Вопросы методологии научных исследований в юридической науке

Cтановление современной юридической науки принято рассматривать главным образом как возникновение и движение правовых идей в рамках развития философии права как историю правовых учений. Юридическая наука как относящаяся к общественным область человеческой деятельности изучающей государство и право как самостоятельные но органически взаимосвязанные между собой важные сферы жизни общества. Одной из причин данной негативной тенденции является отсутствие представлений о методологическом инструментарии и следовательно непонимание...

2015-04-12

37.48 KB

8 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение……………………………………………………………………..…….3

Глава 1. Проблемы предмета и объекта юридической науки и юридического исследования…………………………………………………………………..…..5

Глава 2. Вопросы методологии научных исследований в юридической науке……………………………………………………………………….……...16

Заключение………………………………………………………….……………28

Список литературы………………………………………………………………30

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность работы.  Cтановление современной юридической науки принято рассматривать, главным образом, как возникновение и движение правовых идей в рамках развития философии права, как историю правовых учений. Юридическая наука, как относящаяся к общественным - область человеческой деятельности, изучающей государство и право как самостоятельные, но органически взаимосвязанные между собой важные сферы жизни общества.  Юридическая наука имеет своей целью: 
получение новых объективных знаний о своем предмете (государстве и праве)  систематизацию этих знаний  описание, объяснение и предсказание на основе открываемых ею законов различных государственно-правовых явлений и процессов [2, с.151].

Кризисные явления в современной методологии юридической науки отмечаются многими правоведами, и не без основания. Достаточно часто встречаются исследования, которые имеют описательный характер, сводятся к комментированию правовых актов и не обладают научной ценностью. Одной из причин данной негативной тенденции является отсутствие представлений о методологическом инструментарии и, следовательно, непонимание авторами того, как должно проводиться подлинно научное исследование. К вопросам методологии юридического исследования обращались многие правоведы, среди которых следует отметить В.П. Казимирчука, А.Н. Гульпе, Д.А. Керимова, Н.Н. Тарасова, С.В. Любичанковского [7, с.149].

Д.А.Керимов считает,  что «опасения некоторых правоведов о «размывании»  границ предмета юридической науки не имеет под собой сколько-нибудь рациональных оснований». Такая логика приводит исследователя к выводу о бесплодности попыток провести «абсолютную разграничительную линию»  между предметами общественных наук, что не исключает возможности определения предмета конкретной науки, но означает, что «отграничение предмета одной науки от других должно идти не только по линии расчленения объектов исследования, но и по аспектам и уровням исследования в случае совпадения их объектов» [6, с.98-99].

Цель работы: изучить особенности юридической науки и юридического исследования.

Объект работы:  методология юридической науки.

Предмет работы: юридическая наука и юридическое исследование.

Задачи работы:

1.       Анализировать проблемы предмета и объекта юридической науки и юридического исследования.

2.  Изучить  вопросы методологии научных исследований в юридической науке.

Методы работы. Теоретический анализ и синтез исторической, философской,  юридической литературы, синтез, абстрагирование, обобщение.

Теоретическая база исследования. Теоретической базой исследования послужили работы таких ученых как, Алексеев Н. Н., Байтин М. И., Бержель Ж.Л., Васильев А. В., Денисов А. И.,  Казимирчук В.П., Керимов Д. А., Клочков В.В., Козлов  В. А., Кожевников  В. В., Лекторский В. А.,  Малахов В. П., Новицкая Т. Е., Смоленский М. Б., Сырых В. М., Тарасов Н.Н., Ушаков Е.В., Юдин Э. Г. и многих других.

Структура работы. Работа написана на 30 листах печатного текста, состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.

ГЛАВА 1. ПРОБЛЕМЫ ПРЕДМЕТА И ОБЪЕКТА ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ И ЮРИДИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Юридическая наука относится к сфере общественных наук, целью которых является описание, объяснение и предсказание процессов и явлений, относящихся к человеческому обществу, протекающих в этом обществе. 
Значение юридической науки раскрывается через ее задачи и связь с практикой государственно-правовой жизни. Одной из первоочередных задач юридической науки, главным по своей значимости, является, как представляется, разработка проблем системы законодательства, его развития. Это объясняется повышением роли правового регулирования общественных отношений, которое в свою очередь предполагает необходимость постоянного совершенствования законодательства [11, с.5-6].

Предметом права является такое важное для жизни общества социальное явление, как право в качестве регулятора отношений между людьми и их коллективами, взаимоотношений государства и личности. Юридическая наука изучает этапы становления и развития права, социальное назначение и роль в жизни общества в целом и отдельной личности - в частности, содержание и направление совершенствования отдельных составных частей права (отраслей, юридических институтов, конкретных норм и т.д.). Под объектом научной дисциплины принято понимать то реальное явление, которое необходимо всесторонне осмыслить, изучить, выяснить и т.д. В реальной жизни существует государство как организация политической власти и его обязательные предписания, адресованные людям и их объединениям, оформленные в виде законов и иных нормативных актов. Все это реальность, и она требует изучения, исследования, разъяснения и т.д. Вот эта реальность в виде государства и создаваемая им юридическая система управления общественными процессами и представляет собой объект юриспруденции [9, с.134].

Проблема более детального выяснения объекта юридической науки в большей мере  возникает в связи с тем, что в юридической литературе (вопреки логически обоснованным ожиданиям) юриспруденцию уже объявили наукой о свободе. «Юриспруденция - это наука о свободе» однозначно утверждает В.С. Нерсесянц в своих последних работах. Однако определение «Юриспруденция - это наука о свободе» еще ни о чем конкретно не свидетельствует.  Как известно, нет единого мнения о соотношении объекта и предмета познания в теории государства и права. Основная проблема состоит в том, что не все ученые исходят из необходимости их разделения. Так, профессор Р. З. Лившиц, рассматривая предмет теории права, отмечал: «Предмет науки - это объект ее изучения. Охарактеризовать этот предмет - значит показать, что конкретно изучает данная наука». Другой точки зрения придерживается, в частности, профессор В. М. Сырых. Он считает, что «признание объекта общей теории права в качестве ее относительно самостоятельного элемента, отличного от того, что понимается под предметом данной науки, имеет принципиально важное значение». Большинство ученых под предметом теории государства и права рассматривают общие закономерности возникновения, существования и развития государственно-правовых явлений, а в качестве объектов выделяют право и государство. При этом нередко оговаривается, что вопрос об объекте теории государства и права дискуссионен и мало разработан [20, с.47].

