При характеристике особенностей русской философии нужно учитывать также культурно-исторический фон, на котором она формировалась. В России в ходе ее истории произошло как бы переплетение двух различных типов культур и соответственно типов философствования: рационалистического западноевропейского и восточного, византийского, включенного в русское самосознание через православие. Такое сочетание двух различных типов мышления проходит через всю историю русской философии.
1380. Основные черты и проблемы античной философии 49.97 KB
  На примере теогонии наглядно видны особенности мифологического мышления а именно: объяснение всех явлений на основе действия сверхъестественных сил их умысла и воли; отсутствие грани между реальным и воображаемым; оценка всех явлений с точки зрения их полезности или вредности дружественности или враждебности по отношению к человеку...
2459. Основные проблемы философии. Способы и формы бытия человека в мире 1.37 MB
  Способы бытия человека в мире условно можно разбить на три группы: Деятельность – это форма человеческой активности. В отличие от активности природы у активности человека есть цель: человеческая деятельность всегда целенаправленна. Деятельность человека осуществляется по тому или иному плану: либо этот план разработан на бумаге либо план имеется у него в голове.
11489. Основные направления решения проблемы воспитания одаренных детей 42.32 KB
  В связи с этим стала остро проблема воспитания одаренных детей так как специальных методик воспитания таких детей недостаточно необходимо выработать приоритеты разработать модели и систему их воспитания. Стремление казахстанского общества к общемировым стандартам образования обусловлена стратегическая цель реформирования системы образования обеспечивающая создание наиболее благоприятных условий для развития одаренных детей реализация их творческого и интеллектуального потенциала. Обращение к проблеме раннего выявления и развития одаренных...
6755. Актуальные проблемы философии 46.1 KB
  Главное отличие философии от всех иных наук заключается в том что философия является теоретическим мировоззрением предельным обобщением ранее накопленных человечеством знаний. Предмет философии шире предмета исследования любой отдельной науки философия обобщает интегрирует иные науки но не поглощает их не включает в себя все научное знание не стоит над ним. Предмет и методы философии.
9883. Жизнь и смерть как проблемы философии 25.27 KB
  Поиском ответа на эти вопросы занимались и занимаются и мифология, и различные религиозные учения, и искусство, и многочисленные философии. Но в отличие от мифологии и религии, которые, как правило, стремятся навязать, продиктовать человеку определенные его решения
7621. ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНОЙ ФИЛОСОФИИИ ФИЛОСОФИИ ИСТОРИИ 15.82 KB
  Структура общества: четыре подсистемы.социальную – систему внутреннего устройства общества включающую в себя: а большие и малые социальные группы нации классы слои и т. Ядром духовной жизни общества является общественное сознание – совокупность идей теорий взглядов идеалов принципов настроений людей присущих обществу на определенном этапе развития. Основные подходы в понимании причин развития общества в социальной философии.
12904. Традиционные и нетрадиционные направления развития физической культуры и спорта 32.69 KB
  В мире существует более 200 видов спорта не считая спортивных дисциплин которые в свою очередь можно подразделить на: Олимпийские виды спорта гимнастика хоккей волейбол фигурное катание лыжный спорт и др.; Неолимпийские виды спорта шахматы акробатика спортивные танцы гольф каратэ и др.; Традиционнонациональные виды спорта гонки на собачьих и оленьих упряжках различные виды национальной борьбы; Экстремальные виды спорта альпинизм дайвинг рафтинг кайтинг парашютный спорт и др.
1258. Приоритетные направления и формы работы учреждений культуры клубного типа с семьёй 40.66 KB
  Современная семья ее проблемы и пути их решения Социальные функции современной семьи.3 Тенденции развития российской семьи: История вопроса. Для этого нужно узнать об уже изученных формах а также рассмотреть проблемы современной семьи исходя из которых можно сформулировать конкретные задачи для решения этих проблем. Для выполнения поставленной цели необходимо решить следующие задачи: разобрать социальные функции современной семьи выявить ее проблемы и пути их решения предположить путь ее дальнейшего развития а...
17424. Проблемы развития культуры в национальных СМИ Гаити 2.59 MB
  Провести анализ национальных СМИ Гаити, сравнив с мировыми показателями; Рассмотреть функции национальных СМИ Гаити, уделив внимание общекультурной составляющей медийных процессов; Проанализировать различные взгляды на понятия национальной политики и национальной культуры Гаити. Выявить роль национальных СМИ Гаити в сохранении и развитии национальной культуры;
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.