Различия между предметом и объектом познания вытекают из того, что они относятся к разным сторонам познаваемого человеком мира. Объект - это то, что познается. Он является «телом» познаваемой действительности, ее «плотью», «материей». А предмет - это его информационная составляющая, посредством которой постигается действительность. Предмет и объект представляют собой две составляющие познаваемой реальности: объектную (объективную) и предметную (информационную) [2, с.6].

Философское самоопределение - процесс и результат выбора позиции, целей и средств самоосуществления в конкретных обстоятельствах, основной механизм обретения и проявления внутренней свободы. Предмет и объект познания не идентичны по своему объему. Объект шире предмета хотя бы потому, что человек в силу своих естественных способностей не в состоянии отражать все стороны окружающего его мира и их характеристики. Он узнает лишь то, что оказывается доступно его сознанию. За пределами познания оказывается множество факторов действительности, требующих иных средств и способов постижения, помимо тех, которыми человек наделен от природы. С этим моментом во многом связано развитие науки, которая идет по пути создания новых инструментов и методов познания, с помощью которых постигаются всё новые и новые пласты окружающей нас действительности, а сам процесс познания удлиняется за счет появления дополнительных звеньев опосредования отношений субъекта и объекта. Объектная реальность состоит из объектов, которые в принципе не отчуждаемы от нее и непосредственно не могут перемещаться в идеальную сферу, в сферу сознания. Мы познаем их опосредованно, соприкасаясь с теми потенциалами информации, носителями которых являются объекты. Эти потенциалы информации и есть предметы познания. Они непосредственно связаны с объектами, как бы сливаясь с ними в одно целое, но при этом в состоянии отчуждаться от них, «перемещаясь» в  сознание субъекта. Важно подчеркнуть, что такой способностью к отчуждению и одновременно - к воплощению в идеальные формы отражения обладают не сами объекты, а потенциалы информации, носителями которых они служат. Так, мы не в состоянии изъять дерево или стол из окружающей нас действительности и перенести их в сознание в том виде, в котором они существуют в ней. Точно так же недоступны сознанию такие объекты, как государство и право. Они, как и другие элементы объективной реальности, становятся доступными сознанию только в процессе познания, опосредованного информацией, которая служит проводником связей между идеальной сферой человека и окружающим его миром [17, с.123-124].

Цель науки - познание законов развития природы и общества и воздействие на природу на основе использования знаний для получения полезных обществу результатов. Пока соответствующие законы не открыты, человек может лишь описывать явления, собирать, систематизировать факты, но он ничего не может объяснить и предсказать [18, с.3].

Познание окружающей действительности оказывается возможным по двум основным причинам. Во-первых, потому, что объективная реальность является носителем потенциалов информации об объектах. Во-вторых, потому, что человек способен «снимать» эти потенциалы, превращая их в идеальные формы отражения, которыми оперирует сознание. Названные способности объектов и субъектов к их информационному взаимодействию образуют сферу познания как реальность непосредственного сопряжения сознания с окружающим нас миром. Благодаря этой реальности действительность в определенной мере оказывается доступной и открытой нам. Всё сказанное относится и к таким объектам познания теоретической юриспруденции, как государство и право. Они - явления объективного порядка и вне сознания. Когда мы рассуждаем, теоретизируем о них, то оперируем не самими объектами, а понятиями, идеальными формами их отражения. В процессе познания потенциалы информации, носителями которых служат государство и право как объекты, «снимаются» сознанием в виде образов, понятий, смыслов, концептов, идеальных моделей, конструкций и т.п. Иными словами, сознание непосредственно взаимодействует не с государством и правом как объектами, а с теми потенциалами информации, носителями которых они являются, т.е. с государством и правом как предметами познания [21, с.145].

В отличие от объекта предмет познания,  может отчуждаться от объекта и циркулировать в идеальной сфере в качестве информации. Такое отчуждение приводит к «рождению» понятий, отражающих основные характеристики государства и права. В последующем эти понятия используются в качестве инструментов для дальнейшего познания объектов. То есть государство и право, будучи объектами, являются и предметами познания, которые опосредуют постижение самих объектов. Потенциалы информации, носителями которых являются государство и право, отражаются сознанием и в качестве факторов идеального бытия существуют, «живут» в нем. С. Л. Рубинштейн отмечал: «...государство, политический строй - это идеология; государство, политический строй необходимо включают идейное содержание, но оно никак не сводится к нему. Сознание, идеи вообще не существуют без материального носителя. Политический строй, государственный строй - это бытие, реальность, являющаяся носителем определенной идеологии, определенных идей. Но политический строй и государственный строй не могут быть целиком идеализированы, сведены к системе идей, к идеологии. Эта апория общественного бытия распространяется и на бытие вообще, на понятие бытия». Предложенная трактовка предмета и объекта позволяет не только разграничивать их, но и рассматривать их целостность в качестве континуума познания. Понятие «континуум» (continuum) широко распространено в науке. Буквальный его перевод с латинского означает непрерывность. Этим термином, как правило, отражают такие характеристики, как непрерывность, неразрывность явлений, процессов. В математике данный термин служит для обозначения непрерывной совокупности. Примером может служить обозначение этим понятием совокупности всех точек отрезка на прямой или всех точек прямой, эквивалентной совокупности всех действительных чисел. В физике термин «континуум» означает сплошную материальную среду, «свойства которой изменяются в пространстве непрерывно» [4, с.7-8].

Введение в научный оборот понятия «континуум познания» сближает полярные точки зрения на предмет и объект в теории государства и права. При таком подходе позиция профессора Л. З. Лившица и других сторонников единства предмета и объекта видится обоснованной в той части, которая соответствует их целостности в качестве континуума познания. В то же время сторонники разделения предмета и объекта познания правы в том, что объект и предмет - это относительно самостоятельные элементы данного континуума. Объект - это то, что познается, а предмет - это его информационная составляющая. Континуум познания «вмонтирован» в модель информационного взаимодействия субъекта и объекта: субъект - объект. Составляющими такого взаимодействия служат два вектора влияния:

а) объект —>предмет —>субъект;

б) субъект —>предмет —>объект.

С одной стороны, объективная реальность посредством потенциалов информации воздействует на сознание субъекта, порождая различные идеальные формы ее отражения. С другой стороны, субъект познания направленностью и устойчивостью своих познавательных интересов проявляет активность по отношению к объективной реальности, обнаруживая в ней искомые потенциалы информации, характеризующие объекты. Отмеченные вектора формируют два вида континуумов и соответственно с этим предметов, объектов познания. В векторе связей объект —>предмет —>субъект формируется объектно-предметный континуум познания, который представлен непосредственным объектом и опосредованным им предметом. Здесь предмет познания формируется объектом, который служит источником влияния на сознание, носителем импульса информационного воздействия. Субъект при этом относительно пассивно отражает потенциалы информации, которые «преподносятся» объектом. Такими непосредственными объектами оказываются государство и право, когда их в соответствии с традиционной трактовкой рассматривают в качестве объектов юридического познания. В рассматриваемом векторе импульс информационного воздействия, исходящий от объекта, как бы стирает грань между самим объектом и предметом познания. У субъекта формируется иллюзия их идентичности. Создается впечатление о непосредственности контакта сознания с объектом как частью объективной реальности, минуя предмет познания. Субъект воспринимает доступные ему потенциалы информации, т.е. предмет познания, в качестве объекта. Однако объект, как мы видели, в принципе невозможно «перенести» в сознание, минуя предмет познания. В рассматриваемом континууме потенциалы информации, «снимаемые» субъектом с объекта, служат предметами познания, которые опосредуются объектами. А значит, государство и право оказываются одновременно в качестве и непосредственных объектов, и опосредованных предметов юридического познания [16, с.75-76].

Вектор связей субъект —>предмет —>объект формирует иной, а именно предметно-объектный континуум с непосредственным предметом и опосредованным им объектом. Здесь предметом оказываются потенциалы информации, на извлечение которых из объективной реальности направлены познавательные усилия субъекта. Предмет в данном континууме носит по отношению к субъекту непосредственный характер, а объект оказывается опосредованным предметом. Такие связи можно проиллюстрировать на примере закономерностей возникновения, развития и существования государства и права, рассматриваемых обычно в качестве предмета познания. Но, будучи таковым, они вместе с тем не могут не быть объектами, т.е. частью объективной реальности, на познание которой направлены усилия исследователя. В противном случае, т.е. в случае, если эти закономерности не относятся к объективной действительности, нет смысла вообще говорить об их научном познании. Науку интересуют не фантазии, а объективно существующие закономерности. Иное за пределами интересов науки. Следовательно, закономерности, о которых идет речь применительно к предметно-объектному континууму, оказываются и предметами, и объектами познания. В качестве предметов они связаны с источником импульса познания (субъектом) непосредственно, а в качестве объектов они в процессе их постижения опосредуются предметом. Поэтому в рамках рассматриваемого вектора данные закономерности уместно именовать непосредственными предметами и опосредованными объектами. Традиционная их трактовка только в качестве предметов познания связана с той же иллюзией идентичности предмета и объекта, о которой упоминалось выше [9, с.156].

Анализ двух векторов и соответствующих им континуумов требует констатации того, что в каждом из них государство и право, закономерности

их возникновения, развития и существования оказываются и предметами, и объектами. Причем это в условиях, когда мы в методологических целях анализируем каждый континуум познания независимо от другого. Но процесс познания сложен. Его нельзя свести к одному вектору влияния. Фактически, выделенные два вектора и соответствующие им два континуума познания находятся в постоянном взаимодействии, в процессе которого непосредственные предметы и объекты становятся опосредованными, а опосредованные - непосредственными. В частности, рассматривая государство в качестве непосредственного объекта, мы вольно или невольно втягиваемся в формирование предмета его познания. Когда же определяем в качестве непосредственных предметов закономерности возникновения, развития и существования государства и права, то вынуждены считаться с ними как объектами. Иными словами, и названные закономерности, и государство с правом оказываются не только предметами и объектами. Они могут представлять их разные виды, т.е. быть в качестве непосредственных и в качестве опосредованных предметов и объектов. А это значит, что грань между ними если не стирается полностью, то, по меньшей мере, оказывается трудно уловимой. Видимо, для их разграничения нужны иные подходы. В частности, их можно разграничить на основе системного подхода, позволяющего выделять системообразующие факторы. Под ними «понимают все явления, силы, вещи, связи и отношения, которые приводят к образованию системы». П. К. Анохин считал поиск и формулировку системообразующих факторов обязательным «для всех видов и направлений системного подхода» [22, с.67-68].

Если рассматривать юридическое познание в качестве системы, то к числу таких факторов следует отнести, в частности, те объекты и предметы, которые формируют, конституируют объем, границы такого познания. Государство и право отвечают этим требованиям. Каждое из них  представляет собой системообразующий или основной континуум юридического познания, включающий и предмет, и объект. При этом закономерности возникновения, развития и существования государства и права  в анализируемом контексте оказываются производными континуумами юридического познания, предполагающего их в качестве и предметов, и объектов познания. Производность названных закономерностей вытекает из наличия и трактовки основных, системообразующих континуумов. Так, от типа понимания права зависит круг тех явлений, которые окажутся включенными в объем юридического познания. Если для позитивизма не существует такого явления, как неправовой закон, то для школы естественного права его наличие не вызывает сомнений [14, с.45].

Помимо отмеченных выше видов следует выделить дополнительные континуумы юридического познания. В их качестве оказываются те явления и потенциалы знаний о них, которые служат уяснению основных и производных континуумов (предметов и объектов) познания. В связи с этим нам представляются в целом правильными позиции профессора А. Б. Венгерова и профессора В. М. Сырых, которые расширяют границы предмета познания теории государства и права за пределы общих закономерностей возникновения, существования и развития государства и права, государственных и правовых явлений. В частности, профессор А. Б. Венгеров видит в предмете познания теории права «некоторые общественные явления, органично связанные с правом как целостным социальным институтом». Он же включает в предмет теории государства и права органически связанные с государством и правом сопутствующие им явления и процессы [20, с.102].

Профессор В. М. Сырых также рассматривает объект и предмет познания в теории государства и права шире их традиционного понимания. Он понимает объект как «совокупность механизма государства, норм права, юридической, политической, а также социальной практики, в той части, в какой она воздействует на политико-правовые явления и процессы». Традиционное понимание предмета теории государства и права профессор В. М. Сырых расширяет, дополняя его социально-экономическими, политическими, нравственными и иными закономерностями, которые детерминируют развитие и функционирование государства и права, без знания которых нельзя раскрыть предмет теории государства и права. Факторы, о которых идет речь у профессора А. Б. Венгерова и профессора В. М. Сырых как о дополнительных элементах, составляющих объект и предмет теории государства и права, резонно относить к дополнительным континуумам познания этой науки. Думается, что сами авторы приведенных суждений редакцией определений предмета теории государства и права вкладывают в них именно этот смысл. Ученые на первое место в предмете ставят закономерности возникновения, существования и развития государства и права, государственных и правовых явлений. Кроме того, А. Б. Венгеров жирным шрифтом выделяет эти закономерности, подчеркивая их определяющее значение в предмете науки [13, с.44].

При отчетливом различении объекта и предмета юридической науки проблема многоаспектных юридических исследований и вопросы предметной определенности правоведения приобретают иные смыслы и перемещаются из плана онтологических утверждений о праве в область гносеологических характеристик правовой науки, методологии познания права. Это позволяет обратить внимание на методологические проблемы юридической науки, связанные с соотношением разноплановых представлений о праве, их синтезом в рамках единой теоретической системы. При таком взгляде обращение к различным аспектам исследования права, с одной стороны, означает расширение предмета юридической науки, а с другой, - способно создавать проблемы соотношения новых представлений о праве с устоявшимися понятиями и категориями, оформляющими определенную концепцию права. В принципе, расширение предмета юридической науки, в том числе и за счет обращения к исследованию различных аспектов права, можно считать одной из характеристик ее эволюции. Однако при этом необходимо различить прикладные исследования и разработки, осуществляемые юристами в ходе решения определенных частных проблем и их попытки взглянуть на право с разных сторон в целях углубления знаний о нем как о целом. В первом контексте, обращение к разного рода «неюридическим» вопросам связано, главным образом, с решением конкретных исследовательских или практических задач юриспруденции [3, с.148].

ГЛАВА 2.  ВОПРОСЫ МЕТОДОЛОГИИ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ В ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКЕ

В современной юридической литературе наиболее распространенные подходы к пониманию метода познания правовых явлений можно представить в следующих положениях. Метод есть:

· конкретный теоретический или практический прием, операция, направленные на познание правовых явлений. Именно в таком смысловом контексте употребляется понятие «метод» применительно к таким средствам познания, как индукция, сравнение, наблюдение, эксперимент, моделирование;

· совокупность теоретических и (или) практических приемов и средств познания предмета правовой науки, выражающий специфику методики конкретного исследования, его особый путь;

· определенная научная теория, взятая в служебной роли ее понятий и законов по отношению к более конкретному уровню научных исследований;

· совокупность научных теорий, принципов, приемов и средств познания предмета науки в целом;

·  метод науки - интегративный целостный феномен [15, с.10-11].

Системный подход при юридическом исследовании представляет собой направление методологии исследования, в основе которого лежит рассмотрение объекта как целостного множества элементов в совокупности отношений и связей между ними, то есть рассмотрение объекта как системы. Системный подход явился определенным этапом в развитии методов познания, исследования и конструирования, способов описания и объяснения социальных, природных или искусственно созданных объектов. Несмотря на то, что термин «системный подход» широко распространен в научной литературе, до сих пор в рамках его не разработано универсальной и вместе с тем достаточно эффективной совокупности специфических средств и методов решения вопросов познавательного характера. Во многом это объясняется тем, что системный подход представляется как принципиальная методологическая ориентация, как точка зрения, с которой рассматривается объект изучения (способ определения объекта), как принцип, руководящий общей стратегией исследования. Таким образом, системный подход в большей степени связывается с постановкой научных проблем, чем с их решением. Но это не является основанием для отказа от данного подхода в научном исследовании. Как отмечает Э.Г. Юдин, в «сознании исследователей укореняется понимание того факта, что получение значимого результата самым непосредственным образом зависит от исходной теоретической позиции, точнее, от принципиального подхода к постановке проблемы и определению общих путей движения исследовательской мысли» [1, с.134].

Системный анализ как метод юридического исследования. Зародившийся в середине XX века системный подход положил начало развитию системного анализа, который на сегодняшний день перерос рамки метода и многими учеными воспринимается: а) как совокупность методологических средств; б) как одно из теоретических направлений системных исследований; в) способ решения управленческих и организационных проблем. Авторами предлагается рассматривать системный анализ в узком смысле: в качестве конкретного метода, основу которого составляет процедура разложения целого на части. Однако если такой традиционный метод как анализ заключается в представлении сложного объекта в виде совокупности более простых элементов, то при системном анализе объект следует рассматривать как совокупность составляющих его элементов с учетом их взаимосвязи, точнее, последняя должна восприниматься и как один из критериев при выделении той или иной части [18, с. 4].

Структурный анализ как метод юридического исследования является одним из аспектов практической реализации системного подхода. Структура системы представляет собой организацию связей и отношений между элементами системы, определяет всю совокупность отношений, а также набор функций, позволяющих осуществлять целенаправленную деятельность. Если в понятии «система» делается акцент на состав ее элементов и их целостный характер, то в понятии «структура» - на их связи, как основу всей организации. Система динамична, содержание ее элементов постоянно изменяется, а структура статична. При проведении структурного анализа необходимо выявить вертикальные связи и сопоставить их с возможностью координировать и контролировать. Другим аспектом структурного анализа является установление воздействия одного элемента на другой. При этом важно отметить, что воздействие может быть прямым, когда оно имеет форму субъект-субъект, и опосредованным, когда один элемент структуры влияет на другой через какой-либо механизм [11, с.12].

Функциональный анализ как метод юридического исследования. В научной литературе, касающейся рассмотрения функций изучаемого объекта, чаще говорят о функциональном подходе. Н.Н. Тарасов пишет: «Методологический подход - это то, как право и правовые явления могут быть понимаемы в процессе исследования».  Если структурный анализ направлен на исследование самого объекта (внутренний аспект), то функциональный анализ имеет целью изучение его в рамках более общей системы  (внешний аспект). В данном случае происходит абстрагирование от составляющих систему элементов, и она рассматривается как единое целое. Функциональный анализ предполагает рассмотрение объекта как комплекса выполняемых им функций [19, с.199].

Структурно-функциональный анализ как метод юридического исследования представляет собой синтез структурного и функционального анализа и позволяет рассмотреть функции каждой структурной единицы по отношению к системе как целому. Под функциональной автономией следует понимать возможность существования структурной единицы при ее отделении от системы [21, с.137].

 Отступления от правил методов далеко не всегда приводят к великим научным открытиям, а чаще всего к некорректным результатам. В этом смысле конструктивные опровержения правил существующего метода науки случаются не каждый день и вряд ли могут быть массовой практикой научных исследований. Пропорциональное соотношение, условно говоря, конструктивных и неконструктивных нарушений метода науки, видимо, различны в разные периоды развития науки. Любые отступления от метода науки остаются в рамках ее методологии. Дело в том, что такие «нарушения» касаются отрицания не методологии как условия научности исследования, а только конкретных правил метода и не могут поколебать саму идею методологического обеспечения научной деятельности. Другими словами, отступление от правил метода конкретной науки, как исторически сложившихся и общепринятых на данном этапе гносеологических установок или требований к исследованию, возможно. Однако отрицание одного метода возможно только через создание другого метода, а это, опять-таки, предмет и проблема методологии и подтверждение ее необходимости в научном исследовании [5, с.144].

Л.А. Морозова,  всё многообразие методов юридической науки располагает по следующим группам: 1)  общефилософские,  или мировоззренческие  методы; 2)  общенаучные  (общие) методы; 3)  частнонаучные  (частные,  специальные)  методы. Общефилософские методы служат основанием, почвой, на которой развивается юридическая наука;  общенаучные методы -   это те,  которые используются во всех или многих областях научного знания  (исторический,  логический,  системный и функциональной). Общенаучные методы  - это приемы, которые не охватывают всего научного познания, а применяются лишь на отдельных его этапах. К числу общенаучных относят  такие методы, как анализ, синтез, системный и функциональный подходы, метод эксперимента, метод историзма, герменевтический метод и др.  Частнонаучные методы представляют собой использование юридической наукой научных достижений технических,  естественных,  смежных общественных наук».  К этой группе методов отнесены  такие методы, как метод конкретно-социологических исследований, моделирования,  статистический метод,  метод социально-правового эксперимента,  математический,  кибернетический и синергетический методы [14, с.46].

Принято выделять собственно юридические методы -  сравнительно-правовой и формально-юридический методы. Собственно юридические методы,  перечень которых является весьма неполным,  составляют самостоятельную группу методов.  Сравнительно-правовой метод состоит в сопоставлении государственных и правовых систем,  институтов,  категорий в целях выявления черт сходства или различия между ними. Формально-юридический метод является традиционным для юридической науки и составляет необходимую ступень в познании  государства и права,  поскольку позволяет  изучать внутреннее строение государства и права,  их важнейшие свойства,  классифицировать главные признаки,  определять юридические понятия и категории, устанавливать приемы толкования правовых норм и актов, систематизировать государственно-правовые явления [7, с.167].

Планирование научно-исследовательской работы имеет важное значение для ее рациональной организации. Научно-исследовательские организации и образовательные учреждения разрабатывают планы работы на год на основе целевых комплексных программ, долгосрочных научных и научно-технических программ, хозяйственных договоров и заявок на исследования, представленных заказчиками. Например, при планировании научных исследований уголовно-правового, уголовно-процессуального, криминалистического и криминологического характера научно-исследовательские учреждения МВД, Минюста, Генеральной прокуратуры РФ, других министерств, комитетов и служб должны были учесть мероприятия, содержащиеся в Федеральной целевой программе по усилению борьбы с преступностью, в специальных федеральных целевых программах, посвященных, в частности, профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, противодействию злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту. Аналогичные программы приняты и субъектами РФ. Результаты научных исследований оценивают тем выше,  чем выше научность сделанных выводов и обобщений, чем достовернее они и эффективнее. Они должны создавать основу для новых научных разработок.

Одним из важнейших требований, предъявляемых к научному исследованию, является научное обобщение, которое позволит установить зависимость и связь между изучаемыми явлениями и процессами и сделать научные выводы.  Чем глубже выводы,  тем выше научный уровень исследования. Результаты могут быть представлены в форме научного доклада, тезисов, разработок и т.д. Для научного исследования характерно применение таких форм, как гипотеза, теория и модель. Эти формы научного исследования характерны для современной науки даже с чисто внешней формальной стороны. Кроме того, есть и такие формы научного познания, которые отличаются, скажем, от обычных суждений не формально (как, например, теория или модель), а только функционально. К их числу относятся: проблема; идея;  принцип;  закон;  предположение и т.д. [3, с.121-122].

Мыследеятельность (МД) - комплекс интеллектуальных и коммуникативных процессов, включенных в контекст организованной коллективной деятельности. Схема и понятие МД возникли как результат многолетних поисков путей и способов объединения ("конфигурирования") теоретико-методологических представлений о мышлении и представлений о деятельности. Проблема состояла в том, чтобы задать и теоретически описать целостные единицы мышления и деятельности, в которых реализовались бы механизмы связи между мышлением и речью-языком, с одной стороны, мышлением и действием, с другой, речью-языком и действием, с третьей [8, с.40].

В современный период актуализации развития отечественной правовой науки исследований методологического характера, апробации новых познавательных методик особый интерес представляет междисциплинарная исследовательская программа, связанная с изучением явлений самоорганизации (возникновения стабильных структур) в сильно неравновесных системах, обозначаемая обобщенным термином «синергетика». Представители юридической науки пока мало знакомы с понятийной конструкцией и методологическими средствами синергетики, хотя актуальность и перспективность их использования при познании правовых явлений и процессов отмечены рядом специалистов. Необходимы не только дальнейшая популяризация синергетики как потенциального методологического ресурса правоведения, но и осмысление реальных перспектив ее использования в современном правоведении, оценка потенциальной совместимости с понятийным аппаратом и методологическим арсеналом правовой науки, ее гносеологических возможностей и пределов использования. Нужна предварительная научная экспертиза соответствующего метода. Для понимания действительной роли понятий и законов синергетики в познании правовых реалий важно определиться в методологическом статусе синергетических конструкций. Речь идет прежде всего о правомерности их характеристики через призму таких понятий, как «методология», «метод» и «методологический подход». Ответив на вопрос о том, какое из них адекватно отражает методологическую функцию синергетики в правовых исследованиях, мы достигнем нечто большего, чем простой терминологической определенности [20, с.46].

В работах правоведов, как, впрочем, и представителей иных наук, не сложилось однозначной смысловой трактовки вышеупомянутых явлений и корреспондирующих им научных терминов. Среди ученых не достигнуто единство в понимании статуса методологии науки, а само понятие «методология» трактуется ими противоречиво. Методологию понимают как

философию в целом; специальный раздел философии (теорию познания, философию науки и др.); самостоятельную науку со своим предметом и методом; систему теорий, исполняющих роль руководящего принципа и средства научного познания; применение системы научных принципов, приемов и способов исследования предмета науки; систему методов научного познания; систему способов и процедур теоретической и практической деятельности в единстве с принципами, лежащими в ее основе; совокупность учений о методах научного познания явлений и учений о методах практического использования этих явлений  [15, с.14-15].

В настоящее время междисциплинарные исследования рассматриваются, прежде всего, как проблема исследовательской практики, а также перевода ее результатов в систему знания, а также в практическую плоскость. Главная задача состоит в том, чтобы преодолеть отмеченное в свое время И. Кантом противоречие между структурой реальности, закономерности организации которой нам не всегда известны, и наукой, организованной по научным дисциплинам с характерными для каждой из них базовыми допущениями, гипотезами и интерпретациями сведений о реальности и ее организации. Следует четко понимать, что любая практическая задача носит междисциплинарный характер, то есть предполагает привлечение специалистов различных областей знания для решения проблем или осуществления разработок, нацеленных на долгосрочную перспективу. Соответственно, к их выполнению должны привлекаться представители различных научных дисциплин, а также бизнеса и общественных организаций. Эта задача, хотя и не всегда в явной форме, стоит перед участниками междисциплинарных исследований любого масштаба [4, с.8].

Исследовательская программа  и проект - единица научного знания; совокупность и последовательность теорий, связанных непрерывно развивающимся основанием, общностью основополагающих идей и принципов. Фундаментальные исследования права - экспериментальная или теоретическая деятельность, направленная на получение новых знаний об основных закономерностях строения, функционирования и развития общества. Они ведутся главным образом в целях получения новых знаний об основополагающих принципах или наблюдаемых фактах и не направлены на достижение конкретной практической цели или на решение конкретной задачи. Прикладные научные исследования - исследования, направленные преимущественно на применение новых знаний для достижения практических целей и решения конкретных задач [16, с.102].

Одним из наиболее сложных вопросов на начальном этапе разработки научного направления в юридической сфере является выявление релевантной научной проблемы, оценка ее перспективности с точки зрения потенциальных научных результатов. В области юриспруденции возникают дополнительные сложности в связи с такими специфическими чертами данной науки, как имеющееся большое количество различных школ и направлений, возникающий в этой связи широкий спектр мнений, а также наличествующая сложность в формализации юридического языка.  Разумеется, было бы наивно считать, что данную «проблему о проблеме» (метапроблему) решить легко, - величайшие умы человечества размышляли об этом. И тем не менее, как показывает практика научного труда, единых критериев в выборе проблем, требующих разрешения, нет - чаще всего такая оценка происходит путем анализа научной полемики в литературе и общения с коллегами. В любом случае выявления определенных затруднений в решении некоторого вопроса следует говорить о наличии проблемы: когда «человек встречает какую-то преграду, которая мешает…он оказывается в проблемной ситуации». В некоторой степени подобное понимание проблемы соотносится с идеями  Дж. Холтона, выделяющего тематическую  структуру научной деятельности. Ученый писал: «Появляющиеся в науке темы можно представить в виде нового измерения… чем-то вроде оси», т. е. определенного направления интересов. В некотором смысле можно считать, что тема в науке состоит из совокупности частных проблем и представляет собой, так сказать, надпроблему.  Проблема - понятие в значительной степени субъективное; возможно, что определенная проблема существует лишь для данного конкретного индивида, а большая часть научного сообщества может и не считать ее проблемой. Тем не менее, для достаточно опытного научного работника данное обстоятельство не является основанием для отказа в разработке выявленной им проблемной ситуации.  Обнаружение релевантной научной проблемы - задача, требующая глубокого предварительного ознакомления с разработками в исследуемой сфере. Изучение большого массива библиографии несет в себе трудности технического характера, однако в вопросе выявления научной проблемы как субъективного препятствия (подчеркнем: препятствия без оценки его сложности) принципиальных затруднений нет - анализ существующей научной полемики и диссертационных работ дает достаточно верное представление о переднем крае дисциплины с точки зрения примерной оценки количества существующих, т. е. фактически широко обсуждаемых, проблем. Конечно, есть проблемы, которые не являются очевидными, однако они также базируются на всем предыдущем опыте науки, и, следовательно, прийти к ним возможно, анализируя библиографию. Здесь необходимо заметить, что на этапе выявления проблемы она чаще всего представляется субъекту как предпроблема (неразвитая проблема), путей решения которой не видно.  Именно такие проблемы, несмотря на их «неразвитое» наименование, и являются наиболее интересными в научном плане, хотя уточнять проблему абсолютно  необходимо, но это уже есть определенная научная работа, изучающая саму проблему [3, с.120-121].

Использование методов логики в процессе выявления проблемы абсолютно оправданно. Однако думается, что полностью формализовать, таким образом, юридическую проблему затруднительно, - известно, что зачастую в логике происходит отвлечение от смысловой связи между суждениями, что, разумеется, недопустимо с точки зрения риска утраты общей семантики проблемы. Тем не менее, следует признать, что вопрос о выражении проблем юридических наук языком логики весьма важен; в частности, в последние десятилетия возник раздел логики, специально изучающий вопросы права, - логика норм.  Таким образом, при определенных ограничениях в использовании формализованных языков логики и математики мы приходим к тому, что обнаруженную юридическую проблему как минимум необходимо представить в форме суждений специфического «языка для специальных целей» - научного языка конкретной предметной области, который в юридических науках близок к естественному языку [7, с.76].

Познавательная ситуация в науке последних лет характеризуется избыточным предметным разнообразием и растущей потребностью в информации. В значительной мере такое положение дел оказалось следствием внутри- и междисциплинарной конкуренции. Именно конкурентоспособность научных дисциплин стимулировала рост эффективности, разнообразия и сложности научных знаний и технологий [5, с.203]. 

Главным сдерживающим фактором в развитии юридической науки является отсутствие научно обоснованной методологии эффективного прогнозирования общественных процессов (это общая проблема науки российской, и не только) и, в частности, прогнозирования последствий принятия управленческих решений и разного рода нормативных правовых актов, прежде всего - законов (а это уже проблема собственно юридической науки). Отсутствие этой методологии - в сфере законотворческого процесса -приводит, в частности, к тому, что львиная доля принимаемых в нашей стране в последние годы федеральным законодателем законов - это локальные изменения и дополнения действующих, причем принятых совсем недавно законов. С разнообразием привлекаемого правоведением исследовательского инструментария иногда связывается и многоаспектность,  многосторонность изучения права,  которая может рассматриваться,  в том числе,  и как свидетельство теоретической зрелости правоведения. Юридическая наука, во всем многообразии ее официальных и неофициальных отраслей и специальностей, здесь не только не является исключением, напротив - отсутствие общенаучной методологии прогнозирования последствий принимаемых управленческих и иных решений, законодательных и иных правовых актов приводит неизбежно к дефектности этих решений и актов, к тому, что они «начинают действовать с точностью наоборот» вопреки воле законодателя, к тому, что некоторые «шустрые ребята» их приспосабливают к работе исключительно на свои корыстные интересы в противовес общественным [8, с.90].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Юридическая наука - система знаний об объективных свойствах права и государства в их понятийно-юридическом постижении и выражении, об общих и частных закономерностях возникновения, развития и функционирования государства и права в их структурном разнообразии. Основные черты (признаки) юридической науки:

1. Общественная наука, имеющая прикладной характер.

2. Наука, обладающая свойствами точных наук.

3. Наука, воплощающая в себе достоинства наук о мышлении [12, с.145].

Знание истории  юридической науки  расширяет кругозор, обогащается опытом, уже накопленным в ходе истории изучения права и правовых явлений,  позволяет увязать собственные исследования с  общими тенденциями развития юриспруденции, дает возможность избежать повторения  версий уже отброшенных в  ходе предыдущих  исследований. Изучение методологии юридической науки необходимо для получения истинного знания, для планирования исследования, дает возможность оценить высказываемые  в науке позиции. Проблема критериев научности знания является одной из актуальных для юриспруденции. Она занимает особое место в теории государства и права,  которая,  будучи по своей природе обобщающей наукой,  призвана формулировать в теоретической форме современные представления о праве и государстве, опираясь  на познавательные процедуры, учитывающие специфику гуманитарных наук [19, с.60].

В последние полтора десятилетия, когда в отечественной науке теории государства и права были предприняты попытки свободного от идеологических установок осмысления государственно-правовых явлений, обнаружилось, что методология юридического исследования не отвечает современным представлениям о критериях научности юриспруденции.  Этому способствуют два важных обстоятельства. Позитивный для юриспруденции отказ от использования диалектики как универсальной методологии гуманитарного знания сопровождается парадоксальным методологическим регрессом,  который проявляется в стремлении сохранить привычную позитивистскую парадигму юридического исследования. С другой стороны, кризис эпистемологических оснований в отечественной науке теории государства и права развивается на фоне современной методологической ситуации, именуемой постмодерном, когда оказались поставленными под сомнение критерии научности юриспруденции как таковые. Поэтому юридическая наука не может остаться в стороне от обсуждения такой важной проблемы, как критерии ее научности [4, с.9].

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1.  Алексеев Н. Н. Основы философии права. - СПб.: Лань, 2009. -560 с.
  2.  Байтин М. И. О методологическом значении и предмете общей теории государства и права // Государство и право. – 2007. - N 4. - С. 5-9.
  3.  Бержель Ж.Л. Общая теория права. - М.: АСТ, 2007. - 309 с.
  4.  Васильев А. В. Предмет, объект и методы теории права и государства   //  Право и государство: теория и практика. -  2007.  -  N 9. - С. 4-10.
  5.  Денисов А. И. Методологические проблемы теории государства и права. - М.: Астрель, 2009. - 489 с.
  6.  Казимирчук В.П. Право и методы его изучения. - М.: Академия, 2007. - 300 с.
  7.  Керимов Д. А. Методология права. Предмет, функции, проблемы философии права. - М.: Академия, 206. - 349 с.
  8.  Керимов Д.А. Общая теория государства и права: предмет, структура, функции. - М.: Астрель, 2007. - 268 с.
  9.  Клочков В. В. Диалектика и методология современной науки теории государства и права // Известия Южного федерального университета. Технические науки. - 2004. - Т. 36. - № 1. - С. 134.
  10.  Козлов В. А. Проблемы предмета и методологии общей теории права. - М.: Астрель, 2008. - 409 с.
  11.  Кожевников В. В. Проблемы методологии теории государства и права в современной российской юридической науке : критический анализ // Вестник Омского университета. Серия : Право. - 2009. - № 3. - С. 5-12.
  12.  Лекторский В. А. Субъект, объект, познание. - М.: Наука, 2008. - 260 с.
  13.  Малахов В. П. Многообразие методологий современной теории государства и права: системная методология // История государства и права. - 2009. - N 19. - С. 43-45.
  14.  Малахов В. П. Многообразие методологий современной теории государства и права: культурологическая методология // История государства и права. - 2009. - N 21. - С. 44-46.
  15.  Малахов В. П. Многообразие методологий современной теории государства и права // История государства и права. - 2010. - N 6. - С. 2-17.
  16.  Новицкая Т. Е. Некоторые проблемы методологии исследования истории государства и права // Вестник Моск. ун-та. Сер. 11, Право. - 2003. -N 3. - С. 75-104.
  17.  Смоленский М. Б. Теория государства и права. - Ростов н/Д.: Феникс , 2011. - 478 с.
  18.  Стрельников К. А. Вопросы методологии теории и истории государства и права // История государства и права. - 2009. - № 4. - С. 2-4.
  19.  Сырых В. М. Метод правовой науки (основные элементы, структура). - М.: Астрель, 2008.- 309 с.
  20.  Тарасов Н.Н. Метод и методологический подход в правоведении (попытка проблемного анализа) // Правоведение. 2001. № 1. - С. 46-47.
  21.  Ушаков Е.В. Введение в философию и методологию науки. - М.: Академия, - 2005. - 450 с.
  22.  Юдин Э. Г. Методология науки. Системность. Деятельность. - М.: Наука, 2007. - 400 с.

PAGE   \* MERGEFORMAT 3



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
12901. ВИДЫ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ 19.15 KB
  Рассмотрим виды научноисследовательской работы в зависимости от применяемых методов исследования. В последнее время приобрел большую популярность особый вид экспериментального исследования – тестирование. Целью методического исследования является улучшение способов изготовления продукции в производстве добычи полезных ископаемых; применение новых технологий в педагогике; усовершенствование процесса образования; изучение определения качества метода и повышение его точности при изучении природы общества или процесса познания; выявление...
9174. Методология научных исследований 91.85 KB
  Методы эмпирического и теоретического познания. Методы научного познания включают так называемые всеобщие методы т. общечеловеческие приемы мышления общенаучные методы и методы конкретных наук. Методы могут быть классифицированы и по соотношению эмпирического знания т.
8060. ОСНОВЫ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ 16.11 KB
  Цель задачи содержание дисциплины ОНИ Учебная дисциплина ОНИ основывается дисциплинах гуманитарного цикла философия история развития науки и техники и др. Целью изучения дисциплины является формирование у студентов научного кругозора в области прикладных наук видения перспектив развития науки техники осознания их роли в современных условиях рыночных отношений на принципах самофинансирования и самообеспечения развитие рационального творческого мышления и организации оптимальной мыслительной деятельности. Но великие открытия были всегда...
13253. Методика научных исследований в землеустройстве 24.64 KB
  Всеми этими мерами значение Поместного приказа сильно уменьшилось. Вознаграждение военных чинов жалованьем означало падение поместной системы. Государственное межевание, предпринимавшееся раньше для устройства дач, потеряло свою роль, а со введением подушной подати оно лишилось и финансового значения. Его заменили ревизии и переписи населения. Поэтому в 1721 г. сам Поместный приказ был заменен Вотчиной коллегией.
13766. Перспективность интернета как источника информационного обеспечения научных исследований 94.07 KB
  Для ее достижения необходимо выполнить следующие задачи: изучить историю развития Сети и ее нынешнее состояние в целом; оценить соответствие Интернетресурсов понятию источник информационного обеспечения научных исследований; исследовать пути совершенствования поиска в Сети со стороны исследователей и выделить основное направление возможного преображения Всемирной паутины разрабатываемое учеными. Практическая значимость работы заключается в освещении путей более качественного поиска в Сети и основного направления ее развития....
12165. Интернет-экспозиция результатов научных археологических и этнографических исследований в формате 3D 17.85 KB
  Впервые в России применены новые формы экспонирования результатов археологических и этнографических исследований с использованием современных информационных технологий посредством Интернетпрезентаций результатов НИР в формате 3D www. Расширяются возможности представления трехмерной модели предмета для специалистов не имеющих возможности увидеть предмет на месте через сеть интернет.ru размещены в формате 3D посредством использования технологии WebGL: Интернетэкспозиции Музея археологии и этнографии ФГБУН ИЭИ УНЦ РАН; Интернетвыставка...
16505. Влияние капитализации на воспроизводство науки: проблемы развития российской науки в условиях дефицита финансирования научных исследований 28.24 KB
  Мировой финансовый и экономический кризис 2008-2009 гг., обновил споры о проблемах перехода на интенсивный тип экономического роста, на усиление роли научно-технологического и культурно-образовательного потенциала народного хозяйства. Ключевым пунктом этих дискуссий является вопрос о том, при каких условий российская наука станет играть роль ведущей силы экономического развития инновационного типа.
10946. Цели, объекты и основные направления маркетинговых исследований. Виды и источники маркетинговой информации. Основные этапы маркетинговых исследований. Особенности маркетинговых исследований в атомной энергетике 9.7 KB
  В зависимости от этого различают по следующие виды исследований рынка: Разведочное исследование маркетинговое исследование проводимое с целью сбора предварительной информации необходимой для наилучшего определения проблем и выдвигаемых предположений гипотез в рамках которых ожидается реализация маркетинговой деятельности а также для уточнения терминологии и установления приоритетов среди задач исследований. Наиболее часто усилия исследователей концентрируются на таких объектах как Объем рынка Объем рынка это измеренный...
10949. Информационное обеспечение маркетинговых исследований. Организация маркетинговых исследований. Первичные и вторичные исследования 8.76 KB
  Информационное обеспечение маркетинговых исследований. Организация маркетинговых исследований. Информационные системы маркетинговых исследований являются частью общей системы маркетинга на предприятии. Информационная составляющая при организации и проведении маркетинговых исследований является решающей.
10947. Задачи управления маркетинговыми исследованиями и пути их решения. Формирование программы исследований. Основные группы методов маркетинговых исследований. Использование результатов маркетингового исследования для принятия маркетинговых решений 16.2 KB
  Задачи управления маркетинговыми исследованиями и пути их решения. Использование результатов маркетингового исследования для принятия маркетинговых решений Маркетинговые исследования – это изучение рынка от англ. Филип Котлер определяет маркетинговые исследования как систематическое определение круга данных необходимых в связи со стоящей перед фирмой маркетинговой ситуацией их сбор анализ и отчет о результатах Котлер Ф. маркетинговые исследования – это систематический и объективный поиск сбор анализ и распространение информации...
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.